Спросить
Войти

Народно-хозяйственный комплекс коренных народов юга Дальнего Востока России в условиях реализации государственной национальной политики (вторая половина 1950-х - 1980-е годы)

Автор: указан в статье

Вестник Челябинского государственного университета. 2011. № 1 (216). История. Вып. 43. С. 82-86.

НАРОДНО-ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ КОМПЛЕКС КОРЕННЫХ НАРОДОВ

ЮГА ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ В УСЛОВИЯХ РЕАЛИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА 1950-х - 1980-е ГОДЫ)

В статье рассматривается широкий спектр вопросов концептуального характера, относящихся к специфике реализации государственной национальной политики второй половины 1950-1980-х гг. в отношении коренных малочисленных народов юга Дальнего Востока России. Показаны особенности преобразований в народно-хозяйственном комплексе коренных народов под воздействием модернизации страны.

Тема и задачи исследования тесно связаны с фундаментальными проблемами экономической модернизации страны второй половины 1950 - 1980-х гг., коренным образом изменившей жизнеустройство коренных народов юга Дальнего Востока. В современной исторической науке сложились благоприятные условия для понимания нелинейности исторического процесса перехода коренных народов от традиционного к индустриальному обществу в условиях реализации государственной национальной политики советского периода. Этот процесс рассматривается как критериальная черта модернизации страны второй половины 1950 - 1980-х гг. Здесь более явно проявились модернизационные импульсы, идущие как от государства, так и вытекающие из логики внутреннего развития этнических обществ.

Одна из наиболее важных задач, стоящих перед российскими учеными, состоит в том, чтобы, переосмысливая историческое развитие коренных народов, используя труды авторов советского периода (В. Г. Балицкого, В. Г. Ларькина, М. А. Сергеева, А. В. Смоляк, Ч. М. Таксами, В. Г. Увачана и др.), привлекая новые документы и материалы, извлеченные из фондов Государственного архива Приморского края, Государственного архива Хабаровского края, представить целостное и достоверное научное знание по исследуемой теме. Это объяснило актуальность и научную необходимость в проведении исследования по данной проблеме.

В основу исследования автором положена концепция российской модернизации второй половины ХХ в., сущностным выражением

которой явилось развитие коренных народов на этапе позднеиндустриальной модернизации страны. Как отмечает В. Г. Федотова, трактовка модернизации зависит от применения теоретических методов, жесткости или ослабленности теоретических притязаний, дисциплинарных подходов. Каждый из них имеет свою объяснительную функцию, разную степень приближенности к империче-ской реальности и разную концептуальную способность проникнуть в суть процесса1.

В результате «сталинской» форсированной индустриализации к середине 1950-х гг. произошли принципиальные изменения в экономике страны. Господствующее положение в ней заняло производство индустриального типа. У страны появилось новое собственное видение, открывающее хорошие перспективы для ускорения технического прогресса во всех отраслях народного хозяйства. Ряд секторов экономики приобрели черты научно-индустриального производства - фундамента построения постиндустриальной экономики2.

В этот период коренные малочисленные народы вступили в этап перехода от ранне-индустриальной в индустриальную стадию развития - наиболее успешный и результативный этап хрущевско-аграрного реформирования, которое было направлено на решение назревших экономических и социальных проблем деревни3.

Внешним проявлением данного процесса стало принятие ряда государственных программ, определивших специфику модернизации экономического сектора коренных народов на более высокой технологической основе. Рассмотрим теперь, какие важные тенденции были характерны для индустриального освоения территорий юга Дальнего Востока России в 1950-1980-е гг., где проживают коренные народы: нанайцы, негидальцы, нивхи, орочи, ульчи, удэгейцы, эвенки, ульта (ороки). Для этих народов сложились исторические условия вступления в новую фазу модернизации традиционного хозяйствования. Главной предпосылкой их перехода к индустриальному обществу явилось создание эффективной инновационной системы, способной обеспечить совершенствование традиционной производственной деятельности на базе новейших достижений науки и техники. Для этого имелись благоприятные условия: функционирование экономически крепких промысловых предприятий; большой запас природных ресурсов; наличие достаточного количества относительно высокой грамотности коренного населения; развернутая транспортная сеть и инфраструктура.

Руководству страны предстояло решить комплекс крупных социально-экономических проблем для осуществления в полной мере новой системы общественного устройства этнических обществ, завершить их переход в индустриальное общество. Программным документом стало постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР № 300 «О мерах по дальнейшему развитию экономики и культуры народностей Севера», принятое 16 марта 1957 г.4 В условиях наметившейся либерализации советского общества, принятые в постановлении решения можно охарактеризовать как новаторские. Специальное обращение к общим проблемам коренных малочисленных народов уже само по себе было знаковым явлением, повышало статус коренных народов. Их развитие стало входить в число государственных приоритетов национальной политики, стимулировало внедрение научно-технического прогресса в экономику. Выделялись дополнительные материальные ресурсы для упрочения и развития экономического базиса, расширения сети учреждений здравоохранения, образования, культуры, пенсионного обеспечения.

Постановлением ставилась задача обеспечения наиболее полного использования природно-экономических условий и местных возможностей для дальнейшего подъема благосостояния и культурного уровня коренных народов. При этом обращалось особое внимание на развитие основных отраслей:

охотничье-промысловой деятельности, резкого увеличения производства товарной продукции рыболовства, оленеводства, пушного промысла. Предусматривался ряд мероприятий по реформированию традиционных отраслей хозяйственной деятельности национальных колхозов. Им предоставлялось право приобретать промысловый флот, создавать перерабатывающие базы, что окончательно поставило добычу рыбы колхозами Амура, Охотского побережья на промысловую основу5.

Однако переориентация хозяйств коренных народов осуществлялась без учета долгосрочных и социальных последствий. Возросшие в несколько раз плановые задания для рыболовецких колхозов в связи с проведенным совершенствованием орудий лова, приобретением сейнеров и траулеров привели к резкому снижению уже к началу 1960-х гг. рыбных запасов. Вместе с тем нельзя отрицать тот факт, что в этот период продолжался поиск наиболее эффективных форм модернизации традиционных отраслей хозяйствования. Так, исходя из оценки того, что маломощные небольшие национальные колхозы, насчитывающие в среднем до 20 и менее дворов с численностью населения до 100 человек, во многом исчерпали свой производственный потенциал, было принято решение об их укрупнении. Объединение коллективных хозяйств сопровождалось ликвидацией «неперспективных» национальных сел, что создало целый комплекс социальных, экономических, психологических проблем. Процесс укрупнения деревень проводился в государственном масштабе, но наиболее непродуманно эта программа реализовывалась на Дальнем Востоке. Ориентация на укрупнение национальных производств входила в противоречие с условиями ведения традиционного хозяйствования. Переселение семей с территорий традиционного обитания нарушало этническую связь поколений, вело к потере национального самоопределения. Именно с этого времени появляются национальные колхозы с численным преимуществом русского населения. Создание таких поселений приводило к постепенному поглощению национальных культур коренных народов более развитой русской культурой6.

Постановление Совета министров РСФСР № 264 от 20 февраля 1960 г. «Об оказании дополнительной помощи в развитии хозяйства

и культуры народов Севера» было направлено на развитие промыслового хозяйства ре-гиона7. В нем подчеркивалась необходимость учета национальных особенностей коренных народов при дальнейшем всестороннем развитии их экономики и культуры. Было принято решение укрепить национальные колхозы за счет роспуска МТС и передачи их техники колхозам. Изменилась система оплаты труда колхозников в связи с переходом на денежный расчет. Также были повышены заготовительные и сдаточные цены на плановую и сверхплановую сдаваемую рыбу и рыбопродукцию.

В результате проведенных укрупнений, технического перевооружения национальных рыболовецких колхозов на Амуре была создана материально-техническая база новой отрасли. По общему объему вылова и переработки рыбная отрасль региона составляла конкуренцию государственным рыбообрабатывающим предприятиям. В 1966 г. обработкой рыбы на Амуре занималось уже 39 колхозов. За год было реализовано 96,2 тыс. ц. пищевой рыбопродукции. Перевыполнение плана составило по охлажденной рыбопродукции - 158 %, по малосоленой сельди -101 %, по лососевой икре - 140 %8.

Наряду с модернизацией рыболовной отрасли получили развитие и другие традиционные направления в деятельности коренных народов региона. Так, было увеличено поголовье оленьих стад в национальных колхозах Хабаровского края за период с 1958 по 1960 г. с 33,2 тыс. голов до 39,2 тыс. голов оленей9. Этому в значительной степени способствовало повышение закупочных цен на оленину на 80 %. Значительное внимание уделялось пушному промыслу. Заготовки пушнины в эти годы увеличились с 300 тыс. р. до 480 тыс. р.

В короткие сроки была проведена реорганизация управленческих органов для целенаправленного проведения в жизнь программы хозяйственного и культурного строительства. В 1962 г. в аппарате Совета министров СССР по аналогии Комитета Севера был организован отдел по народам Севера. Соответствующие отделы функционировали при краевых и областных исполкомах. Вместе с тем реформы, проводимые в стране под руководством Н. С. Хрущева, как справедливо отметил М. Ф. Полынов, были очень противоречивыми, непродуманными, а то и вовсе волюнтаристскими10.

Начало 1960-х гг. обозначило нарастание трудностей в модернизационном развитии, вызванных появлением «проблемы управления», недооценкой путей повышения заинтересованности хозяйственных структур субъектов в нововведениях.

Оценивая внедряемую реформу управления - «создание совнархозов», мы считаем, что ее целью была попытка предоставить больше самостоятельности местным органам власти, повысить эффективность центрального руководства ключевыми отраслями экономики. Следует отметить, что в проводимой государством национальной политике отсутствие системного подхода приводило к изменению функций, прав и обязанностей властных и управленческих структур. Реформаторские усилия либо гасились инерцией бюрократической институциональной системы, либо вели к непредвиденным, по большей части, негативным последствиям. Это чрезвычайно затрудняло процесс планирования, организации и мотивации промыслово-хозяйственной деятельности.

Весьма показательна в этом отношении реорганизация управления в рыбной отрасли. Для развития рыболовецких национальных колхозов большое значение имела деятельность Главного управления рыбной промышленности Министерства рыбной промышленности СССР. Внутри Главка существовали подразделения по делам рыболовецких колхозов, обеспечивающих их материально-техническую базу. Приемом полученной рыбопродукции, техническим обслуживанием маломерного флота рыболовецких колхозов занимались тресты рыбной промышленности. В структуру трестов непосредственно входили рыбокомбинаты, рыбзаводы, базы. Например, Хабаровский трест малого рыболовства имел в своем составе колхозный отдел, управляющий 12 национальными колхозами11.

Для сложившейся системы управления была характерна централизация, многоступенчатость, дублирование функций. Так, например, на региональном уровне Главное управление рыбной промышленности осуществляло руководство в том же Хабаровском крае Крайрыбакколхозом, которое в свою очередь имело районные или межрайонные отделы. Среднеамурский межрайонный союз рыболовецких колхозов включал в себя рыболовецкие колхозы семи районов (Комсомольский,

Нанайский, Кур-Урмийский, Смидовический, Бикинский, Хабаровский, Биробиджанский), отвечал за выполнение планов, наблюдал за соблюдением Устава артелей, оказывал помощь в снабжении12.

Обратим внимание, что по своей природе такая модель модернизации приносит только временное решение, рано или поздно подлежащее полному пересмотру13.

Подтверждением данного вывода может служить экономическая ситуация в рыболовецких колхозах Хабаровского края в 1960-е гг. Из 40 национальных колхозов план добычи рыбы выполнили всего 1914. Недостаточно продуманная политика по укрупнению национальных колхозов, ликвидация многочисленных неперспективных поселков привела в итоге к обратному процессу разукрупнения в ряде районов Приамурья. Так, ранее укрупненный рыболовецкий колхоз «Комсомолец» Комсомольского района в 1967 г. был разделен на 2 самостоятельные артели15. Этот процесс наблюдался и со многими другими национальными колхозами.

В 1970-е гг. были предприняты меры, направленные на дальнейшее развитие рыбной отрасли Охотского побережья. Особое внимание уделялось переходу национальных рыболовецких колхозов к морскому промыслу. Так, Крайрыбакколхозсоюз приобрел 15 сейнеров РС-300, 25 сейнеров-трайлеров, 30 малых рыболовецких сейнера МРС-22516. Эти меры временно подняли уловы, выпуск рыбопродукции.

Для закрепления положительных тенденций материально-технической вооруженности, улучшения положения в экономической, социокультурной сферах коренных народов Севера Совет министров СССР в декабре 1973 г. принял постановление «О дополнительных мерах по развитию экономики и культуры народностей Севера», направленное на дальнейшее освоение природных ресурсов, развитие экономики национальных территорий17. Министерство рыбной промышленности обязывалось предоставить рефрижераторные суда национальным рыболовецким колхозам, занятых морским промыслом, обеспечить доставку добываемой рыбопродукции.

В феврале 1980 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР принял постановление «О мерах по дальнейшему экономическому и культурному развитию районов проживания

народностей Севера»18. По своей сути постановление содержало комплексную программу, рассчитанную на длительное развитие. Традиционная деятельность коренных народов получила новый импульс к комплексному развитию на новой организационно-технической и социальной основе. Происходившие преобразования в свете решений данного постановления оказали существенное влияние на модернизационные процессы в этнических обществах юга Дальнего Востока, завершившиеся переходом коренных народов в индустриальное общество.

Проведенное исследование показало, что со второй половины 1950-х - 1980-е гг. произошли принципиальные изменения в характере и содержании социально-экономического развития коренных народов. Одним из важнейших проявлений перехода малочисленных народов юга Дальнего Востока к индустриальному обществу стало формирование современного народно-хозяйственного комплекса. Этот процесс осуществлялся, главным образом, посредством государственных программ. Анализ модернизационных процессов в социально-экономической сфере этнических обществ позволяет уверенно утверждать, что в ходе реализации государственной национальной политики были верно определены ее приоритетные направления. Помощь государства в создании промышленных предприятий с полным циклом переработки, в виде поставок техники, подготовке специалистов и, как следствие, обеспечении занятостью коренного населения - все это позволило создать национальное производство индустриального типа. Переходом коренных народов в индустриальное общество была решена историческая задача выравнивания аборигенных народов в политическом, экономическом, социокультурном развитии с доминирующими народами Советского Союза.

Вместе с тем, наряду с позитивной стратегией развития коренных народов отмечалось формирование негативных тенденций, сдерживающих динамику этого развития, объективно требующей серьезных преобразований. Здесь можно согласиться с мнением известного специалиста по аграрной истории советского периода А. А. Никонова, считавшего, что государственная колхозно-совхозная система сковывала инициативу человека и нуждалась в коренном ее преобразовании на принципах подлинной кооперации19.

Излишняя забота, государственный централизм, игнорирование в ряде случаев местной этнической специфики, ограничение различных полномочий местных органов власти сдерживали создание механизмов, с помощью которых коренные народы могли бы сами определять перспективы и динамику собственного развития.

В заключение важно подчеркнуть, что использование метода модернизационного анализа при изучении темы позволяет не только реконструировать социально-экономические преобразования у коренных малочисленных народов юга Дальнего Востока в условиях реализации государственной национальной политики второй половины 1950-х - 1980-е гг., но и понять предпосылки современного положения коренных народов, особенности их развития в постсоветском пространстве.

Примечания

1 Федотова, В. Г. Типология трансформаций и способы их изучения // Вопр. философии. 2000. № 4. С. 3.
2 Артемов, Е. Т. Научно-техническая политика в советской модели позднеиндустриальной модернизации. М., 2006. С. 153-154.
3 Зеленин, И. Е. Советская аграрная политика в 1950 - начале 1980-х гг. // Россия в ХХ в. Реформы и революции : в 2 т. М., 2002. Т. 2. С.605.
4 О мерах по дальнейшему развитию экономики и культуры народностей Севера : постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР. 16 марта 1957 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986). М., 1984. Т. 9. С.175-180.
5 Государственный архив Приморского края (ГАПК). Ф. 95. Оп. 2. Д. 2. Л. 17.
6 Государственный архив Хабаровского края (ГАХК). Ф. 1102. Оп. 14. Д. 25. Л. 1-5; Ф. 137. Оп. 14. Д. 688. Л. 126.
7 Постановление Совета Министров РСФСР от 20 февраля 1960 г. «Об оказании дополнительной помощи в развитии хозяйства и культуры народов Севера» // Системное собрание законов РСФСР, указов президиума Верховного Совета РСФСР и решений правительства РСФСР. Т. 8. М., 1960. № 15. Ст. 131.
8 ГАХК. Ф. 719. Оп. 22. Д. 315. Л. 93.
9 ГАХК. Ф. 35. Оп. 79. Д. 236. Л. 27.
10 Полынов, М. Ф. Экономические предпосылки перестройки в СССР // Вестн. С.-Петерб. ун-та. 2007. Сер. 2. Вып. 3. С. 101.
11 ГАХК. Ф. 1614. Оп. 1. Д. 2. Л. 16.
12 ГАХК. Ф. Р-38. Оп. 1. Д. 39. Л. 11.
13 Вишневский, А. Г. Серп и рубль. Консервативная модернизация в СССР. М., 1998. С. 48.
14 ГАХК. Ф. 35. Оп. 79. Д. 236. Л. 28.
15 Архивный отдел администрации Комсомольского района (АоаКр). Ф. 26. Оп. 1. Д. 265. Л. 43.
16 ГАХК. Ф. 35. Оп. 71. Д. 89. Л. 202.
17 Постановление Совета Министров СССР от 25 декабря 1973 г. «О дополнительных мерах по развитию экономики и культуры народностей Севера» // Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 10. М., 1976. С. 49-54.
18 Постановление ЦК КПСС и Совет Министров СССР от 7 февраля 1980 г. «О мерах по дальнейшему экономическому и культурному развитию районов проживания народностей Севера» // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций пленумов ЦК. Т. 13. 1976-1980. М., 1986. С. 441-449.
19 Никонов, А. А. Спираль многовековой драмы. Аграрная наука и политика России (ХУШ-ХХ вв.) М., 1995. С. 368.
КОРЕННЫЕ НАРОДЫ ДАЛЬНИЙ ВОСТОК ИНДУСТРИАЛЬНАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов