Спросить
Войти

Историческая эволюция и памятники суда биев

Автор: указан в статье

Ахмеджанова Г.Б.

К.ю.н., доцент, заведующая кафедрой истории и теории государства и права, Павлодарский государственный университет им. С. Торайгырова

ИСТОРИЧЕСКАЯ ЭВОЛЮЦИЯ И ПАМЯТНИКИ СУДА БИЕВ

Обзор основных направлений, по которым развивалось изучение обычного права, свидетельствует о значительном разнообразии теоретических построений и взглядов на проблему.

Первые попытки обобщить материал по обычному праву казахов были предприняты в XVIII - XIX вв. этнографами, историками и правоведами. Известным социологом и юристом М.М. Ковалевским, проводившим сравнительное изучение правовых систем народов Западной Европы и России, было создано новое в российской науке направление - «сравнительное правоведение», в рамках которого разработаны многие концептуальные положения обычного права, положенные в основу последующих изысканий.

Большой вклад в изучение обычного права казахов внесли казахские просветители Ч. Валиханов, И. Алтынсарин, видные представители казахской национальной интеллигенции А. Букейханов, А. Байтурсынов, Ж. Акбаев и др. Среди русских исследователей XIX в., занимавшихся проблемами казахского обычного права, - А. Левшин, Д. Самоквасов, М. Красовский, Г. Загряжский, Н. Гродеков, Л. Словохотов, А. Леонтьев, Л. Мякутин и др. Ими были раскрыты многие вопросы, связанные с объяснением сущности и содержания мер ответственности в древних формах права.

В условиях широкой демократизации общественной и научной жизни, творческой и академической свободы, плюрализма научных взглядов и теоретико-методологических подходов интерес к традиционному институту бийства резко возрос. Думается, это вполне оправданно. Ибо исследование исторического прошлого, культурного наследия различных эпох и развития цивилизационных ареалов, выявление внутренних механизмов функционирования макросоциальных организмов и их роли в эволюции общества от низшей ступени к более высокой, сложной форме - все эти проблемы становятся во весь рост только сейчас, когда появляется реальная основа для утверждения новой методологической концепции.

Если вспомнить, еще Ч. Валиханов в своей работе «Записке о судебной реформе» подвел теоретико-методологическую базу исторической оценки института бийства: «Возведение в звание бия не обусловливалось у казахов каким-либо формальным выбором со стороны народа и утверждением со стороны правящей народом власти. Только глубокие познания в судебных обычаях, соединенные с ораторским искусством, давали казахам это почетное звание. Таким образом, звание бия было как бы патентом на судебную и адвокатскую практику... Он был в таком уважении у народа, что не требовал и не требует до сих пор никаких дисциплинарных мер» [1, 94].

Благодаря запискам, заметкам и трудам таких исследователей края, как Г. Н. Потанин, П. П. Румянцев, А. И. Добросмыслов, В. В. Радлов, А. Янушкевич, Н. А. Аристов, А. И. Левшин, В. В. Вельяминов-Зернов, И. И. Крафт, С. А. Фукс и др., был выявлен и собран огромный эмпирический материал, создавший определенный фундамент для дальнейших научных изысканий в данном направлении. Однако, к сожалению, вплоть до последнего времени они служили, в основном, источниковедческой базой изучения правовой культуры казахского народа.

Несомненное значение для исследования изучаемой темы имеют труды по истории Казахстана где, с одной стороны, дается исторический контекст, на фоне которого происходит становление казахского обычного права, а с другой, дается его описание и оценка.

Это работы Н. Апполовой, Е. Бекмаханова, В.Ф. Шахматова, Т. Султанова, Зардыхан Кинаят, коллективное исследование Н. Алимбая, М.С Муканова, Х.А. Аргынбаева, и других, а также общие труды по истории Казахстана (История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней, История Казахстана, История Казахстана и Центральной Азии), которые позволяют проследить сложные пути поисков теоретико-методологических основ казахстанской исторической науки от жестко детерминированного формационного подхода с его идеологическими классовыми оценками до современных научных парадигм.

Трудно переоценить вклад в изучение истории обычного права казахов, сделанный учеными-правоведами. Прежде всего, здесь следует отметить труды Т. Культелеева, С.З. Зиманова, Г.С. Сапаргалиева, С. Фукса, Н. Усерова, С. Созакбаева, Н. Ахметовой, У. Джекебаева, Н. Айткуловой, которые посвящены как отдельным институтам, так и комплексному анализу обычного права казахов.

В виду отсутствия письменных текстов по казахскому обычному праву источниками по правовой системе казахов являются исторические записи русских исследователей второй половины XVIII -начала XX вв., в которых собраны как отдельные фрагменты «Уложения Таукехана» (первая половина ХУШ в.), так и обычно-правовые нормы казахского кочевого общества XIX - начала XX вв, а также ереже как малые кодексы закона, принятые на бийских съездах второй половины XIX в. (Работы П. Палласа, И. Георги, А. Левшина, С. Броневского, Д. Самоквасова, П. Маковецкого, Г. Спасского, Н. Гродекова, А. Мякутина и других).

Следует отметить большую работу казахстанских исследователей по публикации исторических источников по истории Казахстана, в том числе по обычному праву казахов. К ним относятся «Материалы по казахскому обычному праву» [2], «Материалы по истории Казахских ханств XV- XVIII вв.», Материалы по истории политического строя», «Казахско-русские отношения в XV- XIX в. (1771-1867 гг.)», «Материалы по истории Казахской ССР». Особо следует отметить деятельность Института Востоковедения и Института истории и этнологии Казахстана по публикации следующих источников: «История Казахстана в арабских источниках», «История Казахстана в русских источниках», «История Казахстана в персидских источниках» [3].

Новый импульс научным изысканиям в области юриспруденции дали идеи суверенитета, независимости, национального государства. В связи с этим принципиально иной подход к обычному праву наметился в современных работах не только казахстанских, но и других ученых постсоветского пространства. В частности, наметившаяся в последние годы тенденция рассмотрения обычного права казахов в аспекте традиционной правовой культуры казахского кочевого общества стала показателем возросшей актуальности этой проблематики.

Большую ценность представляют описания, высказывания и исследования представителей национальной интеллигенции, как знатоков, непосредственных носителей всего того ординарного и неординарного, малого и сущего в организации корпоративного, общинно-родового, индивидуального образа жизни казахских кочевников. Главное, они видели и жили в той хозяйственной, социальной, духовной среде, характерной для казахского кочевого общества со всеми присущими ему атрибутами и моделями самоорганизации.

Вплоть до начала XX века еще сохранялись островками древние суды биев и нормы казахского права «Жаргы», особенно в дальних и глубинных районах степи, куда еще не доходили колониальные преобразования, хотя и они в той или иной мере ощущали их влияние. К тому же историческая память народа о минувшем «Золотом веке» правосудия еще не была покрыта наслоениями.

Особенно ценно наследие выдающегося казахского ученого Чокана Валиханова

(1835-1865 гг.), охарактеризованного современниками как «гениальный исследователь по Востоку», «метеор, промелькнувший на ниве востоковедения».

Великий казахский поэт Абай Кунанбаев о биях, судах биев, составивших в прошлом суть «Золотого века» правосудия, писал: «Бул билш деген бiздщ казак, шшде эрбiр сайланган кюшщ, колынан келмейдь Рас, бурынгы бiздщ ата-бабаларымыздьщ бул замандагылардан бiлiм, кYтiмi, сыпайылыгы, тазалыгы темен болган, бipaк бул замандагылардан артык eкi мiнi бар екен... Ол ею мiнезi кайсы десек, эуелi - ол заманда елбасы, топбасы деген кiciлep болады екен. Кеш-конды болса, дау-жанжалды болса, билш соларда болады екен. Эзге кара журт, жаксы-жаман ездершщ шаруасымен жYре бередi екен. Ол елбасы, топбасылары калай кылса, калай бiтiрсе халык, та оны сынамай, бiрден бipгe жYгiрмек болмайды екен» - «Мы имели возможность убедиться в бесполезности выборов биев-судей в каждой волости.

Не всякому под силу вершить правосудие. ...Да, [прежние бии] безусловно, уступали теперешним людям в образованности, учтивости, ухоженности и опрятности. Но обладали они двумя достоинствами, которых у нас теперь нет... О каких качествах мы говорим? В стародавние времена были люди, которые звались «ел басы», «топ басы». Они решали споры, управляли жизнью общества, а простой народ, худо-бедно, занимался своими делами. Не принято было оспаривать решение «ел басы» и «топ басы» или бегать от одного к другому» [4].

Алихан Букейханов, образованнейший интеллигент, крупный представитель освободительного движения в Казахстане начала XX века, неоднократно высказывался о том, что суд биев вошел в историю казахского народа, как «народный суд» по сути, и по форме, и что политику колониальных властей, связанную с заменой его другими судами, нельзя считать удачным решением. Одну из своих статей он озаглавил «^азак, бшнщ орны белек едЬ> - «Место казахских биев было особое». Этим было сказано многое.

О коренных различиях в ориентации и функциях новых назначаемых биев-судей, ставших частью государственного аппарата царского правительства, и биев-судей, когда-то составивших «Золотой век» правосудия в истории казахского народа, писал и убедительно доказывал на примерах выдающийся казахский просветитель и публицист Ахмет Байтурсынов. Одну из своих статей он назвал «Бурынгы эдш билер» - «Прежние бии были олицетворением справедливости». В ней он писал: «Суд народный - это то, что было раньше. Тогда правосудие было основано на казахских обычно-правовых установлениях. Оно в руках биев, преданных справедливости, представляло живительное лекарство от всех бед, а теперь оно в руках современных огосударствленных биев отдает не лекарством, а ядом» [5].

Крупный востоковед, проводивший ценные исследования по истории народов Средней Азии и Казахстана, В.В. Бартольд предполагает, что слово «би» этимологический связано со словом «бек», и указывает, что это слово до XV века нигде не встречается.

В «Толковом словаре казахского языка», говорится, что это слово древнего происхождения и означает: «представитель господствующего класса, решающий споры, тяжбы и выносящий решения» [6, 421.]. Историк М. Вяткин предполагает, что понятие «Бии» восходит к эпохе дешт -и кыпчаков [7, 10].

Изучавший обычное казахское право исследователь А.Л. Леонтьев объясняет происхождение слова «бий» таким образом: «Само слово «бий» указывает на то, что происходит от глагола «биллей», что означает «управляю» [8, 15].

Таким образом, в «Золотом веке» правопорядка в истории Казахстана главную, важнейшую структуру представлял суд во главе с биями-судьями, имевшими специальную подготовку по освоению арсенала и этики степного права, и безупречные личные нравственные качества с человеческим лицом.

Бии - ораторы были отстранены управления казахским обществом. Этническому

сознанию нашего народа этот процесс ликвидации ораторского искусства, духовной, правовой культуры нанес непоправимый урон, который отразился на всей жизни народа.

Литература

1. Валиханов Ч. Суд биев и древней народной форме. - Записки русского географического общества. По отделу этнографии. Т.29.- Спб. 1904.- 411с.
2. Материалы по казахскому обычному праву: Сб. научно-популярное издание /Сост.: Т.М. Культелеев, М.Г. Масевич, Г.Б. Шакаев. - Алматы.: Жалын, 1998. - 464 с.
3. Прошлое Казахстана в письменных источниках V в.до н-э.-XV в н.э. (Извлечения из источников) Сост. Б.Б. Ирмуханов. - Алматы, 1997.-370с
4. Байтурсынов А. Шыгармалары. Алматы, 1988.- 139 с.
5. Казахская советская энциклопедия. - Алматы, 1973, Том 2. - С.42
6. Бартольд Е.Е. Сочинения. М., 1968, т.5. - С.33.
7. Вяткин М.П. Батыр Сырым. М-Л., 1947. - С.10
8. Леонтьев А. Обычное право киргиз. Судоустройство.- Юридический вестник. М., 1990, т.5, Кн. первая и вторая. - С.15
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов