Спросить
Войти

Развитие юридического образования в пореформенной России: уроки для современной России (окончание)

Автор: указан в статье

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

А.В. Корнев*, А.В. Борисов**

Развитие юридического образования

в пореформенной России:

уроки для современной России (окончание)

Аннотация. В рамках настоящей статьи рассматриваются проблемы развития юридического образования в пореформенное время. Этот исторический период интересен для современности тем, что страна вот уже более 20лет находится в стадии перманентного реформирования. В этой связи можно проводить определенные исторические параллели. Есть основания полагать, что реформы юридического образования в пореформенное время в чем-то схожи с теми процессами, которые имеют место сегодня.

Об активном развитии юридической науки во второй половине XIX в. свидетельствует появление в России юридических периодических изданий. Министерство юстиции стало выпускать свой журнал. В этих изданиях публиковались работы по исследованию памятников русского права, истории отечественной правовой мысли и государственных учреждений.

Известные российские правоведы, специалисты в области различных отраслей права большое внимание уделяли изучению истории и развития права. На кафедре римского права университетов стала преподаваться как самостоятельная дисциплина история византийского права, оказавшего значительное влияние на развитие древнего русского права. Ставился вопрос о более глубоком изучении права славянских народов.

Расширение и укрепление роли правовых начал в различных сферах общественной и государственной жизни после реформ 60-х гг. обусловили дальнейшее развитие юридического университетского образования, необходимого для подготовки соответствующих специалистов. Новый университетский устав 1884 г. фиксировал очередное расширение юридических факультетов, произошедшее главным образом за счет разделения существовавших кафедр на новые, самостоятельные. Так, на основе кафедры гражданского права и гражданского судоустройства и судопроизводства были созданы кафедры русского гражданского процесса. Аналогичным образом кафедра уголовного права и уголовного судоустройства и судопроизводства была разделена на кафедры русского уголовного права и русского

© Корнев А.В., 2014

Корнев Аркадий Владимирович — доктор юридических наук, профессор кафедры теории государства и права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). [ktgp@msal.ru]

123995, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9.

© Борисов А.В., 2014

** Борисов Александр Владимирович — кандидат юридических наук, доцент кафедры государственноправовых дисциплин Академии управления МВД РФ.

[amvd@mail.ru]

125171, г. Москва, ул. Зои и Александра Космодемьянских, д. 8.

*** Данная статья подготовлена в рамках выполнения мероприятия 2.5.1.2 Программы стратегического развития ФГБОУ ВПО Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА) на 2012-2016 гг.: «Концептуальные основы совершенствования юридического образования в России: модель выпускника юриста».

А.В. Корнев, А.В. Борисов

уголовного процесса. Была образована кафедра торгового права, кафедра истории философии права. Будущие правоведы должны были изучать также науки, преподаваемые на других факультетах университета, — логику, судебную медицину, древнюю римскую историю, русскую историю, новую историю европейских стран1.

Главными дисциплинами юридического факультета считались римское право, изучение которого было необходимо для того, чтобы понять сущность, происхождение права, а также русское гражданское и уголовное право. Широко применяемыми методами преподавания на юридических факультетах были традиционный разбор юридических казусов и толкование нормативных документов, что считалось приближением науки к практике. Это вызывало критику со стороны ряда ведущих правоведов страны, предлагавших изменить систему университетского юридического образования.

Уровнем подготовки студентов-юристов было обеспокоено и Министерство народного просвещения. В августе 1902 г. оно провело опрос «видных судебных деятелей», которые оценили общетеоретическую подготовку молодых юристов как «очень низкую». Министр юстиции граф Н.В. Муравьев писал по этому поводу, что «исключительной задачей высшего юридического образования должна считаться общая теоретическая подготовка... широта и разносторонность теоретического образования». По мнению «видных судебных деятелей», студентам-юристам надо «в обязательном порядке писать и защищать рефераты по истории, теории права»2.

Так, известный российский ученый Л. Петра-жицкий писал: «о пополнении разных вопиющих пробелов общего образования в сфере юридической, в тесном смысле, общественных и государственных наук мы не думаем, а измышляем разные возможные и невозможные специальные практические занятия, чтобы чем-то заполнить время и занять студентов-юристов»3. Исходя из того, что на юридическом факультете университета обучаются не только будущие правоведы, судьи, адвокаты, но и служащие государственного аппарата, дипломаты, администраторы в сфере частного предпринимательства, специалисты в различных областях общественной, государственной жизни, Л. Петражицкий предлагал переименовать этот факультет в факультет общественных или общественно-юридических наук, увеличить количество отделений на них и расширить число

1 См.: Галанза П.Н., Кожевников М.В. Краткий очерк истории юридического факультета МГУ (советский период) // Ученые записки МГУ: труды юрид. ф-та. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1956. Вып. 180. Кн. 8. С. 32.
2 Новое Время. 1902. 5 сент.
3 Петражицкий Л.И. Университет и наука: в 2 т. СПб.: Тип.

Ю.Н. Эрлих, 1907. Т. 1. С. 49, 52.

преподаваемых дисциплин, введя курс социологии, психологии, этики, истории дипломатии и цикл экономических дисциплин.

В полной мере эта идея не могла быть реализована, так как в начале XX в. в России увеличивалось количество учебных заведений гуманитарного, экономического профиля, готовящих соответствующих специалистов, получавших ранее образование на юридических факультетах университетов. Но на юридических факультетах университетов было расширено преподавание межждуна-родного права, введен специальный курс морского права, а также курс психологии и красноречия.

Хотя на юридических факультетах университетов не был введен курс социологии, однако получало развитие преподавание юридических дисциплин, прежде всего уголовного права, с позиции социологической школы, представленной такими именами, как М.Н. Гернет, Н.Н. Полянский и др.

Идея соединения изучения психологии, социологии, антропологии и права была реализована при создании по инициативе В.М. Бехтерева в 1908 г. Психоневрологического института. На первом и втором курсах института наряду с психологией, физиологией, социологией изучались теория права и государства, уголовное право. На третьем курсе начиналась специализация образования студентов, проходившая в различных секциях института. Избравшие «криминальную» секцию изучали историю преступности, уголовную социологию (криминологию), учение о мерах борьбы с преступностью, учение о доказательствах в уголовном суде, историю политико-правовых учений, судебную медицину, уголовную антропологию с психологией преступника и, наконец, судебную психопатологию4. Чтоб придать важное значение этому виду деятельности, при Психоневрологическом институте был открыт вспомогательный учебно-научный криминологический институт.

Занятие в этих учебных заведениях вели такие известные ученые в области социологии, права, философии, истории, как М.М. Ковалевский, Д.А. Дрилъ, С.Л. Франк, М.П. Чубинский и другие. В психоневрологическом институте учился и участвовал в его научной работе выдающийся социолог П.А.Сорокин5.

Значительное число юристов в пореформенной России по-прежнему готовилось в закрытых привилегированных учебных заведениях: Александровском (бывшем Царскосельском) лицее, в Училище правоведения, в Ярославском Демидовском юридическом лицее. Последний в

4 См.: Марголин Д. Студенческий справочник: руководство для поступающих во все высшие учебные заведения России. Киев: Сотрудник, 1909. С. 331.
5 См.: Сорокин П.А. Дальняя дорога. М.: Терра, 1992. С. 51-53.

Актуальные проблемы юридического образования

начале XX в. превратился, по существу, в юридический институт с программой обучения, соответствующей юридическому факультету университета. Правила приема в него мало отличались от университетских. Но Александровский лицей и Училище правоведения оставались закрытыми дворянскими учебными заведениями, выпускники которых распределялись на службу в высшие и центральные государственные учреждения, как правило, в канцелярии Государственного Совета, Сената, Комитета Министров и т.д. В этих учебных заведениях традиционно больше внимания уделялось изучению государственного, гражданского права.

Реформы 60-х гг. XIX в. способствовали развитию российского капитализма, что неизбежно порождало стремление буржуазии к овладению рычагами политической власти, усилению своего влияния в государственном аппарате, оставшемся еще в значительной мере под контролем дворянства. Одним из условий достижения этих задач являлось наличие высокого образовательного ценза, открывавшего путь к ответственным должностям в государственном аппарате, к активному участию в политической, культурной жизни общества. Кроме того, высшее образование рассматривалось новой буржуазией как своеобразная привилегия, ценность, принадлежавшие ранее благородному сословию — дворянству, которыми престижно владеть так же, как имениями, особняками, почетными титулами.

В 1868 г. в Москве образован новый лицей имени цесаревича Николая, который получил известность как Катковский, по имени его основателя — популярного и влиятельного публициста М.Н. Каткова. Лицей был основан на средства московской буржуазии, фактически покупавшей в нем места для своих детей. Плата за обучение в лицее была выше, чем во всех остальных учебных заведениях. Катковский лицей имел три отделения, самое большое из них — юридическое. Часть лекций «катковцы» слушали в лицее, а часть — под руководством и присмотром наставников в Московском университете. Программа обучения, по существу, являлась сокращенным курсом юридического факультета.

В 80-е г. XIX в. лицей имени цесаревича Николая был преобразован в учебное заведение, готовящее только правоведов. За образец организации обучения и воспитания при создании лицея принят английский колледж. По мнению основателей, это должно было способствовать формированию у молодежи «чувства законности», под которым М.Н. Катков, увлекавшийся в молодости демократическими идеями, а в зрелом — ставший убежденным сторонником самодержавия, понимал прежде всего уважение к существующему государственному строю и порядкам. Учащиеся Катковского лицея, в отличие от учащихся многих других учебных заведений, не принимали участия в революционных событиях и «студенческих беспорядках» 1905—1906 гг.

В 1907 г. лицей имени цесаревича Николая получил статус высшего юридического учебного заведения закрытого типа с привилегиями, аналогичными тем, которые имели Александровский лицей и Училище правоведения.

Большой объем юридических дисциплин преподавался в Московском межевом институте, готовящем землемеров, геодезистов. Это определялось значением, которое имели межевые законы, регламентировавшие распределение земельной собственности. Межевой институт должен был «с исключительной подробностью развивать курс межевых законов, для обоснования которых в нем преподается значительный курс законоведения, обнимающий помимо общих оснований юриспруденции государственное устройство и гражданское право с гражданским судопроизводством». Особое внимание уделялось преподаванию семейного, наследственного права6.

В начале 60-х гг. стала осуществляться военная реформа, одним из основных итогов которой явилось введение всесословной воинской повинности. Территория Российской империи была разделена на 15 военных округов, ставших новыми органами управления вооруженными силами в мирное время. Отмена сословных привилегий, провозглашение формального равенства всех перед законом, отделение суда от администрации не могли не вызвать реорганизацию военно-юридической службы, не претерпевшей существенных изменений с петровских времен.

В 1867 г. введен новый Военно-судебный устав; созданы постоянные полковые, военно-окружные суды и главный военный суд; учреждены должности военных следователей и прокуроров. Остро встал вопрос о кадрах для новых учреждений военной юстиции. В 1866 г. в аудиторском училище, готовящем гражданских чиновников для службы в военно-судебном ведомстве, были созданы офицерские классы для подготовки кадров с юридическим образованием для военных судов. В 1869 г. это учебное заведение преобразовано в Военное юридическое училище с трехгодичным курсом обучения.

В 1867 г., по инициативе одного из крупнейших государственных деятелей России военного министра Д.А. Милютина, создана Военно-юридическая академия. Сам в прошлом профессор Академии Генерального штаба, Д.А. Милютин много сделал для развития нового учебного заведения. Он отстоял его от попыток упразднения со стороны тех, кто считал, что для подготовки военных юристов достаточно высшего юридического училища.

6 См.: Памятная книжка Константиновского межевого института за 1897-1898 гг. М., 1899. С. 49.

А.В. Корнев, А.В. Борисов

В 1879 г. срок обучения в академии увеличен до 3 лет, расширен прием в нее слушателей, а юридическое училище упразднено. В Военно-юридическую академию принимались младшие офицеры, прослужившие в армии не менее 4 лет.

В начале 80-х гг. была пересмотрена и сокращена программа обучения в кадетских корпусах, дававших среднее образование и готовящих основную массу офицеров российской армии. При сокращении учебного курса, «чтобы излишним напряжением умственных занятий воспитанников не повлиять разрушительно на юный организм», тем не менее, было введено преподавание законоведения.

Окончившие среднее военное учебное заведение, поступая в Военно-юридическую академию, должны были сдать экзамены по русской литературе, истории, географии, химии, физике, космографии (астрономии), военной администрации и иностранному языку. Оценка по русской литературе должна была быть не ниже 10 баллов (при 12-балльной системе). Имевшие высшее юридическое образование принимались сразу на третий курс после «проверочного экзамена». Слушатели получали «усиленный оклад жалованья» и денежное пособие на покупку книг. Военно-юридической академии было предоставлено право без пошлины и без прохождения цензуры приобретать книги и учебные пособия за границей.

Все предметы, преподаваемые в академии, делились на «основные»: уголовное, гражданское, государственное, военно-уголовное право, уголовное и военное судопроизводство, военно-административное законодательство; «вспомогательные»: энциклопедия и история философии права, история русского права, финансовое, полицейское (административное), церковное, международное право, гражданское судопроизводство, политическая экономия, судебная медицина, психология, логика, история русского военного законодательства, военно-уголовное законодательство иностранных государств. На первых двух курсах велись занятия по русскому языку, литературе и двум иностранным (немецкому и французскому) языкам.

На последнем курсе большое количество учебного времени отводилось практическим занятиям по военному судопроизводству. В конце каждого года слушатель представлял курсовую работу по одному из основных предметов. Помимо подготовки офицеров-правоведов, академия была призвана «вместе со всеми другими высшими юридическими учебными заведениями способствовать распространению юридических познаний, научной обработке права, и в особенности созданию условий для разработки наук военно-юридических»7.

Слушателям, проявившим склонность к научной работе, предоставлялась возможность и оплачиваемый отпуск для написания диссертации на соискание ученой степеней магистра и защиты ее в ученом совете академии. В Военно-юридической академии, получившей в 1899 г. название Александровской, в память императора Александра II, преподавали известнейшие отечественные ученые-правоведы: Н.А. Неклюдов, Н.Д. Сергеевский, Н.М. Коркунов. Кафедрой гражданского права в этой академии руководил известный общественный деятель, активный участник подготовки отмены крепостного права, выдающийся юрист К.Д. Кавелин. Слушателям Военно-юридической академии, как ранее студентам Московского и Петербургского университетов, К.Д. Кавелин стремился показать прежде всего происхождение, развитие права, определить его роль в обществе.

По свидетельству современника К.Д. Кавелина: «Часть лекций он отводил для чтения и объяснения студентам древних памятников законодательства, начиная с Русской Правды. Молодые люди с увлечением следили за талантливым развитием теорий лектора и проникались убеждением, что история права есть самая важная часть истории, что смена институтов и понятий юридических вполне выражает собою все историческое движение»8. В память о заслугах К.Д. Кавелина, не только как крупнейшего правоведа, историка, общественного деятеля и политического мыслителя, но и любимого преподавателя Военно-юридической академии, в зале ее ученого совета был поставлен бюст профессора, а в аудитории, в которой он читал лекции, открыта мемориальная доска.

Окончившие академию офицеры, в зависимости от успехов в учебе, распределялись на два разряда. Выпускники первого разряда — отличники учебы получали внеочередное воинское звание и распределялись в распоряжение Военно-судного управления, откуда, как правило, направлялись на службу в военно-окружные суды, канцелярию Военного министерства и т.п. Слушатели второго разряда направлялись на места прежней службы, где становились в основном членами полковых военных судов. Александровская Военно-юридическая академия готовила также офицеров для армии Болгарии и Сербии.

Возможность получить образование, в том числе юридическое, расширялась и для тех слоев населения, для которых ранее доступ в юридические учебные заведения был затруднен или даже закрыт. К последним относились женщины, не имевшие права и возможности до 1876 г. получить в России высшее образование. Это приводило к тому, что многие из них уезжали на обучение за границу и,

7 Свод военных постановлений. СПб.: Гос. тип., 1895. Т. 15. 8 Чупров А. Памяти К.Д. Кавелина // Русские ведомости.

Ст. 162-262. 1885. № 128.

Актуальные проблемы юридического образования

как с тревогой признавало правительство, очень часто попадали там под влияние оппозиционно-революционных эмигрантских кругов.

В 1876 г. Министерству народного просвещения было предоставлено право открывать высшие женские курсы при университетах. Самыми известными и популярными стали высшие женские курсы в Санкт-Петербурге, получившие известность как Бестужевские, по имени одного из создателей — профессора А. Бестужева. Они считались своеобразным женским российским университетом. В 1906 г. на Бестужевских курсах был открыт юридический факультет, программа обучения которого соответствовала университетской. Известный юрист и социолог М.М. Ковалевский читал на этом факультете специальные курсы по истории демократической доктрины, самоуправлению и государственной автономии.

В Москве в 1872 г. также были открыты женские курсы, названные по имени их основателя и первого руководителя историка, профессора В.И. Герье. Слушательницы этих курсов знакомились с основами государственного, гражданского права России и других стран. Среди преподавателей этих курсов были такие известные историки, юристы, как Б.Н. Чичерин, П.Г. Виноградов.

В начале XX в. высшие женские юридические курсы возникли в некоторых других городах страны. Привлекательной стороной обучения на юридических курсах для женщин являлось преподавание политической экономии, финансового, административного права, что давало возможность поступать на работу в коммерческие, банковские учреждения. Определенный всплеск интереса женщин к юридическому образованию, вызвавший создание ряда высших курсов, был связан с надеждами на то, что им будет предоставлено право на профессию адвоката. Но в 1912 г. законопроект об этом был дружно провален в Государственном Совете. В то же время Совет разрешил принимать женщин на службу в Государственный контроль и таможню.

Общественным учебным заведением, пользовавшимся большой популярностью, был созданный в 1908 г. Московский городской народный университет, носивший имя его основателя А.Л. Шаняв-ского. Народный университет имел два отделения: научно-популярное и академическое, дававшее высшее образование по программе, близкой к университетской. На академическом отделении было три цикла — один из них общественно-юридический с программой обучения, аналогичной программе юридического факультета университета. На историко-философском цикле как обязательный предмет преподавалась общая теория права. Диплом народного университета не давал права на поступление на государственную службу. В 1911 г. многие преподаватели Московского университета, в том числе правоведы, в знак протеста против политики правительства ушли из него в Народный университет. В нем стали работать такие крупнейшие юристы того времени, как В.М. Хвостов, Ф.Ф. Кокошкин, М.Н. Гернет, Л.Н. Трайнин и другие.

Несколько иной подход к организации юридического образования был у руководителей первого советского государства. Эта проблема решалась в русле общей политики в области народного образования, которая рассматривалась как важное направление идеологической деятельности РКП (б). Поскольку единственно научным и верным учением, в частности о праве и государстве, признавалось марксистское, то все другие автоматически становились «чуждыми» и «враждебными», и преподавание на их основе юридических дисциплин считалось невозможным и ненужным в советской высшей школе. Стала проводиться кардинальная реформа гуманитарного, юридического образования.

В январе 1919 г. Народный комиссариат просвещения упразднил все юридические факультеты университетов и юридические вузы. Кафедры политической экономии, статистики, финансового, международного и государственного права были преобразованы в кафедру советского законодательства и вошли в состав исторического отделения историко-филологических факультетов. На основе этих факультетов стали затем создаваться факультеты общественных наук (ФОН) с юридико-политическими, экономическими и историческими отделениями. К работе на них допускались только те преподаватели, которые, как признавал известный еще до революции правовед Н.Н. Полянский, смогли «расстаться с теми представлениями о праве, которые они десятилетиями воспринимали»9.

Такой моноидеологический подход к изучению и преподаванию юридических наук не способствовал формированию представления о праве как ценности цивилизации, выявлению его многообразной роли в жизни общества и государства, что сказалось на характере правовой культуры общества, состояние которой затрудняет решение задач по строительству правового государства, укреплению правопорядка и борьбе с преступностью. Преодоление этого включает в себя и обращение к опыту преподавания правоведения, к достижениям и идеям различных юридических школ и известных ученых, а также использование опыта специальной и правовой подготовки правоохранительных органов России.

Октябрьская революция 1917 г., провозгласив одной из своих целей слом старой государственной машины и создание принципиально новой государственности, естественно, должна была отказаться и от «старого», дореволюционного

9 Полянский Н.Н. Очерки развития советской науки уголовного процесса. М.: Изд-во АН СССР, 1960. С. 24.

A.B. Корнев, A.B. Борисов

права. Острота гражданской войны, применение чрезвычайных мер и внесудебных репрессий усилили такое традиционное для российской жизни явление, как правовой нигилизм, непонимание роли права в обществе.

Проводить исторические параллели было бы не совсем правильным подходом. В чем есть неоспоримое сходство, так это в масштабности тех изменений, которые произошли тогда и происходят сегодня. В начале ХХ в. в России произошла смена общественно-экономического строя. В конце ХХ в., по большому счету, произошло то же самое, хотя это и называли реформами. Суть от этого не меняется. В данной статье не ставится в качестве цели анализ масштабности перемен. Задача стоит более чем скромная, а именно: проследить развитие юридического образования в реформаторский период, учесть опыт, и уж, во всяком случае, не повторять ошибок. Тогда в пореформенный период в системе юридического образования резко увеличили количество часов, отводимых на практические занятия. Делалось это в ущерб базовой, теоретической подготовке. Это имело весьма негативные последствия. Особенно низкий уровень образования ощущался у тех выпускников, которые шли на государственную службу. Положение дел пришлось срочно менять. В этом смысле опыт, накопленный отечественной системой образования, не должен оставаться без должного внимания.

Библиография:

1. Арапов Н.П. Воспоминания судебного пристава Н.П. Арапова I/ Петроградский Мировой суд за пятьдесят лет 18бб—191б. Пг.: Тип. М.М. Стасюлевича, 191б. Т 2. б88 с.
2. Виленский Б.В. Судебная реформа и контрреформы в России. Саратов: Приволж. кн. изд-во, 19б9. 400 с.

S. Галанза П.Н., Кожевников М.В. Краткий очерк истории юридического факультета МГУ (советский период) I/ Ученые записки МГУ: труды юрид. ф-та. М.: Изд-во Моск. ун-та, 195б. Вып. 180. Кн. 8. С. 41—б2.

4. Горин А.Г. Юридические общества в дореволюционной России I/ Советское государство и право. 1989. № 7. С. 117—Ш.
5. Зайончковский П.А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. М.: Мысль, 1978. 288 с.
6. Керенский А. Россия на историческом повороте. М.: Республика, 199S. S84 с.
7. Козлинина Е.И. Дореформенный полицейский суд I/ Московская старина. Воспоминания москвчей прошлого столетия. М.: Правда, 1989. С. 180-188.
8. Кони А.Ф. Триумвиры I/ Кони А.Ф. Собр. соч.: в 8 т. М.: Юрид. лит., 19бб. Т 2. С. 25S—S28.
9. Лейкина-Свирская В.Р. Русская интеллигенция в 1900-1917 гг. М.: Мысль, 1981. 287 с.
10. Марголин Д. Студенческий справочник: руководство для поступающих во все высшие учебные заведения России. Киев: Сотрудник, 1909. 55б с.
11. Петражицкий Л.И. Университет и наука: в 2 т. СПб.: Тип. Ю.Н. Эрлих, 1907. Т. 1. S40 с.
12. Первая Всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г. I под ред. Н.А. Тройницкого. СПб.: Тип. общ. польза, 1899-1905.
1S. Хаски Ю. Российская адвокатура и советское государство. М.: Ин-т гос. и права РАН, 199S. 18S с. References (transliteration):
1. Arapov N.P. Vospominaniya sudebnogo pristava N.P. Arapova I/ Petrogradskii mirovoi sud za pyat&desyat let 18бб— 191б. Pg.: Tip. M.M. Stasjulevicha, 191б. T 2. б88 s.
2. Vilenskii B.V. Sudebnaya reforma i kontrreformy v Rossii. Saratov: Privolzh. kn. iz-vo, 19б9. 400 s.

S. Galanza P.N., Kozhevnikov N.V. Kratkii ocherk istorii yuridicheskogo fakul&teta MGU I/ Ucenye zapiski MGU: trudy yurid. f-ta. M.: Izd-vo Mosk. un-ta, 195б. Vyp. 180. Kn. 8. S. 41—б2.

4. Gorin A.G. Yuridicheskie obshchestva v dorevolyutsionnoi Rossii I/ Sovetskoe gosudarstvo i pravo. 1989. № 7. S. 117—12S.
5. Zaionchkovskii P.A. Pravitel&stvennyi apparat samoderzhavnoi Rossii v XIX v. M.: Mysl&, 1978. 288 s.
6. Kerenskii A. Rossiya na istoricheskom povorote. M.: Respublica, 199S. S84 s.
7. Kozlinina E.I. Doreformennyi politseiskii sud I/ Moskovskaya starina. Vospominaniya moskvichei proshlogo stoletiya. M.: Pravda, 1989. S. 180—188.
8. Koni A.F. Triumviry II Koni A.F. Sobr. Soch: v 8 t. M.: Yurid. lit., 19бб. T 2. S. 25S—S28.
9. Leikina-Svirskaya V.R. Russkaya intelligentsiya v 1900—1917 gg. M.: Mysl&, 1981. 287 s.
10. Margolin D. Studencheskii spravochnik: rukovodstvo dlia postupaajuschih vo vse vysschie uchebnyje zavedenia Rossii. Kiev: Sotrudnik, 1909. 55б s.
11. Petrazhitskii L.I. Universitet i nauka: v 2 t. SPb.: Tip. Yu. N. Erlih, 1907. T 1. S40 s.
12. Pervaya Vseobshchaya perepis& naseleniya Rossiiskoi Imperii 1897 g. I pod red. N.A. Troinitskogo. SPb.: Tip. оbshch. pol&za, 1897—1905.
1S. Khaski Yu. Rossiiskaya advokatura i sovetskoe gosudarstvo. M.: In-t gos. i prava RAN, 199S. 18S s.

Материал поступил в редакцию 11 сентября 2014 г.

РЕФОРМА reform ЮРИДИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ legal education УЧЕБНЫЕ ПЛАНЫ УНИВЕРСИТЕТСКИЕ УСТАВЫ university statutes СОДЕРЖАНИЕ УЧЕБНЫХ ДИСЦИПЛИН content of academic disciplines СООТНОШЕНИЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ И ПРИКЛАДНЫХ ЗНАНИЙ
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов