Спросить
Войти

Ленинградский городской суд во второй половине 1940-х – начале 1990-х годов

Автор: указан в статье

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 1940-Х - НАЧАЛЕ 1990-Х ГОДОВ

После окончания войны многие введенные в ее период чрезвычайные судебные и административные меры были отменены. Такая отмена, к примеру, коснулась смертной казни (Указ Верховного Совета СССР от

25 мая 1947 г.). Вновь вводилась выборность судей и судебных заседателей, сокращалось количество трибуналов и др.

В послевоенные годы изменения произошли и в деятельности судебно-прокурорских органов РСФСР вообще и г. Ленинграда, в частности. В 1948 г. впервые в соответствии с Конституцией 1936 г. были проведены выборы народных судов, пересмотрены оргштатные приказы и др. Эти и другие мероприятия по переводу судебной системы с военного на мирный лад осуществлялись в обстановке дальнейшего развития советского законодательства, отдельных вопросов материального и процессуального права.

Оперативный состав Ленинградского городского суда (далее — ЛГС) на октябрь 1946 г. представляли 25 судей. Все являлись членами партии, однако высшее юридическое образование имели 11 человек, среднее — 2, и обучались в юридической школе — 12 человек. С позиции практики оперативный состав имел значительный опыт, что можно предположить исходя из стажа работы в органах юстиции: от 4 до 5 лет — 2 члена ЛГС, от 6 до 10 лет — 11, свыше 10 лет — 12 членов ЛГС. Относительно возрастного состава: от 31 до 35 лет — 1 человек, от 36 до 45 — 13 человек, свыше 64 лет — 11. Можно отметить гендерный перевес— 15 судей женского пола против 10 — мужского1, что являлось следствием военных лет, хотя сразу же по организации ЛГС как самостоятельного судебного органа в декабре 1939 г., женщины играли значительную роль в оперативном составе — 13 против 192.

По состоянию на 15 апреля 1947 г. в составе суда числились - председатель ЛГС, два зам. председателя, 24 члена ЛГС, 1 старший секретарь,

224
4 секретаря коллегии, 9 секретарей судебного заседания, 4 машинистки и 1 судебный исполнитель3. Состав суда явно нуждался в пополнении, что видно из справки о необходимом количестве членов ЛГС на период 1948-1949 гг., составленной в конце 1947 г. председателем ЛГС К.П. Булдаковым.

Для определения необходимого количества работников суда учитывалось фактическое поступление дел в ЛГС за 11 месяцев 1947 г. (462 уголовных дела подсудности ЛГС по 1-й инстанции, 7964 уголовно-кассационных дела, 4816 гражданских дел подсудности ЛГС по 1-й инстанции и 14773 гражданских кассационных дел) и предполагаемый рост поступления дел в ЛГС в 1948 г. (в среднем он прогнозировался в 20%, что составило бы 600 уголовных дел и 6300 гражданских дел по первой инстанции, 10 425 уголовных и 19 339 гражданских кассационных дел).

Исходя из этих цифр высчитывался норматив делопроизводства. Из расчета 4 уголовных дела на докладчика и 9 человек для рассмотрения поступающих кассаций, состав судебной коллегии по уголовным делам необходимо было увеличить до 16 человек. Для судебной коллегии по гражданским делам из расчета 6 дел в день и для рассмотрения кассационных дел (в среднем по 5 дел в день), необходимо было довести состав до 18 членов. В справке отмечалось, что в работе суда всегда присутствует недоукоплектованность за счет лиц, находящихся в очередном отпуске, на учебе или в отпуске по болезни. Ввиду этого предлагалось иметь резерв не менее 15 % к общему количеству (порядка 6 человек). Таким образом, заключал К.П. Булдаков, «для нормальной и качественной работы ЛГС в 1948 г. необходимо количество членов ЛГС довести до 40 человек»4.

Все эти годы, вплоть до весны 1950 г., председателем ЛГС оставался Константин Павлович Булдаков который, работал в этой должности с 1939 г. (был избран председателем на основании постановления Президиума Ленинградского Совета депутатов трудящихся от 16 декабря 1939 г., с

20 декабря приступил к исполнению обязанностей)5. В обстановке начавшейся истерии вокруг так называемого «ленинградского дела» и повальных чисток партийного и советского аппарата Ленинграда, была предпринята попытка обвинить его в связях с «вражеской группой А. А. Кузнецова, М. Н. Родионова, П. С. Попкова и др.». Однако никаких антигосударственных связей К. П. Булдакова с упомянутыми деятелями обнаружено

не было. Более того, партийная организация Горсуда и отдельные его члены открыто заявляли о непричастности их председателя к основным фигурантам «ленинградского дела», и давали ему высокую оценку6. Не найдя «антипартийности» в позиции и поведении К.П.Булдакова, новые руководители города использовали один из фактов его личной жизни, чтобы отстранить от должности председателя Городского суда.

От должности заместителя председателя Горсуда был освобожден вместе с К. П. Булдаковым и Михаил Аркадьевич Ронин, 1910 года рождения, закончивший заочно в 1947 г. юридический и финансово-экономический институт, аспирант Ленинградского юридического института. В 1937-1938 гг. он работал народным судьей в Ленинграде. С июля 1938 г. и до ноября 1940 г. — член Ленинградского областного, а затем Городского суда. Как отмечалось в его характеристике: с июня 1941 г. он становится членом Военного трибунала г. Ленинграда, а с апреля 1942 г. — заместителем председателя ЛГС7. На период увольнения М. А. Ронин был награжден орденом Красной Звезды, медалями «За трудовое отличие», «За оборону Ленинграда», «За доблестный труд» и «За победу над Германией». В приказе об увольнении говорилось, что он «освобожден от работы ввиду нео-беспечения руководства судебной коллегией по уголовным делам».

На деле, как видно из архивных материалов, именно судебная коллегия по уголовным делам меньше всего критиковалась как Управлением НКЮ РСФСР по г. Ленинграду, так и комиссиями МЮ РСФСР, участвующими в ревизионных проверках ЛГС, в частности летом 1946 г8. Практически все сотрудники Горсуда оценивали М.А. Ронина как высоквали-фицированного специалиста, знающего судью.

На 15 июля 1948 г. в ЛГС работало 35 членов ВКП(б). Из них: 20 чел. с высшим юридическим образованием, 6 чел. со средним, 5 чел. с общим средним образованием и 4 чел. с низшим. Отличительной особенностью большинства членов ЛГС — партийцев, как их тогда называли, выступало то, что они придавали принципиальное значение факту деловитости в работе суда и осуждали всякого рода агитационно-пропагандист-кую «трескотню». Надо отметить и довольно высокий уровень критики и самокритики в работе партийной организации Ленгорсуда.

В первые послевоенные годы высокой принципиальной позицией отличались Е. Н. Калиновская, П. К. Гуралова, А. Е. Маликин, А. А. Игнатова, М. В. Васильева, Г. А. Левицкий, М. В. Петрушина, Ю. И. Миса-

ренко, Я. П. Завизион, И. В. Шевлякова, А. Я. Добычина, К. И. Муненко, Т. Н. Колбасова, А. Н. Геласимова, Я. Б. Богданов, З. М. Сибенберг и др.

С августа 1950 г. новым председателем ЛГС стал бывший председатель Ставропольского краевого суда Михаил Андреевич Чепел-кин, 1907 года рождения, из крестьян, член ВКП(б) с 1931 г. В начале 1930-х годов он работал народным судьей в Архангельской области, затем с 1934 по 1939 г. был членом Архангельского областного суда и по совместительству заведовал юридическими курсами, а также являлся директором юридической школы. С 1939 по 1948 г. работал председателем Свердловского областного суда. В конце 1940-х он убывает в Ставрополь, откуда и получает новое назначение на ЛГС9. Но проработал на этой должности М. А. Чепелкин недолго. Осенью 1952 г. он умер10.

В это время (по состоянию на апрель 1952 г.) работы ЛГС по рассмотрению дел по жалобам и протестам проводились 3-мя постоянными составами судебной коллегии по уголовным делам и 4-мя постоянными составами судебной коллегии по гражданским делам. Как отмечает зам. председателя ЛГС по уголовным делам Барканов в письме зам. министру юстиции СССР В.Н. Суходреву: «Члены Горсуда повседневно, рассматривая дела по кассационным жалобам и протестам, глубоко и всесторонне изучают каждое дело, правильно разрешают его по существу, составляют грамотные хорошо мотивированные определения. Контролируют и правильно направляют всю деятельность народных судов, призванных бороться за соблюдение социалистической законности».

Помощь народным судам со стороны Горсуда заключалась: в консультациях, проводимых в составах Судебной коллегии по конкретным материалам и с выездом еженедельно (по понедельникам и др. дням) на места в народные суды для обсуждения допущенных народными судами при рассмотрении судебных дел ошибок; члены суда присутствуют в судебных процессах, знакомятся с делами и присутствуют при приеме судьями граждан (в 1951 г. количество выездов в народные суды — 266, за 1 квартал 1952 — 74. — Авт.). Члены Горсуда имеют специальные тетради, в которые заносятся нужные им факты, характеризующие работу народного суда в процессе текущей работы по рассмотрению кассационных дел.

Также в порядке оказания помощи народным судам членами Горсуда ежемесячно на районных совещаниях народных судей и на кустовых совещаниях ежеквартально подводятся итоги рассмотрения в кассацион-

ном порядке дел по жалобам и протестам на приговоры народного суда по каждому участку (за 1951 г. и 1-й квартал 1952 г. проведено всего

61 совещание).

Однако, на фоне основательной работы по надзору, судьи ЛГС обнажают ошибки и недостатки в собственной работе по кассационной проверке дел, рассмотренных народными судами. Это и неосновательное оставление в силе обвинительного приговора, и грубое нарушение процессуальных норм процесса. Чтобы преодолеть и ранее существовавшие недочеты в работе (ранее — 20 декабря 1951 г. — Авт.), произошла реорганизация судебной коллегии по гражданским делам -вместо трёх составов было образовано четыре, что положительно отразилось на кассационном разрешении гражданских дел11.

Назначение председателем ЛГС Григория Илларионовича Еременко. 1917 года рождения, выходца из крестьян Воронежской губернии, типичного советского выдвиженца конца 1930-х годов, члена ВКП(б) с 1939 г., совпало во многом с периодом властвования в Ленинграде первого секретаря ОК КПСС В. М. Андрианова, которого в ноябре 1953 г. объединенный пленум Ленинградского ОК и ГК КПСС отстранил от занимаемой партийной должности. Современники характеризовали В.М. Андрианова как «партийного барина», высокомерного, не любящего критики в свой адрес, игнорирующего коллегиальность партийного руководства12. Под-стать Андрианову в Москве для Ленинграда подбирались соответствующие кадры, в том числе для правоохранительных и судебных органов.

За Г. И. Еременко совсем скоро закрепилась репутация довольно жесткого руководителя, склонного к принятию решений, иной раз идущих даже вразрез с действующим законодательством. Об этом ему не раз в присутствии членов ЛГС говорили такие авторитетные его сотрудники, как Н. Ф. Яковлев и др.13

В декабре 1956 г. судья Горсуда П. Д. Дмитриев, один из уважаемых членов городского судейского сообщества, в присутствии председателя суда говорил о ситуации в коллективе: «На мой взгляд, никогда еще в горсуде не было такого хаоса, как в настоящее время. Основная причина этого, я считаю, коренится в руководстве Горсудом. Вы, Григорий Илларионович, в значительной части создали такое положение»14.

Более сдержанную позицию по отношению к такому брутальному типу управления судом занимали в этот период члены Горсуда Н. И. Исакова, К. Ф. Егоров, Е. А. Беляева, Т. П. Кузьмина, Н. М. Румянцев и др.

Многие из них считали, что самим сотрудникам и, в первую очередь, судьям Горсуда следует оказывать друг другу помощь и поддержку, больше взаимодействовать и передавать накопленный опыт.

Например, в ЛГС в 1957 г. на служебных совещаниях не раз поднимался вопрос о ходе слушания дела некоего Солганика и др. Его вел Валентин Аркадьевич Чертолин, по оценке коллег опытный судья и хороший специалист. Дело слушалось 7 месяцев. По нему проходило 16 подсудимых,

8 из которых находились под стражей, 205 свидетелей и около 300 эпизодов. В первые же дни слушания дела все основные свидетели изменили показания, причем их допрашивал прокурор по 3-5 часов каждого. Дело слушалось в течение 188 рабочих дней, из которых 83 дня слушаний не проходило по причинам, не зависящим от коллегии и В. А. Чертолина. Следует заметить, что ему никто не помогал и практически не контролировал ход судебного процесса. И только летом 1957 г. выяснилось, что он, ведя это дело (на территории РСФСР), пользуется нормами Украинской ССР, «отдав дело» таким образом на откуп прокурору и адвокатам15.

Между тем в это время в Горсуде работали разные по опыту и знаниям сотрудники, и их деятельное участие в оказании помощи и поддержки друг другу снимало бы многие проблемы. Здесь трудились в конце 1950-х годов Ф. И. Холодов, Г. Г. Елисеева, М. П. Коготков, М. П. Иванова, В. И. Девонин, Н. И. Коршикова, А. А. Морозов, М. О. Агурьянова, Н. А. Ермаков, Г. Н. Ильенкова, Р. П. Калинина, Н. Г. Сорокин, Л. П. Шмелева, Ю. А. Левидова, М. Л. Лившиц, В. П. Юхов, О. В. Карлов, Л. А. Сли-тенко, М. И. Кальнин, М. Я. Миронов, Т. А. Баранова и др.

В эти годы в ЛГС в целях усиления его роли в осуществлении судебного надзора, в соответствии с Указом ПВС СССР от 14 августа 1954 г., создается президиум. Президиуму ЛГС предоставлялось право пересматривать в порядке надзора приговоры, решения и кассационные определения по уголовным и гражданским делам по протестам соответствующих прокуратур и судов, включая республиканский и союзный уровень (РСФСР, СССР).

После упразднения в 1956 г. Управления юстиции при Ленгорсовете депутатов трудящихся часть его функций передавалась ЛГС. Городской суд получил право производить ревизии народных судов Ленинграда и осуществлять контроль за всей их деятельностью, а также осуществлять руководство государственными нотариальными конторами. Все это

заметно увеличило объем работы судей ЛГС, потребовало поиска дополнительных резервов времени, усиления внимания к работе судов районного уровня и др.

В конце 1958 г. председателем ЛГС стал Сергей Ефимович Соловьев, который после работы в Горсуде в 1964 г. возглавил городскую прокуратуру. Кстати, в середине 1960-х годов многие очевидцы отмечали непростую ситуацию во взаимоотношениях между Ленинградской городской прокуратурой (далее — ЛГП) и ЛГС, регулировать которую всякий раз брались ГК КПСС и даже МЮ РСФСР.

Деятельность С. Е. Соловьева в ЛГС совпала со временем реализации в стране и в городе, в частности, принятых Верховным Советом СССР в декабре 1958 г. Основ законодательства о судопроизводстве Союза ССР, союзных и автономных республик, которые внесли некоторые изменения в действующую судебную систему. Упразднялась, например, прежняя участковая система народных судов (в Ленинграде в 1947 г. насчитывалось 115 судебных участков — от 1 до 10 на район16), происходила ее замена едиными народными судами районов Ленинграда. Срок полномочий судей был увеличен с 3 до 5 лет. Выборы народных судей (сроком на 2 года) проводились теперь на общих собраниях рабочих и служащих. Народные судьи обязаны были ежегодно отчитываться перед избирателями, а районные нарсуды — перед районными Советами депутатов трудящихся. Происходили и другие реорганизации.

И все же реорганизация работы отнюдь не ликвидировала тех недочетов в работе, которые прослеживались и ранее. Из справки о работе ЛГС по рассмотрению гражданских дел по 1-й инстанции за 1960 г. видно, что в этом году соответствующей судебной коллегией было рассмотрено 10 123 гражданских дела, из них: 9981 — о расторжении брака и 142 — общей подсудности. Проверка работы коллегии засвидетельствовала, что в общем виде дела были рассмотрены правильно, но были выявлены и недостатки. В основном они выражались в неудовлетворительном сроке рассмотрения дел;по ряду дел судом недостаточно были исследованы материалы дела, в некоторых случаях неправильно применен материальный закон. Для улучшения работы ЛГС по рассмотрению дел общей подсудности по 1-й инстанции, членам суда рекомендовалось более тщательно изучать материалы дела, проводить досудебную подготовку в соответствии с требованиями ст. 80 ГПК РСФСР, назначать и рассматривать дела в установленные законом сроки17.

Практически в конце 1950-х - середине 1960-х годов в судебной системе Ленинграда произошли заметные перемены, смысл которых сводился к повышению центральной роли как районных нарсудов, так и судебных коллегий Горсуда, его президиума, избранных судей и народных заседателей. Перестройка судебных органов затронула все его элементы. Возросли значение и роль работников канцелярий, секретариата судов, административно-хозяйственной части судебных учреждений, других вспомогательных служб. Во всей полноте проявилась потребность в организации делового взаимодействия суда с органами следствия, дознания и прокуратуры. Повысилась требовательность к уровню подготовки судей и других работников судебного аппарата и др.

По-прежнему заметную роль в воспитании судейского корпуса Городского суда играла его партийная организация во главе с партбюро. В феврале 1960 г. на учете в парторганизации ЛГС уже состояло 66 человек18. На их заседаниях коммунисты обсуждали самые разные вопросы. Так, в июне 1960 г. рассматривалась тема «О международном положении» и шел разговор «О подборе, расстановке и воспитании кадров Ленгорсуда»,в июле «О повышении революционной бдительности», а в октябре — «О работе президиума ЛГС»19.

В частности, анализируя деятельность президиума ЛГС за период с октября 1959 г. и по октябрь 1960 г., многие выступающие высоко оценили вклад этого органа в совершенствование всей судебной работы в городе. Отмечалось, что только за третий квартал 1960 г. в ЛГС поступила 3551 жалоба по уголовным делам о пересмотре их в порядке надзора и 1555 жалоб по гражданским делам, а всего 5106 жалоб и заявлений. Из 5106 жалоб и заявлений в 1960 г.: отказано в истребовании дел по 2626 жалобам и заявлениям; отказано в принесении протестов по 1569 заявлениям и жалобам; рассмотрено протестов в президиуме по 1199 делам, из них удовлетворено по 1145 делам20.

Усилившаяся в начале 1960-х годов борьба со взяточничеством и разворовыванием народного добра, выявила немало проблем, особенно в части проведения и качества разного рода ревизий и экспертиз. Обсуждая этот вопрос в мае 1962 г., председатель ЛГС С.Е. Соловьев поддержал ранее высказываемые пожелания большинства судей Горсуда о необходимости реорганизации ревизионного аппарата, который на самом деле «стоял на довольствии» ревизуемого учреждения и указывал в актах о благопо-

лучии на этом объекте. Ревизионный институт необходимо было делать независимым21.

В 1963 г. председателем ЛГС становится член Городского суда, некоторое время секретарь партбюро организации ЛГС, Николай Александрович Ермаков, 1920 года рождения, член КПСС с 1945 г. В 1948 г. он окончил Ленинградскую юридическую школу и в том же году был избран народным судьей Московского района г. Ленинграда. В 1955 г., без отрыва от основной работы, завершил обучение на юридическом факультете ЛГУ им. А. А. Жданова. В марте этого же года Н. А. Ермаков был избран членом ЛГС.

До назначения в судебные органы он занимался комсомольской работой и хорошо знал «неписанные» правила во взаимоотношениях высших директивных органов с подчиненными структурами. Николай Александрович оказался тем редким исключением среди руководителей Городского суда Ленинграда, работавших на этой должности до него, который за заслуги в укреплении социалистической законности в 1971 г. был награжден орденом Ленина — редкой по тем временам наградой для судейских работников городского уровня22.

В 1971 г. в Исполкоме Ленгорсовета депутатов трудящихся создается Отдел юстиции, основной задачей которого выступает руководство работой нарсудов города и координация деятельности правоохранительных органов Ленинграда23.

В 1977 г. этот отдел возглавляет А. Г. Караськов. В отделе по штату значилось три заместителя начальника: Л. В. Мась, Л. И. Иванов и А. М. Колеткова. Кроме руководящего звена, в отдел входили: сектор кадров, консультанты по народным судам, консультанты по нотариату, консультант по адвокатуре, консультанты по правовой пропаганде, контрольно-методический сектор, сектор статистики, кодификация, канцелярия, административно-хозяйственная часть, бухгалтерия отдела. Территориально отдел располагался на Адмиралтейской набережной, 12.

ЛГС в эти годы по-прежнему находился на набережной Фонтанки, 16, и организационно включал в себя следующую структуру: председателя ЛГС (им в 1977 г. оставался Н. А. Ермаков); двух его заместителей (Нина Сидоровна Исакова и Олег Васильевич Карлов); коллегию по уголовным и коллегию по гражданским делам; канцелярию по уголовным делам

1 инстанции; Президиум ЛГС; канцелярию Президиума; экспедицию; финансово-хозяйственный отдел (ФХО).

В конце 1970 г. в Ленинграде функционировал 21 районный народный суд, председателями которых, в частности, в 1977 г. были: Н. И. Кубасова, Е. М. Коснырева, В. И. Полудняков, М. С. Абрамов, М. Д. Мельников, Е. И. Котелевская. Ю. И. Жеглов, Н. Г. Власов, Р. Л. Кейгерист, Г. А. Стуликов, З. П. Антиошко, Б. Ф. Жигулин, М. П. Коготков, А. А. Иванов, Е. П. Чернова, А. А. Демченко, А. Г. Арьков, Н. А. Титов, Н. А. Костец-кий, Н. С. Волженкина, В. И. Борисенко.

В 1981 г. Н.А. Ермакова на посту председателя ЛГС сменил Владимир Иванович Полудняков— бывший председатель Дзержинского районного народного суда. Новый председатель Горсуда, по мнению большинства членов ЛГС, являлся опытным и знающим руководителем, хорошим организатором и принципиальным судьей. О проблемах деятельности на посту председателя ЛГС Владимир Иванович поведал позже в своем очерке «Судья ведет прием» (М., 1984) и других работах. Современники этих событий помнят, какую значимую для улучшения и активизации деятельности судов Ленинграда работу проделал В. И. Полудняков. Скорее, именно при нем ЛГС стал подлинным центром координации всей судебной работы в городе, современного и профессионально значимого общения и др.

В.И. Полудняков, знающий «изнутри» специфику деятельности районного нарсуда и особенности работы с ним судей и других сотрудников Горсуда, внес принципиальные коррективы в схему их делового взаимодействия. Председатель Горсуда считал, что районным нарсудам «не надо мешать работать» и что там достаточно высококвалифицированных специалистов, а контроль за деятельностью должен носить конструктивный, деловой характер24.

В этом же году в ЛГС влились свежие силы: Р. М. Черемчук, В. К. Власенко, Е. А. Жерносек, А. Н. Слабак, С. Д. Яковлев, С. В. Агапитов. Из 47 членов ЛГС (44 члена суда, 1 председатель и два его заместителя. — Авт.) имели, как говорилось, вполне приличный стаж работы в судебной системе: до 3-х лет в системе работало всего 3 человека. Со стажем от

3 до 10 лет — 19 судей и свыше 10 лет — 25 человек25.

В 1981 г. руководство ЛГС в поисках новых форм работы приняло решение о создании 6 судебных составов по уголовным делам и 2-х — по гражданским. Необходимость такого соотношения диктовалась сложившейся стойкой тенденцией роста поступления в кассационном порядке уголовных дел при одновременном снижении числа гражданских дел.

Такая реорганизация позволила, по оценке В.И. Полуднякова и его заместителей, судьям уголовной коллегии, например, иметь возможность более качественно рассматривать поступающие в кассационном порядке дела и в более сжатые сроки сдавать их в канцелярию для исполнения.

Однако возникли и проблемы. Так, нагрузка членов коллегии по гражданским делам резко возросла, особенно нагрузка на каждый день судебного заседания являлась чрезмерной. Руководство ЛГС пошло на эксперимент, когда в 5-м и 6-м судебных составах по уголовным делам проводили один день судебного заседания вместо двух в неделю. В результате судьи при увеличении нагрузки в течение 1 дня судебного заседания одновременно получали один день свободный от заседаний для более качественного изучения и подготовки дел к кассационному разбирательству.

Из архивных материалов видно, что те, кто работал в 5-м и 6-м судебных составах считали такую форму работы более прогрессивной, поскольку она, на их взгляд, способствовала более качественному и эффективному отправлению правосудия.

Новое руководство ЛГС активно включилось и в процесс обновления своего состава. С сентября 1981 г. из ЛГС на пенсию и по другим причинам ушли О. В. Карлов, Т. Б. Кузьмина, Г. Н. Ильенкова, Н. И. Коротков,

С. Д. Яковлев, Н. И. Маркова, К. С. Семеняко и др. Из числа народных судей в состав ЛГС к сентябрю 1982 г. пришли Г. М. Васильева, В. В. Лохов, В. Г. Ильинская, С. И. Масолова, И. А. Докина, В. В. Семенов, Р. Е. Орлова. Заместителем председателя ЛГС была избрана Нелла Семеновна Волжен-кина— бывший председатель Смольнинского районного народного суда.

К середине 1980-х годов в ЛГС из 47 членов суда по стажу работы в Горсуде до 3-х лет насчитывалось 15 человек; от 3 до 10 лет — 17 человек и свыше 10 лет — 15 судей. То есть в Горсуде сложилась, по сути, уникальная ситуация, когда в его составе работала: 1/3 молодых (в профессиональном плане применительно ЛГС), 1/3 — достаточно опытных судей и 1/3 ветеранов Городского суда. В возрастном плане ситуация выглядела следующим образом: из судей до 29 лет в ЛГС работал только 1 человек; от 30 до 39 лет — 11 человек; от 40 до 49 лет — 14 человек, от 50 лет и старше — 21 судья, в том числе 10 человек — люди пенсионного возраста26.

В. И. Полудняков с первых дней работы в ЛГС столкнулся с рядом проблем, которые оказывали существенное влияние на качество его работы. Речь шла о кодификации и работе экспедиций суда.

О состоянии кодификационной работы в суде давно и не раз говорили на заседаниях Президиума ЛГС, служебных совещаниях, на партийных собраниях и др. За этот участок работы в Горсуде в начале 1980-х годов отвечала консультант суда А. Ю. Дегтярёва. Ее доклады, сообщения и записки руководству суда свидетельствовали о том, что эта большая и многотрудная работа не могла быть выполнена на уровне «общественного поручения», и что на этот участок нужен сотрудник на постоянной основе. Дело дошло до того, что в Городском суде в 1983 г. не было даже каталога книг, не говоря уже о специальных разделах и темах. Только недавно назначенная курировать этот вопрос Н. С. Волженкина справедливо замечала, что «кодификация запущена, работа по систематизации литературы не ведется»27. Понадобилось время, чтобы к 1986 г. эта работа в целом приобрела требуемые формы.

Работа экспедиции суда, особенно городского, всегда была под особым присмотром его руководства. От организованности, четкости и оперативности этого структурного элемента всякого судебного органа довольно часто зависела эффективность работы всей судебной системы.

В конце февраля 1986 г. в экспедиции ЛГС были установлены скрытые от учета поступающие с ноября 1985 г. в суд корреспонденции общим количеством 656 документов, заявлений и жалоб. Среди них оказались 36 кассационных жалоб и протестов на приговоры и решения судов, 58 общих жалоб, 25 материалов, которые должны были быть направлены в вышестоящие партийные и советские органы. В их числе: жалобы граждан из редакций газет, адресованных в МЮ РСФСР и МЮ СССР, Верховные суды СССР и РСФСР, запросы из Верховного Совета СССР, письма из ОК КПСС и др.28

Председатель ЛГС В. И. Полудняков, который и обнаружил эти незарегистрированные документы, сформировал комиссию по проверке деятельности экспедиции и всех канцелярских подразделений Горсуда. По итогам проверки секретарь экспедиции В.С. Соколова была уволена с работы по ст. 33 ч. 3 КЗоТ РСФСР и наказана куратор этой службы Н. С. Волженкина.

Процесс перестройки в советском обществе нашел свое отражение и в деятельности государственных учреждений страны. В эти годы (1985-1991 гг.) в Городской суд, районные нарсуды пришло много новых сотрудников, опытных и знающих юристов, ответственных организаторов. Например, в 1987 г. в ЛГС работали такие судьи, как А. А. Хохлов,

А. В. Бондар, В. К. Власенко, В. Г. Ярославцев, В. Г. Березкин, И. И. Богословская, И. Н. Телятникова, О. В. Корчевская, В. Е. Воробьев, Б. А. Подо-беза, В. К. Данилов, Т. В. Яковлева, Н. В. Ломоть, Т. А. Баранова, Ю. С. Царский, Л. Ф. Добрынина, А. Л. Сидоров и многие другие.

За многие годы существования ЛГС, впервые 24 февраля 1988 г. на открытом партийном собрании коммунистов ЛГС был заслушан отчет председателя Горсуда. Обычно подобные отчеты слушались либо в Дзержинском РК КПСС или в ГК КПСС. Членов суда, как правило, лишь информировали о состоявшемся слушании и о самых общих решениях этих директивных органов.

На этот раз В.И. Полудняков отчитывался практически перед всем составом Горсуда о своей деятельности по его руководству. Важно заметить, что в том отчете были названы не только позитивные моменты в работе всего коллектива, но и общие проблемы совместной деятельности суда. Не скрывал председатель ЛГС и свои личные промахи и упущения. Докладчик проинформировал присутствующих о проделанной за последние 5 лет работе и напомнил, в частности, о том, что за годы перестройки в ЛГС на 85 % изменился его состав, пришли молодые судьи. Им лично за эти годы было рассмотрено по 1 инстанции 65 уголовных дел, 32 дела доложено в кассационной инстанции и 104 уголовных и 15 гражданских дел — на Президиуме ЛГС29.

На служебных совещаниях с членами Горсуда в процессе обсуждения отдельных вопросов судебной работы и деятельности получали развитие многие предложения и регламентации с мест, связанные с совершенствованием всей системы правосудия в городе во 2-й половине 1980-х - начале 1990-х годов.

Так, в разное время члены ЛГС вносили многочисленные предложения по улучшению организации работы городского суда, суть которых сводилась к следующему:

— организовывать регистрацию дел, поступивших в кассационную инстанцию необоснованно, по вине народных судов (с нерассмотренными замечаниями на протокол судебного заседания, с нарушениями кассационного срока и др. — Авт.);

— обсуждать вопрос о назначении дел в кассационной инстанции самим ЛГС;

— рекомендовать председателям составов организовывать более равномерное распределение нагрузки;

236

— направлять в Управление связи Ленгорисполкома письма о нарушении правил вручения судебных повесток работниками почты;

— провести исследование с целью разработки оптимальных сроков рассмотрения дел по 1 инстанции (с этой целью предлагалось постоянно анализировать сроки между окончанием одного дела и началом слушания другого. — Авт.)

— освобождать (частично. — Авт.) председателей составов от нагрузки по рассмотрению дел, способствовать поднятию престижа председательствующего;

— разработать образцы резолютивной части постановлений, приговоров, определений и других судебных документов;

— окончательно решить вопрос о направлении частных определений с уведомлением;

— постоянно напоминать прокуратуре о необходимости информировать суд о результатах расследования дел, которые были возвращены судом на дополнительное расследование;

— установить единый кодификационный день, когда в ЛГС ответственный сотрудник информировал бы всех членов суда о новом законодательстве, о поступлениях юридической литературы и т.п.

Оформлялись и другие предложения, например, о необходимости просить компетентные органы (КГБ и МВД СССР) внести в ЛГС в перечень охраняемых судов, а также решить наконец вопрос о резервном (дополнительном) и оборудованном зале заседаний. Предполагалось даже научно разработать нормативы рабочего времени судей, для чего создать инициативную группу. Ценными были предложения о и необходимости доставки осужденных в суд для ознакомления с протоколами судебных заседаний30.

В феврале 1989 г. в Ленгорисполкоме, при участии членов ЛГС (Н. С. Волженкина. — Авт.) разрабатывался перспективный план развития судебных органов Ленинграда «Юстиция - 2005 год», в котором предусматривались, главным образом, материально- технические компоненты будущих перемен в судебной сфере.

В послевоенный период суд в советской России продолжал рассматриваться как орган государственной власти, а сама судебная деятельность — одной из функций государственного управления. Один из историографов советского правосудия, М. В. Кожевников, рассуждал о суде и

как об органе охраны всего правящего класса, что подчеркивало его классовую, идеологическую природу31. Разумеется, что в реальной практике подобные пропагандистские, партийные компендиумы не были «абсолютами». К судебной ответственности за совершенные преступления одинаково привлекались как выходцы из непролетарских слоев населения, так и сами рабочие, колхозники и советская интеллигенция.

Несмотря на непростой характер взаимоотношений института судебной власти советского типа со всей системой партийно-государственного управления и власти, она обладала признаками и чертами, свойственными власти вообще. То есть судебная власть не была абсолютной «игрушкой» в руках советской номенклатуры, а в послесталинский период вмешательство в правосудие (процесс) скорее было исключением, чем правилом. Резонансные судебные разбирательства 1980-х годов — яркое тому свидетельство.

Судебное разрешение общественного конфликта посредством права (касалось ли это уголовного или гражданского дела) мог и обязан был осуществить только суд, а не местный партком или крупный чиновник, наделенные определенными полномочиями.

За период 1945-1991 гг. ЛГС проделал огромную работу, которая еще не обобщалась и не анализировалась на уровне специального научного исследования. Следуя строго хронологии исторических событий, попытаемся реконструировать ключевые события из повседневной деятельности ЛГС, с тем чтобы уяснить специфику и особенности функционирования советской судебной системы в отдельно взятом регионе - Ленинграде (крупном мегаполисе страны) — почти за полувековой период ее существования.

В первые послевоенные годы, к примеру, с апреля 1947 г. по июль

1948 г. в городском суде было рассмотрено по 1-й инстанции 5 174 гражданских дела, по которым было обжаловано 487 решений (9 % от общего числа обжалованных решений) и оставлено в силе 85 % решений. Суд отменил и изменил 15 % решений. За этот период в ЛГС по 1 инстанции было рассмотрено 385 уголовных дел в отношении 1187 обвиняемых. В отношении 60 человек приговоры были изменены и для 732 человек — обжалованы. К числу обжалованных приговоров отмена составила 6 %. Большой объем работы осуществлялся и в кассационной части деятельности городского суда. В кассационном порядкеза 1947-1948 год суд

рассмотрел 15 780 гражданских дел и 8 658 уголовных дел в отношении

11 071 осужденного32.

Сравнительно высокий процент отмены приговоров не раз ставился в упрек деятельности ЛГС со стороны местных органов власти. 3 июля

1948 г. на собрании бюро Ленинградского ГК ВКП(б) был даже обсужден вопрос «О работе городского суда». К.П. Булдаков, ссылаясь на решения бюро ГК ВКП (б) приводил данные (в процентах) отмены приговоров нарсудов ряда районов города. Так, ЛГС отменил 9% приговоров нарсудов Смольнинского района, 32 % — Сестрорецкого района, по 30 % — Калининского и Дзержинского районов Ленинграда. Бюро ГК ВКП (б) критиковало ЛГС и потому, что он якобы ослабил борьбу с преступностью в городе33.

В сентябре 1950 г. ГК ВКП(б) обращал внимание ЛГС на недопустимость ослаблений репрессий по особо важным категориям дел, особенно когда речь шла о хищениях государственного и общественного имущества.

Следует отметить, что ЛГС вряд ли можно упрекать было в излишней «либерализации» и послаблениях, особенно по этим вопросам. Так, выполняя требования Указа ПВС СССР от 4 июня 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества», только в январе 1950 г. по делам ЛГС наказание в виде 10 лет лишения свободы получили 28,6 % осужденных за хищение государственного имущества, а свыше 10 лет и до 20 лет заключения — 71,4 %. В апреле 1950 г. от 10 до 20 лет лишения свободы получили уже 83,4 %. В июле 1950 г. на срок от 20 до 25 лет заключения было осуждено 18,2 % «хищников» государственного имущества34.

В 1952 г. ЛГС, выполняя требования Указа ПВС СССР от 4 января

1949 г. «Об усилении уголовной ответственности за изнасилование», осудил насильников на 44% больше, чем в 1951 г. При этом многие осужденные приговаривались к предельно высоким срокам наказания. В чем был прав ГК ВКП(б), так это в том, что после проверки в 1952 г. дея

Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов