Спросить
Войти

Раскопки поселения Баян булаг в южной Гоби (ханьская крепость Шоусянчэн)

Автор: указан в статье

A.A. Ковалев, Д. Эрдэнэбаатар, С.С. Матренин, И.Ю. Гребенников

НИИ комплексных социальных исследований Санкт-Петербургского государственного университета, Санкт-Петербург, Россия;

Улан-Баторский государственный университет, Улаанбаатар, Монголия;

Алтайский государственный университет, Барнаул, Россия

РАСКОПКИ ПОСЕЛЕНИЯ БАЯН БУЛАГ В ЮЖНОЙ ГОБИ (ханьская крепость Шоусянчэн)

В августе-сентябре 2009 г. Международная Центрально-Азиатская экспедиция СПбГУ (при участии Санкт-Петербургского музея-института семьи Рерихов и Алтайского государственного университета) под руководством A.A. Ковалева и Д. Эрдэ-нэбаатара провела раскопки укрепленного поселения западно-ханьского времени (I в. до н.э.) Баян булаг в Номгон сомоне Южногобийского аймака Монголии.

Местоположение памятника и природные особенности местности. Местность Баян булаг располагается в 26 км к югу от центра Номгон сомона, с юга от гор Хурхийн нуруу, на северном краю пустыни Бордзонгийн говь, в точке с координатами 42° 36& северной широты и 105° 10.5& восточной долготы. Там находятся пять родников (по-монгольски «баян булаг» означает «богатый родник»), истекающих на юг из центральной части выхода водоносного горизонта, протянувшегося с запада на восток более чем на 4 км. В общей сложности родники Баян булаг дают около 12500 литров воды в час (данные топокарты Генштаба ВС СССР К-48-55 масштабом 1:100000). Сегодня это место привлекательно для сельского хозяйства, активно используется местным населением для разведения овощей.

Тысячелетние произрастания растений на всем протяжении выхода водоносного горизонта создали предпосылки для сохранения плодородного слоя, полностью развеянного на окружающих территориях. Кроме того, растения задерживали навеиваемый лёсс и песок, что привело к образованию эоловых отложений мощностью 1-1,5 м. В результате вдоль выхода водоносного горизонта образовалось вытянутое с запада на восток всхолмление, возвышающееся над окружающей местностью на высоту 2-5 м (далее -«терраса») (рис. 1.-1; 2.-1). С южной стороны это всхолмление обрывается крутым уступом высотой 2 м, проходящим ныне в 50-100 м к югу от родников.

Сохранившиеся в неприкосновенности культурный слой и остатки древних сооружений были прослежены нами только на территории вышеупомянутого всхолмления. В то же время многочисленные артефакты, обломки костей человека и животных были собраны предшествующими экспедициями, местным населением и нами также к югу от обрыва на огромной площади (около 4 кв. км). Шурфовка показала, что эти находки обычно залегали на глубине до 0,5 м от современной поверхности в полном беспорядке, а слои почвы там переотложены. Одной из причин появления здесь находок может быть смыв культурного слоя с верха обрыва. Однако столь многочисленные артефакты (по данным неофициальных источников, только за несколько дней работы с металлоискателем осенью 2008 г. грабители нашли не менее трех тысяч наконечников арбалетных стрел ханьского времени!) не могли появиться за счет смыва культурного слоя сверху. Как выяснилось в ходе наших раскопок, сохранившийся на «террасе» культурный слой был законсервирован эоловыми отложениями и прорезался лишь отдельными оврагами (сайрами). Единственным объяснением массовых отложений находок в переотложенном слое к югу от обрыва может быть только то, что 2000 лет назад естественное всхолм-

I____________I____________I____________I___________I____________I

Рис. 1.1- карта района местоположения поселения Баян булаг;

2 - карта расположения ханьских укреплений в пустынях Гоби и Алашань

ление по линии выхода водоносного горизонта простиралось гораздо южнее, и до наших дней дошла только северная часть поселения, располагавшегося на его поверхности. Южная часть, по мере усыхания родников и исчезновения растительного покрова, удерживавшего почву от эрозии, была развеяна. Артефакты постепенно «опустились» на уровень современной поверхности, на 2 м ниже. Насколько нам известно, изменения климата за истекшие 2000 лет были столь значительными, что привели к опустынива-

Рис. 2.7- План поселения Баян булаг (съемка 2009 г.); 2 - план поселения Баян булаг (по: [Пэрлээ, 1962]); 3 - план поселения Баян булаг (по: [Цэвээндорж, Батсайхан, Турбат, 1994])

нию большей части Ордоеа, где в ханьское время условия были еще благоприятны для выращивания культурных растений либо выпаса скота [Цзин Ай, 1999, с. 113-129]. Если дебет водоносного горизонта был в тот период больше современного, родников должно было быть больше, а растительность должна была сохраняться на большем их протяжении, что обеспечивало сохранение древних отложений на территории, простиравшейся к югу гораздо дальше, чем сейчас.

Обследование местности во время нашей разведки в 2007 г. и перед началом раскопок в 2009 г. выявило следующую картину, зафиксированную в итоге с помощью тахеометрической съемки (рис. 2.-1; фото 3 на цв. вкл.). На «террасе», непосредственно с востока от дороги, ведущей в Номгон (центр сомона), возвышаются три земляные стены подпрямоугольного сооружения (крепости?), ориентированного по сторонам света с отклонением примерно на 10° против часовой стрелки. Стены лучше всего сохранились в восточной части, западная часть сооружения сильно размыта. Наибольшая сохранившаяся высота стен -2 м, ширина - до 8 м. Северная стена сохранилась по всей длине - около 130 м, от нее под прямым углом отходят западная и восточная стены, сохранившиеся соответственно на длину 24 и около 65 м. Западная и восточная стены обрываются на краю уступа «террасы». Таким образом, можно предположить, что южная часть сооружения была уничтожена эрозией, явившейся следствием усыхания родников. С северо-восточной стороны за стенами прослеживается ров шириной до 4 м и глубиной до 2 м. Внутри стен, с южной стороны, находится исток одного из родников Баян булаг, обозначенный нами условно как Родник-1. С востока от него, практически по центру «крепости», располагается плоская лужайка с сильно увлажненной почвой. Скорее всего, в древности здесь также били родники, заливая водой всю центральную часть сооружения. С востока от восточной стены, по линии рва находится ложбина, откуда берет начало Родник-2. В пределах стен было встречено немного находок на поверхности - отдельные фрагменты керамики и наконечники стрел. В северо-западном углу сооружения, где наблюдалась наибольшая концентрация наконечников (около 30 штук на поверхности), нами был заложен шурф 1 размерами 5x2 м, ориентированный длинными сторонами по линии Ю—С.

В 100 м к востоку от восточного угла «крепости» на современной поверхности было выявлено залегание слоя китайской черепицы. После снятия балластного слоя наносного песка с помощью бульдозера здесь с целью выявления архитектуры древнего сооружения был разбит раскоп 3. В итоге площадь раскопа составила около 180 кв. м, длина с запада на восток - 25 м, наибольшая длина с севера на юг - 12 м.

В 200 м к востоку-северо-востоку от северо-восточного угла «крепости» располагается всхолмление высотой от современной поверхности около 1,5 м, длиной с запада на восток примерно 60-70 м, шириной не менее 5 м. Шурфовка, проведенная нашей экспедицией в 2007 г., показала, что верхние слои этого холма насыщены находками ханьского времени, а в средней части всхолмления прослеживается сооружение из утрамбованной земли (как впоследствии выяснилось - одна из стен). Там был заложен раскоп 2, итоговая площадь которого - 387 кв. м. Максимальная ширина с юга на север - 24,3 м, длина с запада на восток - 28 м. Перед началом разметки раскопа бульдозером были удалены балластный слой наносного песка и растительность. Полностью удалось исследовать только западную часть раскопа площадью 176 кв. м. С восточной стороны раскопки были приостановлены в связи с окончанием полевого сезона, раскоп законсервирован.

В 400 м к востоку от восточной стены «крепости» находится исток Родника-3. Примерно в 30 м ниже этого истока местные жители обнаружили в русле ручья человеческие кости, вымытые потоком из западного берега. После зачистки берегового обрыва было решено на правом берегу ручья заложить раскоп 1. Бульдозером был снесен балластный слой песка на площади около 30x20 м, зачистка выявила погребение не менее трех человеческих тел на древней дневной поверхности (погребение 2), а также погребение человека на древней дневной поверхности, ноги которого опускались в искусственную яму (погребение 1). В ходе дальнейшего исследования эта яма была вскрыта. В плане она имела округлую форму диаметром около 7 м, на ее дне были обнаружены останки не менее 30 человек, заваленные в древности глиной.

История исследований. Археологические исследования крепости Баян булаг (Баянбулагийн турь) начались в 1957 г., когда археологическую разведку на территории Номгон сомона предпринял академик X. Пэрлээ [1962]. Информацию об этом X. Пэрлээ [1961] включил в свою книгу о древних городах Монголии, а также в экспликацию карты древних городищ [Пэрлээ, Майдар, 1970]. В публикации 1962 г. академик [Пэрлээ, 1962, с. 27-35] приводит описание и схематический план земляных валов «крепости». Исходя из этой информации, сооружение имело подпрямоугольную в плане форму и было ориентировано по сторонам света с отклонением в 25° против часовой стрелки. Восточная и западная стены крепости имели в длину по 130 шагов, а северная - 170 шагов. Подчеркнем, что в тексте X. Пэрлээ и на его рисунке говорится именно о шагах («алхам»), а не метрах, но в монографической публикации [Пэрлээ, 1961, с. 34-35] почему-то слово «шаги» заменено на слово «метры» (северная стена оказывается длиной 180 м, западная стена -110 м, толщина стен - 10-16 м!), что сильно увеличивает зафиксированные первоначально размеры; далее это повторено в публикациях 3. Батсайхана и Д. Цэвээндоржа [1994, с. 77; Батсайхан, 2002, с. 47; Цэвээн-дорж и др., 2003, с. 163, 2008, с. 151], а также в своде памятников культуры Монголии [Монгол нутаг дахь туух соёлын дурсгал, 1999, с. 177]. На углах сооружения показаны расширения, имеющие диаметр 18 шагов. На рисунке показана еще одна «стена», находящаяся на расстоянии 40 шагов к югу от сооружения. В тексте не дано пояснений, с чем это связано. Во всяком случае, в описании длина восточной и западной стен дается без учета расстояния до южной стены. Стены, по описанию X. Пэрлээ, имели высоту 1-1,6 м, ширину до 5,7 м. Собранный около крепости «на месте предполагаемой свалки» материал включал бронзовые стрелы с железными черешками и керамику, которые были отнесены X. Пэрлээ к хуннускому времени. На этом основании он предположил, что в Баян булаге находилась крепость хунну; место наибольшей концентрации находок - цепь всхолмлений к востоку от крепости - X. Пэрлээ счел остатками мусорных куч. Необходимо отметить, что размеры и конфигурация этой зафиксированной X. Пэрлээ крепости в целом соответствуют расположению земляных валов фортификации у источника Баян булаг 1, при этом ее южная стена, если она существовала, должна была быть уничтожена в 1980-х гг. при строительстве резервуара, накапливавшего воду из Родника-1. Предполагаемое «место свалки мусора» на всхолмлениях к востоку соответствует возвышенности, на которой нами был заложен раскоп 2, выявивший несколько земляных стен. В 1976 г. небольшие раскопки в этой «крепости» и к северо-западу (?) от нее проводил Д. Наваан. Результаты этих исследований известны только из изложения в работах 3. Батсайхана [Цэвээндорж, Батсайхан, Торбат, 1994, с. 77; Бат-

сайхан, 2002, с. 47]. Д. Наваан там нашел, в частности, монеты «у-чжу», фрагменты бронзовых «изделий» (скореее всего, котлов), керамику, относящуюся, по его мнению, к периоду от хуннуского времени до XIII-XIV вв. В 1990 г. экспедиция Института истории АН Монголии во главе с Д. Цэвээндоржем, П.Б. Коноваловым и 3. Батсайханом провела первые масштабные раскопки на городище. Судя по плану [Цэвээндорж, Бат-сайхан, Торбат, 1994, рис. 1], исследователи считали остатками крепости, описанной X. Пэрлээ, группу возвышенностей на восток от нее (на одной из которой был заложен раскоп 2 нашей экспедицией в 2009 г.). В статье далее говорится, что были заложены два раскопа - траншеи размерами 2x10 м. Первый раскоп, ориентированный в меридиональном направлении, якобы находился там, где проводил раскопки Д. Наваан, т.е. на «северо-западе крепости». На самом деле, исходя из того же плана, раскоп должен был располагаться на естественной возвышенности в 100 м к северо-востоку от северо-восточного угла «крепости» и в 80-100 м к западу от раскопа 2 2009 г. На местности определить местонахождение этого раскопа нам не удалось. Как сообщают авторы раскопок, они зафиксировали здесь остатки стены из сырцового кирпича. Второй раскоп был заложен с юга от «террасы», на которой располагались наши раскопы 2009 г. Там культурный слой, как уже говорилось, полностью переотложен. Остатки этого раскопа были зафиксированы нашей экспедицией на общем плане городища. В результате раскопок 1990 г. были обнаружены множество фрагментов сероглиняной гончарной керамики, 28 бронзовых наконечников стрел с железными черешками, четыре монеты «у-чжу», фрагмент бронзового китайского зеркала, бронзовая печать, фрагменты железных изделий, а также часть бронзового замка от арбалета [Батсайхан, 2002, с. 47-51]. Опираясь на то, что в Баян булаге был обнаружен практически только лишь китайский материал ханьского времени, 3. Батсайхан высказал предположение, что там находился гарнизон китайских солдат, служивших при этом шаньюю хунну. Само городище 3. Батсайхан [2002, с. 51-55] отождествил с городом Чжаосиньчэн, построенным китайскими мастерами на хуннуских землях. В 2007 г. Международная Центрально-Азиатская экспедиция в течение двух дней проводила обследование территории городища. В ходе работ были обнаружены остатки железных втулок от колес тачек и повозок, железных кельтов-лопат, ножей, около 30 бронзовых наконечников стрел с железными черешками, бронзовый поясной крюк, две монеты «у-чжу», бронзовый крючок от зонтика, бронзовая втулка, фрагменты железных и бронзовых котлов, фрагмент бронзового замка от арбалета, а также большое количество обломков керамики серого цвета с технологическим текстильным орнаментом, в том числе и части черепицы. Весь материал надежно датируется эпохой Западная Хань и относится к культуре «хуася»-китайцев. Никаких материалов, связанных с культурой хунну, на городище не было обнаружено (теперь, после полномасштабных раскопок 2009 г., это наблюдение представляется бесспорным). Таким образом, в 2007 г. было установлено, что нет никаких доказательств отнесения городища Баян булаг к юрисдикциии империи хунну. Как мы предположили, на этом месте располагался форпост китайских наступательных операций - крепость Шоусянчэн, построенная в 105 г. до н.э. Эти выводы были изложены в нашей статье [Кэвалефу, Ээрдэнебатаэр, 2008, с. 108-110].

Размещенный на сайте Google earth в 2010 г. космический снимок территории Баян булаг показывает, что на месте раскопок экспедиции Института археологии АН Монголии в 1990 г. и раскопок нашей экспедиции 2009 г. (раскопы 1, 2) действительно

находится крепостное сооружение, ныне полностью занесенное песком (см. фото 3 на цв. вкл.). Это сооружение подпрямоугольной формы, по сторонам света с отклонением к северо-западу на 2-3 градуса, с запада на восток имеет ширину около 150 м, северная «стена» «выгнута» наружу. Судя по результатам наших раскопок 2009 г., видимый контур сооружения составляют очертания стены 3 - внешней земляной стены, прослеженной в нашем раскопе 2. Траншея I 1990 г., таким образом, пришлась на линию этой стены. Наш раскоп 3 с «храмовым» сооружением, покрытым черепицей, приходится на внутреннюю территорию оборонительного сооружения.

Вопрос о том, какое именно оборонительное сооружение зафиксировал в 1957 г. X. Пэрлээ, остается открытым.

Шурф 1. Был заложен в северо-западном углу «крепости». Там была вскрыта площадь 5x2 м на глубину 1 м. На этой глубине залегал стерильный материковый суглинок серо-коричневого цвета, выше - культурный слой, представлявший собой гумусирован-ный суглинок с включениями углей, обломков костей животных и артефактов. В центральной части раскопа была прослежена ямка в материке диаметром около 50 см, глубиной около 20 см, на дне которой залегали обломки донца сероглиняного сосуда, два фрагмента железных втулок от тачек, половина железной втулки от телеги и железный кельт (рис. 14.-6). В нижнем горизонте, на глубине 0,7-1,0 м, кроме фрагментов керамики, были обнаружены два железных втульчатых наконечника лопат (рис. 14,-1-2) и две железные кирки (рис. 14.-5). Находки, скорее всего, отложились за время строительства «крепости», поскольку представляют собой части инструментов для вскапывания и перевозки грунта. Отсутствие следов долговременного пребывания человека на территории «крепости» может свидетельствовать о том, что стены были построены для защиты источника воды (Родника-1) и крепость служила временным убежищем в случае военной опасности.

Раскоп 3. Главной задачей раскопок на первом этапе была зачистка слоев черепицы, составлявших в древности крыши сооружений. Черепица повсюду была перекрыта слоем лёсса мощностью 20-40 см, а выше - песчаными холмами, образовавшимися в зарослях караганы. После зачистки и зарисовки черепицы и находок, лежавших на уровне древней дневной поверхности, раскоп был по всей площади углублен на 0,5-0,7 м, что позволило выявить в разрезах границы древних траншей и котлованов. В результате была восстановлена история построек (рис. 3).

В северо-восточной части раскопа с уровня древней дневной поверхности в древности был выкопан прямоугольный котлован глубиной не менее 40 см, вновь заполненный затем серым материковым суглинком. Котлован был ориентирован сторонами по сторонам света со смещением на 10° по часовой стрелке. Продольной осью он был ориентирован в широтном направлении. Его длина составляла не менее 12 м, восточная часть осталась неисследованной, ширина - около 4 м. По краям котлована, в квадратах 48, 28, 43, 16 были уложены камни, скорее всего, служившие опорой для столбов каркасной конструкции стен возводимого строения. Здание было перекрыто деревянной крышей, на которой была уложена черепица. После пожара слои углей и черепицы образовались в пределах контуров постройки. Следов постоянного пребывания людей в постройке не обнаружено. Из находок в пределах здания и вокруг него необходимо отметить бронзовую гарду железного меча (рис. 18.-1), бронзовую печать с плохо сохранившимся именем владельца (рис. 20.-4) и три сильно коррозированные монеты «у-чжу».

Здание

Рис. 3. Баян булаг. План раскопа 3. V - развалы сосудов

Западнее описанного здания, в квадратах 33-35, 21, 22, углей не было, однако обнаружено много черепицы, развал сосудов РС4 (венчики от не менее 10 блюд «пань») (рис. 10.-3-4, 8-9, 12, 14-15) и большой фрагмент стенки железного котла. В то же время зачищенный на уровне древнего горизонта в квадрате 33 камень находился на одной линии с камнями, оформлявшими северную стену сооружения - в квадратах 28 и 48. Полуразложившийся кусок песчаника при зачистке был выявлен и в квадрате 21 примерно на линии камней, оформлявших южную стенку сооружения. Если не считать это простым совпадением, можно предположить, что у здания с западной стороны была открытая пристройка-дворик, стены которой имели черепичное покрытие (без перекрытия, поскольку черепица занимает только периметр этой площади).

В 4 м южнее вышеописанного здания прослежена полоса развала фрагментов черепицы шириной около 2 м и длиной (в раскопе) около 25 м. Полоса фрагментов черепицы идет в точности параллельно длинной оси вышеописанного здания, тоже с отклонением от линии запад-восток по часовой стрелке около 10°. С южной стороны от полосы фрагментов черепицы на том же уровне зачищены четыре камня, лежащие в квадратах 40, 8, 11, 52 по линии, параллельной этой полосе развала. В разрезах Ж-Ж’ и 3-3’, устроенных, соответственно, по бровкам между квадратами 12-10-24/52^19 и 8—6—20—18—32/11—9—23— 21-35, были выявлены затеки зеленой глины на поверхности серого материкового суглинка, которые располагались в нескольких сантиметрах к северу от воображаемой линии, соединяющей вышеописанные камни. Таким образом, можно предположить, что камни, черепица и затеки глины представляют собой руины каркасной конструкции глинобитного забора, перекрытого черепицей. Забор стоял по линии камней, однако затем завалился на северную сторону. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что развал черепицы прерывается между квадратами 6 и 9. Непосредственно с юга от этого места, в квадратах 12/11 и 8 прослежены развалы черепицы, не входящие в единую полосу. Эти развалы находят на камни в квадратах 8 и 11. Между развалами в квадрате 11 также нет черепицы. Развал черепицы в квадратах 12/11 имеет четкую дугообразную форму. Исходя из аналогий в погребальной пластике ханьского времени, можно предположить, что в этом месте ограда имела проем, оформленный воротами с изогнутой крышей. Опорами для ворот в данном случае являлись камни, обнаруженные нами в квадратах 8 и 11. Полоса черепицы с запада заканчивается в квадратах 57-58. Там, вероятно, забор либо заканчивался, либо поворачивал на север. С восточной стороны полоса черепицы уходит в стенку раскопа, черепица по этой линии прослеживается на современной дневной поверхности еще как минимум на 30 м к востоку.

Среди обломков черепицы перекрытия забора было обнаружено несколько скоплений фрагментов крупных глиняных сосудов (РС 1-2,3, 5-6, 8-10) (рис. 10.-1-2, 5-7,10-11, 13; 11.-1). Большинство обломков лежало не под черепицей, а на ней или на одном уровне с ней. Это может показывать, что обломки сосудов использовались для починки черепичного покрытия, поскольку запасы черепицы были ограничены. Сама черепица, из которой была сложена крыша здания и покрытие забора, очень разнообразна как по орнаменту, так и по размерам. Насчитывается как минимум четыре типа «нижней» черепицы и три типа «верхней» (рис. 12-13). Поскольку никаких следов производства глиняных изделий на поселении не обнаружено, можно предположить, что вся черепица была привезена из собственно Китая, причем, скорее всего, это была черепица, не изготовленная специально для этого поселения, а использовавшаяся ранее на каких-либо других постройках. Огром-

ные усилия, которые пришлось потратить на перевозку как минимум за 300 км черепицы общим весом несколько тонн, не могут быть объяснены никакими рациональными соображениями. Здание каркасно-столбовой конструкции не могло дать никакой защиты при нападении врага. Следов постоянного проживания в нем не обнаружено. Скорее всего, исследованное нами здание было построено в ритуальных или символических целях. Скорее всего, это был храм. Тем более что с юга от развала черепицы, покрывавшей забор, была обнаружена лежащая на древней дневной поверхности ножка от очень большого глиняного трипода «дин» (рис. 11.-2). Такой сосуд должен был использоваться для ритуала.

Раскоп 2. Раскопки проводились здесь по квадратам слоями по 25-30 см на всю глубину культурного слоя. Архитектурные сооружения, встреченные в ходе раскопок, зачищались и фиксировались (рис. 4). В ходе раскопок были обнаружены идущие в широтном направлении три земляные стены, сложенные методом трамбовки земли - «ханту» из глинистого черно-рыжего материкового грунта. Стены были устроены в траншеях глубиной около 0,7 м, современная высота их не превышает 0,5 м от уровня древнего горизонта, од-

Рис. 4. Баян булаг. План раскопа 2

нако в древности эта высота была значительно выше. Как было прослежено, сохранившаяся верхняя часть стен превратилась практически в пыль. Такая же по составу черно-рыжая пыль составляет верхний слой (слой 3) мощностью до 1 м, заполняющий пространство между стенами 1 и 3 (площадью не менее 100 кв. м). Скорее всего, этот слой появился в результате размыва верхней части стен 1 и 3. Учитывая объем слоя 3, можно предположить, что стены 1 и 3 возвышались в древности над уровнем горизонта не менее чем на 2 м.

Стена 1 толщиной 2—2,3 м проходит через весь раскоп в направлении запад—восток с отклонением в 15° по часовой стрелке. В восточной части она изгибается к югу.

Стена 2 толщиной около 3 м выявлена в прирезке 1 в 7 м к северу от стены 1.

Стена 3 пролегает строго с востока на запад примерно в 8 м к югу от стены 1. Судя по раскопкам в прирезке 2, ее толщина составляет около 1,4—1,5 м. К сожалению, раскопки восточной части сооружения пришлось приостановить, поэтому осталось неизвестным, смыкаются ли стены 1 и 3, расстояние между которыми уменьшается с запада на восток.

В одном метре к югу от стены 1 параллельно ей устроена стена из сырцового кирпича высотой не менее 1,2 м (не менее девяти кирпичей) (см. фото 4 на цв. вкл.). Основание сырцовой стены врезано в материк на 0,5 м. Между сырцовой стеной и стеной 1 в древности сохранялся уровень древнего горизонта. Здесь, в проходе между стенами (рис. 5), на площади около 2 кв. м было найдено восемь фрагментов от бронзовых арбалетных замков — наивысшая концентрация этих предметов на всей исследованной площади.

С южной стороны от основания сырцовой стены вплоть до стены 3 грунт в древности был неравномерно выбран, в результате чего образовалась система траншей и котлованов (см. фото 5 на цв. вкл.).

Посередине между стенами 1 и 3 была оставлена перемычка глубиной от древней поверхности около 0,8 м.

Между этой перемычкой и сырцовой стеной выкопаны два котлована (восточный котлован-1 и западный кот-лован-2), глубиной 2 м от древней поверхности. На перемычке между этими котлованами зафиксировано основание еще одной стены из сырцовых кирпичей, идущей перпендикулярно первой сырцовой стене,

а на продольной перемычке на краю Рис. 5. Баян булаг. Раскоп 2. Галерея между котлована-1 зафиксирован участок стеной 1 и стеной из сырцового кирпича

основания еще одной стены из сырцовых кирпичей, идущей параллельно первой сырцовой стене. С восточной стороны вдоль всего котлована-1 в бровке было зафиксировано большое количество сырцовых кирпичей от развалившейся стены, вероятно, проходившей перпендикулярно первой сырцовой стене. Таким образом, котлован-1 был в древности окружен кирпичной стеной с четырех сторон. Кроме того, в двух местах на продольной перемычке обнаружены пологие траншейки, опускающиеся в котлованы-1 и 2 и обмазанные зеленой речной глиной. Вероятно, это были дымоходы или вентиляционные каналы. На дне котлованов собрано большое количество фрагментов железных кельтов, лопат, втулок, ножей, мотыг. В пологие стенки котлована-2 были врыты три больших глиняных сосуда. Между срединной перемычкой и стеной 3 была устроена широкая (ширина более 2 м) траншея глубиной 1,4 м от древнего горизонта.

Следов постоянного проживания человека в котлованах (очагов, систем отопления) не обнаружено. Массовым материалом для данного раскопа, помимо керамики, являются многочисленные кости животных (среди них много собачьих костей, в том числе два почти целых собачьих скелета), бронзовые наконечники арбалетных стрел с железными черешками, а также железные панцирные пластины от доспехов; кроме того, обнаружены железные орудия труда, фрагменты железных котлов, втулок и т.п. (рис. 14-16, 18). Наиболее важной находкой является отпечаток официальной печати на глине «фэнни» (рис. 20.-1): так запечатывали официальные документы.

Мощность культурного слоя, образовавшегося за период использования сооружений, доходит до 1 м. Этот культурный слой (слой 1) состоит из насыщенного находками материкового лёсса, вероятно, попадавшего в траншеи и котлованы в результате постоянного воздействия ветра. На поверхности этого культурного слоя в пределах котлована-1 были зачищены фрагменты скелета взрослого мужчины (отдельно череп, таз с бедренными костями, ребра с позвонками грудного отдела, левой лопаткой и ключицей, левые локтевая и лучевая кости). Такое расположение костей могло получиться только в результате преднамеренного расчленения трупа, причем впоследствии эти отдельные части должны были быть оставлены на поверхности, где после разложения кости могли переместиться животными (?). На той же поверхности

на перемычке между котлованами-1 и 2 зачищен сохранившийся скелет собаки, тело которой было разрублено поперек в области таза (рис. 6). Каких-либо следов преднамеренного засыпания землей тела собаки и человека не прослежено. Эти находки свидетельствуют

о том, что с момента смерти человека и собаки сооружение было Рис. 6. Скелет расчлененной собаки на поверхности горизонта 1 покинуто, но не разру-

шено. Слой 1 повсеместно оказался перекрытым слоем 2 мощностью около 0,7 м, состоящим из многочисленных тонких прослоек глины и лёсса. Этот слой образовался в результате многолетних дождевых затеков материкового грунта внутрь сооружения. Слой 2 перекрыт, в свою очередь, пылевидным слоем 3, представлявшим, как уже говорилось выше, развеянную верхнюю часть стен 1 и 3 (см. фото 5 на цв. вкл.).

Судя по результатам раскопок на Центральной равнине, мощные земляные стены, как в Баян булаге, имели склады ханьского времени [Чжунго гудай цзяньчжуши, 2003, с. 521-522]. Весьма вероятно, что сооружение с земляными стенами, часть которого мы раскопали, также предназначалось для складских целей. В пользу этого говорит и большое количество находок железных предметов на дне котлованов и траншей. Однако многочисленность костей животных и обломков керамики говорит о том, что в сооружении постоянно находились или бывали люди. Это было, скорее, дежурная часть, так как следов очагов и систем отопления не обнаружено. С другой стороны, находки ломаных арбалетных замков в галерее между стеной 1 и кирпичной стеной показывают, что отсюда велся активный огонь по неприятелю.

Раскоп 1. Как уже говорилось выше, при снятии балласта бульдозером здесь вначале было обнаружено захоронение на древнем горизонте (погребение 1). Покойный был уложен вытянуто на спину ногами к югу-юго-западу. Голова и правая рука отсутствовали. Ноги трупа, начиная от коленного сустава, были опущены в земляную яму, заполненную серым суглинком. Стенка этой ямы здесь была устроена в пестром черно-желтом материковом суглинке.

После завершения снятия бульдозером верхнего слоя (эоловых отложений) началась разборка заполнения ямы, в которую спускались ноги скелета, зачищенного в погребении 1 (рис. 7). В ходе работ было установлено, что яма имеет неправильную округлую форму, с северной и северо-восточной сторон ее глубина составляла около 1,3 м, здесь, у стенок, она имела почти горизонтальное дно и вертикальные стенки, к западу и юго-западу в плане расширялось, дно ее в этих направлениях постепенно повышалось и, наконец, выходило на уровень предполагаемой древней дневной поверхности. К центру дно ямы несколько понижалось. На дне ямы были зачищены фрагментированные скелеты взрослых людей, которые были условно обозначены как 20 «скелетов» и 33 «фрагмента тел». Один из таких фрагментов -левая рука - был зачищен на борту ямы с восточной стороны, на том же уровне, что и погребение 1. Видимо, погребенный из погребения 1 и эта рука были намеренно захоронены рядом с ямой в то же время, когда произошло захоронение скелетов в ее пределах. Один из покойных (скелет S16) был захоронен отдельно от груды остальных тел у северной стенки ямы. Покойник был уложен вытянуто на спину примерно по линии восток-запад, ногами на восток. Голова и шея покойного отсутствовали. Под правым плечом этого погребенного была зачищена бронзовая ажурная пряжка с железным язычком (рис. 19.-1). Под левой лопаткой погребенного была прослежена полоса красной краски. Необходимо отметить, что аналогичная пряжка была закреплена на ножнах боевого ножа, обнаруженного в могиле вана царства Чжуншань в Манчэне (провинция Хэбэй) (рис. 19.-5-6) [Чжунго шэхуй кэсюэюань каогу яньцзюсо, Хэбэй шэн вэньу гуаньли, 1980, с. 105, 118, рис. 71, 81.-7]. Хорошо сохранившиеся ножны из Манчэна были выкрашены красной краской. Поэтому

вероятно, что у покойного была портупея с прикрепленными к ней ножнами. Особый характер погребения показывает высокий социальный статус погребенного человека. Вероятно, это был офицер.

Рис. 7. Баян булаг. Раскоп 1. План центральной части могилы 1: 5 - «скелеты»; Г - «фрагменты тел»

Остальные более-менее целые тела были навалены грудой (в 4-5 слоев) в центре ямы, сохранив разнообразные позы (рис. 8). В центре могилы нижние скелеты лежали, собственно, в воде, поскольку здесь дно ямы воронкообразно понижалось до уровня уреза воды ручья, до залегания слоя зеленой глины. В этой груде не было обнаружено никакого погребального инвентаря. Вокруг центральной груды тел были разложены группами отсеченные фрагменты человеческих тел, сохранившие анатомический порядок: F2-F5, FIO, S14, F24, F29, S15, F28,

F21. По окружности также были разложены отсеченные фрагменты костей (возможно, тел): F19, Fl, F6-F8, F27.

Судя по позам погребенных и характеру грунта, заполнявшего яму, погребенные тела и фрагменты были сразу же после погребения забросаны материковой глиной и суглинком. В этом заполнении обнаружены фрагменты костей животных и керамических гончарных сероглиняных сосудов. Представляется, что эти находки не относятся к инвентарю погребения, а попали в заполнение при засыпке (или до засыпки) ямы случайно. Непосредственно на дне ямы было зачищено несколько предметов, уложенных специально для сопровождения погребенных: железная алебарда «цзи»

(рис. 19.-2), железный псалий с двумя отверстиями (рис. 19.-3), железный крючок (возможно, с несохранившейся втулкой) (рис. 19.-4). На дне также были обнаружены фрагмент железного предмета, изогнутого в двух плоскостях, а также два бронзовых трехгранных наконечника стрел с железными черешками.

Все тела и фрагменты тел имеют признаки намеренного расчленения или разрубания. В большинстве случаев находки неполных скелетов или отдельных частей тела невозможно объяснить тем, что тела погребенных сгнили и развалились сами до погребения. Так, фрагмент F2 представляет собой правую ногу, у которой сохранилась ступня. Если бы эта нога отвалилась сама от гниения, то в первую очередь отпали бы кости ступни. Поэтому нога была намеренно отрезана до того, как тело сгнило. Такие же наблюдения можно сделать по другим фрагментам: S14 (сохранилась в анатомическом порядке кисть правой руки, хотя нет левой ноги), F31 (вместе с предплечьем сохранилась кисть руки), F34 (вместе с рукой сохранилась кисть).

Несмотря на не очень хорошую сохранность, на многих костях явственно видны следы разрубов острым предметом (мечом или боевым ножом?).

Рис. 8. Баян булаг. Раскоп 1. Могила 1: скелеты S6, S7, S8, S17, S18

51 - отсечена правая рука в предплечье.
52 — отсечена правая нога в нижней части голени.

F4 - отсечена часть правой ноги в бедре.

F6 - отсеченная верхняя часть бедренной кости.

F7 - отсеченный фрагмент лопатки.

F8 - отсеченная дистальная часть большой берцовой кости.

F9 - бедренная кость с отсеченной дистальной частью.

53 — отсечена правая нога в нижней части бедра.

F10 — череп (с атлантом), у которого посередине рассечена верхняя челюсть и нос.

54 - отсечена правая рука в нижней части предплечья, левая нога отсечена в дистальном эпифизе бедренной кости.
55 — отсечена левая рука в нижней части предплечья.

F15 — отсеченная нижняя часть плечевой кости.

57 - отсечена левая нога в нижней части голени.
58 — левая рука отсечена в проксимальном эпифизе плечевой кости, левая нога рассечена в тазобедренном суставе и заведена под спину покойного.
510 - отсечена левая нога в нижней части голени.
511 - ударом разбита левая часть лица (отломанная при этом верхняя челюсть уложена на грудь покойного), кисть правой руки отсечена в пясти (рис. 9).
512 - правая рука отрублена в нижней части плеча, правая голень выдернута из колена (сохранилась на месте коленная чашечка) и вывернута влево.
513 - отсечена правая рука и нижняя часть предплечья, отрублены обе ноги в нижней части бедра.

Г21 — левая рука, отсеченная в плече.

F22 — бедренная кость с отсеченной дистальной частью.

514 - отсечена левая нога в дистальной части бедра, отрублена левая рука в предплечье. F30 — правая лопатка, часть которой отсечена.
515 — правая нога отсечена в нижней части бедра.
518 - отсечены обе руки в нижней части предплечья, отрублены обе ноги в верхней части бедра.

519 — позвоночник покойного был переломан в поясничном отделе, а ниже, судя по следам разрубов на позвонках, тело было разрублено пополам, нижняя часть тела отсутствует (с?

Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов