Спросить
Войти

Библейский Всемирный потоп в "естественной истории" Ж. Бюффона

Автор: указан в статье

УДК 930:551.8

БИБЛЕЙСКИЙ ВСЕМИРНЫЙ ПОТОП В «ЕСТЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ» Ж. БЮФФОНА

В.Г. Кузнецов

Российский государственный университет нефти и газа им. И.М. Губкина, Москва

Поступила в редакцию 04.06.15

Ж. Бюффон приводит ряд аргументов, основанных на наблюдениях природы, противоречащих идее Всемирного потопа: невозможность накопления за это короткое время мощных отложений, обилие остатков организмов, которые образуют целые кряжи, невозможность переноса многочисленных раковин из моря на высокие горы, которые при этом сохранились целыми и залегают в прижизненном положении, отсутствие остатков наземной биоты, хотя Потопом покрывалась вся Земля и т.д.

В Библии — главном фолианте христианского мира, в ее первой книге «Бытие» описывается ряд природных событий, имеющих отношение к естественным наукам, в том числе к геологии. Среди них особенно интересны по крайней мере два события — Всемирный потоп и разрушение Содома и Гоморры. Причины этих событий, равно как и сама их реальность давно интересовали естествоиспытателей. Обсуждение Потопа, в частности, имеется в записных книжках итальянца Леонардо да Винчи, работах англичан Д. Вудворда и У. Уинстона, француза Ж. Бюффона. Анализ представлений последнего составил содержание настоящих заметок.

Жорж Луи Леклерк де Бюффон (1707—1788) стоит в ряду выдающихся современников — Ж.Л. Д&Алам-бера (1717-1783), Ф.М.А. Вольтера (1694-1778), К.А. Гельвеция (1715-1771), Д. Дидро (1713-1784), К. Линнея (1707-1778), М.В. Ломоносова (1711-1765) и с несколько более молодыми из них — А.Г. Вер-нером (1750-1817), А.П. Лавуазье (1743-1794), П.С.М. Палласом (1741-1811), У. Смитом (17691799) и др. Он занимает почетное место выдающегося ученого-энциклопедиста середины XVIII в. среди ученых, которые продолжили и развили достижения мыслителей и исследователей эпохи Возрождения и начала Нового времени — Леонардо да Винчи (1452-1519), Р. Декарта (1596-1650), Н. Стенона (1638-1686), И. Ньютона (1643-1727), Г.В. Лейбница (1646-1716) и др. и предопределили расцвет науки в следующем XIX столетии. Увеличение интереса к научному познанию окружающего мира в XVIII столетии отмечал и сам Ж. Бюффон, когда указывал, что «...испытательной дух ныне господствующей» (Бюффон, 1789, с. 28).

Свои исследования Ж. Бюффон публиковал в виде отдельных статей и книг, но в историю вошел своим 36-томным научным трудом «Всеобщая и частная Естественная История», издание которого он осуществил в 1749-1788 гг.

Бюст Ж.Л.Л. Бюффона работы Ш.-А. Гудона, хранится в Эрмитаже (из: Канаев, 1966)

Работы Ж. Бюффона были высоко оценены в России, и в 1776 г. он был избран почетным академиком Петербургской академии наук. Книга Бюффона была в библиотеке А.С. Пушкина, который назвал ее автора «величайшим живописцем природы». Имя Ж. Бюффона неоднократно упоминал В. И. Вернадский, который писал, что это «один из величайших натуралистов и крупнейший

своеобразный мыслитель» (Вернадский, 1994, с. 93) и что «основной выдвинутый им принцип истории — значение времени — оказал в естествознании глубокое и плодотворное влияние» (Вернадский, 1997, с. 65). Подробный очерк жизни и разбор его трудов составил И.И. Канаев (1966).

Анализ представлений Ж. Бюффона по отмеченному в заглавии вопросу проведен по русскому изданию: «Всеобщая и частная Естественная История графа де Бюффона; преложенная с Француз-скаго языка на Российской. Часть 1. Переведена Академиками Степаном Румовским и Иваном Лепехиным. В Санкт-Петербурге иждивением Императорской Академии Наук. 1789».

Для точного изложения сути представлений Ж. Бюффона необходимо достаточно обширное цитирование, при этом сохранена грамматика — орфография и пунктуация — указанного издания, каким бы непривычным для современного написания и слуха читателя это не было.

Прежде чем перейти непосредственно к теме статьи, следует указать, что многие положения Ж. Бюффона расходятся с господствующими, основанными на тексте Библии, представлениями о строении, происхождении и истории развития Земли. Он призывает обсуждать проблему с естественно-научной, а не с богословской точки зрения, ибо последователь библейских представлений рассуждает «об этом предмете больше как Богослов искусной в словопрении, нежели как просвещенной философ» (Бюффон, 1789, с. 163).

Вместе с тем он вроде согласен с Лейбницем, что образование планеты Земля за счет отрыва части солнечного вещества кометой «сие в то время последовало, о котором Моисей говорит: и разлучил Бог между светом и между тьмою» (там же, с. 130).

Общий настрой Бюффона все же антибиблейский, что в своем примечании отметили уже переводчики российского издания, указав, что «Бюффон произхождение нашей системы вероятнее кажется произвесить от каких нибудь физических причин, нежели приписать воле Создателя» (там же, с. 150).

Переходя непосредственно к проблеме Потопа, надо отметить, что отношение Бюффона к такому положению, как покрытие всей планеты водой, несколько двойственное. Наличие остатков морских раковин высоко в горах для Бюффона однозначно указывает на наличие высокого стояния воды.

Дело в том, что Ж. Бюффон допускал определенные прогибания земной поверхности, которые могут заполняться водой с образованием морей, но, по существу, отрицал возможность положительных тектонических движений, которые в том числе могли создавать горные массивы. Поэтому нахождение остатков раковин высоко в горах он однозначно связывает с высоким стоянием воды: «Не можно сомневаться, чтоб воды морския не покрывали некогда поверхность Земли нами обитаемой» (там же, с. 85).

Положение это повторяется Бюффоном неоднократно.

Признавая длительное существование сплошной водной оболочки Земли до Всемирного потопа, Бюффон расходится с библейской картиной сотворения мира, когда в результате однодневного акта «на день вторый»:

«6. И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды.

7. И создал Бог твердь; и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так» (Библия, глава 1).

Совершенно иное отношение Бюффона к Всемирному потопу в его библейском варианте. Заметим вначале, что везде это событие в старорусском издании пишется, в отличие от современного написания, со строчной буквы. Ж. Бюффон выдвигает несколько различных контраргументов против идеи Всемирного потопа.

Скорость осадконакопления, по Бюффону, очень незначительна, образование осадочных отложений — процесс длительный и слои земли «произходили мало по малу, а не в друг от какой нибудь великой перемены, ибо часто находим мы слои тяжелых веществ на слоях легчайших, чему быть было бы не возможно, ежелиб по мнению некоторых писателей все сии вещества, будучи в одно время в воде разпущены и смешаны, на дно осели; они со всем инако бы разположились, нежели разположены ныне. В таком случае тяжелыя вещества опустились бы на дно пережде других, и все разположи-лись бы в порядке соответствующем их тяжести» (там же, с. 85).

Эта мысль повторяется в разных местах неоднократно: «Из сего довольно явствует, что оне наносимы были в сие место мало по малу; ибо не льзя себе представить, чтобы море в одно время нанесло толь чрезмерное множество раковин и все бы оныя положило толь чрезмерное множество раковин и все бы оныя в уровень! им надлежало собраться в одно место, и следовательно место сие было дно морскаго залива, или некоторой род мор-скаго водохранилища» (там же, с. 258), «...сии мор-ския произведения и раковины, находимыя нами в земле, суть остатки от многих веков, то и должны были оне составить не малую груду» (там же, с. 260).

При этом краткое время существования потопа не могло обеспечить перемещения всех этих раковин снизу вверх. Более того, естественных причин такого подъема уровня моря он не видит: «...наибольшая часть писателей. . впали в погрешность, которая кажется достойна того, чтобы здесь упомянуть об оной. Они все почитали потоп таким явлением, которое могло произойти от естественных причин, а Священное Писание описывает оное как непосредственное произведение Произволения Божия. Нет ни единой естественной причины, которая бы могла на поверхности земной произвесть толикое количество воды, какое потребно было, чтобы покрыть самыя высочайшия горы; и хотя

бы можно было выдумать причину соразмерную сему действию, однако не можно бы быть сыскать причины тому, от чего все сии воды скрылись» (там же, с. 189-190).

Соображения Бюффона о скоростях накопления осадков в целом расходятся с длительностью Всемирного потопа. Не разбирая подробно этот вопрос, надо отметить, что от катастрофических сорокасуточных дождей, вызвавших Потоп, и до «высыхания земли», если судить по тексту глав 7 и 8 Библии, прошло не более года.

Обратимся к первоисточнику. Глава 7: «11. В шестисотый год жизни Ноевой во второй месяц, в семнадцатый день месяца, в сей день разверзлись все источники великой бездны, и окна небесные отворились.

12. И лился на землю дождь сорок дней и сорок ночей.
24. Вода же усиливалась на земле сто пятьдесят дней».

Глава 8: «3. Вода же постепенно возвращалась с земли, и стала убывать по окончании ста пятидесяти дней.

5. Вода постоянно убывала до десятого месяца; в первый день десятого месяца показались верхи гор.
13. Шестьсот первого года к первому дню первого месяца иссякла вода на земле; и открыл Ной кровлю ковчега, и посмотрел, и вот, обсохла поверхность земли».

Итого, сорокадневные дожди начались, по современному летоисчислению, 17 февраля, а с ними произошел и Всемирный потоп, который закончился к 1 января года следующего. Аналогичный срок получается, если сложить все другие сроки, упоминаемые в этих главах от начала дождей до полного осушения.

Этот же срок, как видно из приведенной ниже цитаты, дает и Ж. Бюффон. Длительность же осадкообразования и накопления слоев, по Бюффону, значительно больше: «Все сии размышления доказывают, что хотя должны остаться на земном шаре, да и в самом деле находятся многие следы всемир-наго потопа в Священном Писании упоминаемаго; но не всемирной сей потоп произвел раковинной кряж в Туррене; ибо может быть таковаго великаго раковиннаго кряжа и нигде на морском дне не находится; при том потопе не мог их отвлещи с своего места, а если сие положим, то оное пренесение долженствовало соединено быть с великим стремлением и усилием, которыя бы не позволили всем раковинам остаться в одинаковом положении; следовательно полагать должно, что оне принесены и осели мало по малу, и к таковому их разположе-нию требовалося больше годичного времени» (там же, с. 258-259).

Само обилие остатков организмов — это тоже свидетельство длительности осадконакопления, несовместимое с длительностью Потопа: «.во многих местах находят столь обширныя гряды раковин, что не возможно, чтобы толикое количество

животных могло жить в одно время, в одном месте» (там же, с. 83-84). К тому же «во всех каменоломнях черепы раковин немалую часть составляют камня, а иногда оне с наружи облеплены бывают накипелою скорлупою, которая, как известно, не столь древна, как камень содержащий в себе раковины» (там же, с. 288).

Другая неясность: как раковины могли попасть в твердый мрамор, как за столь короткое время было перемещено такое количество раковин, наконец, если вода покрывала всю сушу, то почему нет остатков наземных животных (захоронения наземной фауны были открыты значительно позднее)?

«И как иногда находят морския произведения во глубине от тысячи до тысячи двух сот футов, то кажется, что для составления столь толстаго слоя земли или камня, потребны были многие годы. Ибо ежели положить, что во время всемирнаго потопа все раковины подняты со дна морскаго и разнесены по всем странам Земли, то таковое положение не только утвердить трудно, но при том ясно, что по елику окаменелыя раковины заключены в мрамор и дикой камень на верхах высочайших гор находящейся, то надлежало бы полагать, что мрамор сей и камень произошли в одно время и точно во время потопа, и что прежде сей великой перемены не было на шаре земном ни гор, ни мрамора, ни камня, ни мелу, ниже другаго какого вещества подобнаго и нам известнаго, кои почти все заключают в себе раковины и другия части морских произведений. Сверх сего поверхность земная во время потопа должна была иметь уже не малую твердость.. по сему кажется не возможно, чтобы наводнение во время всемирнаго потопа, толь мало времени продолжавшагося, могло из-провергнуть и перемешать до толикой глубины поверхность шара земнаго» (там же, с. 84).

И далее, повторяя и усиливая этот важный тезис, Бюффон приводит аргументы биологического характера: «Сие чрезвычайное множество ископаемых морских произведений во многих местах находимых доказывает, что оне не во время всемир-наго потопа занесены были; ибо многия тысящи огромных камней и кряжей каменных, состоящих из мрамора и известнаго камня, во всех землях находятся, которые все наполнены позвонками морских звезд, иглами морских ежей, раковин и прочих морских произведений. Если бы сии раковины, везде находимыя, нанесены были на сухую землю всемирным потопом, или другим каким наводнением, то бы большая часть их осталася на земной поверхности, или покрайней мере оне не были бы погребены в толь великой глубине, и их не находили бы в мраморах твердейших, в глубине шести или семи сот футов». И далее: «... другое доказательство, что сие случилося не во время всемирнаго потопа, состоит в том, что кости, рога, бодцы, когти и пр. весьма редко попадаются, а может быть и ни когда, заключенные в мраморах и других твердых камнях; но если бы сие призошло от действия

всемирнаго потопа, когда все погибло, то бы должно находиться и остаткам животных, на суши живших, подобным образом как и морских» (там же, с. 288).

Завершая краткое рассмотрение представлений Ж. Бюффона о Всемирном потопе, точнее, о его отсутствии, можно суммировать и кратко сформулировать его контраргументы:

— сорокадневные дожди не могли покрыть водой всю Землю, включая высокие горы, и неясно куда после наводнения исчезла вода;

— за короткое время потопа не могли образоваться значительные мощности осадков, которые сами по себе накапливаются крайне медленно;

— за это короткое время не могло жить такое количество организмов, остатки которых нередко весьма многочисленны и которые слагают мощные толщи и даже «кряжи», при этом разные генерации организмов, находимые в одном месте, обитали в разное время;

— не объясняет потоп подъема большого количества раковин из пониженных участков, покрытых морями, высоко в горы и их нахождение в твердых мраморах, да еще в прижизненном положении;

— и наконец, отсутствуют остатки наземной фауны, которые должны были бы присутствовать, поскольку вода покрывала всю Землю.

Литература

Бюффон Ж.Л.Л. Всеобщая и частная естественная история. Ч. I. СПб., Императорская Академия наук, 1789. 374 с.

Вернадский В.И. Очерки геохимии (Введение в геохимию) // Вернадский В.И. Труды по геохимии. М.: Наука, 1994. С. 8-151.

Вернадский В.И. Кант и естествознание XVIII столетия // Вернадский В.И. Статьи об ученых и их творчестве. М.: Наука, 1997. С. 53-71.

Канаев И.И. Жорж Луи Леклер де Бюффон. 1707-1788. М.; Л.: Наука, 1966. 266 с.

BIBLICAL FLOOD IN «HISTOIRE NATURELLE» G. BUFFON V.G. Kuznetsov

Buffon cited a number of arguments based on the observation of nature, contrary to the idea of the Flood: the impossibility of accumulation for this brief time of thick deposits, abundant remains of organisms that form whole mountains, the inability to transfer multiple shells from the sea to the high mountains, which, in this case, preserved without damage and occur in lifetime position, the absence of residues of terrestrial biota, although the flood covered the whole Earth, etc.

Сведения об авторе: Кузнецов Виталий Германович — докт. геол.-минерал. наук, проф. каф. литологии Российского государственного университета нефти и газа им. И.М. Губкина, e-mail: vgkuz@yandex.ru

Ж. БЮФФОН g. buffon ВСЕМИРНЫЙ ПОТОП СКОРОСТЬ ОСАДКОНАКОПЛЕНИЯ rate of sedimentation ЗАХОРОНЕНИЕ ОРГАНИЗМОВ organisms burial flood
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов