Спросить
Войти

Социальная биография советской педологии: история развития

Автор: указан в статье

Психологические науки

УДК 159.9.01

Артемьева Ольга Аркадьевна Olga Artemeva

СОЦИАЛЬНАЯ БИОГРАФИЯ СОВЕТСКОЙ ПЕДОЛОГИИ: ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ

SOCIAL BIOGRAPHY OF THE SOVIET PEDOLOGY:

HISTORY OF DEVELOPMENT

Приводится анализ закономерностей социальной детерминации развития педологии в России 1920-1930 гг. Сопоставляются социальный, личностный и предметно-логический аспекты социальной биографии советской педологии. Делается вывод об оттоке ученых в смежные отрасли научного знания как механизме компенсации негативных последствий идеологического давления на науку

The analyses of social determination mechanisms of the pedology’s development in Russia during 19201930 is given. Social, personal and methodological aspects of social biography of the Soviet pedology are compared. The author defines the outflow of scientists into allied industries of scientific knowledge as a mechanism of indemnification of negative consequences of ideological pressure upon science

В статье «Социальная биография культурно-исторической психологии» А.Г. Асмолов называет 1920-е гг., время дерзкое и полное противоречий, «золотым веком нашей психологии» [1]. Эти годы стали временем расцвета в России целого ряда психологических направлений, в том числе педологии, науки о развитии ребенка. Однако уже 1930-е гг. ознаменовали собой беспрецедентный для истории психологии период ликвидации целого теоретического направления на уровне государства. Разрешить это противоречие позволяет разработка социальной биографии педологии.

Вопрос о причинах ликвидации педологии в России стал одним из наиболее дискутируемых в истории советской психологии последних лет. Он нашел отражение в работах Т.Д. Марцинковской, Н.С. Ку-река, A.B. Петровского, A.A. Пископпеля, В.А. Кольцовой, Ю.Н. Олейник, Б.Н. Ту-

гайбаевой и др. [5; 6; 7; 8]. Генезису педологии как науки о развитии ребенка посвящено диссертационное исследование A.B. Светличной [9]. Большинство исследователей сходятся во мнении, что начало развития педологии было положено в работах зарубежных исследователей И. Гербарта (1776-1841) и С. Холла (1846-1924), а в России подготовлено идеями и трудами К.Д. Ушинского (1824-1870) и П.Ф. Лесгафта (1837-1909). В начале века педология, как и большинство наук в России, была предоставлена самой себе. В условиях мировой войны, революционного преобразования государственного устройства, а также периода открытого кризиса в психологии многие ученые предпринимали попытки осмысления закономерностей развития психики в контексте педологического учения. Обращение к педологии было связано с надеждами на построение комплексного подхода к

изучению ребенка, способного объединить психологические, физиологические, биологические и педагогические концепции его развития [6]. Необходимость объединения различных теоретических подходов в одной науке требовала глубокой методологической работы, основная часть которой пришлась на период 1924-1930 гг. Над этим работали Л.С. Выготский, М.Я. Басов и др. Педологическое движение имело несколько направлений: психоаналитическое (И.Д. Ермаков), рефлексологически ориентированное (И.А. Арямов, К.И. Поварнин), биогенетическое (П.П. Блонский), социо-генетическое (А.Б. Залкинд, С.С. Моложавый, A.C. Залужный) [8]. Научная работа проводилась в Институте педологии, психологии и психотехники, Педологическом институте, членами Педологического общества.

В статье «К вопросу о педологии и смежных с нею науках» Л.С. Выготский рассматривает причины возникновения и смерти педологии на Западе и в Америке. В итоге он приходит к выводу о том, что возникновение педологии за рубежом было неизбежно, но ее развитие ограничивалось отсутствием соответствующих методологических основ: «Бессмысленность, непонятность тех связей, которые устанавливались научным исследованием, и фактическое отсутствие идеи развития — вот два основных порока, которые с самого начала определили быстрое увядание педологии в начале ее мирового расцвета» [2; С. 58]. Поэтому, по мнению Л.С. Выготского, «педология как единая самостоятельная наука о развитии ребенка может методологически и практически оформиться лишь на основе нового понимания своего предмета. Целостность <...>, развитие, понимаемое не как увеличение-уменьшение, но как самодвижение и борьба противоположностей являются двумя основными моментами, определяющими методологическую установку педологии в целом и в каждом отдельном её исследовании» [2; С. 56-57]. Таким образом, содержательный анализ работ Л.С. Выготского позволяет обнаружить не только противоречия, характерные для периода

становления педологии, но и свидетельства осознания их наличия в отечественной науке в начале 30-х гг., активной работы по их преодолению на новой философской основе. На неизбежность «ошибок роста» педологии, как и любого научного направления, обращал внимание A.B. Петровский

Однако цели и условия построения коммунизма в России, требования первых пятилеток советской власти не позволили безболезненно исправить недочеты теории и практики педологии. В июне 1936 г. вышло постановление ЦК ВКП (б) «О педологических извращениях в системе Наркомпро-сов». Попытки реформирования западной педологии «на советский манер» А.Б. Зал-киндом, A.C. Залужным, Л.С. Выготским и др. оказались столь же безуспешны, как инициатива по построению психоанализа на марксистской основе. Психологи были вынуждены каяться в «педологических извращениях», так же как несколькими годами раньше за использование «враждебных марксизму» биологизаторских идей психоанализа. Так, в посмертно опубликованной статье «Мои ошибки» А.Б. Залкинд писал об оторванности педологической теории от практики реального учебного процесса, некритичном восприятии теоретических по-ложенийряданаукит.п. [4].

Сравнительный анализ особенностей развития педологии и других направлений психологического исследования позволяет выявить общие закономерности становления советской психологии. Н.С. Курек представляет единую социальную историю практико-ориентированных научных направлений — педологии и психотехники [5]. Среди причин их ликвидации автор называет:

1) исследовательские результаты, не соответствующие представлениям о возможности построения социализма и реализации классового подхода;
2) вынужденные попытки экспериментального опровержения накопленных эмпирических данных, приводившие к «новым формам идеологической ереси»;
3) неспособность сохранить практи-

ческую значимость педологической работы в ходе марксистской перестройки теории;

4) недопустимая для осуществления тоталитарной политики широта охвата населения, вовлеченного в диагностику;
5) обострение идеологической борьбы в начале 30-х гг. посредством критики «чуждых» принципов идеализма, механицизма, теории перманентной мировой революции Л.Д. Троцкого.

Для понимания основных закономерностей социальной биографии педологии в России необходимо определить теоретическую и практическую значимость исследований в данной области в молодой советской стране. 20-е — начало 30-х гг. были временем борьбы различных теоретических направлений за право главенства в молодой науке о психике. Революция в российском обществе с неизбежностью влекла за собой революцию в российской науке о человеке. Изменились условия научного общения, воспитания, образования, лечения. Обновился состав теоретиков и практиков психологии. Страна лишилась зрелых ученых, выдворенных за границу. Репрессивные меры в отношении научной интеллигенции подорвали научный потенциал гуманитарных дисциплин. В этом проявилась социально-идеологическая детерминация науки. Восстановлению же потенциала в большей степени способствовали личностные и предметно-логические детерминанты развития научного познания. С другой стороны, в советской России были сняты национальные и сословные ограничения на доступ к высшему образованию и научной работе. Места высланных и смещенных профессоров заняли «красные» профессора.

Приведенные данные позволяют определить основные условия социальной биографии педологии в России, а именно:

1) необходимость замалчивания результатов изучения интеллектуальных, нравственных, соматических характеристик населения страны в целом и отдельных его групп;
2) борьба за власть, в условиях которой осуждались научные направления, поддерживаемые политическими оппонентами

Сталина (Л.Д. Троцкий, Н.К. Крупская и

3) нежелательность развития и распространения знаний о человеке в тоталитарном обществе;
4) необходимость построения самобытной, идеологически выверенной науки, основанной на марксистской философии.

Анализ личностного аспекта развития педологии в России высвечивает трагические судьбы ученых Л.Б. Залкинда, Л.С. Выготского, Г.А. Фортунатова и др., помогает понять условия, по причине и наперекор которым создавалась отечественная педагогическая психология. По судьбам представителей ликвидированной науки можно говорить о последующей жизни ее идей. Работы известнейшего педагога и педолога 1920-х гг. профессора ЛГПИ им. А.И. Герцена М.Я. Басова, также не дожившего до Постановления 1936 г., начали переиздаваться лишь с 1975 г. Среди работ П.П. Блонского, активно публиковавшегося вплоть до 1936 г., известна лишь одна статья, вышедшая в свет за пять последних лет его жизни. Обвиненный в «меньше-виствующе-идеалистическом эклектизме», А.Б. Залкинд умер спустя несколько дней после выхода Постановления от приступа стенокардии, на Чистопрудном бульваре, напротив здания Наркомпроса [7]. Лидер экспериментальной педагогики А.П. Нечаев после 1936 г. работал в педагогическом институте г. Семипалатинска, подготовив лишь рукопись «Система психофизиологических синдромов» (1940). После публикации в 1936 г. статей «Психика аномалийного ребенка» и «Личность и труд аномалийного ребенка» из названий работ В.Н. Мясище-ва исчезло понятие «ребенок». После 1936 г. значительно реже публиковал свои работы А.Р. Лурия. Будучи известным и уважаемым в России и за рубежом психологом, он сменил область научного исследования, защитив в 1943 г. докторскую диссертацию по медицине.

Вместе с тем, социальную биографию педологии в России нельзя рассматривать лишь как опыт негативного влияния идеологии на науку. Как критически замечает

А.Н. Ждан, «упразднение педологии получило широкое освящение в нашей литературе постсоветского периода и рассматривается по преимуществу в идеологическом аспекте губительного влияния на науку, которое оказал тоталитарный режим. В то же время, собственно предметный научный и методологический анализ педологии как варианта комплексной науки оказался отодвинутым и проделан историками недостаточно» [3; С. 412]. Последние исследования по истории педологии позволяют обнаружить развитие ее идей в других научных направлениях. В частности, историко-генетический анализ позволил A.B. Светличной обнаружить основные идеи педологии в таких современных направлениях теории и практики, как педагогическая антропология, возрастная педагогика, развивающее обучение, социальная педагогика, активные методы обучения и др. [9]. Проведенный нами анализ динамики проблематики работ 15 наиболее публиковавшихся психологов, разрабатывавших проблемы педологии и смежных дисциплин в России (Е.А. Аркина, М.Я. Басова, П.П. Блонского, Л.С. Выготского, И.Д. Ермакова, А.Б. Залкинда, A.C. Залужного, К.П. Корнилова, А.Р. Лурия, С.С. Моложавого, А.П. Нечаева, Г.И. Россолимо, H.A. Рыбникова, A.A. Смирнова, В.Н. Мясищева), также позволяет говорить лишь о формальной смене исследовательской проблематики. В реальности многие педологи продолжали развивать заложенные идеи в других областях человекознания — в педагогике, психиатрии, нейро- и психофизиологии.

Определение предметно-логического аспекта развития педологии позволяет рассмотреть ее историю в России как этап становления отечественного психолого-пе-дагогического знания. Педологами были поставлены методические и методологические вопросы, получившие развитие в

Литература

поздних исследованиях советских ученых. Это вопросы о предмете и методе педологического исследования, о месте учения о ребенке в структуре науки, проблема соотношения социального и биологического в развитии психики. Представление о научном потенциале педологии без учета особенностей периодов ее возникновения, развития и ликвидации оказывается крайне ограниченным. Проведенный анализ позволяет говорить о единстве социальных и предметно-логических факторов развития педологии в России. Недочеты становящейся науки были в полной мере использованы для критики педологии и ее представителей. Опыт показательной ликвидации педологии вынудил большинство психологов переориентироваться на работу в смежных научных дисциплинах. Благодаря этому, имевшийся научный потенциал был реализован в других отраслях науки, определив этап латентного развития педологических идей после 1936 г.

Таким образом, при определении этапов социальной биографии советской педологии необходимо учитывать стадии:

1) активного становления педологической практики (1917-1924 гг.);
2) попыток теоретического обоснования педологии (1924-1930 гг.);
3) ликвидации педологической практики и прекращения теоретических работ в ситуации государственного давления (1930 1936 гг.);
4) латентного развития педологических идей (1936 г. — конец 80-х гг. XX в.).

В обозначенном контексте представление об единстве трех аспектов детерминации научного познания позволяет обнаружить способность нивелировать деструктивное воздействие социальных детерминант за счет предметно-логических и личностных, а также не ставить точку в социальной биографии педологии в России.

1. Асмолов А.Г., Выготский Л.С., Лурия А.Р. Социальная биография культурно-исторнчес-кой психологии // Этюды по истории поведения: Обезьяна. Примитив. Ребенок. — М., 1993. — С. 3-18.
2. Выготский Л.С. К вопросу о педологии и смежных с нею науках// Педология. — 1931. — №3(15).-С. 52-58.
3. ЖданА.Н. Историяпсихологии: отАнтичностидо нашихдней. — М., 2005. —576с.
4. Залкинд А.Б. Мои ошибки // За коммунистическое просвещение. — 1936. — № 98 (2046). 18 июля. — С.2.
5. Курек Н.С. История ликвидации педологии и психотехники в СССР. — СПб., 2004. — 330 с.
6. Марцинковская Т.Д. Рефлексологические исследования детского развития // Вопросы психологии. — 1990. — №2.—С. 117-125.
7. ПетровскийА.В. Психологияивремя. — СПб., 2007. — 448 с.
8. Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории / Под ред. А. В. Брушлинского. — М., 1997. — 576 с.
9. Светличная A.B. Педология как наука о развитии ребенка: генезис, состояние, перспективы: автореф. ... канд. пед. наук. — Екатеринбург, 2006.

Коротко об авторе

Briefly about the author

Артемьева O.A., канд. психол. наук, доцент кафедры социальной психологии, Иркутский госу-дарственныйуниверситет (ИрГУ) oaartemeva@yandex.ru

O. Artemeva, Candidate of Psychological sciences, associate professor, assistant professor of the Social Psychology Department, Irkutsk State University

Научные интересы: история отечественной психологии, социальная психология науки, психология религии

Scientific interests: history of Russian psychology, social psychology of science, psychology of religion

Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов