Спросить
Войти

Подъемная грузовая техника чжурчжэней государства Восточное Ся

Автор: указан в статье

Вестник ДВО РАН. 2012. № 1

УДК 930.26(518+571.63)

О.В.ДЬЯКОВА

Подъемная грузовая техника чжурчжэней государства Восточное Ся

Археологические источники позволяют полагать, что при строительстве Куналейского городища чжурчжэней государства Восточное Ся, расположенного на территории Приморского края, использовались два типа инженерных механизмов - канатная тяга для доставки грузов и колодезный журавль для подъема строительных материалов.

Cargo lifting equipment of the Jurchens from Eastern Xia State. O.V.DYAKOVA (Institute of History, Archaeology and Ethnography of Peoples of the Far East, FEB RAS, Vladivostok).

Archaeological traces made us suggest that during the construction of Kunaleyskoe ancient settlement of the Jurchens from Eastern Xia State the two types of engineering machinery were used - rope haulage for cargo delivery and shadoof for lifting construction materials.

Древние и средневековые инженерные механизмы, используемые для перемещения людей или грузов, в литературе по истории Восточной Азии упоминаются чрезвычайно редко. В то же время сохранившиеся до наших дней объекты зодчества, особенно государственных периодов эпохи средневековья, свидетельствуют об обязательном применении подъемной грузовой техники при возведении горных объектов - будь то военные крепости, астрономические обсерватории, культовые или иные сооружения. Такое положение обусловлено не тем, что у исследователей нет интереса к данной проблеме, а отсутствием соответствующих источников. В письменных документах содержится крайне скудная информация о подобных механизмах. Известно, что идея использовать канатную тягу для подъема грузов в Китае зародилась задолго до нашей эры. В рукописи 2200 г. до н.э. приведены изображения двух подъемных устройств - примитивного ворота и колодезного журавля [4, 5].

Технические приспособления широко применялись в Древнем Китае при строительстве крепостей. Они были известны и населению Японских островов. Например, на одной средневековой японской гравюре изображена переправа через пропасть с помощью подъемника, состоящего из двух больших корзин, в каждой из которых сидело по одному человеку. Корзины по канату скользили над пропастью в противоположных направлениях. У края ущелья стояли люди и тянули канат, причем это не требовало особых усилий, так как каждой корзине помогала двигаться вперед инерция движения встречной. Подобные приспособления хорошо работали в местах с горным ландшафтом, но они могли передвигать грузы только по прямой, поэтому подъем людей вверх часто требовал нескольких пересадок, а доставка грузов - нескольких перегрузок. Сами канаты изготавливались, как правило, из конопли. Из этнографии известно, что их могли делать и из крапивы,

ДЬЯКОВА Ольга Васильевна - доктор исторических наук, профессор, заведующая лабораторией (Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, Владивосток).

E-mail: emelianova49@mail.ru

пропитывая ее для крепости и защиты от гниения специальным раствором. Использовались также канаты из сухожилий животных. Инженерный принцип, изобретенный для переправы в древности, до сих пор применяется в современных устройствах, будь то фуникулер, горные подъемники или разного типа колодцы.

Что касается археологических свидетельств, способных хоть как-то пролить свет на использование древним и средневековым населением подъемной техники, то здесь ситуация сложнее. С одной стороны, для поиска археологических следов этой техники требуются раскопки больших площадей на склонах, вершинах, у подножий сопок и гор, т.е. на участках, неперспективных с точки зрения получения археологического материала (такие места, как правило, не застраивались). С другой стороны, распознать следы подъемников, даже если места их установки попали в раскоп, чрезвычайно сложно. По крайней мере, автору данной статьи случаи их обнаружения в раскопах отечественными или зарубежными исследователями неизвестны. Для решения данной задачи перспективным, на наш взгляд, может стать этнографический материал, с помощью которого можно определить места размещения подъемных механизмов и установить типы использовавшейся техники, т.е. экстраполировать этнографические факты в археологические ситуации, что мы и попытаемся сделать на материалах горных укреплений чжурчжэней государства Восточное Ся (1217-1234 гг.). Это первый шаг в накоплении информации по указанной проблеме в дальневосточной археологии. Но прежде немного истории.

Анализ военного зодчества, в частности горных крепостей, показывает, что с подъемными механизмами еще в 1 тыс. до н.э., т.е. в эпоху палеометалла, явно были знакомы носители лидовской культуры, распространенной на территории центрального, восточного и северо-восточного Приморья. К такому заключению можно прийти не только потому, что подъемные механизмы к тому времени уже были изобретены и целое тысячелетие применялись в соседнем Китае. Население Приморья эпохи палеометалла умело возводить сложные оборонительные объекты на высоких сопках. При этом далеко не всегда в дело пускался строительный материал, находящийся под рукой, в непосредственной близости от места стройки. Как показывают археологические исследования, довольно часто материал добывался в других, иногда значительно удаленных от стройки местах, и его необходимо было не только привезти к подножию сопки, но и поднять вверх. Принято считать, что эта работа выполнялась исключительно вручную. Но было бы большим упрощением не признавать того факта, что технический уровень приморского населения эпохи палеометалла позволял применять простейшие подъемные механизмы типа журавля и ворота.

Из китайских письменных источников известно, что государство Восточное Ся возникло в смутное время, накануне гибели империи Цзинь (1115-1234). Его появление на исторической арене связано с мятежом полководца Пусянь Ванну, отложившегося от империи Цзинь в 1215 либо 1217 г. (точную дату отделения по тем источникам, которыми располагают в настоящее время востоковеды, установить невозможно) и провозгласившего новое государство, вошедшее в историю под именем Дун Ся, или Восточное Ся. Перед Пусянь Ванну стояла задача укрепиться в родных местах, на окраине цзиньской империи, чтобы противостоять не только монгольскому нашествию, но и самой империи Цзинь. Местное население вряд ли приветствовало подобное вторжение. Чтобы удержать отторгнутую от Цзинь территорию, требовался новый, особый тип военных поселений - горные города-крепости с полным самообеспечением как пищей, так и водой, что мы и наблюдаем в Приморье и на северо-востоке Китая у чжурчжэней Восточного Ся. Чжурчжэни выбрали хорошо известный на Дальнем Востоке когурёский тип горных укреплений, усовершенствовав его за счет китайских зодческих традиций и тунгусо-маньчжурских приемов использования местности [1-3].

Горные городища чжурчжэней государства Восточное Ся - это особый тип укреплений, расположенных на господствующих высотах, позволяющих контролировать окружающую

местность и все подходы к ней. Такие крепости имеют военно-стратегическое значение, поскольку строились для отражения нападения неприятеля. В Приморье их насчитывается 26: Краснояровское, Смоляниновское, Скалистое, Шайгинское, Лазовское, Новонежинское, Екатериновское, Юрковское, Кокшаровское-горное, Плахотнюкинское, Кон-стантиновское, Новогордеевское, Новопокровское, Орловское, Анучинское, Стоговское, Ананьевское, Известковое, Шкляевское, Горнохуторское, Дубовая Сопка, Щербаковское, Кишиневское, Сибайгоу, Куналейское, Сопка Любви (рис. 1). Горные городища с незамкнутым валом возводились по жестким однотипным канонам и на территории Приморья не развиваются во времени, что свидетельствует о достаточно коротком периоде их существования. Это же подтверждает небольшой культурный слой.

Городища находились в устьях притоков магистральных рек, в их нижнем течении. Основным условием при выборе для них места был крутой рельеф с выходом в долину и наличие поблизости большой реки. Они всегда располагались на горных отрогах с водоносным распадком, из которого, как правило, вытекал ключ, впадавший в чистую и холодную речку. Высота горных отрогов варьировала в пределах 200-500 м над у.м. Такое расположение горных городищ обусловлено их военно-административным статусом и формой хозяйствования. Вода и естественным образом изолированная пойма необходимы были для содержания большого количества лошадей.

С трех сторон городища были окружены высокими горами или отвесными скалами, и только южный склон был более пологий. Оборонительные валы устраивались по гребню хребтов, вход располагался в низовьях распадка.

Планиграфическая структура горных городищ всегда жестко выдержана и максимально вписана в рельеф местности. Пространство городищ ограничивалось контуром оборонительного вала и делилось на три части: редут, запретный город (один или несколько), жилая зона.

Редут со сторонами 19-20 м ориентирован углами по сторонам света и представлял собой обваловку квадратной формы в виде почвенно-слоеной насыпи. Он имел 2-3 жилища с канами, ворота в виде 2-3-метрового разрыва с надвратной сторожевой площадкой, вал. Редут являлся местом расположения военной ставки.

Городище включало один или несколько запретных городов, которые располагались на возвышенности ближе к хребту и имели обваловку прямоугольной формы. Колоннадные здания возводились на террасах или вблизи вала. Запретный город выполнял функции административного центра.

Жилая зона всегда приурочена к распадку. Для нее на склонах сопки строили специальные террасы высотой 1-8 м, в зависимости от степени крутизны распадка. Приемы строительства террас во всех случаях одинаковы: 1) врез в сопку и выравнивание площадки; 2) подушка (засыпка) из обожженного суглинка, служащая фундаментом; 3) почвенно-слоеная насыпка с чередующимися вязкими и сыпучими грунтами. Размеры террас разные: в одних случаях рассчитанные на одно, в других - на несколько жилищ. Жилища стандартные с П- или Г-образной кановой отопительной системой. Жилая зона служила местом обитания населения городища, в первую очередь, видимо, военного состава.

Помимо ключа, текущего по распадку, на городищах обнаружены специальные водосборные устройства в виде каменных запруд, искусственные пруды, колодцы, водоотводные каналы, позволяющие населению во время нападения неприятеля выдерживать длительные осады и не испытывать проблем с водой.

На всех горных городищах чжурчжэней при возведении земляных валов применялась техника ханту, главной особенностью которой были почвенно-слоеные насыпи, иногда укрепленные сверху камнем. Строители фортификаций традиционно использовали преимущества горного рельефа. Склон сопки с внешней стороны являлся естественным продолжением стены. Насыпи могли достигать высоты 8 м и выполнялись по единому строительному модулю: платформа из глины и камня либо из чередующихся вязких и сыпучих

слоев почвы врезалась в склон сопки, на которой возводилась остальная часть стены. В нижней ее части сооружались ступени. Основание стены имело значительную ширину, иногда до 20 м. Вал насыпался по гребню отрогов и повторял его форму, в том числе повороты, что усложняло выстраивание углов, как правило, северных. В местах соединения валов устраивались башни или смотровые вышки. С опасных для нападения сторон размещались дополнительные башни, камнеметные площадки, склады с каменными снарядами, караульные помещения, бойницы. У ворот сооружалось укрепление в виде привратного вала, как на Куналейском городище, обваловки подтреугольной, как на Сибайгоу, или под-прямоугольной формы, как на Плахотнюкинском или Шайгинском городищах.

Археологические данные свидетельствуют о том, что для возведения горных городов-крепостей чжурчжэней государства Восточное Ся использовался материал, доставленный

Рис. 1. Карта горных городищ чжурчжэней государства Восточное Ся. Городища: 1 - Краснояровское, 2 - Смоляниновское, 3 - Скалистое, 4 - Шайгин-ское, 5 - Лазовское, 6 - Новонежинское, 7 - Екатериновское, 8 - Юрковское, 9 - Кокшаровское-горное, 10 - Плахотнюкинское, 11 - Сибайгоу, 12 - Ану-чинское, 13 - Новопокровское, 14 - Стоговское, 15 - Ананьевское, 16 - Известковое, 17 - Шкляевское, 18 - Горнохуторское, 19 - Дубовая Сопка, 20 - Щербаковское, 21 - Константиновское, 22 - Новогордеевское, 23 - Куналей-ское-горное, 24 - Сопка Любви, 25 - Орловское, 26 - Кишиневское

из других мест и поднятый вверх на сопки: морские гальки для катапульт, глинистые и песчаные почвы для строительства валов, камни и т.д. [4]. Вероятнее всего, они строились с применением инженерных механизмов, но каких именно, попытаемся установить на материалах Куналейского городища, поскольку при его раскопках нами ставилась задача выявления археологических следов технических устройств.

Куналейское городище (рис. 2, 3). Общая площадь городища составляет 12 га. Оно расположено на вершине отрога, который господствует над долинами рек Джигитовка и Куналейка и является естественным укреплением и ключевым пунктом в данной местности. По гребню отрога насыпаны оборонительные валы, имеющие незамкнутую конфигурацию и повторяющие рельеф отрога. Основной вал протяженностью 657 м опоясывает сопку почти по всему периметру, прерываясь лишь в южной, пологой части горы, спускающейся к реке. Фортификации представлены тремя башнями и одной камнеметной площадкой. С внешней стороны основного вала на расстоянии 10-14 м тянется дублирующий вал протяженностью 447 м и высотой 1,0—1,8 м. Валы разделяет глубокий ров, служивший одновременно дорогой. Вдоль северной части основного вала с внутренней стороны городища зафиксирован еще один ров, глубина которого не превышает 1,5 м. В южной, наиболее пологой части городища возведены два самостоятельных вала. Первый находится в 15 м южнее юго-восточного угла основного вала. Его длина составляет 41 м, высота — 1 м. Он продолжает дополнительный вал после разрыва на угловом повороте. Второй вал длиной 35 м и высотой от 0,5 до 1,0 м насыпан перпендикулярно склону и является продолжением основного вала после ворот.

Условно основной вал городища можно разделить на три участка — западный, северный и восточный. Восточный участок наиболее высокий и мощный. Он насыпан в месте перехода склона в седловину. Высота вала с внутренней стороны достигает 4 м, с внешней — 6—8 м. Вершина вала плоская, шириной до 1 м. Восточный вал укреплен тремя башнями и камнеметной площадкой.

Камнеметная площадка в виде выдающейся вперед насыпи подпрямоугольной формы расположена в северной части восточного вала между пикетами 74—79. Ее длина 24 м, ширина 5—7 м, площадь 77 м2. Площадка заметно возвышалась над валом и имела

Х)> - внутренний город ^ - терраса о -западины

/ - дорога

| - вал

а - редут

Рис. 2. Топографический план Куналейского городища со схемой размещения грузового подъемника

относительно ровную поверхность с небольшим наклоном внутрь городища. В ее южной части в месте соединения с валом прослежен наружный стенной выступ размером 4 х 5 м. Это самая высокая точка валового укрепления. По северной кромке выступа проходил бруствер высотой 25 см, продолжение которого частично фиксируется по внешнему краю площадки. На вершине бруствера прослеживается четыре оплывшие каменные насыпи и отдельные слабоока-танные камни, валуны и крупные гальки размером 15-20 см (пикеты 83-84, 86-87, 89-93). Расстояние между насыпями 1,5-2,0 м. Под дерном на площадке при раскопках обнажился коричнево-красный суглинок с темными гумусированными вдавлениями (место расположения камнеме-тной машины). Здесь же, между пикетами 84-87 и 89-91, на расстоянии 2 м друг от друга располагались два склада каменных снарядов (200 морских галек примерно одинаковой массы).

Рис. 3. Восточный вал Куналейского городища (а), план камнемет-ной площадки и складов каменных снарядов (б)

Конструкция фортификационных сооружений на восточном, наиболее мощном, участке включала 30 насыпных слоев (рис. 4). Большая их часть имеет искусственное происхождение, т.е. грунты были специально приготовлены для строительных операций. Выделяются строительные грунты двух составов: сыпучие и вяжущие. Основой для сыпучих строительных смесей (слои 1-8, 10, 20) служил супесчано-дресвяный грунт поверхностных материковых отложений, в большинстве случаев специально подвергавшихся прокаливанию. В вяжущий суглинистый материал кроме чистых включений сыпучего грунта добавлялся отсев - крупная фракция обломочного материала (мелкая дресва и крупнозернистый песок). Материал, используемый для строительства городища (песок, глина, морская галька, отдельные камни) добыт за пределами городища. Механизмы, использовавшиеся для доставки строительных материалов, могли быть двух типов: канатная тяга и колодезный журавль.

Канатная тяга для подъема грузов. Как удалось проследить, доставка строительных материалов и каменных снарядов осуществлялась по южному, наиболее пологому склону горы Куналейка. Рядом проходила дорога, спускавшаяся к реке. Нижняя точка канатной дороги располагалась у подножия. На середине сопки, в 300 м от подножия, находилась перегрузочная стоянка. Поскольку канатная тяга действует только по прямой и для ее работы требуется определенный угол наклона, то единственным удобным и отвечающим техническим условиям мог быть только этот участок в виде склона крутизной 45°, где можно было установить тягловый механизм и разместить поднимаемые и спускаемые грузы. Отсюда отходило, как минимум, три ветки канатной тяги. Одна шла на север к

Рис. 4. Разрез восточного вала и рва Куналейского городища. Стрелкой показано место расположения журавля для подъема строительных материалов

месту расположения колоннадных зданий дворцового типа и северному участку вала, вторая - на запад к жилым террасам, третья - на восток к редуту, запретному городу № 2 и валу, достигающему в этом месте наибольшей высоты (8 м).

Тягловый механизм был достаточно простым. Видимо, он был похож на тот, который я наблюдала в Тайбэе (Тайвань) при осмотре бывшей частной резиденции Чан Кайши. Она тоже занимает южную сторону сопки, и колоннадные здания дворцового типа здесь также располагаются на искусственных террасах. Планировка резиденции полностью отвечает принципам чжурчжэньских горных городищ. Некоторые ее объекты ремонтировались, и строительный материал доставлялся вверх элементарным способом - с помощью блочной тяги по принципу фуникулера. Верхний и нижний блоки, отстоящие друг от друга на расстоянии приблизительно 200-250 м, были соединены канатом. На него крепилась платформа из двух-трех досок, на которые помещался груз. Снизу рабочий ударом палки по канату подавал сигнал, что груз к подъему готов, и тяга начинала действовать. Вниз спускался мусор и отработанный материал.

Колодезный журавль использовался для отсыпки вала городища, особенно его восточного, самого высокого, 8-метрового, фрагмента. Следы от него в виде столбовой ямы обнаружены с внешней стороны вала во рву. В яму был вкопан столб с подвижной жердью, на конце которой крепилась ёмкость (контейнер) для подачи почв на высоту. В качестве контейнеров, вероятнее всего, использовались плетеные корзины. Приблизительные подсчеты показывают, что масса наполненного грунтом контейнера могла достигать 70-100 кг. Вряд ли такие грузы могли доставляться на вал вручную.

Таким образом, археологические следы, выявленные на Куналейском городище, возведенном чжурчжэнями государства Восточное Ся, позволяют полагать, что при его строительстве использовали два типа инженерных механизмов: канатную тягу для доставки грузов на сопку, имевшую, как минимум, три ответвления - к восточному валу, колоннад-ному зданию дворцового типа и жилым террасам, а также колодезный журавль, с помощью которого строительные материалы поднимались на вал.

Литература

1. Дьякова О.В. Горные городища северо-восточного Приморья // Древности Востока: Сб. статей к 80-летию профессора Л.Р.Кызласова. М.: Вост. лит., 2004. С. 136-147.
2. Дьякова О.В. Городища и крепости Дальнего Востока (северо-восточное Приморье). Владивосток: Изд-во ДВГТУ, 2005. 188 с.
3. Дьякова О.В. Когурёские приемы в военном зодчестве средневекового Приморья // Korean Archaeology Today. 2007. Spring. P.118-125. Кор. яз.
4. Из истории науки и техники Китая: сб. статей. М., 1955. 277 с.
5. Руденко Н.Ф. Грузоподъемные машины. М.: Машгиз, 1957. 375 с.
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов