Спросить
Войти

Образ Иисуса Христа в работах П. Ж. Прудона

Автор: указан в статье

Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2016. № 2 (10). С. 10-15.

УДК 93/94

О. В. Метель

ОБРАЗ ИИСУСА ХРИСТА В РАБОТАХ П. Ж. ПРУДОНА

Рассматриваются взгляды П. Ж. Прудона на личность основателя христианства. Показано, что французский мыслитель уделял много внимания христианским сюжетам: он реконструировал биографию Иисуса Христа и историю ранней христианской Церкви. Иисус в трактовке П. Ж. Прудона -это социалист и Антимессия, призывавший к реформе общества через исправление нравов.

O. V. Metel

THE IMAGE OF JESUS CHRIST IN THE WORKS OF P.-J. PROUDHON

In this article P.-J. Proudhon&s views about Jesus Christ are considered. The autor shows that P.-J. Proudhon paid much attention to the Christain subjects: he reconstructed the biography of Jesus Christ and the History of Early Church. P.-J. Proudhon considered that Jesus Christ was socialist and «Antichrist», he wanted to the reforms of society.

В отечественной интеллектуальной традиции П. Ж. Прудон (1809-1865) фигурирует в нескольких основных ипостасях. В нем видят социалиста (в советское время обязательно с эпитетом «мелкобуржуазного»), озабоченного экономическими и социальными проблемами своего времени; анархиста, призывающего к упразднению государства; противника эмансипации женщин, обосновывающего свою позицию ссылками на умственное и физическое превосходство мужчин; и даже антиклерикала, подвергающего суровой критике институты католической Церкви . О нем принято говорить в связи с революцией 1848 г., проектами открытия народного банка и спорами с К. Марксом о теории и практике рабочего движения. И, напротив, П. Ж. Прудон как религиозный мыслитель (не антиклерикал, а экзегет и историк!), озабоченный проблемами истории христианской Церкви, остается совершенно неизвестен отечественным исследователям [1; 2]. А между тем религиозная проблематика занимала в творчестве П. Ж. Прудона да© Метель О. В., 2016

леко не последнее место и имела достаточно большое значение для формирования его философской системы в целом. Недаром целый ряд исследователей его творчества сходится во мнении, что он никогда не переставал вопрошать о Боге и был даже одержим проблемой его бытия [3, р. 11]. Данная статья призвана восполнить названный пробел, сосредоточившись на одном из аспектов религиозной мысли французского социалиста, а именно его размышлениях относительно личности основателя христианства.

Обращение П. Ж. Прудона к христианской проблематике в целом и к личности основателя христианства в частности диктуется, на наш взгляд, несколькими обстоятельствами. Во-первых, мы должны учесть общее интеллектуальное движение эпохи, связанное с повышенным вниманием к Иисусу со стороны мыслителей самого разного толка, стремившихся в большинстве своем разглядеть под покровом христианской догмы живого человека - галилейского проповедника, призывавшего реформировать иудаизм [4].

Одним из первых на путь реконструкции биографии человека-Иисуса вступил Г. С. Рейма-рус, представивший Христа в виде народного вождя, призывавшего евреев к восстанию. Спровоцированное немецким мыслителем движением затронуло и Францию. Хотя, вплоть до 1860-х гг., т. е. до появления знаменитой работы Э. Ренана, практически единственным сочинением подобного толка во Франции оставалось переводное издание труда Д. Ф. Штрауса [5]. Во-вторых, причину обращения автора знаменитого мемуара о собственности к критике церковной версии образа Иисуса Христа и реконструкции исторически верного варианта его биографии можно усмотреть в духовных исканиях самого П. Ж. Прудона, который со времен юности уделял значительное внимание теологии и метафизике. Так, работая наборщиком в типографии Готье, специализировавшейся на издании литературы теологического содержания, будущий реформатор получил возможность познакомиться с изданиями подобного рода и даже намеревался связать свою жизнь с теологией. И хотя в дальнейшем он перешел к вопросам более практического свойства, которые, как писал М. И. Туган-Барановский, могли бы помочь ему выполнить сверхзадачу - разрешить проблему бедности на земле, «метафизический план» незримо присутствовал во всех его последующих сочинениях [6, с. 13]. К примеру, исходной точкой размышлений П. Ж. Прудона об экономических противоречиях, присущих современному ему обществу, стал вопрос о «гипотезе Бога», необходимой автору даже для уточнения общего замысла своего труда [7, р. 1-ХЫП]. Недаром отечественный дореволюционный беллетрист П. Д. Боборыкин, написавший под псевдонимом Д-евъ несколько статей о П. Ж. Прудоне, полагал, что именно метафизика помешала французскому мыслителю построить целостную научную систему, заставляя его отыскивать первоначала и общие закономерности [8]. Иными словами, религиозная проблематика пронизывала все творчество французского анархиста, делая факт обращения к специализированным сюжетам христианской истории вполне закономерным.

Исходя из сведений, сообщаемых издателями трудов П. Ж. Прудона, путь будущего анархиста к относительно целостной реконструкции истории Иисуса Христа оказался весьма длинным. Его отправной точкой стали комментарии французского мыслителя к тексту Библии, которые он делал с 1837 г. и до последних месяцев своей жизни на полях собственного экземпляра Священного Писания, озаглавленного им ни много ни мало "Biblia Sacra: Proudhoniana". Эти заметки были опубликованы отдельными томами уже после смерти П. Ж. Прудона [9]. По форме они представляли собой разрозненные замечания относительно того или иного фрагмента текстов Ветхого или Нового Заветов и были посвящены вопросам их исторической достоверности, внутреннего смысла и значения для понимания христианства в целом. Каждую группу текстов (Евангелия, Послания, Деяния и др.) П. Ж. Прудон сопровождал кратким введением, задававшим общий угол зрения относительно рассматриваемого предмета. Трактовка образа Иисуса Христа также присутствует в данных комментариях, в частности в той их части, которая посвящена каноническим Евангелиям.

В дальнейшем, наряду с экзегетическими штудями, французский социалист приступил к реконструкции истории древней Церкви. Его сочинение на данную тему должно было выйти в составе «Всемирной истории», но манускрипт увидел свет только в 1883 г., когда его опубликовал Ж.-А. Ланг-луа под привычным сегодня названием «Цезаризм и христианство» [10]. Причина столь поздней публикации весьма банальна: после 1854 г. П. Ж. Прудон на некоторое время забросил данную тематику и обратился к сюжетам, казавшимся ему более актуальными и значимыми, чем изучение событий почти двухтысячелетней давности [11]. Двухтомный труд «Цезаризм и христианство» отличается существенным своеобразием как в отношении формы, так и применительно к содержанию рассматриваемого материала. Задумывавшееся в качестве исторического, данное сочинение было выстроено в виде погодной сетки, отражающей важнейшие события из истории Римской империи и христианской Церкви. В частности, в центре внимания автора оказалась борьба двух идейных течений, претендующих на идеологическое господство в империи: цезаризма и христианства. Говоря о формировании последнего, П. Ж. Прудон не мог обойти вниманием личность его основателя, осветив в данном труде, хотя и весьма фрагментарно, основные факты проповеднической деятельности Иисуса Христа.

Наконец, по свидетельству К. Рошеля, в конце 1850-х гг. П. Ж. Прудон приступил к подготовке специального труда об Иисусе Христе, намереваясь систематизировать и обобщить накопленные им ранее сведения2 [12, р. 3]. Это сочинение, озаглавленное автором как «Религиозные вопросы», осталось незаконченным и было опубликовано, как и две предыдущие работы, только после его смерти. В 1896 г. К. Рошель издал манускрипт под показавшимся ему более подходящим названием «Иисус и происхождение христианства». Незаконченный характер названного труда становится очевиден даже случайному читателю: текст работы лишен логической стройности, богат повторами и напоминает скорее беглые заметки, требующие дальнейшей обработки, чем готовое сочинение. Впрочем, несмотря на сказанное, образ «прудониановского» Иисуса вполне может быть реконструирован на основании данного текста с учетом информации, полученной из названных ранее работ французского мыслителя.

Предпринимаемый П. Ж. Прудоном «поиск исторического Иисуса», по его собственному мнению, существенно отличался от проектов, реализуемых Э. Ренаном и Д. Ф. Штраусом, работы которых подверглись французским автором серьезной критике. В отношении немецкого теолога, чей труд, вероятно, П. Ж. Прудон, не владевший немецким языком, читал только во французском переводе, было выдвинуто «обвинение» в ошибочности методологии, которая не позволила ему правильно понять фигуру Христа. В частности, Д. Ф. Штраус рассматривал библейские тексты в качестве сборников мифов, тогда как для французского социалиста мифологическое творчество началось только после создания Библии на основе уже существующих текстов [13, р. 49, 114]. Неудовлетворительность выводов Э. Ренана казалась П. Ж. Прудону еще более очевидной: французский ориенталист представил на суд публики не результат строгого исследования, а плод собственного воображения, поэтому

его Иисус имеет мало общего с галилейским проповедником [13, p. 149].

В основу предпринятой П. Ж. Прудоном реконструкции было положено широко распространенное в середине XIX в. разделение образа основателя христианства на две составные части: Иисуса истории и Христа веры. Иисус - это реальный галилейский проповедник, живший в Иудее в первой трети I в., Христос - идеализированный образ, созданный последователями с целью утверждения сначала мессианского статуса своего учителя, а потом и вовсе его божественной сущности. В фокусе внимания П. Ж. Прудона оказывалась именно первая ипостась Иисуса: французский социалист стремился реконструировать биографию настоящего проповедника, распятого римлянами. Достичь данного результата, по его мнению, было возможно благодаря использованию процедуры «очищения» канонических Евангелий от последующих догматических напластований, т. е. вычленению из данных текстов информации, которая никак не была связана с обработкой биографии Иисуса в духе библейского мессианизма. А подобных элементов в Евангелиях оказывается не так уж и мало, что объясняется как поздним происхождением названных памятников (в известном нам виде канонические Евангелия, по мысли П. Ж. Прудона, появились не ранее второй половины II в. [10, vol. 1, p. 242; 13, p. 133, 254]), так и целью их составления (они были необходимы для письменной фиксации учения Христа). Наиболее яркими примерами включения в тексты Евангелий сведений, не имеющих отношения к реальной земной жизни основателя христианства, стали: родословная Иисуса, обстоятельства его рождения (как в дальнейшем и обстоятельства рождения Марии), чудеса, сопровождавшие его проповедническую деятельность и, наконец, воскресение [9, p. 11-13]. Хотя в своей окончательной форме вера в воскресение, по утверждению П. Ж. Прудона, проникла в христианство только благодаря апостолу Павлу [10, vol. 1, p. 172].

Представленные методологические основания не являются в пространстве XIX в. сколько-нибудь оригинальными. Схожие выводы встречаются в работах большинства представителей «либерального поиска исторического Иисуса». Нельзя назвать оригинальными выводы П. Ж. Прудона и в области источниковедческой критики. Во многом он соглашается с представителями немецкой либеральной критики, в частности с Д. Ф. Штраусом. Однако на этом неоригинальном фундаменте П. Ж. Прудон выстраивает более чем оригинальное здание. Рассмотрим его основные «строительные блоки». Заметим сразу, что в отдельных фрагментах работ П. Ж. Прудона мы можем встретить различные нюансы трактовок Иисуса, вполне возможно, что автор планировал в дальнейшем их полностью устра-нить3. В рамках настоящей статьи мы попытаемся представить ключевые идеи французского социалиста относительно личности основателя христианства, оставляя за скобками некоторые несущественные несогласованности и противоречия.

Земная история будущего спасителя человечества, по мнению теоретика анархизма, началась во 2 г. до н. э. в Назарете или Капернауме в семье плотника. От отца Иисус унаследовал свое ремесло, которым, вероятно, и занимался вплоть до 28 г. н. э., когда в его жизни произошло важнейшее событие: он принял крещение от Иоанна и стал его последователем. Ученичество Иисуса, впрочем, оказалось недолгим. Через несколько месяцев по приказу Ирода Иоанн был арестован и обезглавлен. Иисус вернулся в Галилею и вступил на путь проповеднической деятельности, вероятно желая продолжить дело своего учителя. Его карьера, впрочем, длилась недолго, менее одного года. В 29 г. накануне Пасхи по решению Понтия Пилата Иисус как бунтовщик был распят на кресте. К чему же призывал галилейский проповедник, так бесславно закончивший свои дни?

С точки зрения П. Ж. Прудона, абсолютно неверно рассматривать Иисуса как Мессию, посланного спасти заблудших овец дома Израилева. Напротив, его учение представляет собой доктрину, лишенную политического и догматического содержания. Иисус - моралист, социалист и реформатор (в отдельных фрагментах П. Ж. Прудон использует термин «революционер»), призывавший к коренной перестройке мира на новом фундаменте - через исправление нравов общества. Масштаб его личности вполне сопоставим с такими мыслителями прошлого, как Конфуций, Сократ или Моисей, причем последнего он даже превосходит. Ключом к пониманию учения Иисуса является термин «справедливость». Именно этот принцип должен быть положен в основу проектируемого проповедником идеального общественного устройства, связанного в его глазах с такими производными, как «свобода» и «равенство». В данном отношении стоит заметить, что понятие «справедливость» играло огромную роль в философских исканиях и самого П. Ж. Прудона, достаточно вспомнить одну из его работ, специально посвященных данному сюжету [14]. Религиозная сторона учения Иисуса оказывается неразрывно связана с моралью. Выросший в народной среде и впитавший в себя народные верования, будущий проповедник был далек от догматических споров. В самом общем виде его религиозные идеи могут быть представлены в следующих положениях: Бог един и справедлив, он является Отцом всех людей и по-отечески всеми управляет. Размышляя о тех новшествах, которые были привнесены Иисусом, П. Ж. Прудон суммирует их в семи пунктах, самыми важными из которых, безусловно, являются объединение религии и морали, проповедь аскетической жизни и признание Бога Отцом человечества. Но тогда, если учесть сказанное и принять в расчет, что предполагаемые Иисусом реформы должны были распространяться на все человечество, термин «Мессия» становится к нему абсолютно неприложим. Иисус не Христос, а Антихрист, Антимессия, никак не соответствующий чаяниям иудеев. Это осознавал и сам Иисус, запрещавший ученикам называть себя Мессией и определявший себя как рабби или сын человеческий (не в мессианском ключе!).

Однако проповедь Иисуса не была понята ни современниками, ни потомками. Толпа не чувствовала морального содержания мысли нового проповедника и продол видеть в нем обещанного Мессию, а иудейское жречество и римские власти воспринимали его как опасного врага и кон и не упустили случая расправиться с «бунтовщиком». Впрочем, казнь не только не смогла поставить точку в эволюции учения Иисуса, но, как курьезно бы это ни прозвучало, даже

не оборвала его земную жизнь! И здесь мы переходим к самой спорной и противоречивой части размышлений П. Ж. Прудона об Иисусе Христе. С точки зрения французского социалиста, Иисус не умер на кресте, а был спасен (каким образом - в работе умалчивается) и на протяжении последующих сорока лет (верная трактовка евангельских сорока дней) тайно руководил своей Церковью. Его подлинная смерть пришлась на начало 60-х гг. I в. и привела к масштабной полемике между Петром и Павлом, других объяснений причин возникновения которой П. Ж. Прудон не видит [13, р. 217, 231]. За это время небольшая секта достаточно окрепла, приобрела новых сторонников, получила от своего основателя ритуалы и культ. Однако в дальнейшем, к концу I в., с идеями Иисуса наступил разрыв, а сам образ проповедника, как мы отмечали ранее, приобрел совершенно новое качество. Стараниями Церкви на место моралиста-реформатора пришел спаситель рода человеческого, чей образ нуждался в таких «подпорках», как рассказы о чудесах или пророчествах о разрушении храма, которые приличествуют божеству, но человека, в глазах П. Ж. Прудона, делают богохульником, бесстыдным мошенником и шарлатаном [13, р. 71-76].

Подводя итог сказанному, мы можем утверждать, что образ Иисуса в работах П. Ж. Прудона, так и оставшийся незаконченным, представляет собой один из любопытных примеров конструирования биографии основателя христианства интеллектуалами XIX в. Несмотря на оригинальные трактовки отдельных фрагментов жизни и проповеднической деятельности Иисуса, нельзя не заметить, что в целом работа французского социалиста вполне укладывается в рамки «старого» или «либерального поиска» основоположника христианской религии, представители которого стремились реконструировать биографию человека-Иисуса по законам исторической науки XIX в. Иисус-Антихрист П. Ж. Прудона никак не меньше оторван от реальности прошлого, чем Иисус-моралист Э. Ренана. В результате работа П. Ж. Прудона еще раз подтверждает выводы А. Швейцера, полагавшего, что Иисуса в понимании философской и научной мысли XIX в. просто никогда не существовало и для

людей нового времени он так и остался загадкой [4, p. 396-397].

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Представления об антиклерикализме П. Ж. Прудона, прочно укоренившиеся в советской историографии, восходят к К. Марксу, положительно оценивавшему его нападки на Церковь, т. к. они были «большой заслугой в условиях Франции того времени, когда французские социалисты считали уместным видеть в религии знак своего превосходства над буржуазным вольтерьянством XVIII века и немецким безбожием XIX века» [15, с. 322].
2 В одной из своих статей К. В. Ундров указывает, что это сочинение было написано П. Ж. Прудоном в 1842 г., не приводя, впрочем, доказательств данной датировки [3, с. 100].
3 В связи с этим стоит упомянуть, что в историографии получило широкое распространение представление о противоречивости, парадоксальности и непоследовательности мысли П. Ж. Прудона, которая при этом, по мнению ряда авторов, оставалась цельной [16, с. 103]. В сфере практической политической деятельности это приводило к тому, что идеи П. Ж. Прудона использовали и «правые», и «левые».

Литература

1. Ундров К. В. Прудон в контексте историко-философской экспозиции анархистских идей // Вестник МГОУ. Серия «Философские науки». - 2011. - № 1. - С. 89-98.
2. Ундров К. В. Прудон о религии и России // Перспективы науки. - 2011. - № 12. -С. 99-105.
3. Focant C. [Review] // Revue théologique de Louvain. - 2008. - Vol. 39. - № 4. - P. 557. -Rev. op. : Jésus selon Proudhon. La «messianose» et la naissance du christianisme / G. Bessière. - P. : Cerf, 2007; Voyenne B. Proudhon et Dieu: le combat d&un anarchiste. -P. : Cerf, 2004.
4. См., например: Schweitzer A. The Quest of the Historical Jesus: a Critical Study of its Progress from Reimarus to Wrede. - L. : Adam and Charles Black, 1910.
5. Strauss D. F. Vie de Jésus, ou Examen critique de son histoire. - 3rd ed. - P. : Librairie philosophique de Ladrange, 1853. - Vol. 1-2.
6. Туган-Барановский М. П. Ж. Прудон, его жизнь и общественная деятельность: биографический очерк. - СПб. : Типография Ю. Н. Эрлих, 1891.
7. Proudhon P.-J. Système des contradictions économiques, ou Philosophe de la misère. - P. : Chez Guillaumin et Cie, 1846. - T. 1.
8. Д-евъ. Пьерр-Жозеф Прудон в письмах // Вестник Европы. - 1875. - Кн. 3. - С. 154-185.
9. Proudhon P.-J. La Bible annotée (Nouveau Testament). Les Évangile. - P. : А. Lacroix, Verboeckhoven Cie, 1866.
10. Proudhon P.-J. Césarisme et christianisme (de l&an 45 avant J. - C. à l&an 476 après) / precede d&une preface par J.-A. Langlois. P. : C. Marponet, E. Flammarion, 1883. -Vol. 1-2.
11. Proudhon P.-J. De la justice dans la Révolution et dans l&Église. - P. : Garnier Frères, 1858. -Vol. 1-3.
12. Rochel Cl. Préface // Proudhon P.-J. Jésus et les origines du christianisme / préface et manuscrits inédits classés par Cl. Rochée. - P. : G. Havard, 1896.
13. Proudhon P.-J. Jésus et les origines du christianisme / préface et manuscrits inédits classés par Cl. Rochée. - P. : G. Havard, 1896.
14. Proudhon P.-J. De la justice dans la Révolution et dans l&Église. - P. : Garnier Frères, 1858. -Vol. 1-3.
15. Маркс К. О Прудоне (письмо И. Б. Швейцеру) // Прудон П. Ж. Что такое собственность? или Исследование о принципе права и власти. -М. : Республика, 1998 ; Прудон П. Ж. Бедность как экономический принцип // Там же. -С. 204-223 ; Его же. Порнократия, или Женщины в настоящее время // Там же. - С. 224276.
16. Луи П. Французские мыслители и деятели XIX века. Социальная философия. - 2-е изд. -М. : ЛИБРОКОМ, 2011.
П. Ж. ПРУДОН ИИСУС ХРИСТОС ПРОИСХОЖДЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА ХРИСТИАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ СОЦИАЛИЗМ ИСТОРИЯ ФРАНЦИИ xix В p.-j. proudhon jesus christ the origin of christianity the socialisme
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов