Спросить
Войти

ВЛИЯНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ НА ГОСУДАРСТВЕННУЮ ПОЛИТИКУ В ОБЛАСТИ ОТБОРА СОДЕРЖАНИЯ ИСТОРИКО-ОБЩЕСТВОВЕДЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН В 20-Е - 30-Е ГГ. XX ВЕКА

Автор: указан в статье

DOI 10.26105/SSPU.2019.68.20.019 YAK 930.1(47)" 19" ББК 63.014(2)6

H.B. ФРОЛОВА

N.V. FROLOVA

ВЛИЯНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ НА ГОСУДАРСТВЕННУЮ ПОЛИТИКУ В ОБЛАСТИ ОТБОРА СОДЕРЖАНИЯ ИСТОРИКО-ОБШЕСТВОВЕДЧЕСКИХ ДИСУИПЛИН В 20-30-е гг. XX ВЕКА

INFLUENCE OF HISTORICAL SCIENCE ON STATE POLICY IN THE FIELD OF SELECTION OF CONTENTS OF HISTORICAL AND SOCIAL DISCIPLINES IN THE 20-30th OF THE XX CENTURY

Статья раскрывает специфику отбора содержания историко-обществоведческих дисциплин в 20-30-е гг. XX века. Основное внимание автор уделяет влиянию исторической науки на государственную политику в области выстраивания новой советской образовательной стратегии. Выделяет этапы становления исторической науки и взаимодействия «старой» и «новой» исторических школ.

The article illustrates the specifics of selection of the contents of historical and social disciplines in the 20-30th of the ХХ century. The author pays the main attention to the influence of historical science on state policy in the field of forming new Soviet educational strategy. The author defines the stages of formation of historical science and interaction between «old» and «new» historical schools.

Введение. 1917 г. принципиально изменил ход российской истории. Система образования была подвержена коренной трансформации. Теперь она должна была функционировать, удовлетворяя идеологическим потребностям новой власти. Коммунистическое воспитание школьников, усвоение ими политических основ стало занимать ведущее место в советской школе. В связи с этим особое положение приобретает гуманитарное образование. Именно на историко-обществоведческие предметы возлагались задачи по формированию у молодежи коммунистического мировоззрения, общественной сознательности.

Цель. Цель исследования состоит в определении специфики отбора содержания историко-обществоведческих дисциплин в 20-30-е гг. XX века, выделении этапов в развитии исторической науки и характеристики особенностей преподавания историко-обществоведческих предметов в общеобразовательных школах в данный период.

Материалы и методы. Исследование базировалось на междисциплинарном подходе, так как государственная школьная политика охватывает все основные сферы жизнедеятельности общества, поэтому при ее анализе требуется ориентация на историю, социологию, политологию, и педагогику. Использовался принцип историзма. Поставленные задачи решались на основе комплексного использования исторических методов исследования: истори-ко-сравнительного, структурно-системного, проблемно-хронологического.

Важное значение для исследования имели такие документы, как декреты и постановления съездов Советов и сессий ВЦИК, постановления, отчеты, докладные записки Наркомпроса. Они позволили определить цели

государственной политики в области образования, способы ее реализации, комплекс мероприятий проводимых в деле становление и развития исто-рико-обществоведческого образования.

Особый интерес представляли методические материалы: учебные планы и программы, объяснительные записки к ним.

Основная масса документов была взята в фондах Государственного архива Российской Федерации, Тюменской области.

Для достижения идеологических целей новой власти необходимо было определить принципы отборы содержания гуманитарных дисциплин. На государственную политику в данной области оказала влияние формирующаяся новая историческая наука. Содержательные принципы в выборе тематики исторических исследований в первой половине 20-х гг. XX в. отражались в трудах как профессиональных историков небольшевистского направления, так и у историков марксистского направления.

В.Н. Данилов в своей монографии «Власть и формирование исторического сознания советского общества» выделяет четыре научных направления, в рамках которых работали небольшевистские историки.

К первому направлению он относит проблематику, связанную с осмыслением предшествующих революции событий (С.Ф. Платонов, Ю.В. Готье, А.Е. Пресняков и др.), но отмечает, что в силу целого ряда причин эта проблематика не получила ведущего места в научной деятельности этой группы историков.

Второе направление объединяет вопросы философии истории и теории исторического процесса (А.С. Лаппо-Данилевский, Р.Ю. Виппер, В.М. Хвостов, Л.П. Карсавин).

Третье направление исследований историков, трудившихся еще в дореволюционной России, касалось их традиционных тематик, которые были сформулированы ранее: освещение жизни и деятельности выдающихся исторических личностей - Иван Грозный, Петр Великий, Борис Годунов (Р.Ю. Виппер, С.Ф. Платонов, Ю.Г. Готье и др.).

К четвертому направлению В.Н. Данилов отнес изучение местной истории. Причины активности историков в области разработки краеведческой проблематики В. Н. Данилов видит в стремлении преподавателей провинциальных вузов сохранить культурное местное наследие, которое могло погибнуть в ходе революционной борьбы, и в развитии краеведения. В этом было заинтересовано советское партийно-государственное руководство, так как, по его мнению, через изучение местной истории можно было познать историю народа [4, с. 37-40].

Параллельно с деятельностью «старой школы» в начале 20-х гг. XX в. в исторической науке стало складываться марксистское направление. В нем еще не существовало единого взгляда, в исследованиях присутствовали разнообразные трактовки марксизма. Первое осмысление и преломление его на российскую действительность отразилось в трудах В.И. Ленина [11, 12]. Несмотря на то, что он не являлся профессиональным историком, во многом его труды определили вектор для исследований в будущем. Ключевыми вопросами для марксистов-историков являлись классовая борьба и пропаганда революционных событий.

Одним из разработчиков собственной теории развития истории России в начале 20-х гг. XX в. являлся Л.Д. Троцкий. Противопоставление дореволюционной и советской России легло в основу его исторической концепции [25], которая была подвергнута критике. Можно согласиться с мнением Н.Н. Маслова о том, что уже к середине 20-х годов начинается процесс политизации истории, что было связано, прежде всего, с борьбой против Троцкого и троцкизма [13, с. 77].

Свою интерпретацию истории России с марксистской точки зрения предложил историк М.Н. Покровский. В концентрированном виде его концепция была представлена в учебнике «Русская история в самом сжатом

очерке», получившем со стороны В.И. Ленина достаточно высокую оценку. Попытки критики концепции М.Н. Покровского предпринимались на протяжении 20-х гг. XX в., но в условиях его непоколебимого авторитета они не получали своего развития. Фраза М.Н. Покровского: «История - это политика, опрокинутая в прошлое» [21], - определила особое отношение советской власти к исторической науке. В этой фразе был заложен призыв к прямому подчинению исторических исследований требованиям партийной идеологии.

В соответствии с идеями лидеров партии и марксистских историков были сформулированы основные содержательные принципы, повлиявшие на отбор содержания историко-обществоведческих дисциплин в 1917 г. - середине 1920-х гг.:

- о скором переходе российской революции в мировую;

- о классовой борьбе, которая представлялась учащимся как движущая сила исторического процесса;

- об отвержении реформистского пути и определение революции как «локомотива истории».

Данные идеи определили характерный набор тем в общем содержании школьных предметов, например: «Классы и классовая борьба», «Жизнь общества в эпоху зарождения мирового рынка и капитализма» и т.п.

Параллельно с отказом от изучения истории как самостоятельного курса, решалась и еще одна задача: в школах упразднялась русская национальная история.

«Русский вопрос» с самого начала находился в центре внимания большевиков. Особо остро стоял вопрос о великодержавности и шовинизме русского народа. Это было отмечено в докладе «О национальных моментах в партийном и государственном строительстве» на XII съезде РКП(б) 23 апреля 1923 г., заложившему основы национальной политики власти на длительное время [23, д. 190, л. 93].

И.В. Сталиным было заявлено о необходимости бороться «с великорусским шовинизмом» и стремиться к тому, чтобы Советская власть и для «инонационального крестьянства стала родной» [24, с. 261]. Отдельно И.В. Сталин указывал: «Я останавливался специально на великорусском шовинизме, как силе укрепляющейся. Эта сила есть основная опасность, могущая подорвать доверие ранее угнетенных народов к русскому пролетариату. Это - наш опаснейший враг, которого мы должны свалить, ибо если мы его свалим, то на 9/10 свалим и тот национализм, который сохранился и который развивается в отдельных республиках» [24, с. 262].

Показательным примером замены русской истории историей СССР, являлась организация Всесоюзной конференции историков-марксистов. Еще в августе 1928 г. в информационном письме о созыве Всесоюзной конференции сообщалось о работе секции «Истории России». На конференции же, открывшейся в декабре 1928 г., эта секция уже называлась «История народов СССР» [2, с. 231].

Одним из результатов этой конференции стала ликвидация в 1929 г. Института истории при РАНИОН и создание института при Комакадемии. В речи на открытии этого института М. Н. Покровский отдельно уделил внимание расстановке новых акцентов в изучении истории. Отметил, отсутствие необходимости в изучение отдельных этапов исторического развития. Подчеркнул, что исследования следует проводить по крупнейшим историческим проблемам (история империализма, история эпохи промышленного капитала, история пролетариата в СССР)» [20, с. 5].

Середина 1920-х годов стала началом следующего этапа развития советской исторической науки, конечную границу которого можно датировать первой половиной 1930-х годов. Этот этап характеризуется исследователями как время окончательного «утверждения советской марксистской исторической науки и крахом буржуазно-дворянской историографии» [19, с. 16].

В это время сформировались новые «научные силы»: И.Ф. Гиндин, С.М. Дубровский, М.В. Нечкина, А.М. Панкратов, А.Л. Сидоров и др. Шла публикация исследований, написанных в рамках марксистского направления, были организованы дискуссии по актуальным историческим проблемам уже с учетом новых методологических позиций.

В самой системе историко-обществоведческого образования происходит пересмотр содержания предмета, отказ от изучения отдельных исторических событий и личностей, замена преподавания истории обществоведением. Основными идеями, оказавшими влияние на государственную политику в рамках отбора содержания историко-обществоведческих дисциплин на данном этапе, выступали: идея безальтернотивности принятого властью курса на «построение социализма в отдельно взятой стране»; идея о легитимности и закономерности установленного режима, исходя из тысячелетней глубинной истории; вместо идеи интернационализма наметился переход к государственному патриотизму.

В методическом сообществе шло обсуждение места истории и обществоведения в общеобразовательной подготовке школьников, а также содержательное наполнение этих дисциплин [1, с. 61-63].

В 20-е гг. XX в. в стране образовалось несколько методических школ, между которыми происходила дискуссия по вопросам целей, задач, содержательного наполнения курсов истории и обществоведения и методах их преподавания. Так называемая «Московская методическая школа», представителями которой были Б. Жаворонков, С. Дзюбинский и С. Сингалевич, разрабатывала идею о том, что история является ненужным предметом для трудовой школы. Школьники 12-15 лет, по их мнению, не обладают достаточным уровнем интеллектуального развития, чтобы усвоить систематический курс истории. По мнению представителей «московской школы», основной задачей школьного образования было не формирование у учащихся системы знаний, а воспитание нового советского человека. Главным в содержании образования должно было стать изучение школьниками окружающей жизни на основе экскурсий, общих наблюдений, чтения газет. Большая роль в общей подготовке отводилась трудовой и общественно полезной деятельности [6].

Вторым направлением развития методической мысли являлось «ленинградское направление» во главе с А.Е. Кудрявцевым. В данной методической школе ключевой позицией, являлось представление о компромиссном соотношении истории и обществоведения. А.Е. Кудрявцев предлагал вместо систематического курса по истории, изучать историю культуры и эволюцию хозяйственных форм [10].

Следующее направление было представлено методической секцией Общества историков-марксистов, предлагавших возвращение в советскую школу отдельного, систематического курса истории [8, с. 153].

Впервые научное обоснование важности преподавания истории как самостоятельного курса было дано на Первой всесоюзной конференции историков-марксистов, проходившей в конце 1928 - начале 1929 гг. На данной конференции было организовано обсуждение вопросов методики и методологии обучения истории, организации обучения истории в вузах (докладчик - С.С. Кривцов), организации учебного процесса преподавания истории в школах (докладчик А.З. Иоаннисиани), места учебников и учебных пособий (докладчик А. Слуцкий) [22, д. 341, л. 2]. На конференции была сформулирована идея о необходимости использовать школьный курс истории для реализации идеологических целей государства, для формирования у подрастающего поколения марксистского мировоззрения.

В 1929 г. было созвано расширенное заседание редколлегии журнала «Обществоведение в трудовой школе», в котором участвовали представители московского, ленинградского направлений, а также представители Общества историков-марксистов. В полемике историкам-марксистам удалось склонить на свою сторону редакцию журнала, в которую входили представители Наркомпроса. В совместной резолюции расширенного заседания редколлегии было отмечено: позицию «Московской школы» считать неправильной [18, с. 65].

В итоге противники преподавания истории в школе отступили и с заявлениями о признании своих ошибок в течение 1929-1931 гг. выступили С. Дзюбинский, А. Кудрявцев, С. Сингалевич. Их поддержали и работники Наркомпроса РСФСР. Так д.п.н., сотрудник Наркомпроса и руководитель Московской опытно-показательной школы коммуны им. П.Н. Лепешинского М.М. Пистрак в начале 1930 г. заявил о необходимости выделения отдельного самостоятельного курса по истории [22, д. 341, л. 2].

К началу 1930-х гг. у власти сложилось однозначное понимание того, что историю в школе преподавать необходимо, при этом акцент следовало делать на освоение конкретной исторической информации. Основу должен был составить принцип историзма, а история и современность преподаваться в тесной связке [9, с. 173].

25 августа 1931 г. в постановлении ЦК ВКП(б) «О начальной и средней школе» были сформулированы требования к школе [14, с. 157]. На их основе Наркомпросу необходимо было организовать научно-марксистскую проработку программ, с целью определения система знаний и общего содержания [14, с. 158]. После подобной установки представители Наркомпроса пересмотрели учебные программы для начальной и средней школы. В постановлении ЦК ВКП(б) от 25 августа 1932 г. «Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе» отмечалось отсутствие отдельной программы по истории, а в существующих программах по обществоведению слишком фрагментарное представление информации об историческом прошлом народов и страны, об историческом развитии общества и т.д. [17, с. 161].

Изменение государственной политики в области историко-общест-воведческого образования нашло отражение в конкретных мероприятиях. 3 апреля 1934 г. был издан приказ Наркомпроса РСФСР А.С. Бубнова № 260 «Об открытии исторических факультетов в университетах». Согласно приказу исторические факультеты в вузах страны восстанавливались с целью подготовки специалистов для научно-исследовательской и педагогической работы по истории [16, с. 5].

Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 15 мая 1934 г. «О преподавание гражданской истории в школах СССР» восстановило историю как отдельный предмет в средних образовательных учреждениях страны. Это было вызвано неудовлетворительными знаниями школьников по данному предмету. В статье «За высокое качество советской школы» отмечалось, что школьникам дают социологические схемы без знакомства с конкретными событиями, временем, местом и личностями [3, д. 3, л. 64].

В качестве примера приводилось высказывание И.В. Сталина о том, как понимают подлинные марксисты роль личности в истории: «Люди делают историю, но лишь поскольку они правильно понимают условия, которые они застали в готовом виде, и лишь поскольку они понимают, как эти условия изменить» [7, с. 1].

Постановлением «О преподавании гражданской истории в школах СССР» была поставлена задача, принципиально изменить характер преподавания истории. Необходимо было вернуться к историко-хронологической последовательности в изложении фактов, отдельное внимание уделять изучению исторических личностей, дат, понятий [15, с. 1].

Выводы. Таким образом, именно через историко-обществоведческие дисциплины предполагалось воспитать в подрастающем поколении понимание коммунистической морали, убежденности в правоте выдвинутых задач социалистического строительства. Основные направления государственной политики в области отбора содержания историко-обществоведческого образования в 1920-1930-е гг. определялись развитием исторической науки.

Если первое десятилетние советской власти можно выделить как период «относительно мирного сосуществования» старой, буржуазной, и новой, марксистской, историографии, то к 1930-м гг. стал складываться монопольный идеологический диктат. Эти идеи оказали принципиальное влияние на трансформацию содержание истории. На протяжении первой половины 1920-х гг. постепенно происходил отказ от изучения истории как самостоятельной дисциплины и замены ее курсом обществоведения. Однако целевые установки, в том числе идеологические, сформулированные советской властью, не могли быть реализованы через преподавание обществоведение и в 1934 г. история как самостоятельная дисциплина вновь стала преподаваться в образовательных учреждениях страны.

Литература

1. Волобуев О.В., Кузина А.С. Методическая секция общества историков-марксистов в борьбе за преподавание истории в школе (1926-1931 гг.) // Развитие исторического образования в СССР: межвуз. сб. науч. тр. Воронеж, 1986. С. 61-63.
2. Всесоюзная конференция историков-марксистов // Историк-марксист. 1929. Т. 11. С. 216-258.
3. Государственное бюджетное учреждение Тюменской области «Государственный архив Тюменской области» (ГБУТО ГАТО) Ф. 500. Оп. 1.
4. Данилов В.Н. Власть и формирование исторического сознания советского общества. Саратов: Науч. кн., 2005. 192 с.
5. Дзюбинский С.Д., Жаворонков Б.Н., Сингалевич С.П. Очерки методики обществоведения в школе II ступени. Казань: Татиздат, 1927.
6. Жаворонков Б.Н., Дзюбинский С.Н. Подвижная лаборатория по обществоведению. Л., 1926.
7. За высокое качество советской школы // Правда. № 133. 1934. 16 мая. С. 1
8. Иоаннисиани А. История в школе II ступени. (Из стенограммы доклада в методической секции Общества историков-марксистов) // Историк-марксист. 1927. Т. 3. С. 153.
9. Королев Ф.Ф., Корнейчик Т.Д., Равкин З.И. Очерки по истории советской школы и педагогики 1921-1931. М.: АПН РСФСР, 1961. 508 с.
10. Кудрявцев А.Е. Очередные вопросы методики обществоведения на второй ступени: Опыт методического исследования. М.-Л.: Гос. изд-во, 1925. 222 с.
11. Ленин В.И. Государство и революция. Опыт 1848-1851 годов // Полн. собр. соч. М.: Изд-во полит. лит-ры, 1974. Т. 33. С. 1-120.
12. Ленин В.И. К четырехлетней годовщине Октябрьской революции // Под знаменем марксизма. 1922. № 3.
13. Маслов Н.Н. Историческая наука в 20-30-е годы // История и историки. М., 1990. С. 77.
14. О начальной и средней школе : Постановление ЦК ВКП(б) от 25 авг. 1931 г. // Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа: сб. док. 19171973 гг. / сост.: А.А. Абакумов [и др.]. М. : Педагогика, 1974. С. 156-161.
15. О преподавании гражданской истории в школах СССР: Постановление СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) // Правда. 1934. № 133. 16 мая. С. 1.
16. Об открытии исторических факультетов в университетах. Бюллетень Народного комиссариата по просвещению РСФСР. 1934. № 12. 12 апр. С. 5.
17. Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе : Постановление ЦК ВКП(б) от 25 авг. 1932 г. // Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа: сб. док. 1917-1973 гг. / сост.: А. А. Абакумов [и др.]. М.: Педагогика, 1974. С. 156-161.
18. Обществоведение в трудовой школе. 1929. № 2.
19. Очерки истории исторической науки в СССР: в 5 т. / гл. ред. М. В. Нечкина. М.: Наука, 1966. Т. 4. 856 с.
20. Покровский М.Н. Институт истории и задача историков-марксистов. Историк-марксист. 1929. Т. 14. С. 3-13.
21. Покровский М.Н. Общественные науки в СССР за десять лет. Доклад на конференции марксистско-ленинских учреждений 22 марта 1928 г. Вестник Коммунистической академии. М., 1928.
22. Российский государственный архив социально-политической истории (далее - РГАСПИ). Ф. 12. Оп. 1.
23. РГАСПИ. Ф. 142. Оп. 1
24. Сталин И.В. Доклад о национальных моментах в партийном и государственном строительстве на XII съезде РКП(б). Сочинения. М., 1947. Т. 5.
25. Троцкий Л.Д. К истории русской революции. М.: Изд-во полит. лит-ры, 1990. 447 с.

Reference

1. Volobuev O.V, Kuzina A.S. Metodicheskaya sekciya obshchestva istorikov-mark-sistov v bor&be za prepodavanie istorii v shkole [Methodical section of society of historians Marxists in fight for teaching history at school] (1926-1931 gg.), Razvitie istoricheskogo obrazovaniya v SSSR: mezhvuz. sb. nauch. tr. Voronezh, 1986, pp. 61-63 (in Russian).
2. Vsesoyuznaya konferenciya istorikov-marksistov [All-Union conference of historians Marxists ]. Istorik-marksist, 1929, Vol. 11, pp. 216-258 (in Russian).
3. Gosudarstvennyj arhiv Tyumenskoj oblasti [State archive of the Tyumen region] (GBUTO GATO) F. 500. Op. 1.
4. Danilov VN. Vlast& i formirovanie istoricheskogo soznaniya sovetskogo obshchestva [Power and formation of historical consciousness of the Soviet society]. Saratov, Nauch. kn., 2005. 192 p.
5. Dzyubinskij S.D., Zhavoronkov B.N., Singalevich S.P Ocherki metodiki ob-shchestvovedeniya v shkole II stupeni. [Social science technique sketches at school II of level]. Kazan&, Tatizdat, 1927.
6. ZHavoronkov B.N., Dzyubinskij S.N. Podvizhnaya laboratoriya po obshchestvo-vedeniyu [Mobile laboratory on social science]. Leningrad, 1926.
7. Za vysokoe kachestvo sovetskoj shkoly [For high quality of the Soviet school]. Pravda, N 133, 1934, 16 may, p. 1.
8. Ioannisiani A. Istoriya v shkole II stupeni. (Iz stenogrammy doklada v metod-icheskoj sekcii Obshchestva istorikov-marksistov) [History at school II of a level. (From the shorthand report of the report in methodical section of Society of historians Marxists)]. Istorik-marksist, 1927, Vol. 3, p. 153 (in Russian).
9. Korolev F.F., Kornejchik T.D., Ravkin Z.I. Ocherki po istorii sovetskoj shkoly i pedagogiki 1921-1931 [Sketches on history of the Soviet school and pedagogics of 1921-1931]. Moscow, APN RSFSR, 1961. 508 p.
10. Kudryavcev A.E. Ocherednye voprosy metodiki obshchestvovedeniya na vtoroj stupeni: Opyt metodicheskogo issledovaniya. [The next questions of a technique of social science at the second step: Experience of a methodical research]. Moscow-Leningrad, State Publ., 1925. 222 p.
11. Lenin VI. Gosudarstvo i revolyuciya. Opyt 1848-1851 godov [State and revolution. Experience of 1848-1851 years], Polnoe sobranie sochinenij. Moscow, Publ. polit. lit-ry, 1974. Vol. 33, pp. 1-120 (in Russian).
12. Lenin VI. K chetyrekhletnej godovshchine Oktyabr&skoj revolyucii [By four-year anniversary of the October revolution], Pod znamenem marksizma, 1922, N 3.
13. Maslov N.N. Istoricheskaya nauka v 20-30-e gody [Historical science in 20th -30th years]. Istoriya i istoriki. Moscow, 1990, p. 77 (in Russian).
14. O nachal&noj i srednej shkole : Postanovlenie CK VKP(b) ot 25 avg. 1931 g. [About elementary and high school: Resolution of the All-Union Communist Party (bolsheviks) of the Central Committee of August 25. 1931]. Narodnoe obrazovanie v SSSR. Obshcheobrazovatel&naya shkola. Sbornik dokumentov. 1917-1973 gg. / comp. A.A. Abakumov [et al.]. Moscow, Pedagogika, 1974, pp. 156-161 (in Russian).
15. O prepodavanii grazhdanskoj istorii v shkolah SSSR: Postanovlenie SNK Soyuza SSR i CK VKP(b) [About teaching civil history at schools of the USSR: Resolution SNK of USSR and Central Committee of the All-Union Communist Party (bolsheviks)], Pravda. 1934, N 133, 16 may, p. 1 (in Russian).
16. Ob otkrytii istoricheskih fakul&tetov v universitetah [About opening of departments of history at the universities]. Byulleten& Narodnogo komissariata po prosveshcheniyu RSFSR. 1934, N 12, 12 Apr, p. 5 (in Russian).
17. Ob uchebnyh programmah i rezhime v nachal&noj i srednej shkole : Postanovlenie CK VKP(b) ot 25 avg.1932 g. [About training programs and the mode

at elementary and high school: Resolution of the All-Union Communist Party (bolsheviks) of the Central Committee from 25 Aug. 1932]. Narodnoe obra-zovanie v SSSR. Obshcheobrazovatel&naya shkola. Sbornik dokumentov. 19171973 gg. / comp. A.A. Abakumov [et al.]. Moscow, Pedagogika, 1974, pp. 156161 (in Russian).

18. Obshchestvovedenie v trudovoj shkole [Social science at labor school]. 1929, N 2.
19. Ocherki istorii istoricheskoj nauki v SSSR: v 5 t. [Sketches of history of historical science in the USSR] / chief editor M.V Nechkina. Moscow, Nauka, 1966. Vol. 4. 856 p.
20. Pokrovskij M.N. Institut istorii i zadacha istorikov-marksistov [Institute of history and task of historians Marxists]. Istorik-marksist, 1929, Vol. 14, pp. 3-13.
21. Pokrovskij M.N. Obshchestvennye nauki v SSSR za desyat& let. Doklad na kon-ferencii marksistsko-leninskih uchrezhdenij 22 marta 1928 g. [Social sciences in the USSR in ten years. The report at a conference of Marxist-Leninist institutions on March 22, 1928]. Vestnik Kommunisticheskoj akademii. Moscow, 1928.
22. Rossijskij gosudarstvennyj arhiv social&no-politicheskoj istorii [Russian state archive of socio-political history] (further - RGASPI). F. 12. Op. 1.
23. RGASPI. F. 142. Op. 1.
24. Stalin I. V. Doklad o nacional&nyh momentah v partijnom i gosudarstvennom stroitel&stve na XII s"ezde RKP(b) [The report on the national moments in party and state construction at the XII congress of RCP(b)], Sochineniya. Moscow, 1947. Vol. 5.
25. Trockij L.D. K istorii russkoj revolyucii [To history of the Russian revolution]. Moscow, Izd-vo polit. lit-ry, 1990. 447 p.
СОДЕРЖАНИЕ ИСТОРИКО-ОБЩЕСТВОВЕДЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ БУРЖУАЗНО-ДВОРЯНСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ ИСТОРИКИ-МАРКСИСТЫ contents of historical and social disciplines soviet power bourgeois historiography historians marxists
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов