Спросить
Войти

Структура и модель развития китайско-французского партнерства: уроки и возможности для России

Автор: указан в статье

О.А. Тимофеев

СТРУКТУРА И МОДЕЛЬ РАЗВИТИЯ КИТАЙСКО-ФРАНЦУЗСКОГО ПАРТНЕРСТВА: УРОКИ И ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ РОССИИ

Аннотация. Франция является одним из старейших и наиболее важных партнеров КНР в Европе. Последние международные инициативы Китая, традиционная роль Франции как одного из лидеров западного мира в целом и в особенности — в ЕС привели к значительному развитию политического диалога в двусторонних отношениях. Экономические связи значительно уступают уровню политического взаимодействия и характеризуются особой ролью крупных проектов. Подобная структура характерна и для российско-китайских отношений, что делает актуальной возможность трехстороннего взаимодействия между Пекином, Москвой и Парижем.

В последние годы наблюдается явный рост взаимного интереса Китая и европейских государств. Он подкрепляется активизацией политического диалога, экономических связей, контактов в научно-образовательной и культурной сферах. В 1975 г. были установлены официальные отношения между КНР и ЕЭС. В 2003 г. отношения между Китаем и Европейским Союзом стали характеризоваться как «всеобъемлющее стратегическое партнерство». По мнению одного из руководителей китайского МИДа, формула всестороннего

стратегического партнерства зиждется на трех равноценных составляющих: политическом партнерстве, экономическом взаимодействии и гуманитарных связях1.

Последние инициативы китайского руководства, связанные со стратегиями создания Экономического пояса Шелкового пути и сопряжения концепции «интернационализации производственных возможностей» (чань нэн) с рядом европейских экономических инициатив ЕС (прежде всего «Планом Юнкера»), а также планами по доведению к 2020 г. взаимного товарооборота до 1 трлн долл. способны придать этим отношениям дополнительный импульс.

Франция традиционно занимала первые позиции в развитии отношений с Китаем сразу в нескольких сферах:

1) 27 января 1964 г. Франция стала первой западной страной, установившей с КНР дипломатические отношения на уровне посольств. Политики обоих государств как в то время, так и спустя полвека рассматривают данный, казалось бы, рутинный акт в качестве события всемирно-исторического значения. На состоявшейся 31 января 1964 г. пресс-конференции Шарль де Голль подробно изложил «очевидный и рациональный характер» данного шага (¡&evidence et de la raison)2, а министр иностранных дел Китая Ван И в статье, посвященной 50-летию установления дипломатических отношений, объясняет это сближение обоюдным недовольством американо-советским контролем и разделением мира на восточный и западный
3

лагеря ;

2) в 1997 г. Франция первой из западных стран установила с КНР отношения всеобъемлющего партнерства;
3) в 2003 г. на правах хозяина саммита G-8 французский президент Жак Ширак впервые в истории этого международного клуба пригласил председателя КНР Ху Цзиньтао принять участие во встрече в верхах в качестве партнера по диалогу;
4) в подписанном в январе 2004 г. китайско-французском Совместном заявлении по итогам визита Ху Цзиньтао во Францию впервые был зафиксирован принцип мультилатерализма (добянь чжуи) как основы внешней политики КНР4;
5) министр обороны Франции Мишель Аллио-Мари в 2003 г. впервые среди официальных лиц стран Запада предложила отменить

эмбарго, введенное на поставки вооружений в КНР после событий 1989 г. Впоследствии эта идея получила поддержку со стороны президента Ширака, а также некоторых других европейских лидеров;

6) в марте 2004 г. Китай провел с Францией первые международные военно-морские учения у своих берегов — в акватории Желтого моря5;
7) Китай впервые именно с Францией заключил в 1982 г. соглашение о сотрудничестве в области атомной энергии;
8) в 2003—2005 гг. Франция первой из западных стран провела с Китаем перекрестные годы культуры;
9) в 2015 г. Франция первой подписала с КНР совместное заявление о сотрудничестве по экономическому освоению рынков третьих стран, что является фундаментом стратегии «интернационализации производственных возможностей».

Основой франко-китайских отношений остается политический диалог. В известном смысле эти отношения можно охарактеризовать с помощью известной китайской формулы «в политике горячо, в экономике холодно» (чжэн жэ цзинлэн).

После того, как в 1964 г. между Францией и Китаем были установлены дипломатические отношения, обе страны прошли через несколько этапов их охлаждения и нормализации (схема 1). Уже спустя два года Пекин попытался включить Францию в сферу своей «дипломатии хунвэйбинов», что привело к почти полному замораживанию официальных контактов.

1970-е — 1980-е годы охарактеризовались заметным потеплением китайско-французских отношений, связанным с установлением официальных контактов между КНР и ЕЭС и в особенности — с началом проведения курса реформ и открытости в 1978 г. Событиями, повлиявшими на них негативно, стали подавление студенческих демонстраций на площади Тяньаньмэнь в 1989 г., участие Парижа в эмбарго на продажу Пекину вооружений и предоставление Францией политического убежища китайским диссидентам. Одним из последних был, к примеру, получивший в 1997 г. французское гражданство китайский писатель Гао Синцзянь. Присуждение ему в 2000 г. Нобелевской премии по литературе первоначально вызвало крайне негативную реакцию в КНР.

Схема 1. Этапы нормализации и охлаждения франко-китайских отношений по шкале: 1 — двусторонний уровень; 2 — уровень китайско-европейских отношений; 3 — глобальный уровень

В течение нескольких десятилетий серьезным раздражителем в двусторонних отношениях являлась позиция Франции по проблеме Тайваня:

• при установлении дипломатических отношений в 1964 г. французская сторона настояла на демонстрации особой позиции по вопросу суверенитета КНР над Тайванем. В подписанном сторонами Совместном коммюнике был лишь зафиксирован тот факт, что Париж принимает во внимание точку зрения правительства Китая, считающего Тайвань неотъемлемой частью территории КНР;

• Франция не стала формальным инициатором разрыва дипломатических отношений с Тайванем. 10 февраля этот шаг был предпринят правительством Чан Кайши, с самого начала демонстрировавшим нежелание идти на какой-либо компромисс при разрешении вновь возникшей дипломатической коллизии;

• в 1989 г. на волне негативной реакции западных стран на пекинские события Париж создал так называемый Французский институт в Тайбэе, что рассматривается французскими исследователями в качестве начала нормализации франко-тайваньских неофициальных связей6;

• Франция вплоть до 1998 г. продолжала периодически продавать Тайваню крупные партии современного оружия. В частности, в 1992 г. был подписан контракт на продажу Тайбэю 60 истребителей «Мираж» на сумму 4,5 млрд долл.

Нормализация двусторонних отношений произошла во второй половине 1990-х гг. В 1994 г. была достигнута договоренность о том, что правительство Франции рекомендует предприятиям военной промышленности не заключать новых контрактов на продажу вооружений на Тайвань.

В мае 1997 г. Китай и Франция подписали Заявление о всеобъемлющем партнерстве. В данном документе, как и в подписанной годом ранее Российско-китайской декларации о стратегическом взаимодействии , отмечались тектонические сдвиги, происходящие в мире, подчеркивалась важность тенденции многополярности в мире, выделялась особая роль двух стран как постоянных членов СБ ООН в международных делах. Как отмечалось нами в предыдущих публикациях, принцип уважения разнообразия социально-экономических систем и моделей политического развития прочно вошел в методологический и стратегический арсенал внешней политики КНР еще с 1990-х годов8.

Признание во второй половине 1990-х гг. обеими сторонами многополярности и глобализации как основных политической и экономической тенденций современного мирового развития в значительной степени позволило форсировать переговоры о вступлении Китая во Всемирную торговую организацию. Именно в период председательства Франции в ЕС во второй половине 2000 г. были достигнуты договоренности между Брюсселем и Пекином об условиях вступления КНР в ВТО.

Еще больше оживились двусторонние отношения после того, как в начале 2003 г. к власти в КНР пришел новый лидер Ху Цзинь-тао, выдвинувший в качестве одной из основных внешнеполитических стратегий активизацию связей на европейском направлении. Менее чем за год после избрания председателем КНР он дважды побывал во Франции, а 27 января 2004 г. первым из китайских лидеров

выступил в Национальном собрании Республики. В подписанном по итогам визита совместном заявлении двусторонние отношения были охарактеризованы как всеобъемлющее стратегическое партнерство. Франция наряду с Германией стала инициатором планировавшейся отмены введенного в 1989 г. европейского эмбарго на поставку вооружений Китаю (в Париже на официальном уровне обсуждались перспективы продажи более 200 истребителей Дассо «Мираж» 2000, а китайские летчики планировали начать тренировки летом 2005 г.).

Не снизил стратегический уровень политического взаимодействия и кратковременный кризис в двусторонних отношениях, связанный со встречей президента Н. Саркози с Далай-ламой в декабре 2008 г. Уже в начале апреля 2009 г. в ходе личной встречи Ху Цзинь-тао с Саркози на полях лондонского саммита G-20 состоялась окончательная нормализация. В подписанном двумя лидерами совместном заявлении подтверждалась приверженность Франции концепции «одного Китая», декларирующей Тибет неотъемлемой частью КНР. Со своей стороны и Пекин не желал длительного разрыва со страной, чей международный авторитет существенно возрос благодаря посредничеству в разрешении российско-грузинского конфликта. В ноябре 2010 г. состоялся визит Ху Цзиньтао во Францию, в ходе которого были подписаны многомиллиардные контракты и принято решение о проведении перекрестных годов китайского и французского языков.

Избранный в 2012 г. президентом Франции от социалистической партии Ф. Олланд объявил о преемственности курса на стратегическое партнерство с Китаем, несмотря на традиционно острую критику Пекина со стороны французских левых: например, перед началом выступления Ху Цзиньтао в Национальном собрании в 2004 г. депутаты-социалисты покинули зал заседаний. На второй день после победы на президентских выборах Олланд провел встречу с послом КНР во Франции Кун Цюанем и выразил готовность содействовать дружественным обменам и сотрудничеству с Китаем. После вступления в должность президента страны он многократно заявлял, что усиление французско-китайских отношений всестороннего стратегического партнерства является приоритетным направлением дипломатии Франции. По мнению бывшего китайского посла во

Франции Чжао Цзиньцзюня, «все это показывает, что французская сторона высоко оценивает китайско-французские отношения»9.

С тех пор двустороннее политическое взаимодействие развивается по нарастающей. В 2014 г. стороны отметили 50-летие установления дипломатических отношений, ознаменованное проведением нескольких десятков совместных мероприятий (табл. 1)10. В марте состоялся государственный визит председателя КНР Си Цзиньпина во Францию, а 18 сентября, несмотря на разногласия сторон по вопросу о соблюдении прав человека в КНР, был запущен механизм высокого диалога по гуманитарному сотрудничеству.

Таблица 1. Программа франко-китайских мероприятий, посвященных 50-летию установления дипломатических отношений

Дата Название

27.01.2014 г. Запуск программы поощрения туризма «Виза за 48 часов»
27.01.2014 г. Концерт оркестра французской республиканской гвардии в Национальном музее, Пекин
27.01.2014 г. «Nuit de Chine» (фестиваль китайской культуры и искусства) в Grand Palais, Париж

Апрель 2014 г. Выставки шедевров французского искусства в музеях КНР

Март—июнь 2014 г. Ретроспектива работ Клода Моне в музеях КНР

Октябрь 2014 г. Ретроспектива работ Огюста Родена в музеях КНР

Май—июнь 2014 г. Выставка работ художника Янь Пэймина китайского происхождения в Пекине

Май—июнь 2014 г. Выставка-дегустация вина и чая в Пекине, резиденции МИД Франции Château de La Celle-Saint-Cloud и Париже

Осень 2014 г. Выставка артефактов династии Хань в Musee Guimet, Париж

Февраль—июнь 2014 г. Выставка китайских лаковых изделий в Музее декоративного искусства, Париж

Источник: МИД Франции.

Не снизились темпы и в 2015 г., что связано, прежде всего, со стратегическими инициативами обеих сторон: реализацией китайской стратегии «Один пояс, один путь» (и дай и лу) и проведением глобального экологического саммита в Париже в ноябре-декабре. Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян в рамках европейского турне с 29 июня по 2 июля 2015 г. нанес визит во Францию, в ходе которого Франция стала одним из учредителей Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Также было подписано совместное заявление о сотрудничестве по экономическому освоению рынков третьих стран. Еще в 2014 г. в рамках мероприятий, связанных с 50-летием установления дипломатических отношений, было заключено соглашение о создании экогорода на территории китайского мегаполиса Ухань. В целях обеспечения успеха Парижского экологического саммита, в ноябре 2015 г. главы Франции и Китая обменялись взаимными визитами — 2—3 ноября Ф. Олланд побывал в Китае, а 30 ноября Си Цзиньпин вновь встретился с ним в Париже.

Несколько хуже обстоят дела в сфере торгово-экономического сотрудничества сторон. Среди стран ЕС по объему товарооборота с КНР Франция традиционно занимает лишь 4-е место, уступая не только Германии, но и Нидерландам и Великобритании. В отличие от динамично растущего товарооборота между ЕС и Китаем, объем франко-китайской торговли в последние годы пребывает в стагни-рующем состоянии.

Крайне острой для Франции проблемой является значительный дефицит во внешней торговле с Китаем. В 2015 г., например, он составил 16,3 % общенационального показателя (табл. 2).

Большие надежды стороны возлагают на перспективы сопряжения китайской стратегии «Один пояс, один путь» с «Планом Юнкера», а также предложенной министром экономики, промышленности и информационных технологий Франции Эмманюэлем Мак-роном стратегией реиндустриализации «Экономика будущего» (Industrie du Futur)11 в целях освоения рынков третьих стран. Заместитель директора департамента Европы Министерства коммерции КНР Ма Шэ при этом отмечает, что у принятого в 2015 г. первого десятилетнего плана действий, нацеленных на модернизацию

Таблица 2. Объемы товарооборота, экспорта и импорта в двусторонней торговли Франции и Китая, млрд долл.

Объем торговли с ЕС Объем торговли с Францией Экспорт Китая во Францию Экспорт Франции в Китай

2010 479,7 45,2 30,7 14,5
2011 567,2 53 34,3 18,7
2012 546,1 52,6 32,6 20
2013 559,1 52,3 32,7 19,6
2014 615,1 55 33,7 21,3
2015 564,9 50,5 30,7 19,8

Источник: Министерство коммерции КНР.

Таблица 3. Основные отраслевые направления китайской и французской стратегий

Китайская стратегия «Сделано в Китае — 2025» Французская стратегия «Экономика будущего»

1. Высокотехнологичная индустрия нового поколения. 2. Станки с цифровым управлением и новое поколение роботов. 3. Аэрокосмическое оборудование. 4. Морское инженерное оборудование и высокотехнологичные суда. 5. Передовое оборудование для рельсового транспорта. 6. Энергосбережение и автомобили, работающие на новых источниках энергии. 7. Электроэнергетическое оборудование. 8. Сельскохозяйственное машиностроение. 9. Новые материалы. 10. Биофармацевтика и высокотехнологичная медицинская техника 1. Новые материалы. 2. «Умные» города. 3. Экомобильность населения. 4. Транспорт будущего, более конкурентоспособный на международных рынках. 5. Медицина будущего. 6. Информационная экономика. 7. Робототехника и «умные» приборы. 8. Создание дружественной к инновациям экономической среды. 9. Выбор «умного» питания

Источник: Госсовет КНР, МИД Франции.

национальной промышленности «Сделано в Китае — 2025» (Чжунго чжицзао — 2025)12, гораздо бoльшие кооперационные перспективы с французской стратегией по сравнению с аналогичным германским планом Industrie 4.013 (табл. 3).

В обеих странах особое значение придают сотрудничеству в области крупных контрактов, прежде всего в таких сферах, как атомная энергетика и гражданское авиастроение.

История китайско-французского сотрудничества в области атомной энергетики насчитывает уже почти 30 лет. В 1987 г. началось строительство одной из первых китайских АЭС «Дая Вань», осуществлявшееся при содействии французской Electricite de France. В ходе визита во Францию премьера Госсовета КНР Ли Кэ-цяна в июне 2015 г. было подписано совместное заявление об углублении сотрудничества в области мирного атома. Оно, в частности, предусматривает, строительство трех ядерных реакторов в Великобритании с участием Китайской национальной ядерной корпорации, а также французских компаний EDF и Areva14.

Успешно развивается также франко-китайское сотрудничество в аэрокосмической сфере и в области транспорта. Продукция данной отрасли в 2014 г. составила 32,4 % стоимости французского экспорта в КНР (энергетическое оборудование и технологии — 25,7 %). Редкий визит китайских лидеров во Францию обходится без посещения завода в Тулузе — центра европейского авиастроения. Первый самолет А320 был закуплен еще в 1995 г., а в 2011 г. в КНР был поставлен первый аэробус А380. По состоянию на 2013 г., в стране эксплуатировались 876 европейских пассажирских самолетов, что составляет около половины парка гражданской авиации. Кроме того, в июне 2008 г. началась сборка самолетов А320 на совместном китайско-европейском предприятии в Тяньцзине. В 2015 г. были подписаны контракты на приобретение 100 самолетов А320 и 105 — А330.

Таким образом, несмотря на трудности в деле активизации двустороннего торгово-экономического сотрудничества и периодически возникающие кратковременные политические кризисы, Китай и Франция остаются друг для друга привилегированными партнерами. Структура их отношений в целом соответствует определению всеобъемлющего стратегического сотрудничества, что позволяет

ожидать устойчивого развития китайско-французского партнерства в будущем.

Характер и модель развития китайско-французских отношений представляют исключительный интерес для России по следующим причинам:

во-первых, они наглядно демонстрируют возможность развития полноценного стратегического партнерства даже без значительного развития торгово-экономических связей. Жизнеспособность существующей структуры китайско-французских отношений на более высоком, глобальном уровне подтверждает правоту неоднократно высказываемой директором Института Дальнего Востока РАН С.Г. Лузяни-ным мысли о том, что стратегическое партнерство с Россией имеет для Пекина большее значение, чем основанное прежде всего на экономической взаимозависимости сотрудничество с США15;

во-вторых, значительные перспективы открываются перед Россией благодаря сопряжению экономических и инновационных стратегий Китая и Франции (а также ЕС в целом) и их планами совместно выходить на рынки третьих стран. Со своей стороны Россия и ее евразийские интеграционные инициативы (прежде всего, ЕАЭС) являются ключевым звеном в реализации китайской стратегии «Экономического пояса Шелкового пути», одна из основных целей которой — дальнейшее наращивание экономических связей с Европой. В связи с этим далеко не случайным выглядит январский визит в Россию автора французской стратегии «Экономика будущего» Э. Макрона и официальное открытие французского технологического хаба в Сколково16. В сочетании с новейшими элементами институ-ционализации российско-китайского сотрудничества в области инноваций (например, подписанием Соглашения о сотрудничестве электронных торговых площадок в январе и проведением первого Российско-китайского форума по вопросам развития и безопасности информационно-коммуникационных технологий в апреле 2016 г.) эти шаги вполне способны привести к формированию единого Евразийского пояса взаимозависимости, что в перспективе может позволить России преодолеть основную экзистенциальную трудность ее международного развития — дилемму перманентного выбора между Востоком и Западом.

Примечание

1 Выступление заместителя министра иностранных дел КНР Сун Тао на конференции «Ситуация в Европе и китайско-европейские отношения».
16.08.2012. URL: http://www.fmprc.gov.cn/ce/cgmb/chn/wjbxw/t961113.htm
2 URL: http://www.charles-de-gaulle.org/pages/l-homme/dossiers-thematiques/ de-gaulle-et-le-monde/de-gaulle-et-la-reconnaissance-de-la-chine/analyses/charles-de-gaulle-et-la-reconnaissance-de- la-chine-populaire.php
3 URL: http://www.ciis.org.cn/chinese/2014-02/13/content_6666897.htm
4 URL: http://www.gov.cn/gongbao/content/2004/content_63114.htm
5 Gill B., Murphy M. China-Europe Relations: Implications and Policy Responses for the United States. Washington: CSIS, 2008. P. 18.
6 URL: http://www.sciencespo.fr/ceri/sites/sciencespo.fr.ceri/files/jpcabest.pdf
7 Совместная российско-китайская декларация. 25.04.1996. URL: http:// www.mid.ru/documents/10180/2258943/1996.pdf/fa07b8a9-dc15-4d4e-be4d-7cdc850 ffb9b
8 Тимофеев О.А. Модели интеграции в Восточной Азии: влияние США и позиция КНР // Россия и АТР. 2009. № 2. С. 49.
9 URL: http://russian.people.com.cn/95181/8218216.html
10 URL: http://www.diplomatie.gouv.fr/en/country-files/china/france-and-china /50th-anniversary-of-diplomatic/article/programme-of-commemorative-events
11 См.: URL: http://www.economie.gouv.fr/lancement-seconde-phase-nouvelle-france-industrielle
12 См.: URL: http://www.gov.cn/zhengce/content/2015-05/19/content_9784.htm
13 URL: http://www.tradetree.cn/content/4785/4.html
14 URL: http://europe.chinadaily.com.cn/epaper/2015-07/17/content_21307221.htm
15 Лузянин С.Г.Как достичь «взаимной выгоды»? // Российская газета.
01.04.2013.
16 URL: http://www.skoltech.ru/2016/01/bolshoj-den-frantsii-v-skolkovo
Китай Франция Россия стратегическое парт нерство политический диалог china france russia strategic partnership political dialogue
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов