Спросить
Войти

Отражение принципов laissez faire и каузального метода анализа в теоретических нововведениях классиков мануфактурного периода

Автор: указан в статье

ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

Канд. экон. наук В. А. Щеголевский

ОТРАЖЕНИЕ ПРИНЦИПОВ LAISSEZ FAIRE И КАУЗАЛЬНОГО МЕТОДА АНАЛИЗА В ТЕОРЕТИЧЕСКИХ НОВОВВЕДЕНИЯХ КЛАССИКОВ МАНУФАКТУРНОГО ПЕРИОДА

Статья посвящена проблеме формирования классической политической экономии в XVII-XVIII вв. В ней показывается рост популярности либеральных идей в экономической мысли Запада того периода, доказывается, что классическая политическая экономия формировалась как оппозиция меркантилизму. Согласно английской либеральной мысли, рост богатства нации мог быть осуществлен только после снятия протекционистских барьеров на пути роста внешней торговли, т. е. внешний рынок и факторная производительность были взаимосвязаны.

Началом первого этапа развития предмета, метода и теоретических изысканий классической политической экономии послужили попытки первых ее авторов в Англии (У. Петти, конец XVII в.) и во Франции (П. Буагильбер, начало XVIII в.) создать принципиально новую экономическую теорию. Их теории, как показала история экономической мысли, стали прологом целостного нового и, по сути, либерального направления науки, решительно отвергнувшего «искусственную строгость» меркантилистов в области регулирования экономики, отсутствие научно обоснованных теоретико-методологических положений.

При этом первые классики первопричиной богатства считали труд в сфере производства, а не обращения, акцентируя тем самым внимание на том, что предметом экономической науки может быть прежде всего проблематика сферы производства. Богатство любой страны, на их взгляд, заключается не в физической массе денег, а во всем многообразии полезных благ и вещей. Кроме того, уже усилиями родоначальников классической политической экономии первостепенное значение придавалось каузальному принципу выбора приоритетной политики в экономике. Так, по мысли У. Петти, поскольку нация - соединение отдельных людей, то необходимо поэтому всем гражданам предоставить полную свободу экономической деятельности. Почти в духе У. Петти отвергает принцип протекционизма и регулирования другой английский экономист Д. Норе, по убеждению которого «никакие законы не могут устанавливать цены на товары, размеры которых должны будут устанавливаться сами; но если такие законы издаются и действуют, то они служат препятствием к торговле, а потому пагубны»1.

1 Меркантилизм / под ред. И. С. Плотникова. - М. : Соцэкгиз, 1938. - С. 16.

Как и труды У. Петти, основное сочинение Д. Норса было издано в конце XVII столетия. Назвав свою работу «Discourses upon Trade» (1691), или «О понижении размера процентов», он в полной мере проявил в ней свою приверженность принципам laissez faire и решительный протест против системы государственной регламентации торговли и промышленности, характерной для меркантилизма. Ярким свидетельством тому служит и его одновременно снисходительное и упрощенное отношение (как это в целом присуще классикам) к месту и роли торговли (пусть и либеральной) в социально-экономической жизни страны. Д. Норс определял значение свободных торговых отношений, как внутри страны, так и между странами, исходя из того, что:

а) торговля является не чем иным, как обменом избыточных продуктов; например, я отдаю ту часть моих благ, без которой я могу обойтись, в обмен за ту часть ваших благ, без которой вы можете обойтись, но в которой я испытываю потребность;

б) торговля, поскольку она производится в пределах города, страны или нации, означает только то, что люди взаимно снабжают себя продуктами, которые производятся этим же городом, страной или нацией;

в) тот, кто наиболее трудолюбив и извлек больше всего плодов или приготовил больше всего изделий, будет обладать наибольшим количеством вещей, добытых или приготовленных другими; он будет свободен от всякой нужды и будет наслаждаться наибольшим количеством удобств, в чем и состоит истинное богатство, если даже он обладает золотом или серебром и

1

Еще один соотечественник У. Петти и Д. Норса, непосредственно предшествовавший самому А. Смиту и являвшийся его близким другом, Д. Юм занимает поистине достойное место в числе тех родоначальников классической политической экономии, кто способствовал разложению меркантилизма и формированию научных основ этой отрасли знаний. В его главном сочинении «Опыты» (в 1896 г. оно было переведено и издано также в России) говорится о том, что впоследствии в той или иной степени совпадало с воззрениями более поздних классиков-физиократов А. Смита, Д. Рикардо и др. В частности, Д. Юм утверждал:

1. При помощи ввоза внешняя торговля доставляет материалы для новых мануфактур, а при помощи вывоза питает производство известных товаров, которые не могут быть целиком употреблены внутри страны. Одним словом, страна с развитым ввозом и вывозом должна обладать большим количеством промыслов, чем государство, которое довольствуется туземными продуктами; следовательно, первое могущественнее и вместе с тем богаче и счастливее второго.
2. Деньги не составляют предмета торговли в собственном смысле слова; они суть только орудие, которое люди, по общему соглашению, употребляют для того, чтобы облегчить обмен одного товара на другой. Это не одно
1 См.: Норс Д. О понижении размера процентов // Классики политической экономии от XVII до середины XIX века : сборник извлечений из сочинений экономистов с пояснительными статьями. - М.; Л. : Госиздат, 1926.

из колес торговли, а масло, благодаря которому движение колес становится более плавным и свободным.

3. Большее количество народонаселения и его большая производительность выгодны для государства во всех отношениях: с точки зрения внутренней и внешней политики, частных и государственных интересов. Но изобилие денег приносит лишь незначительную пользу, а иногда может даже причинять вред нации в ее торговле с иностранцами.
4. Когда одна нация в области торговли опередила другую, то последней бывает трудно вернуть потерянное вследствие большего трудолюбия и большей ловкости первой, а также вследствие того, что ее купцы обладают большими капиталами и, следовательно, могут довольствоваться соразмерно меньшим барышом.
5. Мануфактуры мало-помалу меняют свое местопребывание; они покидают страны и области, уже обогащенные ими, и переселяются туда, куда их привлекает дешевизна жизненных припасов и труда; обогатив и эти места, они по тем же причинам снова переселяются.
6. Дороговизна всякого рода товаров, обусловленная изобилием денег, есть вредное последствие установившейся торговли и во всех странах останавливает ее развитие, давая возможность более бедным государствам продавать свои товары на всех иностранных рынках дешевле, чем могут продавать богатые.
7. Дороговизна провизии и труда, обусловленная ростом торговли и увеличением количества денег, неудобна во многих отношениях; но это неудобство неизбежно, и вместе с тем оно является последствием того богатства и благосостояния общества, которые составляют цель всех наших стремлений1.

В свою очередь П. Буагильбер - это, говоря словами Й. Шумпетера, ученый с большой теоретической четкостью и энергичный защитник интересов сельского хозяйства. По мнению Й. Шумпетера, имеющие место на страницах его работ такие фразы, как «все, что необходимо, - это представить действовать природе и свободе», позволяют «поставить политические воззрения Буагильбера в один ряд с соответствующими взглядами физиократов, однако они не могут служить основанием, чтобы считать его предшественником специфически физиократического анализа»2.

К числу оригинальных либеральных заслуг П. Буагильбера необходимо, как полагает Й. Шумпетер, отнести то, что он:

- рассматривал экономический организм как равновесную систему с точки зрения потребления;

- излагал свою экономическую социологию почти в марксистском духе, выделяя два общественных класса - богатых и бедных;

- упорядочивающий экономический принцип, как и А. Смит более полувека спустя, несомненно, видел в конкуренции;

1 См.: Юм Д. Опыты // Классики политической экономии от XVII до середины XIX в. : сборник извлечений из сочинений экономистов с пояснительными статьями. - С. 77-79.
2 Шумпетер Й. А. История экономического анализа : в 3 т. / пер. с англ. под ред. В. С. Автоно-мова. - СПб. : Экономическая школа, 2001. - Т. 1. - С. 278.

- придерживаясь этого принципа, тем не менее не поддержал (в отличие от А. Смита) неограниченную свободную торговлю;

- как и У. Петти, утверждал, что богатство не имеет других источников, кроме земли и труда1.

Иначе обстояло дело у физиократов. Лидер и основатель данного учения Ф. Кенэ ни чуть не сомневался в том, что «государь и народ никогда не должны упускать из виду, что земля есть единственный источник богатства, и что одно только земледелие умножает последнее»2.

Сочинения физиократов изобилуют применением элементов главным образом каузального метода анализа экономической действительности. В частности, методологической платформой Ф. Кенэ стала разработанная им концепция о естественном порядке, «юридической основой которой, на его взгляд, являются физические и моральные законы, охраняющие частную собственность, частные интересы и обеспечивающие воспроизводство и правильное распределение благ»3.

Будучи убежденным в естественном характере экономических законов Ф. Кенэ заявляет и о том, что при господстве свободы частный интерес одного никогда не может быть отделен от общего интереса всех, что «собственность, как над недвижимыми, так и движимыми богатствами должна быть гарантирована их законным владельцам, так как обеспеченность собственности является основным фундаментом экономического строя общества»4.

Естественными законами обусловлен, по мысли Ф. Кенэ, кроме всего прочего, также кругооборот хозяйственной жизни, т. е. общественный воспроизводственный процесс. А каузальная сущность этого процесса, изложенного им в знаменитой «Экономической таблице», состоит в том, что «воспроизводство постоянно возобновляется издержками, а издержки возобновляются воспроизводством». Вместе с тем с точки зрения вклада в экономическую теорию «Экономическая таблица» Ф. Кенэ, как писал академик В. С. Немчинов, -«это первая в истории политической экономии макроэкономическая сетка натуральных (товарных) и денежных потоков материальных ценностей. Заложенные в ней идеи - это зародыши будущих экономических моделей»5.

Еще одним проявлением приверженности физиократов каузальному методу анализа являются их теоретические положения о классах и производительном труде. В соответствии с этими теориями, как известно, предлагается в составе любой нации выделять производительный и бесплодный классы и класс собственников земли, а труд вне сельскохозяйственного производства считать непроизводительным.

А. Маршалл, критически с теоретико-методологической точки зрения оценивая творчество физиократов, пишет: «В течение двух предшествующих веков авторы, писавшие по экономическим вопросам, неизменно апеллирова1 См.: Шумпетер Й. А. История экономического анализа : в 3 т. / пер. с англ. под ред. В. С. Ав-тономова. - С. 278.

2 Кенэ Ф. Избранные экономические произведения. - М. : Соцэкгиз, 1960. - С. 433.
3 Там же.
4 Там же.
5 Немчинов В. С. Экономико-математические методы и модели. - М. : Соцэкгиз, 1962. - С. 159.

ли к Природе, каждый участник споров утверждал, что его схема была более естественной, чем схема других...» Тем не менее, продолжает он, именно «они [физиократы] первыми провозгласили доктрину свободной торговли в качестве широкого принципа деятельности, продвинувшись в этом смысле даже дальше... передовых английских писателей...» К числу же наиболее существенных заблуждений в методологии физиократов А. Маршалл относит, во-первых, то, что «они допустили ошибку, которая была широко распространена в то время даже среди ученых-естественников», и, во-вторых, то, что «они путали этический принцип соответствия природе... и те каузальные законы, которые наука открывает, задавая вопросы природе, и которые выражаются в изъявительном наклонении. В силу этой и других причин их деятельность представляла лишь небольшую непосредственную ценность»1.

Важнейшим периодом в истории становления и развития предмета и метода классической политической экономии, по единодушному признанию выдающихся современных экономистов, стало творчество великого Адама Смита.

Этот ученый в действительности, как пишет А. Маршалл, «не был единственным выдающимся экономистом своего времени... однако широта мышления А. Смита, - уточняет он, - позволила ему включить все лучшее, что было у его современников, англичан и французов, и, хотя он, несомненно, заимствовал многое от других, чем больше сравниваешь его с теми, кто был до него, и с теми, кто появился после него, тем более утонченным представляется его гений, тем шире кажутся его знания и более последовательным - мышле-ние»2.

По убеждению А. Маршалла, А. Смит обладал «непревзойденной наблюдательностью, рассудительностью и логичностью». Кроме того, А. Маршалл совершенно уверен, заявляя о следующем: «Сколь ни были бы важны шаги, предпринятые другими в этом направлении, прогресс, достигнутый им [А. Смитом], был настолько велик, что в действительности он открывал новый взгляд на вещи и поэтому имел эпохальное значение. В данном вопросе он и экономисты, которые предшествовали ему и появились после него, не изобретали нового академического понятия, они просто добивались определенности и точности понятий, известных из повседневной жизни»3.

В числе многих других историков экономической мысли Й. Шумпетер также характеризует А. Смита как «самого знаменитого экономиста», на долю книги которого «выпал самый крупный успех не только среди всех сочинений по экономике, но и среди всех опубликованных научных произведений, исключая разве что дарвиновское "Происхождение видов"»4

Согласно Й. Шумпетеру, «"Богатство народов" А. Смита, хотя и не содержало ни одной по-настоящему новой идеи и как интеллектуальное дости1 Маршалл А. Принципы политической экономии : в 3 т. - М. : Прогресс, 1983-1984. - Т. 2. -С. 188.

2 Там же. - Т. 3. - С. 189-190.
3 Там же. - Г 2. - С. 192.
4 Шумпетер Й. А. История экономического анализа : в 3 т. / пер. с англ. под ред. В. С. Автоно-мова. - Т. 1. - С. 231.

жение не может идти в сравнение с "Происхождением видов" Дарвина или "Началами" Ньютона, оно представляет собой великое произведение и целиком и полностью заслуживало выпавший на его долю успех»1.

Вместе с тем успех «Богатства народов» обусловлен, по мнению Й. Шумпетера, прежде всего благодаря самоотверженному труду А. Смита на протяжении более чем четверти века, из которых почти десять лет были полностью отданы написанию этого сочинения. Способствовало этому, на его взгляд, и то, что А. Смит:

- не извлекал более труднодоступные истины и не использовал сложные и изощренные методы;

- дал в своей книге оживленные пропагандой рассуждения и факты, способствующие привлечению широкой публики2.

Учитывая вышеизложенное, следует подчеркнуть, что излагаемая через призму экономического либерализма проблематика предмета и метода изучения занимает в творчестве А. Смита, по существу, центральное место. Уже с первых слов, с которых начинается знаменитое «Богатство народов», речь идет у него не просто об осуждении меркантилистского мышления, а об аргументированном обосновании истинной сущности и природы богатства. Причем, рассматривая богатство не в деньгах, а в материальных (физических) ресурсах, составляющих «годичный труд каждого народа», ученый недвусмысленно характеризует предмет экономической науки в непосредственной связи с проблемами развития только сферы производства.

В завершение своих рассуждений об ошибочности взглядов меркантилистов на предмет экономической науки А. Смит заявляет: «Не может составить большого труда установить, кто был вдохновителем всей этой меркантилистической системы: то не были, мы можем быть уверены в этом, потребители, интересы которых были оставлены совершенно без внимания; то были производители, об интересах которых так старательно позаботились; и среди этих последних главными действующими лицами явились наши купцы и владельцы мануфактур. В меркантилистических постановлениях... больше всего были приняты во внимание интересы наших мануфактуристов, а принесены были в жертву им интересы не столько потребителей, сколько некоторых других групп производителей»3.

Доказательный характер этим и другим рассуждениям А. Смита придавали, конечно же, позиции в области методологии экономической науки. Здесь, будучи приверженным каузальному методу анализа, он, как и физиократы, придерживается концепции экономического либерализма, в основу которой он положил идею естественного порядка, т. е. либеральных рыночных экономических отношений. Однако, в отличие от них, по Смиту, «рыночные законы лучшим образом могут воздействовать на экономику, когда частный

1 Шумпетер Й. А. История экономического анализа : в 3 т. / пер. с англ. под ред. В. С. Автоно-мова. - Т. 1. - С. 236.
2 Там же. - С. 237.
3 Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. - М. : Соцэкгиз, 1962. -С. 479.

интерес стоит выше общественного, то есть когда интересы общества в целом рассматриваются как сумма интересов составляющих его лиц»1.

В этой связи, как известно, и возникли ключевые методологические положения А. Смита об «экономическом человеке» и «невидимой руке». В соответствии с первым из них, как пишет Л. Мизес, экономической науке надлежит изучать «не живых людей, а так называемого "экономического человека", фантома, имеющего мало общего с реальными людьми. Абсурдность этой концепции становится вполне очевидной, - уточняет он, - как только возникает вопрос о различиях между человеком реальным и экономическим. Последний рассматривается как совершенный эгоист, осведомленный обо всем на свете и сосредоточенный исключительно на накоплении все большего и большего богатства»2.

Вместе с тем следует заметить, что в современной экономической литературе смитовская концепция «экономического человека» интерпретируется не столь однозначно. К примеру, М. Блауг, С. Холландер, Д. Уинч и некоторые другие современные авторы полагают, что сам А. Смит придерживался, скорее, теории реального, а не воображаемого человека3. Таким образом, по ключевому пункту политической экономии А. Смита - поведению человека -наука так и не пришла к однозначному мнению.

Список литературы

1. Кенэ Ф. Избранные экономические произведения. - М. : Соцэкгиз,
1960.
2. Классики политической экономии от XVII до середины XIX века : сборник извлечений из сочинений экономистов с пояснительными статьями. -М.; Л. : Госиздат, 1926.
3. Маршалл А. Принципы политической экономии : в 3 т. - М. : Прогресс, 1983-1984.
4. Меркантилизм / под ред. И. С. Плотникова. - М. : Соцэкгиз, 1938.
5. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. -М. : Соцэкгиз, 1962.
6. Шумпетер Й. А. История экономического анализа : в 3 т. / пер. с англ. под ред. В. С. Автономова. - СПб. : Экономическая школа, 2001.
7. Щеголевский В. А. От общественной иерархии к свободному рынку. Развитие экономической мысли в западной философии XVII-XVIII вв. // Вестник Российской экономической академии имени Г. В. Плеханова. - 2011. - № 6 (42).
1 Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. - С. 60.
2 Мизес Л. фон. О некоторых распространенных заблуждениях по поводу предмета и метода экономической науки // THESIS. - 1994. - T. II. - Вып. 4. - С. 207.
3 См.: Блауг М. Методология экономической науки, или Как экономисты объясняют : пер. с англ. / науч. ред. и вступ. ст. В. С. Автономова. - М. : НП «Журнал "Вопросы экономики"», 2004. - С. 114.
КЛАССИЧЕСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ classical political economics МЕРКАНТИЛИЗМ mercantilism ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ philosophy of economic science
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов