Спросить
Войти

Подготовка реформы штатов цензурных учреждений Российской империи в 1896-1898 годах

Автор: указан в статье

Вестник Челябинского государственного университета. 2011. № 9 (224). История. Вып. 44. С. 31-36.

ПОДГОТОВКА РЕФОРМЫ ШТАТОВ ЦЕНЗУРНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В 1896-1898 ГОДАХ

В статье рассмотрена работа Главного управления по делам печати по разработке штата цензурных учреждений в 1896-1898 гг. Проанализированы записки глав цензурных учреждений, в которых поднимались вопросы о необходимости их реорганизации, увеличения финансирования, предоставлении большей самостоятельности и проект нового штата цензурных учреждений.

История цензуры в России второй половины XIX - начала XX в. привлекала внимание многих исследователей, однако такой специальный аспект, как создание и развитие системы учреждений цензурного ведомства, являющейся частью государственного аппарата, и его персональный состав, еще не получил должного освещения. В тематическом плане статья имеет отношение к институциональной истории. Цензурное ведомство являлось структурным подразделением имперского государственного аппарата с законодательно закрепленными прерогативами. Круг полномочий этого учреждения по своей функциональной специфике диктует принадлежность его к административно-карательным звеньям российской бюрократической системы. Масштабы полномочий цензурных организаций как общеимперского, так и регионального уровня определялись объемом подцензурного «материала», его характером и теми социально-политическими условиями, в рамках которых формировалось «поле деятельности» надзирающего ведомства. Рост объема этого материала вызывал потребность и необходимость в реорганизации отделов цензурных структур и, следовательно, пересмотра уже устоявшегося за несколько десятилетий штатного расписания.

Краткая характеристика цензурного аппарата Российской империи представлена в учебнике Н. П. Ерошкина, а также в очерке Д. И. Раскина1. Некоторые данные о деятельности цензурных учреждений содержатся в ряде обобщающих работ по истории правительственной политики в области цензуры. Это исследования П. К. Щебальского, М. К. Лемке, Н. А. Энгельгардта, И. В. Оржеховского, Ю. И. Герасимовой,

Г. В. Жиркова и др.2. В обзорах архивных фондов Главного управления по делам печати и Комитета цензуры иностранной, подготовленных Л. И. Полянской, представлена история этих учреждений и основные направления их деятельности3. Главному управлению по делам печати периода 1865-1881 гг. посвящена обстоятельная статья В. Г. Чернухи, в которой анализируются его состав, права и обязанности сотрудников, роль начальников, взаимоотношение ведомства с министром внутренних дел4. Некоторые сведения об организации цензурного надзора содержатся в работах зарубежных исследователей5. Существенный вклад в разработку данной темы внесли участники проекта по подготовке биобиблиографического словаря «Цензоры Российской империи. Конец XVШ - начало XX века», опубликовавшие серию статей по истории цензурных учреждений (руководителем проекта является автор статьи)6. Краткий историографический обзор показывает, что современный этап характеризуется интенсивным изучением данной темы, однако имеющаяся литература не дает полного и всестороннего представления об организации цензурного надзора в Российской империи в целом и свидетельствует о недостаточной изученности вопроса.

Источниковая база исследования состоит из различных групп документов. Одним из основных источников являются законы о цензуре, в соответствие с которыми создавались, развивались и функционировали цензурные учреждения. Основной массив документов, позволяющих воссоздать историю цензурных учреждений изучаемого периода, находится в фондах Российского государственного исторического архива: Центрального управления

по цензурному ведомству, Главного управления по делам печати, С.-Петербургского цензурного комитета, Комитета цензуры иностранной. В них представлены дела, содержащие сведения о структуре и проектах преобразований цензурных учреждений, введении новых должностей, материалы ревизий, делопроизводственные документы, официальные письма и записки, доклады, предписания, инструкции и циркуляры, сметы расходов и т. д. Различные сведения об организации работы в цензурных учреждениях содержатся в воспоминаниях, дневниках и переписке писателей, журналистов, чиновников цензурного ведомства7.

Данная статья является небольшим фрагментом исследования истории цензурных учреждений. Цель статьи - на основе архивных источников изучить ход подготовки реформы штатов цензурного ведомства в 18961898 гг. Основные задачи - провести анализ предложений глав цензурных учреждений по реорганизации структуры их комитетов и раскрыть содержание и значение выработанного проекта.

В конце XIX в. взаимоотношения властных структур и средств информации базировались на законах, принятых в 1865-1882 гг., и осуществлялись с помощью цензурного аппарата, реорганизованного в те же годы. Середина 1890-х гг., ознаменовавшаяся экономическим подъемом и изменениями в различных областях общественной и политической жизни страны, характеризовалась и бурным развитием печатного дела - увеличением количества полиграфических предприятий и издательств, выпуска книжной продукции и периодической печати, увеличением их тиражей, развитием книжной торговли и сети библиотек. Общественно-политическим изданиям и изданиям для народа цензурное ведомство уделяло наибольшее внимание, считая эти издания самыми опасными. В сложившейся ситуации, когда структура цензурного ведомства перестала соответствовать все набиравшей силу печати, новый начальник Главного управления по делам печати М. П. Соловьев поставил вопрос о необходимости пересмотра штатов цензурных учреждений. Руководители цензурного ведомства сознавали, что для установления возможно более эффективного надзора за печатью необходимо было расширить сеть цензурных учреждений, но, судя по документам, опасались, что попытка увеличения штатов будет встречена негативно в вышестоящих инстанциях.

В конце 1896 г. помощнику правителя дел канцелярии Главного управления по делам печати К. А. Военскому было поручено составить обзор деятельности цензурных комитетов и отдельных цензоров в 1865-1895 гг., а самим учреждениям было предложено разработать предложения о наиболее рациональной организации их работы для эффективного осуществления надзора за печатью8.

29 марта 1897 г. К. А. Военский представил материал, основой для которого послужили отчетные ведомости четырех цензурных комитетов (С.-Петербургского, Московского, Варшавского и Кавказского) и шести отдельных цензоров (Рижского, Одесского, Киевского, Виленского, Ревельского и Юрьевского), а также отчеты Главного управления по делам печати за 1865-1895 гг. Им было составлено 10 таблиц, содержащих данные о количестве отечественных и ввезенных иностранных изданий, их объемах и тиражах. Из этих документов следовал вывод, что в целом за 30 лет объем работы цензоров по просмотру изданий увеличился почти в 5 раз9.

В течение 1897-1898 гг. в Главное управление поступали рапорты от руководителей цензурных учреждений, в которых было уделено внимание различным проблемам в организации цензурного надзора.

Во всех документах отмечался рост книгопечатания и развитие журналистики и, как следствие, увеличение работы всех учреждений. Председатель Петербургского цензурного комитета С. И. Коссович считал, что «столичная пресса разрастается непомерно», особенно много хлопот доставляют общественно-политические издания. Он писал: «То, что было немыслимо к появлению в свет на отечественном языке каких-нибудь несколько десятков лет тому назад - хотя бы всевозможные рискованные и недостаточно обоснованные научные работы иностранных ученых, касающиеся по преимуществу социологии, политической экономии и всей обширной области естественных наук, - льется теперь широким потоком на полки книжных магазинов и жадно восприемлется незрелой учащейся молодежью, столь падкой до всякой сомнительного свойства популяризации так сказать последнего слова науки. Попутным потоком текут также и переводы мутной

беллетристики запада, преподносимые русскому столичному юношеству под модным соусом декадентского либо символического пошиба»10.

В документах подчеркивалось, что цензоры едва успевали справляться со своими обязанностями. В Центральном комитете цензуры иностранной нагрузка утроилась11, в Петербургском цензурном комитете - увеличилась более чем в 10 раз, в Московском - не менее чем в пять.

Все считали необходимым увеличить штаты цензурного ведомства и оклады содержания чиновников, повысить пенсии. Председатель Петербургского цензурного комитета выразил общее мнение: «...наступила настоятельная потребность в радикальном изменении давно устаревших штатов»12.

Остро стоял кадровый вопрос. Руководители учреждений надеялись получить дополнительные средства, чтобы чиновники, работавшие в цензуре по совместительству, могли отказаться от заработка в других учреждениях13.

Необходимость увеличения сумм на содержание учреждений была продемонстрирована данными о денежных ассигнованиях по смете цензурного ведомства и действительных расходах. Среди документов Главного управления по делам печати находится «Сравнительная ведомость окладов содержания» служащих разных классов должностей Министерств внутренних дел, путей сообщения и финансов, которая демонстрировала, что служащие цензурного ведомства имели более низкие оклады содержания14.

В мае 1898 г. начальником Главного управления по делам печати М. П. Соловьевым была составлена Записка о новом штате цензурных учреждений15. В ней отмечалось, что «весьма быстрое и значительное развитие печатного дела в России с 1865 г. составляет факт общеизвестный, и нет никаких оснований полагать, чтобы в будущем развитие это приостановилось или уменьшилось»16. Подчеркивался стремительный рост периодической печати, особенно в провинции - увеличение числа газет и журналов, их объема и содержания. Обращалось внимание на быстрый рост многочисленных изданий для народа, обусловленный развитием грамотности населения и потребности в чтении, что требовало организации специального наблюдения за ними. Соловьев писал, что за 30 лет деятельность цензурных учреждений изменилась «количественно и качественно», и поэтому требовалось усиление их кадрового состава и финансирования. Необходимость повышения окладов содержания чиновников объяснялась изменившимися экономическими условиями в стране - повышением стоимости всех предметов потребления, квартир, содержания детей, медицинской помощи и др. Указывалось, что в других государственных учреждениях эти изменения принимались в расчет при введении в действие новых штатных расписаний и должностям, состоявшим в 4-5 классах по Табели о рангах (к их числу принадлежали должности цензоров), присваивалось большее содержание.

Прежде всего, необходимо было преобразовать Главное управление по делам печати. Деятельность Совета Главного управления, состоявшая в основном в просмотре изданий, уже процензурованных в местных цензурных учреждениях, представлялась неэффективной. Более целесообразным считалось сосредоточить внимание на подцензурных изданиях тех местностей, где цензура была возложена на чиновников губернских правлений и вызывала постоянные нарекания. Отмечалось также, что состав Совета был слишком малочислен для того, чтобы справляться с массой изданий, выходящих на территории обширной страны. Кроме того, большинство членов Совета приходили на службу в цензуру из других ведомств и не имели достаточной подготовки в цензурном деле. Предлагалось преобразовать Совет в апелляционную инстанцию, состоящую из высших должностных лиц петербургских цензурных учреждений, то есть из председателей комитетов по внутренней и иностранной цензуре, из председателя будущего Комитета драматической цензуры и помощника начальника Главного управления по делам печати. Последняя должность должна была быть преобразована из должности правителя дел Канцелярии Главного управления.

Деятельность Совета по наблюдению за печатью предполагалось перестроить следующим образом. Число должностей чиновников особых поручений при Главном управлении увеличивалось с 2 до 12, и их основной обязанностью становился просмотр преимущественно подцензурных изданий на русском, а также финском, латышском, литовском, эстонском, армянском, еврейском и других

языках. Эти чиновники в дальнейшем должны были рассматриваться в качестве кандидатов на должности цензоров.

Вместо двух цензоров драматических сочинений, состоявших при Главном управлении по делам печати, предполагалось образовать Комитет драматической цензуры из четырех цензоров, секретаря и двух канцелярских чиновников.

Местные учреждения следовало организовать по новому принципу - упразднить разделение учреждений по внутренней и иностранной цензуре. Это должно было способствовать установлению единства действий цензоров, более равномерному распределению обязанностей, а следовательно, и большей эффективности их работы. Лишь в столице предполагалось оставить два комитета из-за большого объема работы, а также из-за особых обязанностей Центрального комитета цензуры иностранной по отношению к местной иностранной цензуре - в Петербурге рассматривались и утверждались все доклады местных цензоров.

Признавалось необходимым увеличить штаты, денежное содержание чиновников и расходы на канцелярии С.-Петербургского и Московского цензурных комитетов и Центрального комитета цензуры иностранной. В Варшавском и Кавказском цензурных комитетах, находившихся на особом положении по оплате труда цензоров, предполагалось привести в соответствие размеры окладов содержания их чиновников к существовавшим окладам в империи, а Варшавский комитет усилить дополнительными должностями младшего цензора и младшего инспектора типографий и книжной торговли.

В Москве, Вильно, Киеве, Одессе и Риге следовало учредить цензурные комитеты, в ведении которых находилась бы внутренняя и иностранная цензура. При сохранении существовавших штатных должностей повысить оклады содержания и расходы на канцелярию. Киевский цензурный комитет должен был взять на себя цензуру всех изданий на малорусском (украинском) языке, выходивших в России и ввозимых из-за границы, и освободить от этой работы Главное управление по делам печати.

Отдельные цензоры в Ревеле, Юрьеве и Казани должны были получить повышение содержания, но в Ревеле вместо цензоров по внутренней и иностранной цензуре предпола-

галось оставить одного для выполнения всей работы.

В десяти крупных городах - Нижнем Новгороде, Саратове, Харькове, Воронеже, Новочеркасске, Симферополе, Томске, Иркутске, Владивостоке и Лодзи, где чиновники местной администрации не справлялись с цензурой периодических изданий, а владельцы типографий были поставлены в трудные условия, так как по закону свои книги они должны были посылать в цензурные комитеты, находившиеся в других городах, следовало учредить 10 должностей отдельных цензоров.

На прежних основаниях предполагалось оставить надзор за периодическими изданиями в городах, не имевших штатных цензурных учреждений, - то есть на ответственности вице-губернаторов и заменявших их чиновников. Но средства, отпускаемые на эти нужды, необходимо было увеличивать пропорционально росту периодической печати.

Система инспекторского надзора за типографиями и книжной торговлей должна была остаться без изменений, инспекторам даже не предлагалось прислать материалы об их работе.

В целом, по проекту нового штата личный состав цензурных учреждений увеличивался по смете со 108 до 177 человек, ассигнования - с 264146 р. до 507980 р. В действительности, поскольку в цензуре работали служащие по вольному найму, а дополнительные средства на содержание ведомства поступали из бюджета газеты «Правительственный вестник», штат увеличивался не на 69, а на 25 чиновников, а расходы не на 243434 р., а на 200588 р. Но и такое увеличение расходов считалось значительным, поэтому, чтобы «не обременять государственное казначейство», был предложен новый источник финансирования цензурного ведомства - ежегодный налог на периодические издания. Он должен был состоять из патентного сбора с каждого издания в размере от 100 до 500 р. и 5 % с платы, получаемой редакциями за печатаемые объявления. По предварительным подсчетам эта сумма составила бы не менее 318000 р. в год.

Проект нового штата цензурного ведомства утвержден не был. Нами не найдено документальных свидетельств, позволяющих утверждать, по какой именно причине проект не был реализован. Однако работа над проектом новых штатов в 1896-1898 гг., впервые

не связанная с подготовкой цензурных законов, является ярким признанием того, что цензурный аппарат перестал соответствовать развитию печати, которая постоянно боролась за свои права. Вопрос был поставлен, но не решен.

На протяжении XIX в. структура цензурных учреждений в Российской империи изменялась в соответствии с законами о цензуре и развитием книгоиздания и книжной торговли, однако штаты цензурного ведомства увеличивались не пропорционально развитию книжного дела, а гораздо медленнее, не поспевая за ним17. С одной стороны, это отражалось на качестве выполнения задач, которые ставила власть перед цензурой, с другой - вредило развитию книжного дела. Из-за ограниченности финансовых средств так и не удалось существенно расширить цензурный аппарат, а имеющиеся цензоры уже не в состоянии были охватить весь объем печатной информации. В России шел объективный процесс развития книжного дела, печати, науки и техники, завоевания политических свобод, роста потребности в свободном слове всех слоев общества. В этих условиях кризис цензурной системы, которая все хуже справлялась со своими обязанностями, становился неизбежным.

Кроме того, ситуация в этом иерархизиро-ванном ведомстве, выполнявшем политико-идеологические функции, мало чем отличалась от внутренней обстановки в других институтах власти. Нарастание крупномасштабного кризиса конца XIX в. блокировало многие мероприятия по рационализации системы управления, инициированные сверху.

Примечания

1 Ерошкин, Н. П. История государственных учреждений дореволюционной России. М, 1983; Раскин, Д. И. Исторические реалии Российской государственности и русского гражданского общества в XIX веке // Из истории русской культуры. М., 1996. Т. 5. (XIX век).
2 [Щебальский, П. К.]. Исторические сведения о цензуре в России. СПб., 1862; Лемке, М. К. : 1) Эпоха цензурных реформ 1859-1865 годов. СПб., 1904; 2) Очерки по истории русской цензуры и журналистики XIX столетия. СПб., 1904; Энгельгардт, Н. А. Очерк истории русской цензуры в связи с развитием

печати (1703-1903). СПб., 1904; Сидоров, А.

A. Московский комитет по делам печати : ист. очерк. М., 1912; Оржеховский, И. В. Администрация и печать между двумя революционными ситуациями (1866-1878 гг.) : лекции по спецкурсу. Горький, 1973; Герасимова, Ю. И. Из истории русской печати в период революционной ситуации конца 1850 - начала 1860-х гг. М., 1974; Жирков, Г. В. История цензуры в России XIX века : учеб. пособие. СПб., 2000 и др.

3 Полянская, Л. И. : 1) Архивный фонд Главного управления по делам печати : обзор // Литературное наследство. М., 1935. Т. 22/24. С. 603-634; 2) Обзор фонда Центрального комитета цензуры иностранной // Арх. дело. 1938. № 1/45.
4 Чернуха, В. Г. Главное управление по делам печати в 1865-1881 гг. // Книжное дело в России во второй половине XIX - начале ХХ в. : сб. науч. тр. СПб., 1992. Вып. 6.
5 Foote, I. P. The St.-Petersburg Censorship Committee, 1828-1905 // Oxford Slavonic Papers, NS XXIV. 1991; Balabuch, H. Nie Tolko Cenzura : Prasa prowincjonalna Krolestwa Polskiego w rosyiskim systemie prasowym w la-tach 1865-1915. Lublin, 2001; Cenzüra un cen-zori Latviesu Gramatnieciba. Lidz 1918. Gadam. Riga, 2004.
6 См., например: Гринченко, Н. А. История цензурных учреждений в Виленской губернии в XIX - начале XX века / Н. А. Гринченко,

B. С. Измозик, Н. Г. Патрушева, Д. А. Эльяшевич, Д. И. Раскин // Knygotyra. 2004. T. 43; Комитет цензуры иностранной в Петербурге, 1828-1917 : док. и материалы / сост. Н. А. Гринченко, Н. Г. Патрушева ; науч. ред. Д. И. Раскин. СПб., 2006. 264 с.; Гринченко, Н. А. Цензура в России XIX— XX вв. / Н. А. Гринченко, Н. Г. Патрушева, Д. И. Раскин // Русские писатели, 1800-1917 : биогр. слов. М., 2007. Т. 5; Гринченко, Н. А. Центральные учреждения цензурного ведомства (1804 - 1917) / Н. А. Гринченко, Н. Г. Патрушева // Книжное дело в России в XIX - начале XX века : сб. науч. тр. СПб., 2008. Вып. 14.

7 См., например: Цензура в России в конце XIX - начале XX века : сб. воспоминаний / сост., вступ. ст., примеч. и указ. Н. Г. Патрушевой ; ред. М. А. Бенина. СПб., 2003.
8 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 776. Оп. 21. Ч. 1. 1896. Д. 101. Л. 1.
9 Там же. Оп. 21. Ч. 1. 1897. Д. 102. Л. 35-35 об., 70.
10 Там же. Оп. 21. Ч. 1. 1896. Д. 101. Л. 56 об. - 57.
11 Там же. Л. 20 об.
12 Там же. Л. 63.
13 Там же. Л. 14.
14 Там же. Л. 30.
15 Там же. Оп. 21. Ч. 1. 1897. Д. 102. Л. 202222.
16 Там же. Л. 205 об.
17 См.: Патрушева, Н. Г. История цензурных учреждений в России во второй половине XIX - начале XX века // Книжное дело в России во второй половине XIX - начале XX века : сб. науч. тр. СПб., 2000. Вып. 10. С. 7-48.
ЦЕНЗУРА ЦЕНЗУРНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ РЕФОРМЫ ШТАТЫ ЦЕНЗУРНОГО ВЕДОМСТВА ПЕЧАТЬ
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов