Спросить
Войти

2001. 03. 017. Аксёнов Г. П. Крылья орла. Очерки Российской свободы. М. : Евразия, 2000. 332с

Автор: указан в статье

2001.03.017. АКСЁНОВ Г.П. КРЫЛЬЯ ОРЛА. ОЧЕРКИ РОССИЙСКОЙ СВОБОДЫ. - М.: Евразия, 2000. - 332с.

«Что такое свобода? Как осуществлялась она в России в прошлом и настоящем?» (с. 11) - об этом идет речь в книге Г.П.Аксенова. Она состоит из предисловия и трех разделов. Первый раздел назван «Все только начиналось ...», второй - «Все только начинается ...», третий -«Размышления на полях». Они включают исторические очерки и публицистические статьи.

В них рассказывается о выдающихся людях России конца XIX -начала ХХ в.: ученых, политиках, земских и общественных деятелях, составивших цвет русского общества. Ряд очерков посвящен Д.И.Шаховскому, Ф.Ф.Ольденбургу, С.Ф.Ольденбургу, А.А.Корнилову, В.И.Вернадскому, С.Е.Крыжановскому, Н.Г.Ушинскому, Н.В.Харламову, И.М.Гревсу, В.К.Гейнсу, С.Н.Трубецкому, Ф.И.Родичеву и др. (с. 15118). Анализируется современное состояние личной и общественной свободы в России, суть и перспективы перемен, происходящих в ней.

На основе анализа нашей истории «от Рюрика до Горбачёва» в книге утверждается, что инстинкт свободы присущ русским людям не в меньшей мере, чем всем остальным, что в обществе действует объективный закон - «восхождение и развитие личности», создающей объективно, методом проб и ошибок общественное устройство (с. 121122, 265, 269).

Книга показывает, что русские люди не мирились с угнетением и попранием личности государством. Ради утверждения свободы они осваивали огромные пространства, развивали земство. Чувство свободы -изначально и фундаментально: вот что подвигало на великие испытания и покорения пространств. Исходя из него, русские люди, как и все европейцы, совершили свою часть великих географический открытий. Наши предки, начав с колоний Великого Новгорода и закончив великими научными экспедициями XVIII в., шли на восток, пока не встретились с испанцами в Калифорнии.

Особо отмечается, что захвачены эти просторы не столько государством российским, сколько стремлением освободиться от него. При этом все центральные экспедиции, военные отряды - казачьи и солдатские - догоняли убегавших от них русских людей. Всегда военные шли по уже проторенным путям, всюду встречая русских старожилов на новых местах. На упорядочение требовалось примерно сто лет, после чего бывшие безначальные люди оказывались закабаленными. Так русская стихийная народная колонизация опережала военную экспансию.

Особо выделяется волна миграции при Иване Грозном, дотла разорившем страну. С середины XVII в. к ней присоединяются раскольники, сектанты, уходившие от преследований за веру. Одна из сект и называлась «бегуны».

Бегство из Центральной России продолжалось до отмены крепостного права.

Автор считает, что наиболее предприимчивые элементы могли бы развить свое политическое бытие, а вместо этого уходили в резервные пространства, не боролись с гнетом, а уходили от него. Эта особенность русской национальной жизни определяется в книге как «экстенсивная политика». Инстинкт свободы так и остался инстинктом, не перешел в сознание и действие.

Другая особенность, связанная с покорением немеренных пространств севера и востока, - закрепление коллективного характера труда по их освоению. В Х^Х^ вв. в одиночку нелегко было справиться с дикой природой. Переселенцы не мыслили себя вне общин, владели землей всей деревней, только сообща могли строить дороги, регулировать реки, эксплуатировать угодья, содержать вдов и сирот, распределять повинности. Сложилась и общинная психология с запретом на частное владение землей и на выделение из общины. В своей цивилизации русские продвинули сельскохозяйственные культуры вплоть до Полярного круга, неся с собой более высокую агротехнику по сравнению с местными охотниками и собирателями; они владели огнестрельным оружием, колесом, топором и пилой, искусством деревянного и каменного зодчества.

Первый этап - мирная вольная колонизация и освоение земли -характеризуется как творческий, продуктивный; второй - военное покорение самих колонизаторов - определяется как тупиковый; третий -научный- этап тоже творческий.

По мнению автора, государство воспринимало народ как «завоеванный народ, с которым можно делать все что угодно» (с.268). Модель покорения употреблялась и во времена «полюдья», и в правление Грозного, когда земщину превращали в опричнину, и в петровские времена, когда нарезались губернии для регулярного немецкого орднунга, при завоевании Кавказа и Средней Азии, а также в «штурмовые ночи Спасска и Волочаевские дни». Менялись только названия завоевателей: воеводы - маршалы, стрельцы - солдаты и т.д.

Наглядно это проявилось после революции. Новая власть долго «шлифовала» военно-феодальный строй, централизм, но результат получился обратный желаемому. В последние ее годы, когда уходить

стало некуда, весь цивилизаторский потенциал личностей, все преобразовательное творчество человека направились на непосредственное окружение, на изменение политической системы. Весь неосознанный гнев от зауженного социального и личного пространства обрушился на власть - местную и центральную.

Автор определяет это как переход «от экстенсивной политики к интенсивной, направленной на внутреннее развитие», когда происходит взрыв, поскольку из тупика есть только один путь: наверх, в другой порядок жизни (с.274). И сразу обнажился кризис всех трех систем колонизации земли: мирной, военной и научной. Отпали все иноязычные части империи, из 22 миллионов квадратных километров осталось 17.

В августе 1991 г. выздоровления еще не наступило. Как отмечается в книге, «русский витязь» стоит на распутье, перед ним три пути: «русский путь» - сохранение авторитарного унитарного государства во главе с Москвой; «испанский путь» - распад на национальные республики и экономико-географические регионы; «английский путь» -создание русскоязычного демократического пространства. Оптимален «английский» - цивилизованный путь: «Он наименее вероятен, и морально, и юридически труден, но наиболее правилен» (с.279). Суверенной должна быть не Россия в целом, не маленькие России, а отдельная личность; иначе человек останется государственным рабом, пристегнутым к правительственной колеснице - московской или сибирской.

Размышляя над альтернативами и тенденциями развития современной России, автор размышляет о состоянии общества, о характере перемен в нашей стране. Он полагает, что пока общество будет резко делиться на управляемых и управляющих, главный источник социального напряжения и взрывов в нем не исчезнет.

Россия находится в периоде перехода от традиционного к демократическому обществу. Выборы, межпартийные разногласия, гласное обсуждение проблем - все это у традиционно мыслящих людей ассоциируется с беспорядком.

На его взгляд, весьма поучительны исследования Маслоу, анализируемые в книге наряду с трудами других ученых. Автор подчеркивает: «Подлинные, созидательные чувства и стремления людей не носят общественного характера, они личностны. Те люди, которых Маслоу изучал и которых он называет самоактуализирующимися, ничего не требуют от других, но требуют всего от себя. И таким вот личностным путем общество строится правильно» (с.332).

А.А.Лютинский

ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА - РФ МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ - ВНУТРЕННЯЯ - РФ РФ - ИСТОРИЯ СВОБОДА ЛИЧНОСТИ
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов