Спросить
Войти

Профессор Н. Н. Бурденко - главный военно-санитарный инспектор русской армии

Автор: указан в статье

УДК 930:1 ББК 63. 3(2)47

ПРОФЕССОР Н.Н. БУРДЕНКО - ГЛАВНЫЙ ВОЕННО-САНИТАРНЫЙ

ИНСПЕКТОР РУССКОЙ АРМИИ

Ливенцев Дмитрий Вячеславович,

доктор исторических наук, профессор, Воронежский государственный медицинский университет им. Н.Н. Бурденко (г. Воронеж)

Аннотация. Статья рассматривает деятельность выдающегося русского хирурга Н.Н. Бурденко до 1917 г.

Кроме того, уделяется внимание истории российского образования и военной медицине во время русско-японской 1904 - 1905 гг. и Первой мировой войн.

PROFESSOR N. N. BURDENKO MAIN MILITARY-SANITARY INSPECTOR OF

THE RUSSIAN ARMY

Liventsev D.V.,

doctor of historical sciences, professor (Voronezh)

Abstract. The article examines the activities of an outstanding Russian surgeon N. I. N. Burdenko until 1917. In addition, given the history of Russian education and military medicine during the Russian-Japanese 1904 - 1905 and the First world war.

В 2016 г. исполняются две знаменательные даты. Одновременно 140 лет со дня рождения и 70 лет со дня смерти выдающегося русского военного хирурга Николая Ниловича Бурденко. Этот замечательный человек известен, прежде всего, как «главный хирург Красной Армии». Однако на момент прихода к власти большевиков ему был 41 год. Николай Нилович учился и зарабатывал научный авторитет в медицинских кругах именно в Российской Империи. Вместе с российской императорской армией Н.Н. Бурденко принял участие в двух войнах - русско-японской и Первой мировой. В годы последней войны он выдвинулся среди коллег как талантливый военный хирург и эффективный администратор во32 -| *

енно-лечебного дела. Наконец, Временное правительство назначило профессора Н.Н. Бурденко Главным военно-санитарным инспектором.

Обычно описанный период жизни Николая Ниловича Бурденко практически не привлекал исследователей советской эпохи. Вероятно, такому положению вещей способствовали значительные научные и административные достижения Н.Н. Бурденко в советский период жизни. В предлагаемой научной статье используются малоизвестные работы профессора Н.Н. Бурденко. Например, «К вопросу об устройстве Управления в военно-санитарном ведомстве. Доклад совещания 20 - 24 мая 1917 г. представителей объединений врачебно-санитарных губерний, областей, фронтовых и армейских, созванного Советом при Комиссаре по Управлению верховного начальника санитарной и эвакуационной части». Большое значение имели неопубликованные источники или архивные документы. Собственно, речь идет о двух архивах -«Военно-медицинский музей» и «Императорский Тартуский университет». К сожалению, «фонд Николая Ниловича Бурденко» находится в хранилищах Военно-медицинского музея в несформиро-ванном состоянии, что вызвало значительные препятствия во время работы.

По мнению автора, жизнь и деятельность выдающегося русского военного хирурга Николая Ниловича Бурденко в царской России и в недолгое время существования Временного правительства достойна более пристального исследования.

Детство и юность Н.Н. Бурденко

Николай Нилович Бурденко родился 22 мая 1876 г. (далее все даты идут по старому стилю -Авт.) в селе Каменка Нижнеломовского уезда Пензенской губернии [1]. Вот что известно о данном знаменательном событии: «... Мая двадцать второго рожден и крещен Николай, коего родители: пензенский мещанин Нил Карпов Бурденко и законная жена его Варвара Маркиановна, оба православного вероисповедания. Восприемники: технолог Константин Николаевич Соколов и пензенская мещанка вдова Лариса Карповна Попова. Таинство крещения совершал священник Иаков Адикаев-ский с диаконом Алексисием Разумовым, дьячком Степаном Голубевым и пономарем Иваном Агрин-ским» [2]. Кстати, в официальной биографии, содержащейся в архиве Императорского Тартуского университета, почему-то указан 1877 г. рождения Николая Ниловича Бурденко [3]. Возможно, перед нами случайная оговорка, хотя подобное положение вещей представляется весьма сомнительным в собственноручно написанной биографии.

Родной дед мальчика был потомком черкесов или запорожских казаков, заселивших реки Дон и Донец в XVIII в. Интересно, что дед будущего выдающегося светила медицины был чем-то вроде потомственного управляющего. Еще отец деда работал бурмистром у помещика, а сам он служил у помещика Павлова последовательно управляющим двух имений на реке Донец и в Кузнецком уезде Саратовской губернии [4]. Получается, что изначально предки Н.Н. Бурденко являлись вольными запорожскими казаками, но после ликвидации Запорожской Сечи попали в крепостную зависимость, от которой их освободили только накануне отмены крепостного права, о чем свидетельствует факт, что перед своей смертью в 1859 г. помещик Павлов дал деду Н.Н. Бурденко вольную и 100 рублей на первое время [5]. Большую роль в подобном поступке сыграло отсутствие у помещика Павлова детей. Вероятно, именно поэтому владелец отпустил рачительного управляющего.

У семьи Бурденко начинается новая вольная жизнь. Дед Н.Н. Бурденко перебирается в город Пензу с женой и двумя детьми - мальчиком и девочкой [6]. Мальчик впоследствии и стал отцом Н.Н. Бурденко. В 36 лет глава семейства Бурденко занимает должность подотчетного приказчика у купца-фабриканта Пастушкова. После 12 лет службы по настоянию супруги, преодолев сопротивление не желавшего отпускать его фабриканта Пастуш-кова, дед переезжает в заштатный город Верхний Ломов, где поступает опять же на службу подотчетным приказчиком к родственнику своего работодателя купцу Четвертакову.

Здесь семья окончательно обретает дом и разводит внушительный огород, ставший заботой бабушки Н.Н. Бурденко [7]. Помимо этого, хозяйка дома подрабатывала портнихой, что приносило дополнительный доход. Н.Н. Бурденко отзывался о своих деде и бабке как о счастливых людях, нашедших под конец жизни покой и умиротворение в обыденных житейских радостях и прошедших до этого через серьезные жизненные испытания. Примечательно, что умерли старики с разницей в один год [8]. Н.Н. Бурденко вспоминал о постоянной заботе деда и бабки о внуках, совместном труде с ними на огороде и особенной доброжелательной атмосфере, царившей в доме [9].

У своих родителей Николай Нилович стал четвертым ребенком. Всего детей было девять, а Николая назвали именем умершего старшего брата. Молодые годы отца Н.Н. Бурденко надо признать весьма тяжелыми. Прежде всего, он по рождению имел статус «сына крепостного». Подобное означало тогда обучение с разрешения помещика. Дед Н.Н. Бурденко еле уговорил помещика. В результате отец из-за финансовых проблем семьи с трудом окончил Кузнецкое уездное училище. Отца можно было назвать талантливым самоучкой. Работая управляющим хозяйством, он постиг навыки землемера, чертежника, изучал юриспруденцию для решения земельных споров, много и жадно читал. Мама Н.Н. Бурденко происходила из духовного сословия, но закончила лишь прогимназию. Она стала сиротой в 11 лет и воспитывалась у родной тетки в семье священника. Все ее заботы были посвящены многочисленному потомству и организации скудного быта. Вскоре финансовые проблемы мужа свели эту молодую женщину в могилу. Тогда

33

дед покупает для семьи дом в Пензе и на свои деньги предоставляет возможность обучаться братьям Владимиру и Александру в реальном училище, а сестрам Н.Н. Бурденко - в гимназии. Однако бедствия у семьи Бурденко продолжались. Оба брата заболели туберкулезом и не окончили реального училища. Впоследствии Владимир стал фельдшером, а Александр экстерном сдал экзамены на аттестат о среднем образовании [10].

Если подвести итог социальному происхождению Николая Ниловича, то в служебных формулярах и послужных списках он указывал, что происходит из мещанского сословия [11]. Получается, что будущее медицинское светило российской и советской науки не могло похвастать родовитыми предками.

Надо сказать, что в первые годы жизни люди, окружавшие Н.Н. Бурденко, заложили в нем стремление к образованию. В 1881 - 1885 гг. Николай Нилович обучался в Каменской земской сельской школе [12], которую он успешно закончил в восемь с половиной лет.

Затем в 1886 - 1890 гг. Н.Н. Бурденко являлся учеником Пензенского духовного училища. Новое место обучения Николай Нилович встретил без энтузиазма, т. к. в детских мечтах хотел стать наездником верховых лошадей. Проживал мальчик в интернате, где обитали дети духовного и светского сословий. Н.Н. Бурденко принадлежал к ученикам мирянам, и семья платила за его занятия. Самым любимым временем у мальчика были каникулы, проводимые в кругу семьи, а нравы, царившие среди будущих духовных наставников, в значительной мере отвратили от карьеры священника. Несмотря на негативные впечатления, Н.Н. Бурденко выпу-стился из духовного училища в числе лучших учеников. В то время из-за тяжелого материального положения Николай Нилович писал за деньги сочинения для нерадивых гимназистов [13].

Следующим важным жизненным этапом для Н.Н. Бурденко стало обучение в Пензенской духовной семинарии в 1891 - 1897 гг. Само семинарское образование Н.Н. Бурденко называл «не совершенным и бессистемным» [14]. Учительский состав Николай Нилович называл посредственным. Редким исключением являлся учитель истории Д.М. Троицкий. В то же время в обучении преобладали богословские предметы. К положительным моментам семинарист относил возникновение у него формально-логического мышления. Н.Н. Бурденко открывает для себя мир философии и русской литературы.

Однако в целом впечатление от учебного заведения для юного семинариста было крайне негативно. Он даже принимает решение уйти из семинарии и держать экзамен в гимназии на аттестат зрелости. К сожалению, подобного не позволило

тяжелое материальное положение семьи. Старший брат служил в армии, а средний имел мизерный заработок телеграфиста. Отсюда, деньги, выручаемые за сочинения, имели для всех родственников Н.Н. Бурденко огромное значение. Кроме того, в последний год семинарского обучения Николая Ни-ловича перевели на казенный счет, что тоже стало облегчением для семейного бюджета.

Семинарист Н.Н. Бурденко окончил обучение по 1-му разряду. В аттестате Николая Ниловича 16 отличных оценок и 11 хороших [15]. Имелся и один удовлетворительный балл по «церковному пению» [16]. Все равно Н.Н. Бурденко был одним из лучших выпускников, что едва трагически не сказалось на дальнейшее биографии.

Подобные успехи привлекли внимание начальства семинарии, и оно рекомендовало талантливого священника для последующего обучения в Санкт-Петербургской духовной академии. Причем обучение за казенный счет обязывало Н.Н. Бурденко продолжить духовную карьеру. Под давлением преподавательского состава семинарии Н.Н. Бурденко блестяще сдает экзамены в духовную академию[17].

Несмотря на это, строптивый семинарист проявляет характер и 30 июля 1897 г. подает заявление в Томский императорский университет с просьбой о принятии в ряды студентов медицинского факультета. К своему прошению он прилагает все необходимые документы и получает ответ: «...Николай Бурденко ... Испытанию допущены. Приезжать 20 августа. Ректор Судаков» [18]. Как сообщает сам Николай Нилович в собственной биографии: «. По окончанию семинарии был послан казённым стипендиатом в Санкт-Петербургскую духовную академию. В том же году, отказавшись от стипендии, поступил в Томский университет на медицинский факультет» [19].

Семья Н.Н. Бурденко категорически осуждает принятое решение. Родственники, по-своему, хотели добра юноше, т. к. после окончания Санкт-Петербургской духовной академии можно было рассчитывать на благополучное будущее. 20 сентября 1897 г. Николая Ниловича Бурденко зачисляют студентом медицинского факультета Томского императорского университета [20].

Новому студенту исполнился двадцать один год. К тому времени он познал нужду и окончательно определился в профессиональном плане. Немалую роль в формировании личности человека, который станет занимать должность «Главного санитарного инспектора по армии и флоту», сыграли его родственники и первые учебные заведения - Каменская земская сельская школа, Пензенское духовное училище и Пензенская духовная семинария.

34 1

Первые шаги в медицине и русско-японская война

Первый год обучения в Томском императорском университете для Николая Ниловича был крайне тяжелым из-за отсутствия денег. Он, как и раньше, подрабатывал частными уроками и целеустремленно готовился к сдаче первой сессии. Для него отличные оценки становились в прямом смысле вопросом выживания. После двух месяцев подготовки ему удалось сдать сессию на все отличные оценки и получить стипендию 500 руб. в год, что явилось для молодого медика настоящим спасением от нищеты [21]. В 1898 г. Н.Н. Бурденко во время летних каникул работает в «Управлении Сибирской железной дороги» [22].

Затем в 1899 г. в жизни молодого медика происходят два волнующих события. Сначала в марте он исключается из Томского императорского университета за участие в студенческих волнениях, а затем в августе по его ходатайству Н.Н. Бурденко восстанавливают на втором курсе [23]. Причиной забастовки студентов послужило следующее: «Варварски-грубое оскорбление, нанесенное нашим товарищам, студентам Санкт-Петербургского университета 8-го февраля сего года (1899 г. - Авт.), сильно возмутило нас, студентов Томского университета...» [24]. Николай Ни-лович подписал данную петицию 62-м из 418 человек. По исключении ему выдали на руки документы и отметили, что как казенный студент он обязан возвратить в правление Пензенской духовной семинарии 405 руб., потраченных государством на обучение [25]. Отсюда решение о восстановлении: «. На прошение Ваше уведомляю Вас, милостивый государь, что вопрос о принятии Вас вновь в число студентов Томского университета разрешается» [26] стало для молодого медика настоящим спасением от финансовой кабалы [27]. Одновременно Н.Н. Бурденко освободили от воинской повинности [28].

В промежутке между двумя этими событиями Николай Нилович трудится фельдшером в Нижнеу-динской больнице [29]. В октябре того же года студент Н.Н. Бурденко вступает в томское «Общество содействия физическому развитию», где занимает должность инструктора по физической и врачебной гимнастике. Следующим летом он работает инструктором по физической гимнастике в детской колонии для золотушных и туберкулезных школьников [30]. Одновременно Н.Н. Бурденко составляет санитарно-статистический отчет о деятельности «Общества содействия физическому развитию» и публикует написанное в журнале «Сибирский железнодорожник» [31]. Кстати, данный санитар-но-статистический отчет стал первой научной публикацией будущего известного ученого.

Интересно, что при вступлении в «Общество содействия физическому развитию» Н.Н. Бурденко специально просил разрешение у ректора Томского императорского университета, которое и было получено: «Студенту III курса медицинского факультета Томского университета Николаю Бурденко, вследствие его прошения, мною разрешается вступление в число членов Общества содействия физическому развитию в г. Томске» [32]. Сам Николай Нилович вспоминал данное время таким образом: «...Служил в Управлении Сибирской железной дороги, затем надзирателем в детской колонии для золотушных и туберкулезных школьников в тайге. Раз заблудился мальчик, искал его круглые сутки и нашел на дороге в город - убежал домой. В другой раз бодливый бык напал на мальчика - пришлось отбивать. Беглые каторжники в тайге сняли две рубашки, заставили принять «воздушную ванну». Но это пустые события...» [33].

28 сентября 1901 г. молодой медик переводится в Юрьевский императорский университет и начинает учебу с седьмого семестра [34]. В матрикул Юрьевского императорского университета он был внесен как студент медицинского факультета за номером 18444 [35]. С самим переводом в Юрьевский университет есть несколько неясных моментов. Николай Нилович связывает переход с очередными студенческими забастовками. Официальная версия изложена в ходатайстве Н.Н. Бурденко на имя ректора Томского императорского университета: «. Вследствие домашних обстоятельств имею честь покорнейше просить Вас, Ваше превосходительство, ходатайствовать в установленном порядке о переводе меня на соответствующий курс императорского Юрьевского университета» [36]. Однако выданная ректором Томского императорского университета Н.Н. Бурденко характеристика [37] поражает описанием политической благонадежности: «. В бытность в Университете Бурденко поведения был отличного, ни в чем предосудительном не замечен и к переходу его в Юрьевский университет препятствий со стороны Томского университета не имеется» [38].

Подобная ситуация оставляет открытым вопрос об активном участии Николая Ниловича в политических выступлениях. Например, обращение студентов он подписал 1 из 148 человек. Скорее всего, активным участником революционного студенческого движения Н.Н. Бурденко не был. Для студента Томского императорского университета на первом плане стояли проблемы выживания и продолжения обучения. Отсюда, приходилось много и тяжело работать, что практически не оставляло времени на увлечение политической жизнью университета. Тем более, первое место в приоритетах Николая Ниловича занимала медицина. Вероятно,

35

позднее, в советский период, надо было записать выдающегося хирурга в революционные деятели. Н.Н. Бурденко скорее разделял студенческое возмущение произволом властей, но вожаком протестно-го движения его назвать сложно.

Несмотря на это, администрация Юрьевского университета берет с Н.Н. Бурденко специальную подписку о неучастии в любых студенческих волнениях: «Я, нижеподписавшийся студент, даю подписку в том, что во время своего пребывания в числе студентов императорского Юрьевского университета обязуюсь не только не принадлежать ни к какому тайному сообществу, но даже без разрешения на то, в каждом отдельном случае, университетского начальства не вступать и в дозволенные законом общества, в случае же нарушения мною сего обещания, подвергаюсь немедленному увольнению из университета» [39]. Скорее, в то время подобная подписка имела распространение для всех поступающих в университет. Тем более, когда обучался в Томске Н.Н. Бурденко не забыл просить разрешение начальства на участие в «Обществе содействия физическому развитию».

В феврале 1902 г. студент Н.Н. Бурденко подает прошение декану медицинского факультета об освобождении от платы за право слушания лекций: «... Имею честь покорнейше просить Вашего ходатайства перед факультетом об освобождении меня от оплаты за право слушания лекций в пользу гг. профессоров. Содержусь я исключительно личным заработком в вакационное (т.е. каникулярное - Авт.) время, не получая ни от кого из родственников никаких пособий, - свидетельство о моем материальном положении представлено в канцелярию инспекции» [40]. Однако совет факультета в следующем месяце отклоняет просьбу студента Н.Н. Бурденко [41].

Летом 1902 г. Николай Нилович уезжает в Херсонскую губернию, где работает на эпидемиях оспы, кори, скарлатины, дифтерии, сыпного и брюшного тифа [42]. Начинается настоящая врачебная практика: «... Я работал на эпидемиях, но попутно вел и амбулаторный прием, занимаясь амбулаторной хирургией» [43]. Уже в данный период времени Н.Н. Бурденко заинтересовался подробностями профессиональной жизни его кумира Николая Ивановича Пирогова. Удачным можно назвать знакомство с фельдшером из кантонистов Мееровичем, помнившим Н.И. Пирогова еще по обороне Севастополя. Старый медицинский работник охотно рассказывал о знаменитом хирурге: «. Пирогов косил на какой-то глаз и резал, а мы относили отрезанные конечности» [44].

Затем в 1903 г. в Кривом Роге он под руководством земских врачей-хирургов Бискунского и Здобомирского трудится на лечебно-продовольственном пункте. Об упомянутых двух врачах впоследствии Николай Нилович вспоминал с особенной теплотой: «.Попал в Кривой Рог и там впервые приобщился к хирургической работе. Первыми моими учителями были земские врачи Бискунский и Здобомирский» [45]. Закономерным итогом стала публикация по прививанию населения во «Врачебной хронике уездного земства Херсонской губернии (1903 - 1904 гг.)» [46]. Интересно, что в официальной библиографии Н.Н. Бурденко неправильно указаны данные о названной публикации. Вероятно, она вышла во «Врачебной хронике уездного земства Херсонской губернии» несколько позднее.

В сентябре 1903 г. Н.Н. Бурденко возвращается в Юрьевский императорский университет и подает вторичное прошение декану медицинского факультета об освобождении от платы за право слушания лекций: «Имею честь покорнейше просить Вас, Ваше превосходительство, освободить меня от платы за право слушания лекций в пользу профессоров ввиду недостаточности материальных средств и невозможности заниматься посторонней работой» [47]. На этот раз совет медицинского факультета удовлетворяет просьбу [48]. Наверное, к этому моменту Н.Н. Бурденко заслужил уже определенную положительную профессиональную репутацию.

Затем в декабре того же года Николая Ни-ловича берут на должность субассистента в хирургическую госпитальную клинику профессора Цеге-Мантейфеля. Впоследствии Н.Н. Бурденко вспоминал о профессоре Цеге-Мантейфеле: «В качестве куратора демонстрировал больных перед аудиторией у профессора Цеге-Мантейфеля, который пригласил меня работать в его клинике унтерасси-стентом. Он был талантливый, известный в свое время хирург и выдающийся техник.» [49].

Проживая в городе, где учился и работал Н.И. Пирогов [50], Николай Нилович неоднократно думал о выдающемся русском военном хирурге: «.Я не мог остаться равнодушным к этому кумиру и гордости русской науки. Знакомство с жизнью, деятельностью и работами великого хирурга будило во мне какое-то особое чувство признательности к нему, которое вылилось в страстное его почитание, в желание хоть как-нибудь подражать этому человеку» [51].

Вскоре в жизнь молодого медика врывается русско-японская война (1904 - 1905 гг.). Не последним в желании оказывать помощь раненым на поле боя, по признанию самого Н.Н. Бурденко, стал жизненный пример его научного кумира Николая Ивановича Пирогова [52].

В апреле 1904 г. с четвертого курса медицинского факультета студент Н.Н. Бурденко отправляется на театр боевых действий в качестве помощника врача в составе передового санитарного отряда, где

36

находится до декабря 1904 г. [53] Вот как описывает Николай Нилович собственную работу на русско-японской войне: «... И, вот, студентом 4-го курса я отправился на поля сражений в Маньчжурию, когда началась русско-японская война. Много там работал, помогал врачам, сам оперировал, собирал материал по ранениям мозга, нервов, научился наблюдениям над течением мозговых ранений; всего через наши лазареты прошло около 300 раненых. Я писал истории болезни под руководством д-ра Хольбека, который лет через восемь написал на этом материале диссертацию» [54]. В свободное от лазарета время, комплектуя библиотеку медицинской части, Н.Н. Бурденко изучил «Свод военных постановлений 1869 г.», где его особенно заинтересовало «Наставление для обучения носильщиков в войсках». Долгие годы Николай Нилович приводил данный документ как пример краткости и доступности изложения [55].

В своем служебном формуляре про службу на русско-японской войне Н.Н. Бурденко записал следующее: «В бытность студентом Юрьевского университета был командирован Российским обществом Красного Креста в состав колонны собственного ее величества государыни императрицы Марии Федоровны летучего отряда на театр военных действий с 1 апреля 1904 г. по 1 декабря 1904 г.» [56].

Из-за военной службы студенту Н.Н. Бурденко предоставили отсрочку по 31 мая 1905 г. [57] Помимо этого он отличился в ходе русско-японской войны 1904 - 1905 гг. В июне 1904 г. в боях при Вафангоу Николай Нилович при оказании помощи раненым солдатам получает ранение в руку и сильную контузию, приведшую впоследствии в 1937 г. к полной потере слуха. За героизм во время военных действий Н.Н. Бурденко 26 ноября 1904 г. приказом Главнокомандующего Маньчжурскими армиями за № 183 «... за преданность делу, мужество и самоотвержение при перевязке раненых в боях у Ташичао, Вафангоу и Ляояна под огнем неприятеля награжден знаком отличия военного ордена IV степени за № 111221» [58]. Удостоверение на награду Н.Н. Бурденко выдал помощник главноуполномо-ченного «Российского общества Красного Креста» [59]. Награждение студента Н.Н. Бурденко явилось важным событием для Юрьевского императорского университета. Ректор учебного заведения писал в Рижское полицейское управление: «Препровождая при сем присланный ко мне в отношении канцелярии собственного ее величества, государыни императрицы Марии Федоровны, лазарета от 26 апреля сего года за № 929 знак отличия 4 степени за № 111221 и удостоверение за № 2734, принадлежащее студенту императорского Юрьевского университета Николаю Бурденко, служащему в настоящее время в гор. Риге, в городской больнице, имею честь покорнейше просить полицейское управление о вручении знака и удостоверения студенту Бурденко под расписку, каковую не отказать препроводить ко мне» [60]. Надо сказать, что Николай Нилович оставался все-таки человеком штатским, даже в собственноручной биографии он в начале ошибочно пишет о награждении знаком отличия военного ордена IV «класса», а не «степени» [61].

Сам Николай Нилович назвал русско-японскую войну 1904 - 1905 гг. «бесславной» [62]. Несмотря на подобную оценку, данная война сыграла ключевую роль в его профессиональном становлении. Н.Н. Бурденко побывал и отличился на фронте. Более того, он проявил неподдельный интерес к организации военно-медицинской службы. Если прибавить к вышесказанному изучение научной деятельности Николая Ивановича Пирогова в Юрьевском императорском университете, то путь будущего выдающегося военно-полевого хирурга определился.

Деятельность Н.Н. Бурденко (1904 - 1914 гг.)

После возвращения с русско-японской войны Н.Н. Бурденко продолжает обучение в Юрьевском императорском университете. Он резко выступал против засилья германской профессуры в русском университете [63].

В феврале 1905 г. он получает должность ассистента у доктора Бергмана в хирургическом отделении Рижской городской больницы. Затем в сентябре - декабре того же года трудится в хирургическом отделении профессора Цеге-Мантейфеля в клинике доктора Фауре. Одновременно допущен правлением университета до должности второго сверхштатного ассистента хирургической клиники по вольному найму. Профессор Цеге-Мантейфель написал следующее в своем прошении от 1 декабря 1905 г. на имя ректора Юрьевского императорского университета: «. Нижеподписавшийся просит правление Университета назначить окончившего курс Николая Бурденко на должность 2 сверхштатного ассистента Клиники» [64].

В декабре 1905 г. Николай Нилович избран на сходке студентов Юрьевского университета в студенческую комиссию для разбирательства случая с избиением и расстрелом граждан на площади Большого рынка: «. Принимая во внимание, что события, бывшие на площади большого рынка 12 декабря, были вызваны вышедшей из Ратуши городской милицией, которая без особого на то повода со стороны окружающей публики начала ее избивать, а затем и стрелять, чем вызвала приезд полиции и казаков» [65].

37

Однако политическая деятельность остается для Н.Н. Бурденко все равно на втором плане [66]. 20 января 1905 г. Николай Нилович пишет прошение декану медицинского факультета Юрьевского императорского университета: «. Имею честь просить Вас, Ваше превосходительство, ходатайствовать перед медицинским факультетом о допущении меня к испытаниям на звание лекаря в сроки, которые факультет найдет возможным назначить в текущее полугодие» [67]. Уже 27 мая 1906 г. он сдает государственные экзамены и получает звание лекаря с отличием вместе и врачебным дипломом за № 1341. Юрьевский императорский университет 29 мая 1906 г. выдает Н.Н. Бурденко удостоверение лекаря: «... Медицинский Факультет ИМПЕРАТОРСКОГО Юрьевского Университета, по прошению, сим удостоверяет, что предъявитель сего, бывший студент Медицинского Факультета сего Университета Николай Нилович Бурденко по окончании полного курса медицинских наук и выдержании им окончательного испытания, 27 мая 1906 г. удостоен Медицинским Факультетом степени лекаря с отличием. Так как соответствующий диплом должен быть отправлен в надлежащее присутствие по воинской повинности, то временно выдается ему настоящее удостоверение, как вид на жительство, с тем, чтобы оно до истечения трехмесячного срока было предъявлено в означенное присутствие для обмена на подлинный диплом» [68]. Затем лекарь Н.Н. Бурденко принимает положенную врачебную присягу: «. Принимая с глубокою признательностью даруемые мне наукой права врача и постигая всю важность обязанностей, возлагаемых на меня званием, я даю обещание в течение всей своей жизни ничем не омрачать чести сословия, в которое ныне вступаю. Обещаю во всякое время помогать, по лучшему моему разумению, прибегающим к моему пособию страждущих; свято хранить вверяемые мне семейные тайны и не употреблять во зло оказываемого мне доверия. Обещаю продолжать изучать врачебную науку и способствовать всеми силами ее процветанию, сообщая ученому свету все, что открою. Обещаю не заниматься приготовлением и продажей тайных средств. Обещаю быть справедливым к своим сотоварищам - врачам, и не оскорблять их личности; однакоже, если бы того потребовала польза больного, говорить правду прямо лиценеприятия. В важных случаях обещаю прибегать к советам врачей, более меня сведущих и опытных; когда же сам буду призван на совещание, буду по совести отдавать справедливость их заслугам и стараниям» [69]. Сам молодой медик в собственной биографии записал о получении звания лекаря: «. В течение весеннего семестра 1906 г. сдал государственные экзамены и получил звание лекаря» [70].

После чего из-за финансовых проблем Николай Нилович вынужден осенью 1906 г. отказаться от престижной должности второго сверхштатного ассистента университетской хирургической клиники по вольному найму и работать дальше врачом в Рижской городской больнице. Ранее, в ноябре 1905 г., лекаря Н.Н. Бурденко избирают действительным членом «Общества естествоиспытателей при Юрьевском университете». Интересно, что молодой медик следил за политическими событиями в стране. Так, в его бумагах можно найти фотокопию указа Николая II о роспуске I Государственной Думы [71].

1907 год, по мнению самого Николая Нило-вича, стал началом его серьезной научно-исследовательской и литературной деятельности [72]. В январе выходит первое научное исследование лекаря Н.Н. Бурденко «Случай подкожного вну-трибрюшного разрыва мочевого пузыря». Затем в феврале - апреле он успешно сдает докторантские экзамены. 22 марта состоялся его первый научный доклад на заседании «Общества естествоиспытателей при Юрьевском университете» под названием «Физиологическая оценка операций на воротной вене». Летом 1907 г. Н.Н. Бурденко временно исправляет должность заведующего хирургическим отделением на 100 коек с больными в Пензенской губернской земской больнице [73].

В январе 1908 г. лекарь Н.Н. Бурденко постановлением правления Юрьевского императорского университета возвращается на место второго сверхштатного ассистента хирургической клиники по вольному найму. В следующем месяце на заседании «Общества естествоиспытателей при Юрьевском университете» происходит второй научный доклад с названием «К технике соединения воротной и полой вены».

24 октября 1908 г. Н.Н. Бурденко представляет на суд медицинского факультета Юрьевского императорского университета докторскую диссертацию: «. Прилагая при сем работу под заглавием: «К вопросу о последствиях перевязки V. ройае» - на степень доктора медицины, имею честь просить медицинский факультет о рассмотрении ея и допущении к публичной защите» [74]. Многие коллеги считали, что, занимаясь подобной темой, молодой ученый «.аттестует себя самонадеянным мальчиком» [75]. До этого еще 20 января 1907 г. лекарь Н.Н. Бурденко просит деканат медицинского факультета Юрьевского императорского университета допустить его к испытаниям на степень доктора медицины [76].

Сам Николай Нилович вспоминает научно-исследовательскую работу в то время следующим образом: «. Мои занятия начались с книги, с литературных источников. Каждая новая книга, казалось, ставила передо мной новые трудности, тянула меня

38

в водоворот новых сложных, недостаточно мне еще известных областей. Чтобы сознательно их воспринимать, надо было их изучить практически. Горы книг, работа на трупах, подопытные животные, овладение методикой физиологических экспериментов и гистологической техникой отнимали у меня все время. Это был адский труд, но вместе с тем благодарный. С каждым днем я чувствовал, что становлюсь на более твердую почву» [77]. В этот период Н.Н. Бурденко неоднократно общается со знаменитым Иваном Петровичем Павловым, предлагавшим ему даже штатное место в собственной лаборатории. К сожалению, непрекращающиеся финансовые затруднения вынудили отказаться молодого исследователя от столь лестного предложения [78].

24 октября 1908 г. декан медицинского факультета Юрьевского императорского университета подписывает служебный протокол: «... считать лекаря Н. Бурденко выдержавшим испытания на степень доктора медицины» [79]. В ноябре 1908 г. при Юрьевском университете при активной поддержке Николая Ниловича учреждается научное общество имени Н.И. Пирогова. Сам лекарь Н.Н. Бурденко открывает первое научное заседание нового общества докладом о своем профессиональном кумире: «О Н.И. Пирогове с исторической точки зрения» [80]. Доклад начинался следующими словами: «. Наше Общество носит наименование О-ва Н.И. Пирогова. Казалось естественным в первое заседание посвятить один из докладов памяти этого человека, - как ученого, одного из реформаторов хирургии, - как учителя, создавшего в России новую школу хирургов, и - как врача-гражданина, который в основание своей практической и общественной деятельности положил высокие принципы гуманности, умело развил и широко осуществил на практике ряд новых блестящих идей» [81]. Сообщение молодого ученого заканчивалось словами: «. Эта личность была глубокая по уму, сильная волей и мощная чувством. И долго она будет служить для русского врача, педагога и гражданина светлым маяком на тернистом пути жизни и светлым образом для юношей - носителей мятущихся умов и чутких настроений» [82].

Одновременно происходит доклад на заседании «Общества естествоиспытателей при Юрьевском университете» под названием «К пластике спинномозговых корешков внутри спинномозгового канала».

Февраль 1909 г. приносит Н.Н. Бурденко повышение в виде должности первого сверхштатного ассистента университетской хирургической клиники по вольному найму. Вместе с тем, публикуется научная работа Николая Ниловича «К методике изучения роли печени в усвоении углеводов».

3 марта 1909 г. на медицинском факультете Юрьевского императорского университета можно

было прочитать объявление следующего содержания: «... Сим объявляется, что защита диссертации лекаря Н.Н. Бурденко на степень доктора медицины под заглавием: «Материалы к вопросу о последствиях перевязки vena portae» состоится в субботу 7-го марта 1909 г. в 1 час дня в актовом зале университета» [83]. В результате 7 марта 1909 г. Н.Н. Бурденко успешно защищает диссертацию на степень доктора медицины: «. выслушав защиту диссертации под заглавием: «Материалы к вопросу о последствиях перевязки vena portae» и признав ее удовлетворительной, Медицинский факультет удостаивает лекаря Николая Ниловича Бурденко степени доктора медицины» [84]. В тот же день новый доктор медицины принимает присягу: «... Принимая с глубокою признательностью даруемые мне наукою права доктора медицины и постигая всю важность обязанностей, возлагаемых на меня сим званием, я даю обещание в течение всей своей жизни ничем не помрачать чести сословия, в которое ныне вступаю. Обещаю во всякое время помогать, по лучшему моему разумению, прибегающим к моему пособию страждущих; свято хранить вверяемые мне семейные тайны и не употреблять во зло оказываемого мне доверия. Обещаю продолжать изучать врачебную науку и способствовать всеми силами ее процветанию, сообщая ученому свету все, что открою. Обещаю не заниматься приготовлением и продажей тайных средств. Обещаю быть справедливым к

Н.Н. БУРДЕНКО n. n. burdenko ПЕНЗА penza ЮРЬЕВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ tartu university РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА russo-japanese war ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА the first world war
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов