Спросить
Войти

Выборы в Боснии и Герцеговине 1990 года: Белградский и Загребский факторы (сравнительный анализ)

Автор: указан в статье

А. В. Смирнов

ВЫБОРЫ В БОСНИИ И ГЕРЦЕГОВИНЕ 1990 ГОДА:

БЕЛГРАДСКИЙ И ЗАГРЕБСКИЙ ФАКТОРЫ (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ)

Состоявшиеся в ноябре — декабре 1990 г. первые после Второй мировой войны многопартийные выборы в Боснии и Герцеговине (БиГ) открыли принципиально новую страницу в ее истории. По итогам голосования власть в республике перешла от коммунистов к партиям «национальной коалиции». Именно это событие ознаменовало оформление свершившейся этнической мобилизации в органах власти и положило начало периоду разобщенности правящих эшелонов страны на национальной основе, увенчавшемуся самым масштабным в истории Европы второй половины ХХ в. военным конфликтом 1992-1995 гг.

Выборы прошли на фоне демократизации охваченной всеобщим кризисом мировой социалистической системы. Важнейшей составляющей кризиса в СФРЮ стало возникновение на ее территории ряда этнических конфликтов. Крах в начале 1980-х гг. национальной политики югославских властей в Косово послужил причиной этнической радикализации проживающих там албанцев и сербов, повлекшей за собой национальную мобилизацию сербского населения федерации. Попытка построения новой сербо-центричной Югославии, предпринятая пришедшим к власти в Сербии в 1987 г. С. Милошевичем при опоре на поощряемую сверху национальную мобилизацию сербов и ряд федеральных структур, привела к ответной реакции со стороны других народов СФРЮ. На прошедших весной 1990 г. выборах в Хорватии победили представители националистически ориентированного Хорватского демократического содружества (ХДС). С приходом к власти представители этой партии взяли курс на достижение государственной независимости своей республики, усиление хорватского влияния в соседних регионах Югославии1. Набиравшее силу летом — осенью 1990 г. соперничество между Белградом и Загребом за влияние на территории сербохорватского языкового ареала затронуло, в первую очередь, БиГ и сербо-населенные районы Хорватии.

В последние годы существования СФРЮ власти Сербии и Хорватии оказывали значительное влияние на политические процессы в Боснии и Герцеговине. Во-первых, у Белграда и Загреба традиционно существовали тесные культурные и кровные связи с Сараево. Так, по данным переписи 1991 года, почти каждый третий житель БиГ был сербом, каждый пятый — хорватом2. За время правления Тито из Боснии и Герцеговины в Сербию и Хорватию переехало на постоянное жительство соответственно 265 и 230 тыс. человек (65 и 50 тыс. — в обратном направлении)3. Во-вторых, СМИ двух самых больших субъектов СФРЮ были широко распространены в центральной югославской республике. На всей ее территории транслировались теле- и радиоканалы Сербии и Хорватии, повсеместно циркулировал ряд подконтрольных властям этих республик популярных газет и журналов (сербские издания «НИН», «Политика», «Политика-Экспресс», хорватские «Вьесник», «Вечерни лист» и др.). В-третьих, Белград и Загреб являлись для Сараево ключевыми экономическими и транспортными партнерами. Так, в 1990 г. на Сербию и Хорватию приходилось около 50 % всех экспортируемых за пределы БиГ товаров и услуг

© А. В. Смирнов, 2008

(28 и 20 % соответственно)4. В связи с этим определение политики властей двух самых больших субъектов СФРЮ в отношении волеизъявления в Боснии и Герцеговине 1990 г. представляется важным для понимания их роли в генезисе югославского и боснийского кризисов конца ХХ в.

Основными претендентами на победу на выборах в БиГ 1990 г. были, с одной стороны, партии левой ориентации, с другой — блок национальных партий. Лагерь левых составили, во-первых, реформированная партия власти — Союз коммунистов Боснии и Герцеговины — Социалистическая демократическая партия (СК БиГ — СДП), во-вторых, боснийское отделение партии союзного премьер-министра А. Марковича Союз реформаторских сил Югославии (СРСЮ БиГ). В рядах «национальной коалиции» оказались Хорватское демократическое содружество Боснии и Герцеговины (ХДС БиГ), Сербская демократическая партия Боснии и Герцеговины (СДП БиГ) и Партия демократического действия (ПДД). Каким же было воздействие официального Белграда и официального Загреба на популярность упомянутых партий в преддверии голосования?

В настоящее время можно с определенной долей уверенности говорить не просто о поддержке властями Сербии и Хорватии деятельности учрежденных незадолго до волеизъявления 1990 г. основных политических сил своих соплеменников в Боснии и Герцеговине. На то, что становление СДП БиГ могло проходить под патронажем Белграда указывает деятельность сербского политика академика САНУ (Сербская академия наук и искусств) Д. Чосича. По его свидетельствам, партия возникла и со временем организовалась во многом вследствие реализации его замыслов. Кроме того, известно, что Д. Чосич и С. Милошевич установили личные контакты на почве единомыслия еще в 1987 г.5 Многие источники убеждают в том, что формирование ХДС БиГ вплоть до старта предвыборной гонки проходило под жестким руководством партийных соратников из Загреба. Главными свидетельствами в пользу этого служат ставший в июле-сентябре 1990 г. достоянием масс-медиа конфликт между первым лидером ХДС БиГ Д. Периновичем и главами отделений данного движения из западной Герцеговины, мемуары самого Д. Периновича, а также ряд заявлений его преемника на посту председателя партии С. Клюича6.

Важным подтверждением того, что перед выборами официальный Белград сделал многое для поддержки СДП БиГ, а официальный Загреб — ХДС БиГ, служит деятельность подконтрольных им СМИ. В 1990 г. сербские проправительственные масс-медиа выпустили значительное количество материалов, указывающих на ущемленное положение боснийских сербов и исключительность «их СДП» в протекции их интересов. Причем данная информационная деятельность осуществлялась в сотрудничестве с представителями этого движения. В свою очередь, хорватские масс-медиа в июне — ноябре 1990 г. также, с одной стороны, акцентировали внимание на дискриминации хорватского народа в БиГ, а, с другой, представляли «его ХДС» в качестве его единственного защитника7. Другим свидетельством такого рода помощи является участие в мероприятиях партий своих соплеменников представителей политической и культурно-идеологической элит Сербии и Хорватии. Наиболее колоритными фигурами, открыто поддержавшими СДП БиГ, были член сербского Президиума М. Джорджевич, генеральный секретарь правящей Социалистической партии Сербии П. Шкундрич, видный деятель союзной скупщины Б. Кошутич, академики САНУ Б. Црнчевич, М. Бечкович, В. Крестич, Д. Чосич. В начале октября в Белграде С. Милошевич в отличие от лидеров других боснийских партий принял главу СДП БиГ Р. Караджича. Среди высокопоставленных политиков, открыто поддержавших ХДС БиГ, следует отметить члена хорватского Президиума Д. Брозовича,

представителя в югославском Президиуме С. Месича, вице-спикера Сабора В. Шекса и министра по делам эмиграции Г. Шушака. Прошедший в Загребе заключительный предвыборный концерт ХДС БиГ посетил президент Хорватии Ф. Туджман8.

Белград и Загреб выступили с жесткой критикой поддерживаемой противоположной стороной политической альтернативы. Пожелавший узнать что-либо летом — осенью 1990 г. о ХДС БиГ в проправительственных СМИ Сербии был обречен поверить в то, что оно представляло собой непримиримого врага сербов, готовящего их уничтожение9. В свою очередь, подконтрольные хорватскому правительству СМИ писали о «тотальном отрицании демократии» СДП БиГ, формировании вооруженных отрядов под ее командованием, расширении посредством ее деятельности «книнской угрозы». В октябре загребские власти «на корню» пресекли попытку СДП БиГ провести одну из своих партийных акций на территории Хорватии10.

В условиях соперничества Белграда и Загреба союз с главной политической силой мусульман Югославии ПДД был выгоден обеим сторонам. Их представители открыто предлагали этой партии сотрудничество на соответственно антихорватской и антисербской основе11. В силу того что «великосербская угроза» представлялась лидерам мусульманской партии опаснее «великохорватской», они отдавали свои симпатии Загребу. В связи с этим неудивительно, что власти Сербии негативно отзывались о деятельности ПДД12. Во многих репортажах белградских проправительственных масс-медиа о данном движении лета 1990 г. его лидеры представлялись в качестве радикальных исламских фундаменталистов. В ходе предвыборной кампании сербские СМИ предпочли акцентировать внимание на сопровождавшемся скандалами внутрипартийном расколе13. Анализируя деятельность загребских масс-медиа лета — осени 1990 г., несложно удостовериться, что абсолютное большинство материалов о ПДД носит позитивный оттенок. Знаковым представляется сделанное в ноябре 1990 г. в присутствии лидеров партии С. Шабича и Х. Силайджича заявление главы ПДД в Хорватии Ш. Танковича, в котором подчеркивалось «корректное», в отличие от других, освещение официальными хорватскими СМИ прошедшей предвыборной кампании14.

Незадолго до голосования контролируемые Белградом и Загребом масс-медиа оказали поддержку сформулированной представителями ПДД, СДП БиГ и ХДС БиГ «национальной коалиции». Так, об общем собрании трех партий в Конице 5 ноября СМИ Сербии информировали как о примере, подтверждающем, что, «желая сохранить особенности», несложно найти «универсальные цели для любой здравой политической деятельности, такие как мир, благосостояние, равноправие и толерантность. И все это под крылом демократии». В свою очередь СМИ Хорватии заявляли о создании союза партий трех народов БиГ как «естественноисторическом факте», и гарантии того, что теперь «Боснии и Герцеговине не грозит дальнейшая „балканизация“ — раздел территорий»15.

Сербские и хорватские власти сделали многое для дискредитации главных конкурентов «национальной коалиции» — движений левой ориентации. Первая критика в адрес боснийского Союза коммунистов раздалась в белградских СМИ в апреле 1990 г., когда делегация во главе с лидером партии Н. Дураковичем не сумела найти общий язык с сербскими коллегами и покинула заседание Президиума ЦК СКЮ16. С мая 1990 г. эти масс-медиа представляли СК БиГ — СДП в качестве органа, последние двадцать лет проводящего антисербскую политику17. Впервые ХДС-овцы выразили свое негативное отношение к последователям Тито в центральной югославской республике в январе 1990 г., когда на одном из своих мероприятий в Сплите вопрошали, почему из Боснии и Герцеговины

выселилось 100 тыс. хорватов18. С приходом «туджмановцев» к власти в Хорватии критика в адрес СК БиГ — СДП стала прерогативой официальных загребских СМИ19.

Белграду и Загребу понадобилось немного времени, чтобы выразить свое отношение к июльскому заявлению А. Марковича об учреждении Союза реформаторских сил Югославии. В течение нескольких дней после данного события с критикой произошедшего выступили Ф. Туджман, генеральный секретарь ХДС М. Жагар, академики САНУ Д. Чосич, А. Исакович, М. Бечкович20. Продолжалась данная критика устами упомянутых деятелей и их соратников осенью того же 1990 г. Важнейшую роль в дискредитации партии А. Марковича сыграли нападки на его премьерскую деятельность. Незадолго до выборов представители сербской и хорватской политической элиты не раз прямо заявляли о некомпетентности главы союзного правительства21. Подвергали обструкции А. Марковича и СРСЮ БиГ подконтрольные им СМИ22.

Таким образом, в преддверии первых после Второй мировой войны выборов на многопартийной основе в Боснии и Герцеговине соперничавшие между собой Сербия и Хорватия поддержали главные политические силы своих соплеменников СДП БиГ и ХДС БиГ. В силу этого противостояния власти Сербии подвергли критике имевшее прозагреб-скую ориентацию ХДС БиГ, Хорватии — пробелградски настроенную СДП БиГ. Поскольку лидеры мусульманской ПДД приняли в конфликте сторону Загреба, политическая элита Сербии отнеслась к ней отрицательно, а хорватские власти оказали ей поддержку. Оказавшееся на этом фоне выгодным для трех этнических партий формирование накануне выборов «национальной коалиции» было положительно воспринято как в Загребе, так и в Белграде. В свою очередь, левые политические альтернативы рассматривались сербскими и хорватскими властями в качестве главного препятствия в реализации их устремлений в центральной югославской республике. По этой причине политические элиты Сербии и Хорватии использовали все доступные рычаги воздействия на массовое сознание для создания негативного образа реформистов и коммунистов БиГ. Поскольку участники «национальной коалиции» задолго до предвыборной гонки заявили о различных подходах к стоящему на «повестке дня» вопросу о будущем статусе БиГ, такая политика двух соперничающих центров СФРЮ не только влекла за собой национальную мобилизацию населения центральной югославской республики, но и способствовала формированию там разделенного по этническому принципу нового политического руководства.

1 См., например: Вуячич В., Заславский В. СССР и Югославия: причины распада // Этнографическое обозрение.
1993. № 1. С. 22-37.
2 ZlopasaI. Politicka sudbina Hrvata u BiH. Mostar, 2005. С. 9.
3 Срби у Хрватско_]&: населавае, бро] и територи&ални размешта_]&. Београд, 1993. С. 200-201.
4 Борба, Београд. 1990. 27-28 октября. С. 2.
5 Tanner M. Croatia: A Nation Forged in War. Yale University Press; New Haven; London, 1995, P. 214; Milosevic M., Svarm F. and Vreme documentary center, Serbian President: The Technology of a Showdown // Vreme News Digest Agency.
1994. August, 29.
6 ПериновиНД. Прождирае Босне // НИН. Београд, 1993. № 2230-2243; DodigR. Bosanskohercegovacki panoptikum 1990 // Status. Mostar, 2004. № 3. C. 43-51; Выступление С. Клюича в Международном трибунале по бывшей Югославии (МТБЮ). Гаага, 15 июля 2003 // http://www.milosevic-trial.org/trial/2003-07-15.htm. 26 декабря 2007 г.
7 См., например: НИН. 1990. Июль — ноябрь; Политика. Београд, 1990. Июль — ноябрь; Политика-Експрес, Београд, 1990. Июль — ноябрь; Vjesnik. Zagreb, 1990. Июль — ноябрь; Vecernji list. Zagreb, 1990. Июль — ноябрь.
8 См., например: Политика. 1990. 4 октября. С. 1; 6 октября. С. 6; 1 ноября. С. 10; 4 ноября. С. 9, 13 ноября. С. 9; Vjesnik. 1990. 13 июля. С. 20; 12 августа. С. 3; 15 августа. С. 3; 10 октября. С. 3; 14 октября. С. 3; 15 ноября. С. 12.
9 См., например: Политика. 1990. 3 июля. С. 15; 10 августа. С. 10; 13 октября. С. 9; 16 октября. С. 8; 15 ноября. С. 9.
10 См., например: Vjesnik. 1990. 24 октября. С. 3; 26 октября. С. 3; 29 октября. С. 3; 9 ноября. С. 3; 10 ноября. С. 3;
18 октября.С. 4; Политика. 1990. 17 сентября. С. 7.
11 См., например: НИН. 1990. 13 июля. С. 10-15; Политика. 1990. 7 июля. С. 23.
12 См., например: Политика. 1990. 23 августа. С. 8.
13 См., например: НИН. 1990. 3 августа. С. 15-16; Политика. 1990. 4 августа. С. 12; 23 августа. С. 15; 28 августа. С. 13; 7 сентября. С. 14; 23 сентября. С. 12.
14 Vjesnik. 1990. 17 ноября. С. 12.
15 Политика. 1990. 6 ноября. С. 7; Vjesnik. 1990. 6 ноября. С. 3.
16 НИН. 1990. 8 апреля. С. 16-17.
17 См., например: Политика. 1990. 1 августа. С. 23; 7 ноября. С. 8.
18 Борба. 1990. 9 января. С. 7.
19 См., например: Vjesnik. 1990. 13 августа. С. 5; 26 октября. С. 6; 17 ноября. С. 3.
20 Corriere della sera. Milano, 1990. 2 августа. С. 9; Vjesnik. 1990. 1 августа. С. 5; НИН. 1990. 3 августа. С. 10-15.
21 См., например: Политика. 1990. 8 сентября. С. 8; 24 октября. С. 6; 4 октября. С. 7-8; Vjesnik. 1990. 4 августа.

С. 1; 21 сентября. С. 1; 4 октября. С. 7.

22 См., например: Политика. 1990. 3 августа. С. 12; 23 августа. С. 7; 17 октября. С. 13; 8 ноября. С. 8; Vjesnik. 1990.
2 сентября. С. 7; 7 сентября. С. 3; 31 октября. С. 3.
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов