Спросить
Войти

Становление и развитие кооперации в Калмыкии (1921-1925 годы)

Автор: указан в статье

Е. Н. Бадмаева

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ КООПЕРАЦИИ В КАЛМЫКИИ (1921-1925 ГОДЫ)

История возникновения, становления и развития кооперативного движения в Калмыкии является составной частью отечественной истории, поэтому изучение деятельности этой мощной экономической организации потребителей и мелких производителей представляется важным и актуальным. В настоящей статье проблема становления и развития кооперации анализируется с современных позиций, выявляется ее место и роль в социально-экономической жизни Калмыкии.

Происходящие в российском обществе динамичные процессы модернизации сопровождаются поиском оптимальных форм организации экономики страны. Прогрессивная направленность развития претворялась, непосредственно, как через отрицание, так и взаимодействие с традиционными типами хозяйствования. В качестве механизма преодоления формационного разрыва между крупной индустрией и крестьянским хозяйством выступила кооперация, получившая широкое распространение в сфере кредитной (финансовой) и потребительской (товарного обращения) кооперации, а также в сельском хозяйстве и в кустарных промыслах.

Использование исторического опыта кооперативного движения представляется нам актуальным и важным для развития экономики страны. В этой связи большой интерес представляет изучение проблемы трансформации отечественной кооперации, в частности, отдельных регионов в период нэпа.

Изучение периода становления и развития калмыцкой кооперации в условиях нэпа позволяет нам лучше рассмотреть общероссийские тенденции в развитии кооперативного движения и в то же время отразить региональную специфику данного процесса.

Объектом исследования нашего исследования является кооперативное строительство в Калмыкии в указанный период. Кооперация рассматривается с точки зрения различных ее значений: как общественная и хозяйственная организация, как совокупность существующих в 1920-е гг. кооперативов на территории Калмыкии.

Методологическую основу составляют принципы диалектики и историзма, научности и объективности как составляющие исторического познания. Принцип диалектики и историзма позволил нам рассмотреть кооперативное движение в динамике, во взаимосвязи и взаимообусловленности с другими явлениями общественной жизни, с учетом конкретно-исторических условий и в хронологической последовательности.

Основные методологические принципы и задачи определили выбор методов исследования. В качестве общенаучных применялись исторический, а также истори-ко-сравнительный и историко-системный методы.

Актуальность данной статьи заключается в том, что в современных условиях развития российской экономики одной из эффективных форм предпринимательской и хозяйственной деятельности могут стать различные виды кооперации.

При отсутствии специальных работ, посвященных рассмотрению этой проблемы в указанном регионе, данная статья отражает общее и особенное в развитии кооперативного движения в условиях нэпа. Автор впервые осуществил комплексный анализ становления и развития кооперации на примере Калмыцкой автономной области.

Комплексный характер исследования проявился в признании принципа взаимообусловленности деятельности потребительской, сельскохозяйственной и кустарно-промысловой кооперации как основных подразделений единой организации, выражающей интересы мелких производителей и потребителей города и деревни.

Углубленный историографический анализ литературы по кооперации начала 1920-х гг. показал, что термин «кооперация» вошел в России в обиход в середине XIX века для обозначения специфической формы общественной экономической организации потребителей и мелких производителей в условиях капиталистических отношений и в целях защиты экономических интересов от преобладания на рынке крупных собственников, а также для выживания в условиях конкурентной борьбы. Первые попытки создания кооперативов в России относятся к 60-м гг. XIX в., а их развитие к началу XX в.

Историография изучения кооперативного движения в России в конце XIX - начале XX в. представляет собой огромное количество разнообразных работ. Огромное число работ имеет четкую направленность и определенный предмет исследования, но теоретико-методологическую основу нашей работы составили работы теоретиков и практиков российской кооперации: С. П. Прокоповича, А. В. Чаянова, М. И. Туган-Барановского, В. Ф. Тотамианца, М. П. Хейсина и других, в которых широкое освещение теоретических проблем сочетается с анализом кооперативного движения и определением его задач1. По мнению М. И. Туган-Барановского, идеалы кооперативного движения - это социалистическая община, коммуна, новый человек2. Видный экономист-аграрник В. Ф. Тотамианц в общетеоретической работе представлял кооперацию, способствующую повышению уровня благосостояния крестьянства, сглаживающую остроту аграрного вопроса в России, способствующую увеличению покупательской способности деревни и установлению социального мира, «соединению классов» через совместную работу крестьян и помещиков в кооперативах3. Большой интерес представляют не утратившие и сегодня своего научного значения исследования А. В. Чаянова, в которых автор построил универсальную классификацию кооперативных форм. Практически все исследователи кооперации классифицировали ее формы. Все виды кооперативов, приводимые в чаяновских работах, в наших условиях, возможно, и неприемлемы, но принцип систематизации инвариантен по времени. Далее А. В. Чаянов рассматривает диалектику кооперативных форм, их взаимную обусловленность, организующее воздействие на все сельское хозяйство4.

Таким образом, каждый из перечисленных деятелей экономической науки -представители своей эпохи, и видели кооперацию с позиций своего времени, когда она вступала в рыночные отношения.

Значительное место в освещении проблем кооперации занимают работы В. И. Ленина, которые отражали эволюцию взглядов вождя партии5. Вначале признавая, что дореволюционная крестьянская кооперация является «звеном экономического прогресса» и играет прогрессивную роль6, все же В. И. Ленин был категорически против какого-либо наличия в ней элементов социализма, считая, «что кооперация в обстановке капиталистического государства является коллективным капиталистическим утверждением»7. Однако в начале 1923 г. публикуются новые взгляды Ленина на кооперацию. Статья «О кооперации» признавала перемену коренной точки зрения большевиков на социализм и кооперацию. Он доказывал, что новая экономическая политика была рассчитана на построение социалистической экономики. При этом им осознавалось, что необходимо использовать товарно-денежные отношения и материальные стимулы в полной мере. В. И. Ленин непосредственно не говорит о рыночных отношениях, но фактически признает их необходимость. Он писал: «...кооперация в наших условиях сплошь да рядом совершенно совпадает с социализмом <...> простой рост кооперации для нас тождественен с ростом социализма, и вместе с этим мы вынуждены признать коренную перемену всей точки зрения нашей на социализм» . К сожалению, В. И. Ленину не удалось возродить кооперацию как социалистическую систему, ориентированную на рынок. Его идеи о крестьянской кооперации в дальнейшем были трансформированы в насильственную коллективизацию. В связи с этим, мы можем согласиться с мнением современных ученых В. В. Кабанова, Л. Е. Файна, В. П. Дмитренко, что глубокий кризис кооперативной системы в конце 20-х гг. был спланирован политикой советского государства и не получил дальнейшего распространения, поскольку вступил в противоречия с го9

сударством .

С конца 20-х гг. в связи со свертыванием нэпа и проведением в СССР сплошной коллективизации вопросы кооперации в науке советского периода практически не рассматривались. Интерес к кооперации возрастает лишь в конце 50-х гг.

Публикации 90-х и начала 2000-го г. отличались более углубленной теоретической постановкой кооперативной проблематики, обеспеченной привлечением новых документальных материалов, ранее не доступных. Результатом этих исследований явилось появление качественно новых подходов к оценке развития кооперативного движения в целом по России и в отдельно взятых регионах в первой трети XX в.10

Что касается исследований о кооперативном движении в Калмыцкой автономной области, следует отметить, что после восстановления автономии калмыцкого народа в январе 1957 г. активизировались исследования по истории Калмыкии. Разработке проблем кооперации в Калмыкии были посвящены работы в контексте анализа социально-экономических процессов, происходивших в Калмыцкой области. Свой вклад в разработку осуществления ленинского кооперативного плана в Калмыкии внес историк-аграрник Ю. О. Оглаев11.

Анализ литературы показывает, что на региональном уровне продолжают сохраняться существенные пробелы в освещении проблем развития кооперативного движения. К их числу автор относит отсутствие комплексных исследований, позволяющих определить динамику развития кооперации в Калмыкии в условиях нэпа во всем многообразии ее видов, организационных форм и направлений деятельности.

Развитие кооперативного строительства в Калмыкии в период нэпа столкнулось с большими объективными трудностями, так как на территории региона отсутствовала вообще какая либо система кооперации. По оценкам экспертов, преобладание патриархальных хозяйств в области, наличие кочевого и полукочевого скотоводства, отсутствие крупной промышленности и пролетариата, разобщенность населенных пунктов являлись препятствием в развитии кооперативного движения в данном субъекте. Кроме того, отсутствие средств коммуникаций, низкий культурный уровень основной массы населения, недостаток опытных руководителей из числа коренного населения и квалифицированных специалистов народного хозяйства также являлись основными причинами, препятствующими кооперативному движению.

Начало кооперативного строительства в Калмыкии было положено в 1920 г. 15 марта 1920 г. при областном кооперативном комитете был впервые организован кооперативный отдел, где планировалось открыть 28 потребительских кооперативов, которые должны были обслуживать ориентировочно около 123844 чел., т. е. в среднем 4423 чел. приходилось бы на 1 потребительский кооператив12. Их предполагалось открыть в Александровском (Хошеутовском), Багацохуровском, Харахусовском

и Яндыко-Мочажном улусах (районах), находящихся вблизи крупного населенного пункта - г. Астрахани, а также расположенных непосредственно рядом с Волгой и Каспием. В первую очередь предполагалось открыть потребительские общества в Хошеутовском, Багацохуровском и Харахусовском улусах, затем в Яндыко-Мочажном, а потом и в остальных улусах13. Однако государственные органы и фактически подчиненная государству кооперация должны были осуществлять оборот товаров исключительно путем их обмена. Вышедший 7 апреля 1921 г. декрет ВЦИК и СНК рекомендовал все мероприятия в области кооперации проводить через Центросоюз и губсоюзы, но не через отдельные потребительские общества.

Начало работы Союза потребительских обществ совпало с прекращением государственного финансирования. В октябре 1921 г. областной продовольственный комитет оказал материальную помощь в размере 25 млн р. калмыцкому областному союзу для ведения товарообменных операций. Так, в порядке товарообмена сельская кооперация приобретала у крестьян скот, который сдавался ею улусным (районным) продовольственным комитетам и затем направлялся в Астрахань14.

Выполнение смешанной кооперацией функции потребительской, кредитной, промысловой и других форм сыграло положительную роль в начальный период организации кооперативов в Калмыкии. Смешанная кооперация была вызвана жизненной необходимостью, а также стремлением к объединению части населения в различных сферах народного хозяйства. Объяснение причин возникновения смешанной кооперации, очевидно, надо искать и в том, что они были малочисленны, недостаточно квалифицированы и непрофессиональны. Потребительская кооперация, накопившая определенный опыт в создании коллективного хозяйства в сфере обращения потребительских товаров, расширила свои функции, когда в этом появилась необходимость.

Одной из особенностей кооперативного движения был ее консолидированный и по существу универсальный характер, хотя консолидация в одном Союзе потребительской, сельскохозяйственной, кустарно-промысловой и иной кооперации «приводила к нивелировке функций кооперативных ячеек, осложняла их деятельность»15. Разделение кооператива по отраслям в КАО в рассматриваемый период было невозможно. В 1921-1922 гг. в Калмыкии возникла сеть простых форм кооперации, многие из которых не были официально зарегистрированы и непосредственно связаны между собой. Формой таких объединений обычно служили общественные: запашка, уборка сена, пастьба скота, возделывание огородов, пользование сельскохозяйственными орудиями и машинами, базы для скота при зимовках и целый ряд других кустарных и промысловых занятий (битье камыша, ловля рыбы и прочие)16.

Тем не менее, в начале октября 1921 г. был организован Калмыцкий союз потребительских обществ, который в начале 1922 г. объединил 12 единых потребительских сообществ. Союз владел 123316 р. собственных средств, несобственных -19995 р. Крестьяне области через кооперацию приобрели на 11 тыс. р. золотом сельскохозяйственных машин и орудий, на 1231 р. - мануфактуры17. Потребительская кооперация в КАО уже в 1922 г. развернула свою деятельность и достигла известных результатов в товарообменных операциях с населением. Так, о первых результатах работы кооперации говорилось: «Кооперация дала возможность калмыцкому населению получить хотя бы в минимальном количестве продукты первой необходимости, она заставила население сплотиться около своих кооперативов и вести правильный обмен имеющегося сырья на предметы первой необходимости, вести кооперативную торговлю с городом, что, несомненно, выгодное для каждого гражданина в отдельности»18. Таким образом, создание областного Союза потребительской кооперации было началом кооперативного движения в период нэпа. При осуществлении кооперативного плана в КАО учитывались национальные особенности региона. Так, сельское хозяйство базировалось на феодальных отношениях и не могло удовлетворять растущий спрос российской промышленности. От Калмыкии требовалось проведение срочных экономических реформ, направленных на ликвидацию докапиталистических отношений и переустройство аграрного производства.

К 1 сентября 1923 г. в области функционировало 17 потребительских обществ, которые уже в октябре 1923 г. заготовили шерсти 17 тыс. пуд., кожевенного сырья -7 тыс. пуд., скота - 18 тыс. пуд. (в живом весе), хлеба - 4,5 тыс. пуд. Этими же кооперативами было вывезено и продано крестьянству Калмыкии мануфактуры на 250 тыс. р., разных кожевенных изделий - 600 пуд., калмыцкого чая - 6 тыс, досок и различных промышленных товаров широкого потребления - 30 тыс.пуд. Итак, на 1 января 1923 г. кооперативные объединения имели собственный капитал в 59371 р. золотом19.

Как уже отмечалось, в 20-е годы возрождение кооперации начиналось с потребительской, так как политика Советского государства была прежде направлена на развитие потребкооперации. Соответственно и в Калмыкии усиленное внимание уделялось развитию потребительской кооперации, хотя в Калмыкии кооперативное движение, как уже говорилось выше, сталкивалось с определенными трудностями, т. к. «по своему складу калмык - плохой коммерсант»20. Таким образом, вся торговля находилась в руках переселенческого крестьянства и сосредотачивалась вблизи русских сел и городов. Коммерческая неприспособленность калмыка была свидетельством того, что у калмыцкого крестьянина возникали определенные трудности с внедрением кооперации по сравнению с российским крестьянством21.

XIII съезд РКП(б), состоявшийся в мае 1923 г., уделил особое внимание вопросу кооперации. Властями широко проводилась кооперативная политика, суть которой сводилась к следующим требованиям: активное вовлечение населения в кооперацию и преимущественно его бедняцко-середняцкой части; вытеснение частника из торговли и замещение его потребительской кооперацией; признание потребкооперация единственным проводником продуктов от производителей к потребителям.

В рамках реализации государственно-экономической политики потребительская кооперация в Калмыкии стала играть определяющую роль в хозяйственной жизни деревни и аймака. Частный торговец производил товарообмен с крестьянами: покупал у них продукты их труда, как правило, по ценам ниже рыночных. Мелкие и средние сельхозпроизводители не имели возможности реализовать свой товар на рынке, находящемся за сотни километров. По мере некоторого оживления рыночных отношений роль кооперации в период нэпа заметно возросла. Кооперация держалась за счет финансовой поддержки государства. Мелкому производителю в этих условиях было выгодно вступать в кооператив. На смену феодально-патриархальному способу производства пришли хозяйства мелких крестьян, непосредственных сельхозпроизводителей - частных собственников. Преобразования в сельском хозяйстве КАО способствовали развитию новых экономических отношений в улусах и отражали суть новой экономической политики.

Проведение денежной реформы, введение твердой валюты, снижение розничных цен на товары массового потребления способствовали усилению роли потребительской кооперации: от оказания помощи малоимущим слоям населения до реализации крупных сбытовых операций. Потребительская кооперация стала заниматься кредитованием крестьян и снабжением крестьянских и рыболовецких хозяйств, средствами производства, а также производственной деятельностью.

В период нэпа потребительская кооперация Калмыкии представляла серьезную хозяйственную силу. Так, в 1924 г. были вырыты 48 колодцев и сооружена плотина в селе Садовом Ремонтненского уезда КАО. В 1926 г. кооперация в области продала населению 115 сельскохозяйственных машин на сумму 13310 р. с рассрочкой платежа на 3 года; распределила между 13 сельскохозяйственными товариществами пле22

менной скот на сумму 9886 р.

Общий социально-экономический подъем положительно отразился на материальном благополучии калмыцкого населения. Условный доход на одно бедняцкое хозяйст23

во к концу 1925 г. равнялся 68 р. 16 коп., на одно середняцкое хозяйство - 368 р.

Таким образом, потребительская кооперация в России, достигнув наибольших успехов в сфере товарно-денежного обращения, создавала «предпосылки для более глубокого кооперирования деревни, готовила почву для развития сельскохозяйст24

венной кооперации» . Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О сельскохозяйственной кооперации» от 18 августа 1921 г. давал право на самостоятельное существование сельскохозяйственной кооперации. К сожалению, нам не удалось выявить конкретные фактические данные о количестве и формах упрощенных сельскохозяйственных кооперативов на территории Калмыкии. Но изучение и анализ источников и литературы приводят нас к выводу, что в Калмыкии, как и по всей России, имели место упрощенные сельскохозяйственные кооперативы, такие как молочные, семеноводческие посевные объединения, машинные мелиоративные, животноводческие и т. д.

Так, к лету 1924 г. в Калмыкии функционировало 30 кооперативов: 22 потребительских, 7 сельскохозяйственных и 1 производственный, объединивших 6304 члена: 4143 калмыка и 2161 русского. К этому времени по всей Калмыкии были кооперированы 16,93 % всех хозяйств. Однако уровень кооперирования населения (подушного) был более чем скромным25.

1923-1925 гг. были отмечены успехами в развитии упрощенных форм кооперации. Благодаря оказанной помощи государства и начавшемуся восстановлению хозяйства области кооперация в Калмыкии укрепила свои позиции. Если в 1921 г., на начальном периоде нэпа, торговля в КАО почти полностью находилась в руках частного торговца, то в 1923-1924 гг. кооперативная и государственная торговля завоевала более 2/5 общего оборота. За первую половину 1924-1925 гг. оборот кооперативных и государственных предприятий составил 595957 р., частных - 501922 р., т. е. соответственно 54,3 % и 45,7 % от общего товарооборота26. Таким образом, в первой половине 1924-1925 гг. удельный вес кооперативного и государственного секторов впервые превысил половину общего товарооборота в области. О развитии торговли убедительно свидетельствует таблица.

Ведомость об осмотре скота в местах торга в Калмобласти27:

Годы КРС Овец и коз Лошадей Верблюдов Всего

1922-1923 13870 14640 40 21 28571
1923-1924 30694 25334 176 338 56542
1924-1925 42768 34300 949 506 78523

Когда развитие кооперации достигло определенного уровня, увеличился объем товарооборота, повысился охват кооперацией хозяйств и населения, расширилась ее деятельность в области снабжения и сбыта, кредитования и производства, тогда функции смешанной кооперации перестали соответствовать задачам ее дальнейшего развития. С расширением сети кооперации и активизацией ее деятельности каждый кооператив постепенно начал заниматься преимущественно тем или иным видом

деятельности: началась отраслевая специализация кооперативных органов, что свидетельствовало о наступлении качественно нового этапа в кооперативном строительстве в Калмыкии. Объединения крестьян в сфере обращения подготавливали их кооперирование и в сфере производства. Экономические преимущества кооперации в области торговли показали крестьянам, что на этой основе могут быть получены лучшие хозяйственные результаты и в области производства. В потребительской кооперации формировались кадры, впоследствии задействованные при производственном кооперировании крестьянства. Смешанная кооперация представляла таковую уже не только в обращении, но и в производстве28.

Декреты ВЦИК и СНК РСФСР «О промысловой кооперации» от июля 1921 г., «О средствах кооперации» от 26 июля и от 16 августа 1921 г. «О сельскохозяйственной кооперации» давали крестьянам право на создание самостоятельных кооперативных систем. Таким образом, сельскохозяйственная и кустарно-промысловая кооперации отделялись от потребительской29. Они приобретали независимость и, следовательно, право на создание самостоятельных кооперативных систем. Крестьяне и кустари имели возможность вести различные хозяйственные, в том числе и торговые, снабженческо-сбытовые операции, создавать для этого какие-либо формы кооперативных объединений. К 1 октября 1925 г. в стране функционировало 84030 кооперативов с числом пайщиков 15603 тыс.; оборот всей системы за 1924-1925 хозяйственный год составил 5648 млн р.30 В сентябре 1924 г. на территории исследуемой области действовало 9 сельскохозяйственных и 2 рыбопроизводственных товарище-ства31. На 1 декабря 1924 г. на территории Калмыкии стали функционировать еще два производственных сельскохозяйственных товарищества и пять кредитных32. Состав членов товариществ был бедняцко-середняцкий.

Формирование, безынициативность, немногочисленность сельскохозяйственной кооперации объясняются кочевым образом жизни, культурно-хозяйственной отсталостью коренного калмыцкого населения, трудностями восстановительных работ в хозяйстве и совмещением в системе объединенной кооперации потребительско-сбытовых и производственных функций. Очевидно, основная причина кроется в том, что основное внимание уделялось, прежде всего, развитию потребительской кооперации33.

Хотя в Калмыкии сельскохозяйственная кооперация развивалась недостаточно активно, тем не менее, уже в октябре 1925 г. насчитывалось 16 сельскохозяйственных и 2 рыбопромысловых кооператива, а к январю 1926 г. их количество увеличилось до 29, из них 10 кредитно-сельскохозяйственных, 17 потребительских и 2 рыбопромысловых34.

Вместе с количественным ростом сельскохозяйственной кооперации появился активный интерес крестьян к самой кооперации. По официальной статистике, на 1 января 1924 г. в Калмыкии насчитывалось кооперированных 6917 хозяйств, а уже к концу 1925 г. - 8296, или 27,6 % всех крестьянских хозяйств. На 1 января 1926 г. среди кооперативных хозяйств области 78,6 % составляли калмыцкие хозяйства. Указанные товарищества совместно занимались обработкой земли и пастбищами для скота. Товарищества значительно отличались от коллективных хозяйств, созданных

35

в годы гражданской войны .

Кооперативное движение обеспечивало благоприятные условия для развития крестьянского хозяйства. В период кооперативного строительства крестьянское хозяйство стало зависеть не только от общества, но и от рынка. В то же время все виды кооперации (потребительская, кредитная, сельскохозяйственная) способствовали выработке у крестьян определенных навыков рационального, культурного хозяйствования. Кооперация незаметно разрушала натуральную замкнутость калмыцкого

крестьянства, втягивала их в рыночные отношения. Кооперация в Калмыкии сыграла значительную роль в восстановлении производительных сил сельского хозяйства, в переводе кочевых, полукочевых хозяйств на оседлый образ жизни.

Анализ литературы и первоисточников показал, что на территории Калмыкии фактически отсутствовала какая-либо кредитная кооперация, и объяснение этому, прежде всего, надо искать в катастрофическом положении социально-экономического развития региона, расстройстве денежной системы и низком уровне платежеспособности населения.

В период нэпа кооперативное движение попало под жесткий контроль партийно-государственных органов. Сохранялись зависимость и вмешательство в хозяйственную деятельность, давление партийной верхушки на получение государственной помощи в условиях «кризиса цен», которое влекло к нарастанию массового недовольства пайщиков. Политика РКП(б) в области кооперации была ориентирована на сохранение в руках партии и государства как можно большего количества рычагов воздействия на него. Повсеместно отмечалось создание структур управления кооперативного движения совместно с парткомами, включение кооперации в качестве одного из компонентов государственной системы хозяйства, что противоречило принципам кооперации. Так, калмыцкий обком РКП(б) принял решение укрепить кооперативные организации путем мобилизации ряда работников улусных комитетов партии для работы в кооперации. Обкомом РКП(б) было предложено ряду работников членов правления областного союза освободить занимаемую должность и предоставить возможность возглавить организационно-инструкторский и товарно-распределительный отделы коммунистам Емельяновой и Кузнецовой36. Также через кооперацию распределялся государственный кредит и реализовывались сельскохо37

зяйственные машины .

Становление и развитие калмыцкой кооперации в период нэпа представляло собой сложный и многомерный процесс, обусловленный воздействием объективных и субъективных причин. К числу первых относится конкретно-историческая обстановка, в условиях которой содержание и формы кооперативной деятельности определялись в соответствие с потребностями социально-экономического развития страны. Субъективная причина связана с личностной позицией представителей руководства по отношению к кооперации. В Калмыцкой автономной области был характерен приоритет административных методов кооперативной политики, ввиду культурно-хозяйственной отсталости калмыцкого населения, а также кочевого образа жизни основной массы калмыков.

Кооперация внесла весомый вклад в борьбу с голодом, в расширение структуры товарооборота. Нэп стал временем расцвета потребительской, сельскохозяйственной и иных видов кооперации в Калмыкии. В период нэпа она способствовала решению проблем насыщения рынка потребительскими товарами, развитию сферы услуг, сельского хозяйства. Таким образом, кооперативное движение Калмыцкой автономной области представляло собой широкое социально-экономическое явление, внесшее существенные изменения в хозяйственную жизнь общества и являвшееся неотъемлемой частью общероссийского движения. Оно прошло те же исторические периоды, что и российская кооперация в целом.

Примечания

1 Прокопович, С. Н. Кооперативное движение в России / С. Н. Прокопович. - СПб, 1903; Он же. Динамика крестьянского хозяйства // Эконом. вестн. 1923; Он же. Кредитная кооперация в России. - М., 1923; Чаянов, А. В. Краткий курс кооперации /

A. В. Чаянов. - М, 1915; Он же. Основные идеи и формы организации крестьянской кооперации. - М, 1919; Он же. Организация крестьянского хозяйства; Туган-Барановский, М. И. Основы экономической экономии / М. И. Туган-Барановский. -Изд. 4-е. - Петроград, 1917; Он же. Социальные основы кооперации. - М., 1919; Он же. Социализм как положительное учение. - Петроград, 1918; Тотамианц, В. Ф. Кооперация в России / В. Ф. Тотамианц. - Прага : Наша речь, 1922; Хейсин, М. П. 50 лет потребительской кооперации в России / М. П. Хейсин. - Пг, 1915; Он же. Исторический очерк кооперации в России. - Пг, 1918.

Туган-Барановский, М. И. Социальные основы кооперации. - С. 120. Тотамианц, В. Ф. Кооперация в России.

4 Чаянов, А. В. Основные идеи и формы организации крестьянской кооперации.
5 Ленин, В. И. Проект резолюции о кооперативах российской социал-демократической делегации копенгагенского конгресса / В. И. Ленин // Полн. собр. соч. - М., 1980. - Т. 19. - С. 310-311; Он же. Вопрос о кооперативах на международном социалистическом конгрессе в Копенгагене // Полн. собр. соч. - М., 1980.
6 Ленин, В. И. Полн. собр. соч. - Т.4. - С. 112.
7 Там же. - Т. 45. - С. 374.
8 Там же. - Т. 45. - С. 375-376.
9 Файн, Л. Е. Советская кооперация в тисках командно-административной системы (20-е годы) / Л. Е. Файн // Вопр. истории. - 1994. - № 9. - С. 39; Он же. Военно-коммунистический эксперимент над российской кооперацией (1918-1920 гг.) // Вопр. истории. - 1997. - № 11; Кабанов, В. В. Кооперация. Революция. Социализм /

B. В. Кабанов. - М., 1996; Он же. Крестьянская община и кооперация в России XX века. - М., 1997; Дмитренко, В. П. Четыре измерения нэпа / В. П. Дмитренко // НЭП. Приобретения и потери. - М., 1994.

10 Берхин, И. Б. Что же такое «военный коммунизм» / И. Б. Берхин // История СССР. - 1990. - № 3; Дмитренко, В. П. Политика «военного коммунизма» : проблемы и опыт / В. П. Дмитренко // Вопр. истории ПСС. - 1986. - № 2; Панарин, А. А. Социально-экономическая трансформация отечественной кооперации в 1921-1921 гг. (на материалах Дона и Северного Кавказа) / А. А. Панарин. - Ставрополь, 2004; Еси-ков, С. А. Крестьянское хозяйство Тамбовской губернии в годы нэпа (19211928 гг.) / С. А. Есиков. - Тамбов, 2004; Суворова, Л. Н. Многоукладная экономика, рынок и государство в России в 1920-е гг. / Л. Н. Суворова // Нэп : экономические, политические и социокультурные аспекты. - М., 2006. - С. 96-121.
11 Оглаев, Ю. О. Осуществление ленинского кооперативного плана в Калмыкии (1917-1937 гг.) / Ю. О. Оглаев. - Элиста, 1987.
12 Национальный архив Республики Калмыкия (далее НАРК) Ф. Р. 3. Оп. 2. Д. 565. Л. 15.
13 НАРК. Ф. Р. 28. Оп. 1. Д. 1. Л. 6.
14 НАРК. Ф. Р. 28. Оп. 1. Д. 3. Л. 66.
15 История советского крестьянства. - Т. 1. - С. 264.
16 НАРК. Ф. Р. 3. Оп. 2. Д. 667. Л. 274.
17

Очерки истории Калмыцкой АССР. Эпоха социализма. - С. 111.

18 Там же.
19 НАРК. Ф. Р. 3. Оп. 2. Д. 389. Л. 59.
20 Перспективы колонизационной работы в Поволжье (общая характеристика района

колонизационных работ). - Вып. 2. - Саратов, 1925. - С. 189.

21

Оглаев, Ю. О. Осуществление ленинского кооперативного плана... - С. 39.

Очерки истории Калмыцкой АССР. - С. 133.

23 Бадмаев, С. Б. Сельское хозяйство Калмыкии в восстановительный период / С. Б. Бадмаев // Уч. зап. - Вып. 12. Серия «История». - Элиста, 1975. - С. 144.
24

Данилов, В. П. Советская доколхозная деревня : социальная структура, социальные отношения / В. П. Данилов. - М., 1979.

25 НАРК. Ф. Р. 3. Оп. 3. Д. 565. Л. 62.
26 Десять лет Калмыцкой автономной области 1920-1930. - Астрахань, 1931. - С. 14.
27 НАРК. Ф. Р. 3. Оп. 2. Д. 784. Л. 63.
28

Васькин, П. И. Становление и развитие социалистических производственных отношений в Калмыкии / П. И. Васькин. - Элиста, 1971. - С. 52.

29 Собрание узаконений (СУ). - 1921. - № 53. - Ст. 322; № 58. - Ст. 282, 434.
30

Файн, Л. Е. Советская кооперация в тисках командно-административной системы (20-е годы) / Л. Е. Файн // Вопр. истории. - 1994. - № 9. - С. 39.

31 Отчет ЦИК Автономной области калмыцкого трудового народа VI общекалмыцкому съезду Советов. - Астрахань, 1925. - С. 23.
32 Очерки... - С. 125.
33 Там же. - С. 126.
34 Там же. - С. 133.
35

Васькин, П. И. Становление и развитие социалистических производственных отношений в Калмыкии / П. И. Васькин. - Элиста, 1971. - С. 53.

36 Оглаев, Ю. О. Осуществление ленинского кооперативного плана в Калмыкии (1917-1937 гг.) / Ю. О. Аглаев. - Элиста, 1987. - С. 44; НАРК. Ф. Р.-28. Оп. 1. Д. 115. Л. 65 об.
37 Очерки. - С. 124.

Е. М. Буряк

ВСЕОБЩАЯ ТРУДОВАЯ ПОВИННОСТЬ НА УРАЛЕ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Статья посвящена проблеме восстановления и новой организации системы трудовых отношений на Урале в первые годы советской власти (1917-1921). Автор выделяет одну из основных форм организации труда (всеобщая трудовая повинность) и исследует особенности её становления на примере Челябинской, Екатеринбургской и Пермской губерний.

Урал явился одним из первых регионов бывшей Российской империи, где сравнительно быстро установилась советская власть. Здесь интенсивнее, чем во многих других крупных районах страны, развернулось наступление на заводчиков и фабрикантов. Здесь раньше, чем где-либо в России, начала осуществляться национализация.

Уральские исследователи отмечают, что уже в первые месяцы советской власти в регионе начался процесс катастрофического падения уровня производства. Связано это было, в том числе, с ликвидацией рынка рабочей силы1. Соответственно, одной из главных задач новой власти явилось восстановление трудовой дееспособности, утраченной в годы революций и войн.

КООПЕРАЦИЯ КООПЕРАТИВНОЕ ДВИЖЕНИЕ КАЛМЫКИЯ УЛУСЫ СОЮЗ ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ ОБЩЕСТВ КУСТАРНЫЕ И ПРОМЫСЛОВЫЕ ЗАНЯТИЯ НЭП ДИКРЕТЫ ВЦИК И СНК РСФСР ДЕНЕЖНАЯ РЕФОРМА
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов