Спросить
Войти

Сквайры и джентльмены в меняющемся обществе английской монархии ХV века

Автор: указан в статье

УДК 942.04

СКВАЙРЫ И ДЖЕНТЛЬМЕНЫ В МЕНЯЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ АНГЛИЙСКОЙ

МОНАРХИИ ХV ВЕКА

В.И. Золотов

Рассматривается место и роль сквайров и джентльменов в социальных процессах развития английского общества на исходе средневековья. Определяются приоритеты хозяйственных интересов, разнообразие связей с различными группами имущего населения. Выясняются потенциальные возможности сквайров и джентльменов как элементов социальной базы королевской власти.

Развитие английского общества эпохи позднего средневековья с её

потрясениями и нестабильностью в королевстве сопровождалось почти невидимой для современников, но всё более заметным ростом влияния неродовитого дворянства, джентри. В составе последнего всё заметнее роль сквайров. Исследования показывают, что именно они с конца XIV века играют всё большую роль в хозяйственном развитии страны, становясь всё более значимой опорой стабильной и эффективной власти монархии. Солидная коллекция королевской канцелярии грамот, оформляющих имущественные сделки, позволяет проследить в общем виде тенденции социального развития этой группы джентри. Сделки раскрывают приоритеты хозяйственных интересов, социальные интенции сквайров и их взаимоотношения с другими группами джентри, главным образом, рыцарями, другими группами имущего населения страны.

С конца XIV в. социальная группа сквайров становится практически олицетворением целей, выполняет обязанности, которые раньше считались рыцарскими [2, p. 22]. Большой и постоянно растущей долей рыцарей графств становятся сквайры. Английское право обязывало их при обладании определённым уровнем доходов с земли принимать титул рыцаря со всеми вытекающими из этой церемонии обязательствами перед короной. Титул сквайра означал как ранг, так и военную функцию его носителя [3, p. 564]. Ранее профессиональное определение -оруженосец - превратилось в почетный титул "сквайр", свидетельствовавший о благородном происхождении и богатстве его обладателя и дававший ему право на свой герб [1, с. 34]. Его доход составляет от 20 до 40 ф.ст. доходов с земли, хотя нередко и больше. У него нет столь завидных родственных связей с магнатами, как у многих рыцарей, но он, как правило, имеет советника из клириков, уплачивая ему до 2 ф.ст. в год, двух валетов-йоменов из богатых крестьян-фригольдеров, пары пажей или просто слуг [3, p. 572]. Все ли менее богатые служилые феодалы-сквайры находились в орбите магнатского влияния, были ли другие ценности у этой части неродовитого дворянства - вопрос для понимания социального развития английского общества XV в., его судеб не лишний.

Меньший статус сквайра, возможно, объясняет большую, чем у рыцарей, долю в сделках, оформляющих право владения на земли, маноры, усадьбы и т.п., они превосходят рыцарей уже в конце предыдущего столетия почти в 3 раза (27 и 10 случаев), удельный вес их среди других сделок так же в пользу сквайров (8,8% и 14,9%). Более, чем в два раза больше сквайры получают рент, будь то владение, будь покупка (76 и 36), в процентном соотношении так же первенство сквайров (42% и 31,8%). К середине XV века их доля еще больше вырастает (68 и 15), рост более, чем в 4 раза. В процентном отношении так же сохраняется преобладание, хотя и меньшее, примерно на треть (41,5% и 23,5%), но заметное. По аналогии с купечеством, например, с бакалейщиками, можно предположить, что сквайры больше связаны с предпринимательством.

Сквайры вне конкуренции с рыцарями в приобретении комплекса феодального поместья с комплексом сеньориально-вассальных связей, 16 и 3 случая соответственно. Такие приобретения у рыцарей наблюдаются лишь в конце XIV в. У сквайров же кривая этих приобретений ровная, на протяжении всех десятилетий до середины столетия, с некоторой тенденцией к росту.

Динамика сделок по десятилетиям также дает пищу для размышлений. В десятилетие, когда возобновилась Столетняя война, число приобретений у рыцарей падает более, чем в два раза по сравнению с первым десятилетием века; у сквайров более, чем в полтора раза возрастает. Не свидетельствуют ли такие скачки цифр, что рыцари остаются, прежде всего, военным сословием? Упавшее число предметов сделок у них остается практически неизменным в последующие десятилетия, исчезая в 50-е годы. В это десятилетие зафиксирована одна сделка о переходе владельческих прав на маноры и ренту, однако не попавшая в наши подсчеты - она в пользу нерядового реципиента - рыцарю-лорду от сына и наследника леди [4, V, p. 486]. У сквайров

сохраняется тот высокий уровень сделок, который сложился в 10-20-е годы. Удельный вес их у сквайров также выше.

Приобретения сквайров разнообразнее. Среди них 11 случаев связаны с мельницами, во все десятилетия [5, IV, p. 290; VI, p. 104; 4, I, p.287; II. p. 114; IV, p.394-395; 6, П. p. 47, 62; 4, I, p. 202; II, p. 43; III, p. 99; VI, p. 41]; держания с лавками в Лондоне в районе Флит-стрит и приходе св.Бенедикта вместе с 20 ф.ст. ренты [6, I, p. 455]. В качестве залога получены права на лавки, погреба, дома с мансардами, причал с подъемным устройством в столице [4, III, p.240]. В перечне приобретений встречаются овчарни, загоны для свиней и быков, право фальдажа (исключительные права помещика на овечий навоз), залежные земли, пустоши [4, I, p. 202, 287; III, p. 99], пригодные для овцеводства. Сквайр Джон Уэлден из семейства, связанного с богатым родом Буршье, получает права владения на усадьбу в Кале [5, V, p. 237]. Один из сквайров получает права на доходы с рыцарских фьефов в Девоншире [5, IV, p. 290].

К сожалению, очень мало данных, чтобы представить обстоятельства столь значительных приобретений, как права на комплекс феодального поместья, в том числе с сеньориальными правами омажа, рельефа, опеки, судебными правами по отношению к крестьянам. В двух случаях эти права отдают вдова и некий родственник наследника рыцаря [4, IV, p. 318; III, p. 258 ], однажды - сын бывшего жителя Норича [4, I, 287]. Поводом к ним стали какие-то затруднения, вызванные, очевидно, утратой родственных связей. В других сделках и их мотивах таких косвенных, на уровне допущений, сведений нет [7, IV, p. 394-395; 6, II, p. 299; 4, I, p. 202; II, p. 128;

IV, p. 141-142; 6, II, p. 156-157].

Таким образом, сквайры более многочисленны в земельных сделках, приобретениях прав владения, но рыцари превалируют в покупке земель, оставляя своим соседям по сословию развиваться на ниве предпринимательства, в том числе связанном и с овцеводством, возможно, переработкой шерсти (функциональное назначение мельниц остается неизвестным). Приобретение же сквайрами сеньориально-вассальных прав позволяет говорить о тенденции (устойчивой тенденции, судя по ее динамике) превращения сквайров в полноправных дворян, включения их в систему иерархических связей общества.

Каковы сквайры и рыцари в роли традентов? Сравнение данных свидетельствует об одинаковом уровне, схожей интенсивности хозяйственных забот обеих групп джентри (количество объектов сделок практически совпадает - 144 и 146). Однако векторы этих усилий резко расходятся. У рыцарей вал сделок наблюдается в конце XIV в. и затем идет постоянное понижение до очень низкого уровня к концу правления Генриха VI. Рыцарство фактически прекращает хозяйственные сделки с людьми своего круга, с лицами, описанными в источнике неопределенно.

У сквайров же тенденция обратная. Они активно контактируют в земельных сделках с лицами, описанными неопределенно. Некоторое

затухание их динамики связано, возможно, с начавшейся междоусобицей в стране. Сравнение с данными сделок "сквайры-контрагенты" показывает, что и между собой группа сквайров сохраняет высокий уровень обменов.

Обращает на себя внимание, что в объектах сделок у рыцарей почти отсутствуют комплексы феодального поместья. За все десятилетия их обнаружено четыре и последнее, в 30-х годах на правах собственности, что говорит о сохранении корпоративности рыцарства, корпоративного духа. Тем более, этот единственный случай приходится на передачу комплекса от сына к матери [4, III, p. 274]. Почти сходная ситуация и в другом случае - передача брату [5, III, p. 131-132. См. также 6, I, 289; 5, V, p. 283].

У сквайров обмен такими комплексами более живой, большая часть приходится на вторую половину нашего периода, два из них - в 40-50-е годы. Наблюдение вроде бы не в пользу сквайров, но его можно интерпретировать как их активное участие в перемещении земельной собственности. Суждение подтверждается и обезличенным составом принимающей права стороны во всех шести случаях. Об уступках представителям каких-то конкретных социопрофессиональных групп говорить не приходится. В то же время большее число сделок с таким объектом соглашения говорит о "незакрытости", хозяйственной предприимчивости этой группы джентри.

В то же время атрибуты уступок и отчуждений, совершенных сквайрами, остаются с некоторым исключением, в рамках обычных хозяйственных негоций. Среди них участок с угольным пластом в Дербишире [6, I, p. 444]; мельницы - дважды передаются в собственность и 4 раза во владение, в том числе зерновая мельница [6, II, p. 116; 4, IV, p. 31-32; V, p. 189; II, p. 28-29;

V, p. 436-437]. Преобладание владельческих прав симптоматично (сдача в аренду?). Однажды сквайр уступает права на пожизненную должность смотрителя парка в Рэтленде со всеми сопутствующими правами, привилегиями и жалованием [4, V, p. 43], ренту в фунт перца (ее заполучил ректор и братия одного из монастырей, когда-то сдавшие ее в аренду) [4, III, p. 35].

Сравнительный анализ деятельности этих групп в целом общей картины не меняет. Вектор хозяйственной деятельности в этих двух стратах опять направлен в разные стороны. Сквайры как бы заменяют рыцарей в этой сфере деятельности, если иметь ввиду почти одинаковое число приобретений маноров, усадеб и т.п. и рент (47 и 43, 23 и 24 случая соответственно). Но при этом хозяйственная жизнь сквайров расцветает, рыцарей угасает, пик таковой у последних приходится на рубеж XIV-XV веков. Сквайры уверенно заявляют о себе таким признаком статуса джентри, как обладание комплексом феодального поместья, превосходство по цифрам - в 2,5 раза. Платежи, получаемые в сделках между сквайрами, больше связаны с торговлей - таможенные пошлины в Эссексе, паундаж (портовый сбор со стоимости товара) в Нортгемптоншире [4, II, p. 94-95]. Мельницы как предмет передачи встречаются только один раз [4, VI, p. 388]. Единственный раз встречается отчуждение сыном и наследником сквайра должности смотрителя леса с манором лорду Бардольфу в Рэтленде [4, V, p. 441]. Хозяйственная деятельность в отношениях друг с другом не выходит за рамки обычного. В двух случаях приобретение комплекса сеньориальных прав косвенно свидетельствует о хозяйственной предприимчивости сквайров; помимо всего отметим, что эти права отдает вдова сквайра и сын наследник сквайра [4, III, p. 56, 262]. Затруднениями последних не преминули воспользоваться новоиспеченные лорды манора. В трех других случаях какая-то интерпретация соглашений затруднительна [7, III, p. 223;

4, I, p. 455; II, p. 94-95].

Новым следует назвать высокую долю права "представления на приход" - право лорда выдвигать своего человека на должность священника в церковь поместья (advowson). У сквайров такая прерогатива лорда фиксируется 11 раз, у рыцарей - 12, причем в ХГУ в. - 9 раз, оставшиеся три - в первые двадцать лет XV в. [7, I, p. 387; III, p. 137; 6, I, p. 291] Среди сквайров число упоминаний такой прерогативы характеризуется относительным ростом к середине столетия [6, I, p. 453; 4, I, p. 151, 447; II, p. 22-23; IV, p. 117, 342-343, 459; IV, 434; 6, I, p. 350]. Подобное право -дополнительный штрих к сеньориальним правам сквайров.

Таким образом, сделки сквайров и рыцарей, как контрагентов дают целый ряд свидетельств сплоченности каждой из этих групп джентри. Каждой из них соответствуют присущие им внутригрупповые отношения. У рыцарей не раз встречаются символические подтверждения внутренних связей - розы, перец, должности. Сквайры отдают предпочтение доходным статьям, в том числе связанным с торговлей.

Как складываются отношения между рыцарями и сквайрами в качестве реципиентов? Больше приобретают опять же сквайры, в два раза. Динамика приобретений по десятилетиям также в их пользу. Рыцари мало уступают сквайрам в первом десятилетии XV в., во втором уходят воевать во Францию. Если не считать спада в 30-е годы, сквайры продолжают уверенно превалировать. Для рыцарей динамика активности характеризуется затуханием.

Так же, как и в предыдущих комбинациях структурирования джентри, сквайры в абсолютных цифрах приобретают больше маноров, усадеб, хотя относительный уровень - в пользу рыцарей. Важно отметить, что перелом в числе приобретений этих объектов у сквайров обеспечен в десятилетие Азенкура (4 из 8) и 40-е годы (5 из 10). У рыцарей в 10-х годах только одно приобретение во владение. Отметим также, что у сквайров в 40-50-х годах приобретения весьма разнообразны - и маноры, и ренты, и сеньориальные права; рыцари в эти десятилетия приобретают лишь маноры. Сквайры, уступая в относительных цифрах в сфере покупки маноров, усадеб, убедительно превосходят рыцарей в приобретении комплекса сеньориально-вассальных прав [5,

V, p. 243-244; 7, III, p. 278; IV, p. 201; 6, I, p. 384; 4, II, p. 106; IV, p. 208; VI, p. 41]. Единственное подобное приобретение у рыцарей весьма "нетипично", его можно рассматривать как союз рыцаря с горожанами Бостона и сквайром, бывшим клерком при дворе герцога.

Роль и значение сквайров в XV веке несомненно возрастает. Данная страта начинает теснить рыцарство с привычных позиций в хозяйственной, общественной жизни.

Идет ли процесс выделения джентльменов как последнего звена джентри, его низшего слоя? Ответ на вопрос затруднен уже потому, что многие в Англии XV в. называли себя джентльменами - чиновники, свитские, правоведы, недавние выходцы из села, втянувшиеся в хозяйственные заботы горожан. Но в нашим источнике, начиная с 40-х годов, чаще обычного упоминается "джентльмен", участвующий в земельных сделках. До сих пор эти фигуры обычно

"мелькали" в сделках с движимым имуществом. Такая перемена заставляет не оставлять данную группу и проанализировать ее связи. Для сведения к минимуму вероятности исследования "джентльменов" из чиновников, свитских, юристов и т.д. отберем интересующих нас "джентльменов" по признакам, которые скорее характеризуют джентльмена как сельского лендлорда, нежели человека вышеупомянутых занятий. Такими признаками в тексте соглашения можно считать простоту содержания сделки, не отягощенного какими-то особыми условиями, более ранними решениями, теми или иными прецедентами. Кроме них, "джентльмены", вызвавшие такой интерес, не должны быть местожительством связаны с Лондоном, Кентом, Миддлсексом. Очень часто "джентльмены" отсюда были скорее чиновниками, ежедневно отправляясь на службу в магистратуры столицы и Вестминстера, нежели сельскими хозяевами. Последние могли быть чиновниками местных курий, что не меняет сути их хозяйственных интересов.

В 40-е годы подавляющее число случаев описывает таких джентльменов в качестве традентов. В 13 сделках десятилетия они лишь дважды выступает реципиентами и трижды -контрагентами [4, IV, p.63-64, 296, 301, 447; V, p. 250]. Только сквайры приобретают у них различное земельное имущество, права. В перечне приобретений - все права на манор и держание с постройками в Кенте, маноры и ренты в Йоркшире, Лейстершире, луг в Сомерсете, земли и луг в Беркшире, 40 ф.ст. ренты с земель в Чешире [4, V, p. 23, 95, 434, 277, 119-120; IV, p. 35, 160; VI, p. 55]. Рента в 40 ф.ст. достаточно велика и позволяет предположить, что под личиной "джентльмена" выступает, по крайней мере, сквайр, возможно, сделка сводится к улаживание какого-то спора тесно связанных землевладельцев (грань между группами джентри зыбка). Один случай с полем и крофтой в Миддлсексе тоже можно включить в этот список - несмотря на столичное графство, джентльмен упомянут без кавычек [4, V, p. 61]. Размеры имущества этого "чистого" джентльмена такие же, как и у вышеназванных "джентльменов", еще одно подтверждение, что последние - мелкие землевладельцы, предмет нашего внимания. В трех случаях джентльмены уступают права на манор [4, V, p. 23, 95, 434], что можно интерпретировать двояко. С одной стороны, речь идет о хозяйственной активности сквайров и по отношению к нижестоящим джентри. Однако обладание манором, ставшим отдельным предметом сделки -признак, как говорилось выше, отделяющий джентри от верхушки свободного крестьянства. Другие уступки - ренты, повинности, луга - только часть атрибутов манориального держания.

В одном случае "джентльмен" из Нортгемптоншира приобретает у сквайра-лорда (Уорвикшир) манор, возможно, в результате судебного иска [4, V, p. 63-64]. У "джентльменов"-контрагентов интересна сделка двух из них из Ярмута в Норфолкшире, которая фактически сводится к аренде рент и повинностей, движимого имущества [4, V, p. 250, 227], обмениваются и правами собственности на манор в Уилтшире [4, IV, 301].

В следующем десятилетии, уже в 50-х годах, сделок с нашими "джентльменами" насчитывается всего лишь три, но в двух - они реципиенты. В третьем предстают контрагентами, из графств Дэрам и Линкольн [4, V, p. 279-280], возможно, сделка заключена во исполнение судебного решения. Интересно, что в этом случае реципиент назван и сыном сквайра [4, VI, p. 398]. Известно, что многие мелкие лендлорды отправляли своих сыновей учиться. Получив, например, юридическое образование, младшие отпрыски считали себя джентльменами, хотя возможно он таковым и являлся, сельским мелким землевладельцем. Еще одна сделка делает "джентльмена" собственником манора [4, V, p. 329].

Как представляется, именно эти группы сословия внесли существенный вклад в изменение социальной опоры монархической власти второй половины столетия. Не имея солидных вкладов и приобретений, лишенные дворянских комплексов спеси и амбиций, они успешно осваиваются в новых условиях трансформируемого общества, связывая свою судьбу с сильной королевской властью.

The paper offers analysis position and role of esquires and gentlemen at social processes of development latemedieval English society. Determined preferences of propertied deals, divers connections with different groups population, partly, with knights. Analysed potentialities named stratas as part of social base kingship of latemiddle age.

The key words: esquires, gentlmen, knights, preferences propertied deals, potentialities of evolution.

Список литературы

1. Гутнова Е.В. Влияние экономической эволюции на изменения в социальной иерархии в Англии XIV-XV вв. // Средние века. № 46. 1983.
2. Denholm-Young N. The County Gentry in the Fifteenth Century. Oxford, 1969.
3. Stubbs W. The Constitutional History of England. V. III. Oxford, 1883.
4. Calendar of the Close Rolls. Henry VI. V. I-VI. L., 1933-1947.
5. Calendar of the Close Rolls. Richard II. V. III-VI. L., 1921-1927.
6. Calendar of the Close Rolls. Henry V. V. I-II. L., 1933.
7. Calendar of the Close Rolls. Henry IV. V. I, III, IV. L., 1927-1932.

Об авторе

Золотов В. И. - профессор кафедры всеобщей истории Брянского государственного университета, доктор исторических наук,ta-nic@yandex. ru

Zolotov V. I.

Esquires and gentlemen at transforming society of fifteenth century England.

Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов