Регистрация
Войти
Категория: Литература

«Преданья русского семейства»: жанр семейной хроники в русской литературе XIX-XX столетий

Автор: Никольский Евгений Владимирович

Е. В. Никольский

«Преданья русского семейства»: жанр семейной хроники в русской литературе XIX-XX столетий

Широко известно высказывание А.С. Пушкина о том, что предания русского семейства должны лечь в основу последующей нашей литературы. Примечательно и то, что М. Ю. Лермонтов в 1840 году говорил В. Г. Белинскому о своем замысле обширной трилогии из трех эпох жизни российского общества (века Екатерины II, Александра I и настоящего времени), имеющих между собой связь и некоторое единство. Ранняя смерть оборвала замыслы поэта, но из этого краткого замечания можно сделать предположение, что он замыслил нечто вроде романа - семейной хроники. Сам факт такого замысла показателен, так как он отражает в себе общие тенденции идейно-поэтического развития литературы XIX века. Завет поэта был реализован. Во второй половине XIX века в русской классической литературе появляются семейные хроники - произведения нового жанрового типа. Эта традиция изначально появилась благодаря большому количеству дворянских родовых записок и мемуаров в документальной литературе, а благодаря С. Т. Аксакову («Семейная хроника»), Вс.С. Соловьеву («Хроника четырех поколений»), М. Е. Салтыкову-Щедрину («Господа Головлёвы» и «Пошехонская старина») уже в художественной прозе формируется и активно развивается новый жанр - роман семейная хроника. В современном литературоведении не сложилось точного определения и типологии жанра семейной хроники. В западноевропейской и отечественной компаративистике своеобразие семейной хроники является одной из менее разработанных проблем. М. Бахтин, характеризуя историю развития жанра романа, доводит исследование его типологии до литературы XX века. Известный исследователь определяет развитие и изменение в поэтике романного жанра, начиная с античности, обосновывает возникновение новых жанровых разновидностей, среди которых отмечает появление «романа поколений» (термин М.М. Бахтина). Такое определение жанра нам не представляется точным и приемлемым в силу ряда причин. Термин «семейная хроника» кажется более верным, так он указывает на ряд определяющих жанровых признаков, характерных для новой формы романа.

Семейная хроника, соединяя историю жизни человека с жизнью и историей общества, формирует изображение закономерностей общественных изменений, проявляющихся в становлении героя, в особенностях его социального бытия и психологии. Появление в XIX - XX веках многочисленных семейных романов, с большей или меньшей точностью определяемых как семейные хроники - «Будденброки» Томаса Манна, «Сага о Форсайтах» Г олсуорси, - явление общеизвестное. Специфика романа этого типа, как и всякого иного, во многом определяется его генезисом; семейная хроника по ряду признаков, несомненно, может быть соотнесена с социальнобытовым романом, получившим развитие уже в литературе XVIII 49

XIX веков. Сужение семейной тематики в первой половине XIX века и, напротив, ее последующее распространение имеют причины и социальноисторического и типологического порядка. На развитие семейной хроники оказывают влияние и успехи наук биологического цикла, и увлеченные физиологией, и традициями Э. Золя.

Итак, обратимся к толкованию в литературоведческой науке самого термина «хроника», составляющего вторую часть семантического ядра определения исследуемого жанра. Хроника - это литературный жанр, излагающий исторические события в их временной последовательности. При этом подразумевается, что временная последовательность должна быть линейной, то есть не иметь в себе отступлений от прямолинейности своей организации. В центре хроники находится время как субъект исторического процесса. Если в дневнике на первый план выступает личность автора, а в историческом романе - характеры и взаимоотношения действующих лиц, активно проявляющих себя в истории, то в хронике организующей силой сюжета и композиции представляет сам ход времени, которому подвластны действия и судьбы персонажей. Для хроники характерен экстенсивный сюжет, образующий чередованием сцен, фрагментов, картин, меняющейся действительности, структура хроники отражает темп, длительность, порядок и ритм отражаемых событий, за точку отчета которых принимаются моменты реально-исторического времени... Замкнутое, остановившееся время -предмет семейной, усадебной реалистической хроники (С.Т. Аксаков, Н.С. Лесков). Редкая как самостоятельный жанр хроника образует внутри многих произведений систему включения реального исторического времени в вымышленный сюжет [1].

Многообразие подходов к теоретическому изучению прозаических жанров и полученных результатов позволяет замечать нечто общее, чего невозможно избежать в размышлениях о романе. Это общее заключается в убеждении о взаимосвязи романа и личности, о зависимости структуры романа от восприятия и понимания художником героя как личности. Именное в этом заключается его основополагающее типологическое качество, которое определяет многие другие.

Разумеется, личность не мыслится вне контактов с обществом. Поэтому при определении личности и ее места в романе надо иметь в виду характер ее взаимоотношений с обществом. Прояснить такое соотношение нам позволяет понятие романной ситуации, составляющей базовую основу романа как жанра. Итак, романная ситуация представляет собою взаимоотношение личности, среды и микросреды, где личностью является герой, обладающий более-менее значимым внутренним миром; микросредой - совокупность главных героев; средой же - совокупность таких героев, с которыми соприкасаются герои романного типа, и которые, как правило, чужды им.

Отметим, что, сопрягаясь с хроникальностью, романное начало не утрачивает своей специфики, но все произведение в целом приобретает новый эстетический смысл. В процессе развития литературы сложилось несколько типов романов-хроник. Это, прежде всего, хроника историческая

50

(например, произведения В.С. Пикуля «Слово и дело», «Реквием каравану PQ-17» и другие), хроника производственная, имевшая место в советской литературе 20-30-х годов, и, наконец, семейная хроника.

Для последнего типа романа отличительной чертой является специфика соотношения среды и микросреды, которая представлена группой лиц, связанных между собой родственными узами. Особо отметим, что состав микросреды в ходе действия романа может меняться из-за появления на свет, взросления, старения, смерти героев произведения. Также изменчивы и сами функции персонажей; они могут переходить их списка главных героев во второстепенные, то есть из микросреды в среду, и наоборот. Для произведений этого жанра характерно соблюдение принципа четкой хронологии, господство линейного принципа, что текстуально оформляется датировкой событий (Т. Манн), обозначением действия глав (К. Маккалоу), соотнесением событий романа и событий истории - сменой династий, эпох (М. Горький); а также естественными принципами старения или взросления персонажей. Этим отличаются семейные хроники от романов поколений.

Линейный принцип определяет хроникальность, в то же время история поколений может быть представлена иными способами (ретроспекция и воспоминания в романе В. Шишкова «Угрюм-река»). Отличающей чертой таких произведений является то, что их действия не протянуты во времени и составляют меньший временной отрезок. Исходя из этого, можно заключить, что терминологическая формулировка М.М. Бахтина нуждается в уточнении с учетом особенностей поэтики рассматриваемых произведений.

Художественное время в семейной хронике представлено жизнью 2-4 поколений и занимает значительный период в истории общества, что формирует еще одну специфичную черту жанра - соотношение истории страны с историей с историей семьи. Историзм романа - семейной хроники своеобразен: крупные события, как правило, присутствующие в романе, как правило, не интересуют автора сами по себе, и они находят отражение как имеющие значение для данной семьи (формирование характера подрастающего или же изменение взглядов взрослого поколения). Таким образом, авторы предлагают именно несколько иной взгляд на историю, как снижая её масштабы и очеловечивая её.

Художественное время может расширяться за счет сведений о родословии героев (вплоть до XVI века и далее, если учесть, что само действие происходит в XIX - ХХ веках). Рассматривая специфику этого жанра, следует изучить и первое определение - «семейная». Этот аспект жанрообразования подразумевает изучение своеобразной проблематики, сюжетно-фабульных сторон произведений, а также категорий времени и пространства. В контексте проблематики можно отметить, что романсемейная хроника исследует (в различной степени) традиции семьи, её микроклимат, проблемы отцов и детей, в этот жанр включено также и изучение конфликтов и социальных связей семьи (проблема индивида и общества не является сугубой прерогативой этого жанра, но в нём она тоже присутствует). Роман рассматривает судьбу двух и более поколений, но при

51

этом, в отличие от биографического романа, где в центре стоит судьба одного человека, любое поколение самоценно для автора, хотя порою акцент всё же делается, как правило, на одном поколении. Задачи биографического романа и романа-семейной хроники различны, отсюда и вытекает их проблемное и жанровое своеобразие. Семейные хроники, по сути, - комплекс биографий лиц одной семьи, изложенных в хронологической последовательности. Все эти данные позволяют нам определить особое место семейной хроники среди других, родственных ей жанров романной прозы.

Анализируя общие аспекты проблематики этого жанра, можно выделить несколько наиболее типичных проблем, решающихся семейной хроникой: соотношение истории семьи и истории общества, что в свою очередь рождает ряд других особенностей, являющихся прерогативой именно этого жанра, составляющих его классические мотивы. Это то, что в монографиях рассматривается как мотивы вырождения (деградации, дегенерации). Такой подход нам представляется несколько односторонним: более правомерно говорить об эволюции характера героев на протяжении семейной истории. Эти изменения могут носить, как негативный характер (физические и психические болезни, духовно-интеллектуальное оскудение, снижение социальной активности, физиологическое бесплодие), так и позитивный характер (возрождение, восстановление потенций рода после мрачных лет дегенерации).

Зачастую угасание рода обусловлено духовно-нравственными причинами. Писатели, работавшие в жанре семейной хроники, по материалам «малой истории» семьи отметили всеобщее нравственное оскудение, весьма характерное для XIX - ХХ веков. Так, злым роком для семьи Артамоновых стало стремление к накоплению земных богатств в ущерб духовным поискам. Семью Горбатовых отступление от Православия (масонство, оккультизм, восточная мистика, охлаждение веры и порочный образ жизни) приводит к деградации. Лишь возродив веру и вернувшись к истокам (родная земля, золотые традиции дворянской культуры), Род восстанавливается и обретает новые силы.

Следует особо отметить, что в русской литературе жанр семейной хроники появился на несколько десятилетий ранее, чем в европейской (романы Вс. Соловьева «Хроника четырех поколений», 1880-е годы, М.Е. Салтыкова-Щедрина «Господа Головлевы», 1875-80). Были, конечно, и другие произведения с элементами хроникальности: «Двоевластие» и «На изломе» А.Е. Зарина; «Род князей Зацепиных» А. Шардина и проч. Большая часть их, к сожалению, совершенно забыта. После 1917 года русская литература в метрополии не забыла этот жанр. Все, что создали современные авторы, естественно, не равноценно. Однако каждый писатель-хроникалист, так или иначе продолжал традиции своих прославленных предшественников. Советские семейные хроники пользовались в семидесятых годах прошлого века оглушительной популярностью независимо от их литературных достоинств и уровня, как, впрочем, и исторической объективности. Мы говорим о таких книгах, как «Русь» П. Романова, «Строговы» Г. Маркова, «Занины» В.Н. Трапезникова, «пряслинскую» трилогию Ф. Абрамова,

52

«Любавины» В. Шукшина, «набатовский» цикл Ф. Таурина и, конечно, бессмертные творения А. Иванова «Вечный зов» и П. Проскурина «Судьба», историческую хронику Е. Федорова «Каменный пояс» и другие.

Обычно семейные хроники отражают историю выживания семьи в драматическую пору, когда само существование семьи ставилось под угрозу. Например, кризис Германии породил «Будденброков», кризис британской империи - «Форсайтов», перерождение империи российской в советскую -«Дело Артамоновых». Кризис сталинизма породил «Журбиных» В. Кочетова; отчетливый упадок уже советской империи вызвал к жизни жанр семейной хроники в творчестве Г. Маркова («Строговы»), А. Иванова («Вечный зов»), П. Проскурина («Судьба»). На гибель СССР отреагировал Василий Аксенов: «Московская сага» была одновременно и пародией на семейно-исторический роман, и первой пробой многих современных приемов. В конце 90-x проницательные литераторы ощутили некоторую стабилизацию и необходимость осмысления нового бурного периода. Пионером в этом жанре в новом периоде истории русской литературы стал Дмитрий Вересов, написавший романы «Черный ворон» и «Летописец», а поскольку в советской истории много иррационального, он стал одним из первых, кто создал мистический (фактически оккультно-языческий) колорит на семейной материале.

Тенденция отображать историю семьи проявилась и в творчестве других современных писателей. Например, Е.Арсеньева издала в «Эксмо» серию романов «Русская семейная сага»: «Несбывшаяся весна», «Зима в раю», «Осень на краю», «Последнее лето». В них отобразилась история русского дворянства, и интеллигенции от начала двадцатого века до 1960-х годов. Последовательное изложение судеб трех поколений раскрывает то, как история проходит через жизнь простых людей, коверкая и искажая их судьбы. Однако несмотря на сложные исторические обстоятельства, герои сохраняют себя и культурное наследие своего сословия. В таком контексте стоит отметить и произведения А. Лапина «Русский крест» и Е. Колиной «Сага о бедных Гольдманах». Хотелось бы отметить роман Семена Малкова, представителя технической интеллигенции, авиаконструктора. Телесериал «Две судьбы», созданный по мотивам романов Малкова стал очень популярным, большим тиражом разошлись и книги. В основе сюжета две женские истории. В начале 60-х годов деревенские подруги Вера и Лида молоды, красивы, впереди у них целая жизнь. Тугой узел конфликта развязывается совершенно непредсказуемо, срывая маски, обнажая истину, вовлекая в водоворот событий все новых и новых персонажей. Сквозь многие годы проносят героини свои мечты и любовь. Их личные жизни развиваются на фоне непростой судьбы страны столь же драматично, сколь и неожиданно. сегодня критики сравнивают новый роман Семена Малкова с лучшими образцами русской эпической прозы. Основное достоинство книги - четкая расстановка нравственных акцентов. Тонкий психолог, автор не пытается выгораживать «плохих» героев или добавлять лишние непривлекательные черты положительным. Само название семейной хроники «Две судьбы» можно трактовать как два пути, которые выбирают для себя люди: трудный путь честности, любви, верности идеалам, или удобный путь лжи и себялюбия. И так происходит на протяжении трех поколений

53

семьи, нравственный выбор встает и перед дочерьми Веры и Лидии, в предперестроечное время, Петром Юсуповым, внуком Веры и его другом-врагом Кириллом Слепневым в эпоху «лихих девяностых» и начале нового тысячелетия. Решение этических проблем подается как пример читателям книги и зрителям фильма.

Итак, наш обзор современных семейных хроник показывает, что этот жанр несмотря на объективные трудности для писателей (большой объем текста и фактологического материала) активно развивается в современной русской литературе, реализует широкий спектр проблем, вызывает интерес читателей и поэтому возможно появление новых семейных хроник, в которых будет представлен иной взгляд на драматическую и трагическую историю ХХ века.

Список литературы

1. Хроника // Краткая литературная энциклопедия. - [Электронный ресурс]: http://feb-web.ru/feb/kle/kle-abc/ke8/ke8-3333.htm

Е. В. Боброва

Жанровые признаки лирической поэмы в поэтическом сборнике Е. Ю. Кузьминой-Караваевой «Дорога»

Жанр лирической поэмы зародился на рубеже XIX - ХХ веков, когда возникают новые жанровые формы, акцент в которых переносится на создание «внутреннего пространства». Внутренний мир лирического героя становится абсолютным центром структуры поэмы. Не исключением является сборник Кузьминой-Караваевой «Дорога» (1912-1913), состоящий из нескольких циклов с символическими заглавиями - «Перекресток», «Вестники», «Начало», «Земля». Указание на жанр присутствует в рукописи книги -автор определила жанр сборника как лирическую поэму. Поэма - форма стихотворного произведения в эпосе, лирике или лиро-эпическом роде. Поэмы разных эпох имеют общие черты: предметом изображения в них является определённая эпоха, авторские суждения о которой даны читателю в виде рассказа о значительных событиях в жизни отдельного человека, являющегося её типичным представителем, или в виде описания собственного мироощущения; для поэм характерен дидактический посыл, так как в них прямо или косвенно провозглашаются или оцениваются общественные идеалы; они практически всегда сюжетны, и даже в лирических поэмах тематически обособленные фрагменты стремятся циклизоваться и превратиться в единое эпическое повествование. В русской литературе начала ХХ века наметилась тенденция превращения поэмы лиро-эпической в лирическую [9, с. 211]. Особенности формы поэмы сводятся к следующему: 1) поэма начинается вступлением, в котором передается содержание поэмы; 2) поэма, группируя содержание вокруг одного важнейшего события, разнообразится эпизодами;

54
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@nauka.work
ЯЗНАНИЕ
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов