Спросить
Войти

Формирование дивизии прекратить

Автор: указан в статье

периода войны вольно или невольно упрощалась. Реальные сложности, противоречия, подчас весьма острые жизненные коллизии нередко сглаживались, поскольку считалось, что правдивый рассказ о них может умалить подвиг нашего народа в годы войны.

Историки Г. В.. Форстман и Ю. А. Полетухин придерживаются на этот счет иного мнения. Сегодня в номере мы публикуем статьи, в которых анализируются до сих пор почти не изучавшиеся аспекты истории формирования добровольческих воинских соединений в период Великой Отечественной войны.

Форстман Г. В.

ФОРМИРОВАНИЕ ДИВИЗИИ ПРЕКРАТИТЬ...

Могущество армии, как известно, опирается прежде всего на поддержку тыла, народа. Глубокое убеждение в справедливости войны против фашистских захватчиков поднимало тысячи русских, советских людей на защиту Родины, порождало массовый героизм на фронте и в тылу. Проявлением патриотизма стало и создание добровольческих воинских формирований. Добровольческие части и соединения появились уже в первые месяцы войны. Летом и осенью 1941 года в них находилось около двух миллионов человек1. Добровольческим формированиям посвящена громадная по числу работ литература. Однако и до сих пор многие страницы их истории исследованы слабо. Вот одна из этих страниц.

Мы знаем сегодня, с какой жестокостью в 20-е — 30-е годы проводилась в стране линия на расказачивание, на забвение казачьих традиций. Особенно оскорбительны для казаков были ограничения в отношении призыва их на военную службу, сохранявшиеся вплоть до 1936 года. А ведь в трудный час, в грозные для Родины дни казаки всегда дружно поднимались на ее защиту. Эти патриотические традиции прочно сохранялись в казачьей среде даже тогда, когда под полузапретом было само слово «казак». Годы Великой Отечественной войны показали, что лучшие традиции казачества живы и, несмотря ни на что, казаки готовы защищать свою Отчизну.

Казаки Урала сражались в составе многих частей и соединений Красной Армии, проявили в боях мужество и героизм. В тылу, в казачьих районах Челябинской области в начале 1942 года зародилось движение за создание казачьего добровольческого воинского формирования. В движение включились представители не только коренных казаков, но и крестьяне, рабочие, служащие, учащиеся. *

Руководство Челябинской области поддержало инициативу. 8 марта 1942 года бюро обкома ВКП(б) приняло решение о формировании 1-й казачьей кавалерийской дивизии народного ополчения Челябинской области2. Предусматривалось, что подразделения дивизии будут создаваться в добровольном порядке из лиц в возрасте от 17 до 65 лет, не подлежащих мобилизации и способных носить оружие и выполнять боевые задачи. Казачье население Верхнеуральского, Троицкого, Звериноголовского и других районов Челябинской области приступило к формированию подразделений дивизии.

В большинстве районов работа проходила организованно. Это обеспечи1 Кирсанов Н. А. По зову Родины. Добровольческие формирования Красной Армии в период Великой Отечественной войны.— М., 1974.— С. 4.

2 Центр документации новейшей истории Челябинской области (в дальнейшем — ЦДНИЧО). Ф. 288, оп. 6, д. 106, л. 4об. Текст постановления бюро обкома ВКП(б) обнаружить не удалось. Дата установлена по докладу в управление кадрами ЦК ВКП(б) о работе военного отдела Челябинского обкома партии за период с 22 июня 1941 г. по 1 октября 1942 г.

валось не только постоянным вниманием местных органов власти, но и благодаря тому, что в сжатые сроки был подобран и утвержден командный состав, начиная с командира дивизии и кончая командирами сотен и взводов. В села и производственные коллективы выехали представители советских и партийных органов, комсомольских, осоавиахимовских и других общественных организаций. Разъяснительная работа среди населения проводилась главным образом путем проведения собраний и бесед.

В начале марта 1942 года был организован штаб дивизии. В него вошли: командир дивизии полковник Молоков, помощник командира дивизии полковник Дибцев, начальник штаба дивизии политрук Кожевников и комиссар дивизии (не освобожденный) старший политрук Зиновьев,, Штаб располагался в Челябинске, по улице Цвиллинга, 15.

В конце марта 1942 года было утверждено Положение о комплектовании дивизии3. В документе четко определялся порядок формирования, организационная структура дивизии, излагались расчеты комплектования подразделений и система обучения бойцов. Зачислялись в дивизию только добровольцы. Каждый, желавший вступить в ряды казачьей дивизии, подавал личное заявление, которое рассматривалось совместно руководителями местных органов власти и командованием подразделений. В случае зачисления сразу же определяли и род войск, где добровольцу предстоит проходить службу. Окончательное зачисление производилось приказом командира подразделения. С этого момента бойцу выдавалось удостоверение и он обязан был соблюдать дисциплину и порядок в соответствии с требованиями воинских уставов и постановлений правительства.

.Формирование дивизии производилось по территориальному принципу, в соответствии с планом, утвержденным штабом. В состав 1-й казачьей кавалерийской дивизии разрешалось зачислять не только казаков, но и всех граждан, пожелавших вступить в ее подразделения.

Организационно дивизия состояла из сабельных и приданных подразделений. По расчетам штаба сабельные подразделения дивизии должны были включать 5516 человек. Дивизия состояла из двух бригад по три полка в каждой (2756 человек в бригаде). Полк имел четыре сотни (эскадрона) с общей численностью 917 человек. Сотня (кавалерийский эскадрон) имела четыре взвода (228 человек), взвод в составе трех отделений насчитывал 56 человек и отделение в составе трех звеньев по шесть человек каждое — 18 человек. Командир отделения входил в его расчет. Предполагалось, что приданные подразделения включат: артиллерийский зенитный дивизион в составе 18 пушек (216 человек), танковый дивизион в составе 24 танков (130 человек), пулеметно-минометный дивизион в составе 94 пулеметных тачанок (574 человека), саперно-подрывной и химический эскадрон в составе трех взводов (171 человек), комендантская сотня (171 человек) и сотня связи в составе трех взводов, один из которых радиовзвод (171 человек). Ориентировочно дивизия в целом должна была включать 6949 человек4. Приданные подразделения формировались в городах: в Копейске — саперно-подрывной эскадрон, остальные — в Челябинске.

Центром формирования 1-й бригады стал Челябинск, 2-й — Верхне-уральск. Первый полк 1-й бригады организовывался на базе Челябинска и 12 прикрепленных к нему близлежащих сельских районов, второй полк в Кургане с 15 прикрепленными районами и третий полк в,Шадринске совместно с 12 сельскими районами. Первый полк 2-й бригады формировался на базе Троицка и 7 сельских районов, второй — на базе Верхнеуральска и 4 районов и третий — на основе Магнитогорска и 6 сельских районов.

3 ЦДНИЧО. Ф. 288, оп. 6, д. 257, л. 2—4.
4 ЦДНИЧО. Ф. 288, оп. 6, д. 257, л. 3.

Полки дивизии получили нумерацию, в 1-й бригаде с первого по третий номер, во 2-й — с четвертого по шестой.

К 25 марта 1942 года был подобран командно-политический состав бригад и полков. Командиром 1-й казачьей бригады стал И. Д. Шатров, комиссаром — П. В. Попов, начальником штаба — В. И. Клинген. Командиром первого Челябинского полка утвердили Дербенева, а комиссаром — И. Я. Тимошина. Командовал вторым Курганским полком Е. И. Негин, а начальником штаба был А. М. Самарцев. Третий Шадринский полк возглавили командир А. А. Губанов, комиссар А. Г. Стогов, начальник штаба И. Н. Смолин. Четвертым Троицким полком командовал Г. К. Конь-кин. На него же временно было возложено и командование 2-й бригадой. Комиссаром полка был В. Р. Танц, а начальником штаба А. М. Черепанов. Весьма энергично работало командование пятого Верхнеуральского полка в составе: командир Д. А. Турлин, комиссар И. П. Батыров и начальник штаба Д. А. Фомин, Шестым Магнитогорским полком командовал М. К. Петров, а комиссаром был. Ф. Г. Бобылев, начальником штаба Г. А. Голубенко. Командиром отдельного саперно-подрывного эскадрона утвердили И. Н. Неклюдова, комиссаром С. И. Александренко, начальником штаба — В. П. Денисова5. Танковым дивизионом командовал X. В. Давыдов, комиссаром стал И. JI. Жидяев, начальником штаба М. Я., Шумов6.

Естественно, что стремились выдвинуть на командно-политические должности людей, знавших военное дело. Но сделать это было весьма непросто, а подчас и даже невозможно. Подготовленных людей в первую очередь призвали в действующую армию. Поэтому командный состав в казачьей добровольческой дивизии в лучшем случае имел опыт участия в гражданской войне. Так командир пятого полка Д. А. Турбин в 1918 году командовал эскадроном, а комиссар И. П. Батыров в 1918—1919 годах находился в партизанском отряде. Опыт начальника штаба Д. А.. Фомина сводился к тому, что он некоторое время работал председателем районного совета осоавиахима7.

Представление о командно-политическом составе формировавшихся казачьих сотен может дать пример Троицкого района. Здесь на командные должности выдвинули: директора Троицкой межрайконторы Госсортфон-да Н. Н. Ловчикова, секретаря райкома ВЛКСМ Л. С. Орлова, директора Троицкой конторы заготконь И. Т. , Шеметова, заведующего финотделом И. М. Потапова, бригадира колхозной полеводческой бригады Д. А. Та-расенкова, управляющего отделением Троицкого зерносовхоза А. А. Кибин-скова, заместителя директора этого же совхоза М. Я. Скорикова и главного бухгалтера Н. Г. Федоринина, зоотехника райзо по коню И. М, Шишмивцева, директора Ключевского маслозавода. Ф. Е. Афанасьева, директора Нижне-Санарской МТС А. Н. Кашутина8.

Своевременное укомплектование командным составом, четкое определение мест расположения штабов способствовало лучшему проведению работы. Формирование дивизии потребовало и активной организаторской, и широкой разъяснительной работы. В деревнях и поселках, на предприятиях и в учреждениях, в учебных заведениях и общежитиях — всюду шла индивидуальная и коллективная агитационная работа. И она не прошла бесследно. В течение марта — апреля поступили сотни заявлений с просьбой зачислить в казачью дивизию народного ополчения.

В начале апреля 1942 года командир 3-й сотни В. Н. Самарин сообщил

ЦДНИЧО. Ф. 288, оп. 6, д. 257, л. 37; Ф. 92, оп. 5, д. 65, л. 95; Ф. 132, оп. 2, д. 6а л 31* Ф. 234, оп. 16, д. 5а, л. 20. &

6 ЦДНИЧО. Ф. 122, оп. 1, д. 93, л. 169, 264.
7 ЦДНИЧО. Ф. 168, оп. 2, д. 218, л. 38 —40.

" ЦДНИЧО. Ф. 180, оп. 2, д. 160, л. 72—73.

в штаб пятого полка, что полностью подобран командный и политический состав сотни. По сельским советам проведена разъяснительная работа о значении организации добровольческой казачьей дивизии. В Нагайбакском районе выявлен контингент казаков и идет формирование сотни. Поступило 30 заявлений о вступлении в ряды добровольцев. На 12 апреля назначен районный слет казаков. А 20 апреля из Фершампенуаза поступило сообщение, что зачислено 80 добровольцев. В районе через сельсоветы проводили отбор лошадей, выявляли седла и другую необходимую амуницию. Из Чесмы информировали, что подано 104 заявления9.

Активная работа по формированию подразделений казачьей дивизии развернулась в городах области. В Магнитогорске 22 марга провели слет-конференцию казаков города10. На всех предприятиях и в городских учреждениях выявлялись казаки и с ними вели агитационную работу. В апреле исполком городского Совета обязал руководителей артели «Большевик», швейной фабрики № 2 и артели «Коопремонт» изготовить и отпустить за наличный расчет сто комплектов обмундирования для личного состава шестого казачьего полка, а также обувь и обмундирование для старшего командного состава полка".

В Челябинске в течение марта утвердили командование первого казачьего полка, создали штаб полка, были назначены командиры и комиссары подразделений, которые формировались в районах города. Райкомы партии провели совещания с секретарями партийных организаций, состоялись собрания, развернулась индивидуальная работа по выявлению и вербовке добровольцев. В Кировском районе Челябинска было подано 314 заявлений& г. В Тракторозаводском районе основную массу добровольцев дал Кировский завод. В архиве сохранился список заводчан, подавших заявления с просьбой зачислить добровольцами в 1-ю казачью кавалерийскую дивизию. Он включает 327 человек, в их числе 48 служащих и инженерно-технических работников, а остальные 279 — рабочие13.

Формирование подразделений велось на базе предприятий и учреждений с учетом численности работников на них. Так, в коллективах ЧГРЭС, ферросплавного, электродного, абразивного, цинкового заводов комплектовали по одному кавалерийскому взводу, а на лакокрасочном заводе и заводе оргстекла — по одному кавалерийскому отделению14. Бронетанковый дивизион формировался на базе Ленинского района Челябинска, а пулеметно-минометный — на базе Кировского и Сталинского районов15. Нелегко было отдавать людей с производства. Ведь работников не хватало. Следует учитывать также, что одновременно предприятия и организации, где работали добровольцы, выделяли для сформированных у них казачьих кавалерийских подразделений, необходимое количество лошадей, денежных средств, обмундирование и создавали материальную базу для обучения бойцов. Непросто было найти на эти цели немалые средства. Но шли на дополнительные расходы, отдавали подчас очень нужных людей. Понимали, что это надо фронту, победе.

По Челябинской области в течение весны 1942 года поступило несколько тысяч заявлений с просьбой зачислить в казачью дивизию. Даже судя по неполным данным в Усть-Уйском районе заявления подали 177 человек, Петуховском — 148, Нязепетровском — 67, Катайском — 78, Миасском —

9 ЦДНИЧО. Ф. 168, оп. 2, д. 218, л. 44—47, 50.
10ЦДНИЧО. Ф. 234, оп. 16, д. 1, л. 14.
11 ЦДНИЧО. Ф. 234, оп. 16, д. 7, л. 28|2ЦДНИЧО. Ф. 92, оп. 5, д. 103, л. 20.
13 ЦДНИЧО. Ф. 122, оп. 1, д. 111, л. 1 — об,—38. Подсчитано автором.
14 ЦДНИЧО. Ф. 120, оп. 1, д. 99, л. 171.
15 ЦДНИЧО. Ф. 288, оп. 6, д. 257, л. 6.
128, Мехонском—96, Увельском— 127, Багарякском— 112, Лебяжьев-ском — 75, Гляданском — 98, Еткульском — 120, Троицком — 166, в городах: Магнитогорске— 170, Кыштыме — 64, Шадринске — 21816. Среди подавших заявления, естественно, преобладала молодежь. Но в некоторых местах старые казаки составляли значительную часть добровольцев. Например, в Сосновском районе в сформированном взводе половина его состава были казаки в возрасте 50—65 лет, в Чесменском районе — одна треть сотни.

Заявления поступали и от женщин. Так, 17 марта 1942 года подала заявление шофер Анна Васильевна Литовченко из Челябинска. Она просила зачислить ее в состав 1-й казачьей кавалерийской дивизии в подразделение танкистов. На заявлении имеется резолюция командира дивизии полковника Молокова: «Зачислить». В списке третьей казачьей сотни, формировавшейся в Увельском районе, значились Екатерина Барсукова, Галина Карабольнико-ва, Елизавета. Фоминых.

К концу апреля сформировавшиеся по районам подразделения были сведены в полки и бригады. Началась интенсивная боевая подготовка добровольцев. Программа и расписание занятий утверждались командирами полков. Боевая учеба бойцов проводилась в основном без отрыва от производства по 35—40-часовой программе. В некоторых местах добровольцев удавалось на короткий период освободить от работы. Исполком Усть-Уйского районного Совета разрешил казачьей сотне провести в апреле 1942 года шестидневные военные занятия с отрывом от производства. Но так было не везде. В некоторых районах (Багарякском, Гляданском, Еткульском) занятия в апреле не успели даже начать. В основном это объяснялось отсутствием инструкторов, способных проводить обучение. Были случаи, когда инструкторов готовили из учеников старших классов школы, направляя их на краткосрочные курсы в системе осоавиахима17.

Программой предусматривалось изучение ПВХО, конная, строевая, физическая, огневая, санитарная, ветеринарная подготовка, изучение дисциплинарного устава и устава внутренней службы, порядка гарнизонной службы, топографии, тактическая подготовка, изучение методов борьбы с авиадесантами противника. Особенно хорошо прошла работа по формированию казачьих подразделений в Верхнеуральском, Троицком, Еткульском, Чесменском, Багарякском, Нагайбакском, Колхозном и некоторых других районах Челябинской области. Как правило, после завершения формирования подразделения в районном центре проводился слет или конференция добровольцев-казаков.

Непростым делом оказалось снаряжение казачьей дивизии. Зачисленным в нее полагалось следующее обмундирование, снаряжение, имущество и вооружение: гимнастерка хаки, брюки хаки, фуражка, сапоги, шинель, две пары белья, гимнастерка суконная, брюки суконные, шапка (папаха), перчатки, носки теплые, полушубок овчинный, снаряжение кавалерийское, ремень поясной, ремень брючный, портупея к шашке, шашка, казачье седло с полным вьюком. Областные директивные органы приняли решение о том, что обмундирование и снаряжение добровольцев возьмут на себя колхозы, совхозы, предприятия, в которых они работали. Облторготделу для пошива казачьего обмундирования, изготовления седел с полной принадлежностью, шашек предлагалось выделить фонды материалов, а кожкомбинату и Златоустовскому машиностроительному заводу имени Ленина поручалось изготовить все это сверх плана с тем, чтобы полностью снабдить дивизию18.

15 ЦДНИЧО. Ф. 288, оп. 6, д. 257, л. 13—21.
17 ЦДНИЧО. Ф. 288, оп. 6, д. 257, л. 10, 29, 31—32.
18 ЦДНИЧО. Ф. 288, оп. 6, д. 257, л. 9об.

Дело это было довольно дорогостоящее. Из Усть-Уйского района, например, сообщали, что обеспечение казачьей сотни всем необходимым потребует 254 тысяч рублей19. Поэтому на местах изыскивали самые разнообразные пути для получения необходимых средств. Так, районный Совет Усть-Уйского района принял решение о полном обеспечении казачьей сотни лошадьми, седлами, шашками и обмундированием за счет колхозов и хозяйственных организаций. Район перевел на специальный счет госбанка в Челябинске 15 360 рублей на приобретение 240 клинков. В других местах проводился сбор средств среди населения. Так, в Кыштыме от трудящихся поступило добровольных пожертвований 3900 рублей, в Сатке — 3000 рублей; в сельских районах: Петуховском — 4385 рублей, Катайском — 5366 рублей, Миасском — 3250 рублей, Еткульском — 5000 рублей20. А в Шадринске рабочие и служащие отчислили в фонд казачьей дивизии однодневный заработок, что позволило собрать по городу 48 437 рублей

99 копеек21. Для обеспечения пятого Верхнеуральского полка выдали конкретные задания 27 предприятиям и организациям города. Им поручалось собрать по 72 шашки, седла и лошади. Получили аналогичные задания и сельские районы. Верхнеуральскому сельсовету предлагалось подготовить 66 таких комплектов казачьего снаряжения, Урлядинскому — 20, Карагайскому — 45, Сухтелинскому — 15, Карасин-скому — 71 и т. д. Всего было определено задание на сбор 501 комплекта снаряжения22.

Трудно было обеспечивать дивизию лошадьми. К этому времени уже примерно 30 тысяч лошадей из Челябинской области передали на нужды армии. А здесь надо было найти лошадей, пригодных для строевой службы, еще на целую дивизию. А где их было взять, если ц Шадринске, например, из 342 лошадей, осмотренных городской комиссией, удалось отобрать всего 35. из которых кавалерийских оказалось только 4, 5 — артиллерийских и 26 — обозных2

Трудности эти принимались во внимание. В начале апреля областные органы обязали местные Советы до 20 апреля выделить и закрепить лошадей за бойцами, зачисленными в состав подразделений казачьей дивизии вполне пригодных для строевой службы из тех колхозов, совхозов и организаций, откуда зачислен боец в казачью дивизию24. Было рекомендовано также закрепить за давизией лошадей рождения 1939 года из фонда РККА. Разрешалось произвести перераспределение, обмен лошадей внутри районов, а также продажу и покупку теми организациями, в которых нет или не хватает лошадей. Передача лошадей производилась лишь после завершения посева, а учебные занятия по конной, тактической и ветеринарной подготовке проводились без отрыва от производства в вечернее время и по воскресеньям.

За счет перераспределения внутри области для Челябинска выделялось

100 лошадей, для Магнитогорска и Троицка — по 70. Златоуста и Копейска — по 30 лошадей. Всего к началу мая 1942 года на местах выделили и закрепили за бойцами казачьей дивизии 1600 лошадей и седел, 3000 клинков и другое снаряжение и обмундирование. За короткий срок в Челябинской области было сформировано 6 полков общей численностью 3984 бойца/0.

Работу по дальнейшему формированию казачьей дивизии как самостоятельного соединения прервало телеграфное указание генерал-инспектора

14 ЦДНИЧО. Ф. 288, оп. 6, д. 257, л. 10.
2(1 ЦДНИЧО. Ф. 288, оп. 6, д. 257, л. 10, 14, 16, 18, 25, 32, 33.
21 ЦДНИЧО. Там же.—л. 19.

" ЦДНИЧО. Ф. 168, оп. 2, д. 218, л. 34— 37.

23 ЦДНИЧО. Ф. 288, оп. 6, д. 257, л. 19.

^ ЦДНИЧО. Ф. 288, оп. 6, д. 40, л. Зоб.

л ЦДНИЧО. Ф. 288, оп. 6, д. 106, л. 4об.

кавалерии Красной Армии генерал-полковника О. И. Городовикова: формирование казачьих кавалерийских подразделений на базе народного ополчения прекратить. В соответствии с ним на места 6 мая 1942 года была направлена соответствующая директива26. Предлагалось в пятидневный срок все казачьи подразделения передать в ведение осоавиахимовских организаций, переименовав их в осоавиахимовские кавалерийские подразделения, с сохранением закрепленного за ними конского поголовья. Местным руководителям военного дела поручалось разъяснить личному составу казаков, что при первой необходимости формирование казачьей кавалерийской дивизии будет возобновлено, поэтому знание кавалерийского дела надо совершенствовать в осоавиахимовских подразделениях. Советам осоавиахи-ма передавалось вооружение и снаряжение дивизии. Складывалось и казачье обмундирование. Средства, собранные на формирование казачьей дивизии, переводились в госбанк. Их расходование на иные цели запрещалось. Штаб дивизии, штабы бригад и полков были распущены.

Для продолжения обучения в осоавиахимовских подразделениях было передано в Магнитогорске 185 человек личного состава казачьго полка, в Кыштыме — 35 человек, Сатке — 17, в Катайском районе — 44, Еткуль-ском — 120, Мишкинском — 40, Миасском — 128 и т. д. Работа эта в большинстве мест завершилась к середине мая 1942 года. В некоторых случаях происходило сокращение состава передаваемых подразделений. В Кыштыме, например, за счет отсева лиц призывного возраста и бронированных, в Лопатинском районе из 42 человек передали 17, а остальные ушли в РККА. В Увельском районе из 127 человек продолжали занятия только 55 казаков27. Исполком Магнитогорского Совета депутатов трудящихся принял решение передать осоавиахимовским организациям вместе с казачьими подразделениями 24 лошади и 24 седла. Это позволило продолжать занятия по конной подготовке. По информации, поступившей из Магнитогорска в июле 1942 года, кавалерийское подразделение осоавиахима имело 17 человек командного состава и 181 — рядового&". Переданный осоавиахимовским организациям 11 мая состав кавалерийских казачьих подразделений сохранился полностью и продолжал обучение.

Сохранились документы, свидетельствующие о том, что большинство подразделений казачьей дивизии полностью закончили программу боевой подготовки. Небольшое число бойцов попали в пехотные войска, но значительная часть личного состава казачьих подразделений была призвана в кавалерийские части РККА""&.

Итак, добровольцы попали на фронт, причем большинство из них — в кавалерийские части. Но 1-я казачья кавалерийская дивизия народного ополчения Челябинской области все-таки не состоялась. В чем причина этого? Почему из Москвы пришел такой странный приказ? Не исключено, что это был рецидив застарелого недоверия политического руководства страны к казакам. А может быть,все было гораздо проще. На советско-германском фронте именно в это время развернулись громадные по масштабам и неудачные для Красной Армии бои, завершившиеся вскоре керченской катастрофой. Дожидаться, когда закончат формирование кавалерийской дивизии было некогда и из тыла «выгребали» все, что только можно. Пусть даже в виде малых подразделений. И, не считаясь, как водится, с эмоциями и желаниями людей.

26 ЦДНИЧО. Ф. 288, оп. 6, д. 257, л. 7—8.
27 ЦДНИЧО. Ф. 288, оп. 6, д. 257, л. 15—18, 25, 28, 32—35.
28 ЦДНИЧО. Ф. 288, оп. 16, д. 63, л. 79. ЦДНИЧО. Ф. 288, оп. 6, д. 106, л. 4об.
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов