Спросить
Войти

Этические идеалы В. Ф. Войно-Ясенецкого

Автор: указан в статье

Section 9. Philosophy

Ditkovskaia Inessa Emilevna, Siberian Federal University, PhD, Associate Professor E-mail: i.gailis@mail.ru

Ethical ideals of V. F. Vojno-Yasenetsky

Abstract: This article discusses the principles of therapeutic, scientific, pedagogical and organizational medical activities of V. F. Vojno-Yasenetsky as the embodiment of his ethical ideals.

Дитковская Инесса Эмилевна, Сибирский федеральный университет, кандидат философских наук, доцент E-mail: i.gailis@mail.ru

Этические идеалы В. Ф. Войно-Ясенецкого

Аннотация: В статье рассматриваются принципы лечебной, научной, педагогической и организационной медицинской деятельности В. Ф. Войно-Ясенецкого как воплощение его этических идеалов.

В отечественной медицине фигура Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого (1877-1961) предстаёт монолитом, вызывающим неиссякаемый интерес с точки зрения философии, этики, теории и практики лечебного дела.

Его научные работы начали публиковаться в медицинских журналах с 1908 года. Его имя обрело известность в профессиональных кругах после выхода из печати фундаментальной монографии «Очерки гнойной хирургии». Однако широкому кругу читателей о жизни и творчестве этого человека стало известно, примерно, через сорок лет после его смерти.

Причина заключается в том, что корифей отечественной медицины, выдающийся хирург, доктор наук, профессор, общественный деятель, был еще и духовным писателем, епископом Русской Православной Церкви, архиепископом Симферопольским и Крымским. Такое сочетание направлений деятельности не укладывалось в рамки мышления апологетов коммунистической идеологии, следовательно, все, что делал Войно-Ясенецкий, пытались «поправить», его мышление подвергалось резкой критике, а сам он — гонениям, сопровождавшимся могучим идеологическим давлением, материальными лишениями и физическими издевательствами.

Работы, посвященные жизненному и творческому пути В. Ф. Войно- Ясенецкого стали публиковаться лишь с конца 90-х годов. Многие изданы православными организациями.

Так, В. Малягин [5], В. Марущак [6] акцентируют внимание на религиозной стороне деятельности архиепископа Луки. В емком историческом очерке Ю. Л. Шевченко «Приветствует вас Святитель Лука, врач возлюбленный» [10] речь идет о жизни и творчестве целителя, однако, автор предполагает покровительство Войно-Ясенецкому небесных сил. В работах В. А. Лисичкина [2; 3; 4] используются документы из архива Русской Православной Церкви, КГБ, различных министерств и ведомств, личного архива святителя. Автор объемного исследования «Жизнь и житие Войно-Ясенецкого, архиепископа и хирурга» М. А. Поповский — русский писатель и журналист (диссидент) опирается на архивные материалы, периодические издания, мемуарную литературу, переписку, сообщения людей, лично знавших архиепископа [9]. В этой работе освещается многогранность деятельности ученого, врача, священнослужителя, общественного деятеля. В. А. Глущенков — хирург, кандидат медицинских наук — в работе «Святитель Лука — взгляд в будущее» осмысливает архивные, биографические, автобиографические материалы, связанные с работой врача, учёного, архипастыря [1].

Анализ обозначенной литературы дает емкое представление о пути, пройденном Святителем Лукой от тюрем и ссылок до Сталинской премии Первой степени.

Начало этого пути точно констатирует Ю. Шевченко: «... около 23 часов 10 июня 1923 года епископ Лука был

Ethical ideals of V. Р Vojno-Yasenetsky

арестован сотрудниками ОГПУ и переведен в следственную тюрьму Ташкента [10, 310]. Затем были «Бутырка», «Таганка», ссылка в Красноярский край с «этапными остановками» в Тюмени, Омске, Новосибирске и санным путем до Енисейска, куда узник прибыл в январе 1924 г. Конечный пункт — «глухая деревушка Хая, одиноко ютившаяся на берегу реки Чуны», притока Ангары. В Хае было восемь дворов. Единственный путь сюда — по льду Енисея и Ангары (зимник) или по... воде сибирских великих рек [10, 328]. Но из-за отказа Войно-Ясенецкого выполнять нелепые требования властей (не благословлять больных, не осенять их крестом), его выслали ещё дальше — в деревню Плахино, находящуюся в 230 километрах за Северным полярным кругом.

В 1930 г. Войно-Ясенецкого снова арестован и снова выслан (на три года) в Северный край (административная единица территориального деления, куда входили Архангельская, Вологодская и Северодвинская губернии, автономная область Коми и Ненецкий национальный округ).

В 1937 г. последовал третий арест. В этот период ученый прошел «конвейер» — тринадцать суток допроса без сна. Профессор вспоминал: «У меня начались ярко выраженные зрительные и тактильные галлюцинации ... не раз меня выводили под водопроводный кран, из под которого мне обливали голову холодной водой.» [5, 69]. Во время допроса конвейером один из ведущих следствие сам заснул. Проснувшись, избил заключенного и отправил его в карцер на несколько дней. Но Войно-Ясенецкий ложного обвинения не признавал, наветы на коллег как на сообщников отметал, фальсифицирующие обстоятельства протоколы не подписывал. И снова отправился в ссылку в Красноярский край.

И не только власти предержащие и их прислужники третировали великого человека. Его жалили и некоторые из коллег: замалчивали научные достижения, чинили препятствия при публикациях, не приглашали на консультации, где совет корифея мог бы оказаться полезным, придирались к мелочам.

Но на протяжении всей своей жизни, несмотря ни на какие препятствия, будучи и в тюрьме, и в ссылке, Войно-Ясенецкий всегда и везде оказывал безвозмездную медицинскую помощь, писал научные труды, при возможности — учил младших коллег и постоянно заботился о совершенствовании отечественной системы здравоохранения.

И с горечью говорил о насильно отнятом у него времени. «Я учил и готов учить врачей тому, что знаю; я вернул жизнь сотням, а, может быть, и тысячам раненых и наверняка помог бы многим, если бы. не схватили меня ни за что ни про что и не таскали бы одиннадцать лет по острогам и ссылкам. Вот сколько времени потеряно и сколько людей не спасено отнюдь не по моей воле» [9, 395-396].

При обозрении в целом жизни и деятельности этого необыкновенного человека (а, может быть, одного из самых человечных людей) встаёт вопрос: что же освящало

его труд? что освящало его последовательную поступь к своему идеалу сквозь тернии идеологических догм и духовную ограниченность тех, кто слепо следовал этим догмам? Каковы были этические идеалы В. Ф. Войно- Ясенецкого?

... В изначальности всего, что делает человек, тем более, в творчестве, лежит желание, сформированное обычно комплексом разных причин: пример старших (чаще родителей), осмысление обстоятельств (связанных с личной жизнью общества), складывающееся убеждение.

Войно-Ясенецкий родился в глубоко религиозной семье. И, думается, будущий врач с детства знал о святых целителях, их бескорыстном служении людям, истовости православной веры (большинство приняло смерть во имя веры). Ю. Л. Шевченко называет имена и дает краткое жизнеописание свыше двадцати подвижников, включая Войно-Ясе-нецкого в историческом пространстве от IV до XX веков. Они не только исцеляли, но и материально поддерживали страждущих, нуждающимся давали кров. Кроме того, труд некоторых из них создал предпосылки для развития фармакологии как науки и производства [10, 7-30].

Очевидно, эти впитанные с детства сведения определили этические идеалы юного Войно- Ясенецкого: бескорыстное служение страждущим, бедным и обездоленным, всемерная и всевозможная им помощь, если требуется — в ущерб себе, непоколебимая вера в свои этические идеалы. Позже духовный идеал служения людям обретёт выразительную формулировку в его «Беседах в дни Великого поста»: «Духовная жизнь — это активная, трезвенная, волевая, к Богу и людям направленная жизнь, и здесь голосу разума и требованиям совести принадлежит первое место» [7, 83].

Ещё в гимназическую пору Войно-Ясенецкий увлекался рисованием. Посещал рисовальную школу в Киеве, участвовал в одной из передвижных художественных выставок. И решил поступать в Петербургскую академию художеств. Но не сделал этого, ибо искал наиболее быстрого выхода, так сказать на прямой путь служения народу: облегчать ли страдания крестьян, учить ли их детей в сельских школах... Такие искания были свойственны российской интеллигентной молодёжи конца XIX века.

И, как пишет Ю. Л. Шевченко, отправился юный Во-йно-Ясенецкий к директору народных училищ Киевского учебного округа с просьбой о немедленном устройстве в одну из сельских школ учителем начальных классов. Директор «оказался на редкость проницательным» и сумел убедить молодого человека, что тот как врач «сможет принести простому народу стократ больше пользы, чем просто фельдшер или сельский учитель... Так, киевский директор народных училищ, оставшийся безвестным, сумел определить окончательный выбор будущей профессии Валентина Войно-Ясенецкого» [10, 37]. Идеи киевского директора резонировали с «голосом разума» будущего целителя.

Поступление на медицинский факультет Киевского университета в 1898 году, думается, стало началом формирования принципов деятельности Войно-Ясенецкого и реализацией первого из них: делать не то, что хочется, но

то, что «полезно для страждущих людей» [10, 35]. Отсюда вытекает и второй принцип: делать свое дело грамотно, точно, тщательно. Потому получил аттестат о добротном освоении университетского курса. Совмещая первый принцип со вторым, отправился работать в глубинку.

Лечебная деятельность Войно-Ясенецкого освещена в специальной медицинской литературе по гнойной хирургии, анестезиологии, травматологии, урологии, онкологии, офтальмологии. Это те области медицины, о работе в которых Войно-Ясенецкого хорошо известно. Но интересы врачевателя простирались и на область психотерапии. И, хотя о последнем известно немного, но и оно показывает, к сколь мощной силе восстановления здоровья обращался в своей деятельности профессор.

Третий принцип философии Войно-Ясенецкого прямо определен его этической позицией: помогать страждущим всегда и везде, невзирая на обстоятельства. И, как пишет Ю. Л. Шевченко, на пути из Красноярска в Енисейск январем 1924 года оперировал Войно-Ясенецкий тяжелого больного в крестьянской избе. В связи с отсутствием необходимых хирургических инструментов оперировал... слесарными щипцами [10, 325]. И показательна телеграмма Войно-Ясенецкого, отправленная в начале Великой Отечественной войны Председателю президиума Верховного совета СССР М. И. Калинину: «Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий, отбываю ссылку... в посёлке Большая Мурта Красноярского края. Являюсь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где мне будет доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончанию войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука» [10, 459]. Это ли не исторический пример служения долгу и величайшего благородства?

Четвертый принцип: осмысливать лечебную работу — анализировать, выявлять наиболее характерное, обобщать, делать выводы, определять перспективы. Все это Войно-Ясенецкий воплощал в своих научных трудах.

Его первая научная статья «Случай ретроградного ущемления кишечной петли» была опубликована, как свидетельствует Ю. Л. Шевченко, в журнале «Хирургия», издаваемом известным хирургом профессором П. И. Дьяконовым, уже через пять лет после начала медицинской деятельности. Но сколь интенсивной! Лазарет Первого Киевского отряда Российского общества Красного Креста, дислоцированного в Чите (шла русско-японская война), земская больница в Ардатовском уезде, больница в Фатеже Курской области. Эта работа вооружила Войно-Ясенецкого объемным опытом [10, 117-122].

Повод же для написания статьи был печальный: больной умер на операционном столе прежде, чем ему дали наркоз, умер от остановки сердца и дыхания. Причина смерти была более глубока: нетипичный случай. Войно-Ясенецкий определил и объяснил его. А отношение хирурга к науке видно из следующих его слов: «Обещаю. изучать врачебную науку и способствовать всеми своими

силами ее процветанию, сообщая ученому свету все, что открою» [10, 117].

И открывал, и сообщал! В том же 1908 г. были опубликованы еще две его статьи. Регулярно писал и в последующие годы. Публикации стали фиксацией его лечебной работы.

Его докторская диссертация «Регионарная анестезия» (издана в Петербурге в 1915 г.) вызвала живейший интерес специалистов. Отчёты о деятельности Переслав-ской земской больницы в 1914, 1915 гг. (изданы в Пере-славле-Залесском соответственно в 1915 г. и в 1916 г.), отчёт о хирургической деятельности Романовской земской больницы Балашовского уезда с 20 марта 1909 г. по 9 сентября 1910 г. (издан во Владимире-на-Клязьме в 1916 г.) — в сущности, поучительные сборники задач и примеров по медицине. А монография «Очерки гнойной хирургии», впервые изданная в 1934 г., переиздавалась в 1946, 1956, 2000 гг. Она актуальна и сегодня: настольная книга оперирующих хирургов, учебник для студентов.

Всего же известно свыше 60 научных трудов В. Ф. Во-йно-Ясенецкого в области медицины и 10 томов религиозно-философских сочинений.

26 января 1946 года Председатель Совета народных комиссаров СССР подписал постановление «О присуждении Сталинских премий за выдающиеся работы в области науки за 1943-1944 гг. », опубликованное в центральной газете страны, органе ЦК партии и Совета министров «Правде». В постановлении говорилось: «Присудить Сталинские премии за выдающиеся работы. Премию первой степени. Войно-Ясенецкому Валентину Феликсовичу, профессору, консультанту-хирургу эвакогоспиталей Тамбовского областного отдела здравоохранения за научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений, изложенных в научных трудах "Очерки гнойной хирургии", законченном в 1943 году (слово "законченном" употреблено потому, что второе издание этого труда, дополненное, ещё не могло преодолеть рогатки, чинимые разными ведомствами, и было осуществлено во втором полугодии 1946 года — И. Д.), и "Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов", опубликованном в 1944 году» [8, 1].

Пятый принцип: передавать свои знания и опыт младшему поколению — медицинская педагогика как грань творчества. Формирование этого принципа было закономерной реакцией на проблемы обеспеченности отечественной медицины квалифицированными кадрами.

Еще на рубеже Х1Х-ХХ веков в стране не хватало санитаров, медицинских сестер и фельдшеров, врачей. В период Первой мировой войны положение ухудшилось. Так, в Туркестане (сегодня Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан вместе взятые) насчитывалось лишь 250 врачей, катастрофически не хватало среднего медицинского персонала. В этой ситуации туркестанский комиссариат здравоохранения организовал Высшую медицинскую школу, где Войно-Ясенецкий преподавал анатомию. Занятия были настолько успешны, что в следующем

Ethical ideals of V. F. Vojno-Yasenetsky

году школа была преобразована в первый курс медицинского факультета [9, 87].

В период Великой Отечественной войны резко возросла потребность в хирургах-травматологах, анестезиологах, операционных сестрах. Однако быстро воспитать квалифицированных специалистов таких профилей невозможно. И учил Войно-Ясенецкий студентов на лекциях и операциях, а молодых хирургов — на операциях. Учил на собственном примере. Ю. Л. Шевченко пишет, что «ещё в 20-е годы прошлого века в целях педагогики Во-йно-Ясенецкий оперировал "вслух". В ходе операции он объяснял присутствующим, будь то врачи или студенты, что находится под фасцией, которую он сейчас разрезает, какие кровеносные сосуды и нервы проходят неподалёку от места разреза, какое направление является опасным с точки зрения их повреждения и как предотвратить то или иное осложнение при проведении оперативного вмешательства» [10, 258]. А выдающийся терапевт и гематолог И. А. Кассирский писал, что операции Войно-Ясенецкого «... являлись одновременно школой для врачей, фактически по ходу операций им прочитывались целые лекции по топографической анатомии» [10, 253].

Здесь отметим, что юношеская страсть Войно-Ясенец-кого к рисованию во время его профессорской деятельности в Туркестанском государственном университете воплотилась в создании уникальной, как пишет Шевченко, «коллекции пояснительных цветных рисунков по оперативной хирургии и топографической анатомии, которые использовались им в ходе чтения лекций». И далее Шевченко, ссылаясь на И. А. Кассирского, говорит, что часть этих рисунков пережила своего автора и использовалась в преподавательской деятельности медицинского факультета Ташкентского государственного университета имени В. И. Ленина ещё в конце 60-х годов прошлого века [10, 259].

Шестой принцип: вносить свой вклад в совершенствование отечественной системы здравоохранения. Конечно, «система здравоохранения» — понятие емкое. Ее совершенствование — это новые методы лечения, как собственно врачебные, так и связанные с фармацевтикой, организация медицинского образования, медико-профилактическая работа, научное обоснование и осмысление всей совокупности лечебной практики. Но все вышеобо-значенное должно иметь прочную материальную базу: помещения, лечебные и учебные площади, оборудование, лекарства, перевязочные материалы. Поэтому, наряду с лечебными, образовательными и научными проблемами, Во-йно-Ясенецкий решал (нередко пробираясь сквозь толщу льда бездушия) и сугубо материальные.

Так, в 1909 г., работая в больнице Романовской слободы в нижнем Поволжье, не получив у чиновников необходимые финансовые средства, он купил на свои деньги микроскоп и микротом, чтобы исследовать опухоли [9, 67].

А в Переславле-Залесском, где работники земской управы, понимая врача, профинансировали реконструкцию больницы и приобретение для нее оборудования, был построен барак для заразных больных, двухэтажное здание прачечной и дезинфекционной камеры, проведен ремонт в хирургическом отделении, оборудован рентгеновский кабинет [9, 73]. Как уже говорилось, Войно-Ясенецкий, стоял у истоков становления мединститута в Ташкенте. Был он причастен и к созданию медицинского института в Красноярске.

И, конечно же, трудно переоценить огромную медицинскую и историческую значимость его научного наследия.

Таким образом, деятельность Войно-Ясенецкого оказала влияние на развитие системы отечественного здравоохранения во всей емкости этого понятия.

Список литературы:

1. Глущенков В. А. Святитель Лука. Взгляд в будущее. Ростовская-на-Дону епархия. - Ростов-на-Дону, 2007. - 430 с.
2. Лисичкин В. А. Земский путь Святителя Луки: подлинные документы из архивов КГБ. - Москва: Псалтирь, 2005. - 272 с.
3. Лисичкин В. А. Крестный путь Святителя Луки: подлинные документы из архивов КГБ. - М.: Троицкое слово, 2001. - 448 с.
4. Лисичкин В. А. Лука - врач возлюбленный. Жизнеописание святителя и хирурга Луки (Войно-Ясенецкого). - М.: Издательство Московской Патриархии, 2009. - 456 с.
5. Малягин В. Святитель Лука Симферопольский (Войно-Ясенецкий). - М.: ООО «Даниловский благовестник». -М.: ЗАО ИД «Комсомольская правда». - 176 с.
6. Марущак Василий, протодиакон. Святитель-Хирург: житие архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого). - М.: Даниловский благовестник, 1997. - 416 с.
7. Мостицкая Н. Д. Литературное наследие архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого) как духовный ориентир формирования личности//Патриотическое служение и православное образование. Шестые рождественские образовательные чтения в Красноярске/Епархиальный отдел по религиозному образованию и катехизации. - Красноярск, 2005. - С. 83-89.
8. О присвоении Сталинских премий за выдающиеся работы в области науки за 1943-1944 гг. Постановление Совета народных комиссаров Союза ССР//Правда. - 27 января 1946. - С. 1.
9. Поповский М. А. Жизнь и житие Войно-Ясенецкого, архиепископа и хирурга. - Paris: YMCA-Press, 1979. - 492 с.
10. Шевченко Ю. Л. Приветствует вас Святитель Лука, врач возлюбленный. - С. Петербург: Наука, 2007. - 623 с.
vojno-yasenetsky ethics ideals medicine general medicine purulent surgery regional anesthesia scientific work medical pedagogy health care organization
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов