Спросить
Войти

К 90-летию Алексея михайловича малолетко

Автор: указан в статье

ХРОНИКА СОБЫТИЙ ♦ CHRONICLE OF EVENTS

К 90-ЛЕТИЮ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА МАЛОЛЕТКО

Г.Я. Барышников

Алтайский государственный университет, Барнаул

6 марта 2019 г. исполнилось бы 90 лет Алексею Михайловичу Малолет-ко. Он совсем немного не дожил до своего славного юбилея. Будущий доктор географических наук, профессор Томского и Алтайского государственных университетов мог и не достичь таких высот, если бы не ряд совершенно случайных событий. Об этом мне стало известно из его разрозненных бессистемных рассказов. Родился он в простой крестьянской семье, проживавшей в то время в деревне Николо-Петровка Минусинского района Красноярского края. В начале коллективизации (1930-е гг.) семья переехала в шахтерский поселок Черногорские копи (ныне г. Черно-горск) в Хакасии, где он пошел в школу, которую окончил в 1946 г.

По настоянию учительницы русского языка и литературы Ганчуковой Марии Аркадьевны он поехал в Томск поступать на историко-филологический факультет университета, на котором она когда-то училась. Послав в Томск необходимые документы, Алексей вскоре получил вызов. На первых вступительных экзаменах он получил две четверки, и вдруг парень, с которым он проживал в одной комнате общежития и который поступал на географический факультет, сказал, что в приемной комиссии он случайно подслушал разговор, что Алексея не зачислят. Впереди была еще пара экзаменов, а у будущего географа -пятерка и четверка!.. Что же делать? И Алексей поверил ему, что надо поступать на географический факультет, где был, кстати, недобор абитуриентов. В то время все претенденты на студенты университета сдавали единые экзамены. Алексей обратился в приемную комиссию и написал заявление: «Если не пройду по конкурсу на историко-филологический факультет, прошу зачислить на географический».

И вот экзамены сданы, надо ехать домой и ожидать судьбоносного решения приемной комиссии. Мать перед отъездом Алексея в Томск говорила: «Вот тебе деньги на поездку туда, а обратно - как сумеешь». А дорога-то долгая - трое суток в пути, предстояло сделать три пересадки (Тайга, Ачинск, Абакан). Как без денег? Только на крыше вагона. На станции Сон (Красноярская ж.д.) на привокзальном базарчике женщина продавала пирожки. Такие аппетитные! Так вкусно пахли! И Алексей не удержался от соблазна. Достал из

чемоданчика кусочек мыла (дефицит!) и протянул в обмен на еду. Женщина не могла отказаться от такой редкости и подала пирожок, а потом, внимательно посмотрев на голодного парня, дала еще один.

Накануне первого сентября Алексей с тревогой ждал вызова на занятия, но его все не было. И он принял решение -ехать в Томск. С тревогой подходил он к университету. На стенах первого этажа - фанерные стенды со списками студентов-первокурсников. Алексей нашел историко-филологический факультет и дважды пересмотрел списки. Результат отрицательный - фамилии Малолетко не было! И вдруг он вспомнил про заявление о географическом факультете. Удача! Его имя есть в списке первокурсников-географов! Теперь он студент, и надо идти в деканат, чтобы взять направление в общежитие.

В пятиэтажном здании Алексея встретила комендант Валентина Ивановна, которая к студенту отнеслась с материнской симпатией. Оказалось, он похож был на ее сына, который погиб на фронте. И она пообещала хорошее место и поселила на втором этаже, недалеко от винтовой лестницы, в небольшой трехместной комнате. Когда комендант привела студента, там уже жили двое - участники войны, оба с последствиями тяжелых ранений: Иван Кузьмич Тюнин был без глаза, другой -Петр Степанов - без ноги. Комендант представила студента: «Это мой сыночек! Прошу не обижать его». Бывшие фронтовики дружно побещали ей это. Вскоре они купили бутылку водки -надо выпить за знакомство (повод для выпивки). Налили и Алексею, он пил впервые. Водка показалась приятной, даже сладкой. Алексей сказал об этом новым знакомцам, тогда один из них отвечал: «Попьешь с наше - тоже будешь морщиться!» Но студент недолго жил с фронтовиками. Вскоре он стал им мешать, и они вежливо попросили его уйти прочь. Тогда он перешел в соседнюю комнату, где стал ее седьмым жильцом.

Обучение в университете началось с трудового семестра. Всех первокурсников направили на уборку урожая в ближайшие колхозы. Первокурсникам-географам пришлось работать в пос. Красный Яр (левый берег Оби). Старенький пароход «Обь», не торопясь, доставил их до места. Студентов разместили в двух больших комнатах. Молчаливая колхозница сытно накормила. Ребята всегда усердно выполняли порученную им нехитрую работу. За три недели, которые пролетели почти незаметно, студенты лучше узнали друг друга, и между ними завязались даже дружеские отношения. В результате поездки студенческая группа стала хорошим коллективом.

Но это был не первый, да и не последний случай дарового использования студенческого труда. Как рассказывал один из преподавателей географического факультета Алексей Анисимович Земцов (1920-2001), в годы войны студентов направляли на Томский электромеханический завод, где они работали в литейном цехе, отливая корпуса мин. В те же годы университет для отопления учебных корпусов и общежитий своими силами добывал даже уголь на шахтах Кузбасса. Из парней-старшекурсников формировалась бригада, и они как заправские шахтеры спускались в лаву, кайлом долбили угольный пласт, грузили уголь в вагонетки и вручную толкали вагонетки по штольне к стволу. Как только вагон с углем был готов, шахта отправляла его в Томск. Руководил бригадой «шахтеров» студент-геолог Стас Шацкий. Однажды он настолько обворожил женщину-диспетчера, что она отправила университету чужой вагон угля. Реакция руководства шахты была очень острой. Ректору пришлось немедленно вернуть бригаду в Кузбасс, и студенты снова спустились в забой, чтобы добывать уголь в счет украденного вагона. На втором курсе студенческая группа

Алексея прокладывала трамвайный путь по проспекту Кирова около электролампового завода.

По карточкам студенты получали 500-граммовый хлебный паёк и имели трехразовое питание в столовой. Щи -традиционная еда студенческого рациона, их варили почти из одной капусты, к ним в придачу выдавали пару соленых чебака. Деревенские вдобавок получали продукты из дома, и конечно им жилось гораздо лучше. Но иногда они угощали и городских студентов. Особенно запомнилось картофельное пюре - толченая картошка, сваренная на молоке и томленная в русской печке. Были и хорошо обеспеченные студенты, которые к хлебному пайку подкупали еще и хлеб на базаре, где буханка хлеба стоила 200 руб., а стипендия была только 140 руб. Иногда объединившись для выживания, пара студентов продавала дорого одну хлебную карточку, а вырученную сумму они тратили на питание в столовой. Но хлеба при этом приходилось каждому только по 250 г в день.

Обычными были и разовые заработки (калымы): разгрузка вагонов с углем, работа на складах, где при инвентаризации производили взвешивание товарной продукции, и т.д. Очень ценилась работа сторожем, когда ночью можно было выспаться, а утром со свежей головой идти на лекции. Но девушки практически не могли найти посильную работу. Обычно подработки сопровождались пропуском занятий, и старостам групп приходилось фиксировать это, подавая очередные рапортички в деканат. Однажды и над Алексеем возникла угроза исключения из университета.

В 1948 г. деканом вместо демократичного Григория Григорьевича Григо-ра стал довольно жесткий руководитель - доцент Наум Александрович Нагин-ский. Вступив на должность декана, он решил укрепить трудовую дисциплину среди студентов, расшатанную предшественником Григором. И сделать это он хотел так, чтобы наказав одного,

остальные боялись пропускать занятия. Нужно отдать должное новому декану: он пригласил Алексея Малолетко в деканат и поинтересовался, почему он пропустил много часов. Он не знал, что студент был в серьезном безденежье и в рабочие дни «калымил», где придется. Но на вопрос декана Алексей ответил кратко: «Причина неуважительная». Он всегда считал, что это лишь его личная проблема. Однако такая позиция чуть не стала роковой для него. Скорее всего, декан с пониманием отнесся бы к «проблеме» студента. А судить об этом можно по одному, мало кому известному его поступку. Однажды сокурсница Шура Шуплецова проговорилась подружкам, что она выбросится из окна общежития или бросится с моста в Томь из-за хронического безденежья. Если парни еще могли подзаработать на погрузке-разгрузке, то для девчат заполучить работу уборщицы считалось большим везением. Подружки Шуры рассказали декану об этом намерении. Продолжение истории было неожиданным. Декан вызвал Шуру Шуплецову и после короткого разговора сказал, что будет давать ей ежемесячно 300 руб. (стипендия 140 руб. в месяц), которые она вернет после окончания университета. Он помог Шуре распределиться в экспедицию Красноярского аэрогеодезического предприятия, работавшего на «северах». Шура рассчиталась с деканом в первый же год ее работы. Об этой «сделке» студенты не знали, а рассказала о ней сама Шура много лет спустя.

Однажды после звонка на перерыв в аудиторию вошел декан, а за ним преподаватели, комсорг и профорг. Все они расселись перед притихшими студентами. Разговор начал декан. Он сказал, что советское студенчество - самое передовое, самое лучшее, но некоторые студенты не достойны этого высокого звания, и от них следует избавляться. Одним из таких нерадивых он назвал Алексея Малолетко. И у сидящего за последней партой студента от неожиданности на лице застыла улыбка, которая буквально взорвала декана: «Улыбаетесь!? Доулыбаетесь!». Он предложил аудитории заклеймить позором и потребовать безотлагательного исключения. Фактически декан хотел, чтобы эту назидательную акцию совершило возмущенное студенчество, но не он как руководитель.

Однако экзекуция не состоялась. Никто из преподавателей не поддержал декана, да и студенты дружно выступили, встав на защиту товарища. Только сосед по комнате Саша Ильичёв решительно поддержал декана: «А вдруг войну объявят? А где Малолетко? А нет Малолетко! Предлагаю наказать его, снять со стипендии на полмесяца!» Ильичёв был фронтовиком, партийцем и иначе не мог. Наказать, наверное, надо, но когда студент живет на одну стипендию, то лишение ее явилось бы чересчур бесчеловечным наказанием. Декан повернулся и молча пошел на выход, а за ним потянулась и «свита». Сокурсница Лия Иванова (Шорохова) много лет спустя рассказала, что вскоре после неудачной экзекуции декан вызвал ее и стал расспрашивать о прогульщике. Алексей Михайлович благодарен студентам курса, которые дружно выступили в его защиту, и свою первую монографию (1972) посвятил им: «Географам, товарищам по учебе в Томском университете, посвящаю эту книгу».

Потом Алексей Михайлович полюбился декану за то, что часто выступал с оригинальными докладами на всех студенческих конференциях (по материалам первой производственной практики в Притоболье). Позже, держа в руках дипломную работу Алексея (Геоморфология Нижнего Притоболья), Наум Александрович сказал, что если бы ее бы немного подработать, то можно опубликовать отдельной книжицей. Однако этого не произошло, но две статьи по материалам дипломной работы позднее были напечатаны в «Вопросах географии Сибири» (1953). Это были первые публикации Алексея.

Мечты студентов тех лет были очень скромными: хлеб досыта да чай с сахаром. После ликвидации карточной системы (1948) в хлебных магазинах стало полно покупателей, среди которых было немало студентов. Инвалиды войны имели право покупать хлеб без очереди, но давали на руки не более одной буханки. Студент Иван Потапов, потерявший на фронте половину руки, расталкивая культёй «простой люд», выносил друзьям булку за булкой, пока у них не кончались деньги. Наконец-то сбылась мечта - и хлеба у студентов стало вволю. «Калымы» за кусок хлеба закончились, а значит, и посещение лекций перестало быть проблемой.

В 1951 г., сдав выпускные экзамены и получив диплом об окончании обучения в университете, Алексей Малолетко должен был ехать по направлению в Якутию, где Амакинская экспедиция искала и разведывала месторождения алмазов. Но приобщиться к этим работам молодому специалисту не довелось. Из Западно-Сибирского геологического управления приехал ведущий инженер Казаринов с намерением пригласить специалиста для работы в Кулундин-ской экспедиции. Декан с согласия ректора сделал это без труда. Но в Новосибирске это вновь переиграли и направили молодого специалиста в Салаирскую экспедицию, где разворачивались работы на поиски месторождений гид-раргиллитовых (гиббситовых) и диас-поровых бокситов. Таким образом, свою трудовую карьеру Алексей Михайлович начал в Западно-Сибирском геологическом управлении, где в течение 15 лет проводил полевые экспедиционные работы. При этом никаких новинок в части самих работ не было. Приемы и методы работ практически не требовали каких-то новшеств. Иное дело - интерпретация фактического материала.

С 1965 г. Алексей Михайлович занимался преподавательской работой в

Томском государственном университете. При обилии и разнообразии работы она не выходила за рамки традиционных методов преподавания (лекции, практические работы, экскурсии и др.). Однако стало больше возможностей для научных исследований: участие в экспедициях, да и длительный летний отпуск можно потратить для занятия наукой. С 1976 г. Алексей Михайлович - проректор в Алтайском государственном университете. Однако на преподавательскую работу времени практически не было.

Позже А.М. Малолетко снова возвращается в Томск (1987). В Томском университете в разные годы он разработал и читал лекции, в основном близкие ему по роду производственной деятельности: геология россыпей, общее землеведение, геоморфология СССР, методы полевых геоморфологических исследований, прикладная геоморфология, основные проблемы геоморфологии, палеогеография, гидрогеология, основы геофизики (для метеорологов), основы геофизики (для гидрологов), геохимия ландшафтов, методы полевых географических исследований, географическое прогнозирование, основы мелиоративной географии, история географических открытий, склоновые процессы, введение в науковедение, топонимика (географическая ономастика) и др. Давнее увлечение топонимикой помогли А.М. Малолетко разработать и интересно преподать студентам, в общем-то, не свойственный географу лекционный курс «географическая ономастика» и написать несколько учебных пособий на эту тему.

Тем не менее, и чисто геологический материал позволил выработать палеогеографический полнокомпонентный (геология, рельеф, водоемы, почвенный покров, животный мир, растения и др.) анализ территории. Им были проведены палеогеографические исследования на юге Западно-Сибирской низменности, в предгорьях Алтая и на

Салаире. Особенно эффективными эти методы оказались при оценке перспектив на платформенные (гиббситовые) бокситы, в практике поиска гипергенных месторождений полезных ископаемых и водоносных горизонтов на основе реконструкции древней гидросети.

В 1960 г. А.М. Малолетко был назначен старшим геологом, а затем и главным геологом Алтайской гидрогеологической партии (с. Верх-Катунское). Обширная и разнотипная по своей геологической истории территория работ партии способствовали формированию у Алексея Михайловича представлений о закономерностях развития природных условий этой территории в мезозое и кайнозое, в частности, формирование водоносных горизонтов в нелитифици-рованных породах мезозоя и кайнозоя. По сути, с этого времени и начинается его творческий путь, проявившийся во внедрении новых, ранее не применяемых методов ведения гидрогеологических работ, к которым относится палеогеографический анализ, что благоприятно сказалось на творчестве и поступление в заочную аспирантуру.

Будучи аспирантом-заочником, А.М. Малолетко в 1950-е гг. под руководством доцента Томского университета Н.А. Нагинского написал кандидатскую диссертацию на тему «Палеогеография Салаирского кряжа в ме-зокайнозое», которую защитил лишь спустя несколько лет - 14 мая 1965 г. в объединенном совете при Томском политехническом институте. Официальными оппонентами были проф. В.А. Ха-хлов и доц. А.А. Земцов.

В декабре 1974 г. А.М. Малолетко защитил докторскую диссертацию на тему «Регионально-палеогеографический анализ, его методы и проблемы» (официальные оппоненты - Л.Н. Ивановский, М.П. Нагорский и З.А. Свари-чевская). С декабря 1975 г. он стал профессором Томского университета, а с сентября 1976 г. - профессором и заведующим кафедрой географии Алтайского. В апреле 1976 г. А.М. Малолетко назначен проректором по научной работе АлтГУ. С 24 августа 1979 г. - профессор кафедры охраны природы. В 1987 г. он вернулся в Томский университет и до 27 мая 1992 г. был заведующим кафедрой экономической и социальной географии, затем переведен на должность профессора кафедры физической географии.

Но основной научной областью А.М. Малолетко в 1960-1970-е гг. являлась углубленная разработка методов палеогеографического анализа. В 19711985 гг. А.М. Малолетко провел комплексные исследования на ряде озер Сибири (Айское, Телецкое, Иткуль, Хантайское). Особенно значительны были результаты исследования бассейна р. Хантайки в Красноярском Заполярье. Впервые инструментально была определена глубина Хантайского озера (387 м). Итогом многолетних экспедиций (1976-1985) в Заполярье явилась коллективная монография «Природа Хантайской гидросистемы», которая сделала регион наиболее изученным в плане географии среди других регионов Сибирского Заполярья.

В последние годы А.М. Малолетко стал уделять большое внимание мемориальной тематике - жизнеописанию и анализу творческого пути исследователей сибирских регионов, преимущественно Алтая.

Несколько лет Алексей Михайлович был проректором по научной работе Алтайского государственного университета. Не все ему удалось сделать для географии на этом посту, но его попытка открыть географическую специальность в одном из главных вузов Алтайского края не прошла даром - началась подготовка людей, принимающих нужное решение. Университет уже заявил о

себе как о вуз, имеющий большой научный потенциал.

Выпускники Томского государственного университета - представители томской школы географов - довели дело до логического конца: в 1986 г. в Алтайском государственном университете появился географический факультет. Сегодня на Алтае сформировалось устойчивое географическое сообщество, которое в большинстве своем состоит из учеников Алексея Михайловича. Многие из них стали кандидатами наук, доцентами, а другие докторами наук, профессорами.

Алексей Михайлович опубликовал свыше 700 научных работ, среди которых более 50 монографий и учебников. Ученый закончил 6-томную монографию «Древние народы Сибири по данным топонимики», которая уже сейчас стала классикой географической мысли.

Алексей Михайлович был почетным членом Русского географического общества, лауреатом Демидовской премии (Барнаул, 2000), дважды дипломантом Всероссийского научных работ в области архивоведения, документоведения и археографии (Москва, 1995-1996 и 19971998), награжден медалями «Ветеран труда», «За заслуги перед Томским государственным университетом» (1998), «За заслуги перед городом» и почетными грамотами.

Алексей Михайлович был крайне скромным человеком. Его никогда не прельщали высокие титулы и звания. Самой большой наградой для него всегда была возможность общения с молодежью. Этому он посвятил свою жизнь, готовя специалистов высшей квалификации в должности профессора Томского и Алтайского государственных университетов. И мы, его ученики, помним об этом.

DOI: 10.24411/2410-1192-2019-15209

Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов