Спросить
Войти

Люди и книги профессора Непомнящего: пространство России в пространстве частной библиотеки

Автор: указан в статье

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время Т. 16. Вып. 3-4 • 2018

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 16, issue 3—4 Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach &Raum und Zeit Bd. 16., Ausgb. 3.-4.

Пространства России

Хранители времени: музей, архив, библиотека

УДК 027.1:316.4:316.6:316.7

DOI: 10.24411/2227-9490-2018-12041

Тынянова О.Н.

Spaces of Russia / Russischen Raumfahrt

Custodians of the Time: Museum, Archive, Library / Die Hüter der Zeit: Museum, Archiv, Bibliothek

Люди и книги профессора Непомнящего: пространство России в пространстве частной библиотеки

Тынянова Ольга Николаевна, кандидат политических наук, ведущий инженер Института физики Земли им. О.Ю. Шмидта РАН, заместитель сопредседателя Научного совета РАН по изучению и охране культурного и природного наследия ORCID ID http://orcid.org/0000-0002-1750-7428 E-mail: olga-n-tynyanova@j-spacetime.com; ucg.ltd@list.ru

Частные книжные коллекции, особенно когда в них собраны современные издания по отечественной истории и культуре, тем более, истории и культуре такого знакового региона, как Крым, отражают происходящее в стране и сопредельных государствах «в режиме реального времени». Если же это издания с автографами, то перед нами — свидетельства не только личного отношения авторов к собирателю библиотеки, но и процессов в социальном пространстве, от микросоциального (межличностных отношений) до макросоциального, в котором личности дарителя и адресата дара (книги с автографом) «вписаны» в макрорегиональные социальные взаимодействия и отношения. Данная статья посвящена личному книжному собранию профессора Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского, заведующего кафедрой исторического регионоведения и краеведения, доктора исторических наук, профессора А.А. Непомнящего и представляет авторский взгляд как на вышеназванные аспекты, так и на некоторые проблемы личных книжных собраний в современной России.

Начиная с библиотек-святилищ Древней Месопотамии и, особенно, Александрийской библиотеки и оформления института частных библиотек античного мира [Найдорф 2008, с. 19—20] книжность в целом и собирание книг в частности, составляют неотъемлемую часть мировой культуры, ее основание и важнейший «субстрат» и останутся таковыми даже с переходом к цифровым носителям информации [Найдорф 2008, с. 24]. Система координат в пространстве, и социальном, и, тем более, ментальном, и (историческом) времени каждого человека и сам этот пространственно-временной континуум как отдельного человека, так и каждой социальной группы и социума в целом формируется почерпнутым из книг и самими книгами, и бесконечно прав был Ум-берто Эко, утверждая, что «...во всех книгах говорится о других книгах, ... всякая история пересказывает историю уже рассказанную» [Эко 1998.а, с. 608]. При этом не только «работа над романом — мероприятие космологическое, как то, которое описано в книге Бытия» [Эко 1998с. 608] — подобным мероприятием при ближайшем рассмотрении оказывается работа также и над любым научным исследованием, прежде всего историческим, — и, тем более, собирание книг: что, как не универсум, творит историк, восстанавливая утраченные во времени связи человека с другими людьми, человека с другими книгами. Такие библиотеки — и сами по себе культурный универсум, и отражение исторически сформированного культурного универсума, позволяющее

«.различать следы, по которым читаем в мире, как в огромной книге. ... всей вселенной нам творенье — будто бы изображенье, книга или зеркало.» [Эко 1998.б, c. 30], —

зеркало таких библиотек всегда развернуто из (сакрального/сакрализуемого) центра к контролируемому им пространству — как социальному, так и географическому. В этом смысле собирание библиотеки есть сотворение пространства (по плану ее собирателя), так что любая библиотека в процессе собирания оказывается — коль скоро все собираемые в ней издания связаны отношениями с собирающим ее библиофилом и между собой — одновременно и самим пространством, и его планом-отражением, и его маркером, причем, одновременно, планом и маркером Большого (геополитического) пространства. Последнее, по-видимому, вполне отчетливо осознавал и человек бронзового века, и, возможно, Средневековья. Не случайно на

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 16, issue 3-4 Spaces of Russia

Custodians of the Time: Museum, Archive, Library

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach &Raum und Zeit Bd. 16., Ausgb. 3.-4. Russischen Raumfahrt

Die Hüter der Zeit: Museum, Archiv, Bibliothek

Тынянова О.Н. Люди и книги профессора Непомнящего: пространство России в пространстве частной библиотеки

самых ранних этапах освоения им цивилизационного (политико-культурного) и географического (геополитического) пространств библиотеки выступали собственно геополитическими маркерами, что предполагало и вполне определенные действия по отношению к ним в ходе экспансии:

«При завоеваниях древневосточных городов-государств или империй, их библиотеки становились целью нападавших именно в значении хранилища-санкции власти поверженного владыки. Новый владыка в своей столице создавал собственную библиотеку (в т.ч. путем грабежа библиотек побежденных стран), тем самым воссоздавая институт библиотеки как священного архива — как "структуру, в рамках которой происходит воспроизводство определенной сферы общественной жизни, стабилизирующей социальную динамику" (согласно одному из определений понятия "социокультурный институт")» [Найдорф 2008, с. 21].

Но «зеркало» библиотеки как культурного универсума всегда развернуто из прошлого в настоящее, и в Новое и Новейшее время их теперь уже вполне рациональной основой часто становятся не раритеты, а современные собирателям издания — документы и свидетельства этой современности, обретающие особую ценность для потомков как «информационные субстраты» связи времен. Именно такими собраниями особо выделяется Крым с его знаменитыми личными книжными коллекциями, составившими основу фондов научной библиотеки недавно отпраздновавшего свой столетний юбилей Таврического университета / Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского и Научной библиотеки «Таврика» Центрального музея Тавриды — собраниями екатерининского сановника на службе потемкинской канцелярии B.C. Попова, Таврического лечебного инспектора Ф.Ф. Брун-са, владельцев имений Кучук-Ламбат и Саблы Бороздиных-Давыдовых, одного из владельцев Симеиза Н.С. Мальцова, первого ректора университета Р.И. Гельвига, одного из крупнейших крымоведов А.Л. Бертье-Делагарда, основателя Карадагской научной станции Т.И. Вяземского (см. [Непомнящий 2016; Колесникова 2003; Калмыкова 2013; Лапченко Е.В., Лапченко В.Ю. 2015]) и др.

За книжными томами таких библиотек — человеческие судьбы, сложное сплетение межличностных отношений, неявно присутствующих и в создании самих книг, и в их появлении в личных библиотеках, и в читательских биографиях. Так сами библиотеки, неся на себе отпечаток прошлого социокультурного пространства, формируют собственное социокультурное поле, становятся «субстратом» культурных связей, с особой остротой проявляющихся там и тогда, где и когда они собираются представителями исторической науки — профессиональными историками, археологами, историками науки и отдельных ее отраслей. При этом в России, как правило, по ряду причин, которые будет упомянуты ниже, предметом собственного научного исследования такие частные книжные собрания становятся только после их перехода от собирателя в фонды государственных библиотек, музеев, архивов. Поглощение личных культурных пространств (частных книжных собраний) Большим пространством государственных институтов закономерно. Более того, к этому времени — и это одна из существенных причин того, что именно тогда личная библиотека становится доступной для исследователей — и собиратель, и значительная часть авторов собранных им изданий сами оказываются частью исторического прошлого, что с точки зрения научной этики делает исследование если не более объективным, то более безопасным, а иногда и просто доступным, поскольку далеко не каждый библиофил готов допустить исследователя к своей коллекции (о малой доступности частных библиотек см., напр., [Сеславинский 2015]). Однако на переломных этапах истории — а первая четверть XXI века для истории и Крыма, и в целом России переломный этап ничуть не менее, нежели первая половина ХХ века, — столь знакомый по революционному романтизму Шиллера и Герцена девиз "Vivos voco!" обретает значение концептуального посыла исследовательской программы. Изучение активно формирующихся сегодня в Крыму и в целом в России личных собраний современных научных изданий представляется задачей чрезвычайно значимой как в социокультурном, так и в «старом добром» геополитическом отношении.

С этой точки зрения отдельного пристального внимания заслуживает личное собрание крымоведческих и историко-культурных источников профессора Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского, заведующего кафедрой исторического регионоведения и краеведения, доктора исторических наук, профессора А.А. Непомнящего. Заслуживает тем, что, во-первых, самим фактом своего существования (и постоянного собирания) способствует восстановлению связи современности с традиционно мало уважаемым в России недавним прошлым (таковое как «трагическую ошибку» принято по большей части предавать анафеме и забвению) — хотя самым ранним по времени издания в этом личном собрании является путеводитель 1914 года (Крым: путеводитель / Крымское общество естествоиспытателей и любителей природы. Симферополь: Тип. Тавр. Губ. Земства, 1914), наиболее старый пласт библиотеки принадлежит изданиям 20-х—30-х годов прошлого столетия:

Статистико-экономический атлас Крыма. Вып. 1 / Сост. Б.П. Вологдин и др.; Крымское статистическое управление. Симферополь: Крымиздат, 1922. [49 карт+50 с.]. (Серия: «Библиотека крымоведения»). На рус. и крымтат. яз.;

Шнеур В.К. Путеводитель по Крыму / КрымОХРИС. 1 изд. [Симферополь], 1924. 527 с.

Барсамов Н.[С.], Полканов А.[И.] Феодосия: прошлое города и археологические памятники / Феодосийский археологический музей. Феодосия, 1927. 56 с., ил. + 1 л. план.;

Штекер А.О. Алушта и ее экскурсионный район. Симферополь: Крымгосиздат, 1927. 69 с. + [3] с. для заметок схема + карта, ил. (Серия: «Библиотека крымоведения»);

Недзельский Б.Л. Пушкин в Крыму. [Симферополь]: Крымское гос. изд-во, [1929]. 90 с.;

Ковалiвський А.[П.] Розписи мусульманського кладовища // Схщний св^. Харюв, 1928. № 6. С. 195—210. (С собственноручным автографом А. Ковалевского: «Високоповажному академiковi Агатангелу Юхимовичу Кримському з щирою повагою. Колишнш його учень А. Ковалiвський. 8 III 1929 р. Харюв»).

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 16, issue 3-4 Spaces of Russia

Custodians of the Time: Museum, Archive, Library

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach &Raum und Zeit Bd. 16., Ausgb. 3.-4. Russischen Raumfahrt

Die Hüter der Zeit: Museum, Archiv, Bibliothek

Тынянова О.Н. Люди и книги профессора Непомнящего: пространство России в пространстве частной библиотеки

Наиболее ранние (по времени выпуска) издания из личного собрания проф. А.А. Непомнящего, слева направо: титульный лист путеводителя по Крыму 1914 г. (Крым: путеводитель / Крымское общество естествоиспытателей и любителей природы. Симферополь: Тип. Тавр. Губ. Земства, 1914); обложка первого выпуска Статистико-экономического атласа Крыма (Сост. Б.П. Вологдин и др.; Крымское статистическое управление. Симферополь: Крымиздат, 1922); титульный лист путеводителя по Крыму В.К. Шнеура (Путеводитель по Крыму / КрымОХРИС. 1 изд. [Симферополь], 1924); обложки изданий «Феодосия: прошлое города и археологические памятники» Н.С. Барсамова и А.И. Полканова (Феодосия, 1927) и «Пушкин в Крыму» Б.Л. Недзельского (Крымское гос. изд-во, [1929])

Соркин А.З. Евпатория как курорт: научно-популярный очерк / Предисл. и отв. ред. А.К. Шенк. 4 изд.: [доп. и пе-рераб.]. [Симферополь]: Крымгосиздат, 1937. 39 с.;

Зиядинов Д. Пушкин и бывший Ханский дворец / Бахчисарайский дворец-музей. [Симферополь]: Госиздат Крымской АССР, 1937. 26 с.

Уже по этим только изданиям из личной библиотеки Андрея Анатольевича можно судить об основных приоритетах включения Крыма в пространство Советского государства в 1920-е—1930-е годы: общее представление об экономическом и культурном потенциале полуострова как о новообретенном ресурсе рабоче-крестьянской власти (в первые годы после присоединения Крыма к Советской России), культурное — археологическое, историко-литературное и этнографическое — наследие в конце 1920-х годов, периода едва ли не наибольшей социокультурной свободы за всю историю советской власти; политически (идеологически) нейтральные или эффективные в политико-пропагандистском отношении рекреационные возможности Крымской АССР и идеологически значимые культурные символы в конце 1930-х.

Посчастливилось проф. Непомнящему иметь в своей библиотеке и оригинал издания, подготовленного к юбилею Арсения Ивановича Маркевича (Известия Таврического общества истории, археологии и этнографии (бывш. Таврической ученой архивной комиссии). Симферополь, 1927. Т. 1(58). VIII, 208 с., ил.), «дабы ознаменовать исполнившиеся в 1926 году 50-летие его научной деятельности и 70-летие со дня его рождения» (о подготовке этого издания см. подробнее [Непомнящий 2017]).

Том «Известий Таврического общества истории, археологии и этнографии», изданный в ознаменование 50-летия научной деятельности А.И. Маркевича и 70-летия со дня его рождения (Под редакцией секретаря о-ва Н.Л. Эрнста. Симферополь, 1927. Т. 1(58).): обложка

(слева), фронтиспис с фотографией А.И. Маркевича (в центре) и первая страница (справа)

Во-вторых, личное книжное собрание А.А. Непомнящего заслуживает особого исследовательского внимания и по той причине, что оно не просто служит делу восстановления «связи времен», делу осмысления и культурной трансляции опыта недавнего отечественного прошлого в современность (подобно тому, как благодаря усилиям Андрея Анатольевича произошла культурная трансляция в современность исторической серии «Библиотека крымоведения»), — эта библиотека в значительной мере и есть отражение — «многофокусная проекция» — самой современности. Это не просто собрание современных изданий, охватывающих весь спектр крымоведческих и смежных с ним исследований, как разошедшихся значительными тиражами, так и ставшие библиографической редкостью едва ли не сразу по выходе из типографии (монографии по истории Крыма и крымская

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 16, issue 3-4 Spaces of Russia

Custodians of the Time: Museum, Archive, Library

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach &Raum und Zeit Bd. 16., Ausgb. 3.-4. Russischen Raumfahrt

Die Hüter der Zeit: Museum, Archiv, Bibliothek

Тынянова О.Н. Люди и книги профессора Непомнящего: пространство России в пространстве частной библиотеки

историческая периодика, путеводители по Крыму и серийные издания (журналы и книги) о нем, как местные, так и изданные за пределами полуострова; востоковедение, прежде всего татароведение; книги о крымоведах и крымоведческих организациях; материалы конференций — уникальные микротиражные издания). Это прежде всего издания, позволяющие увидеть «человеческие лица крымской истории», проникнуть в суть человеческих отношений между учеными, увидеть их в ежедневном общении с коллегами, учителями и учениками, с членами семей и с чиновниками, уловив за типографской краской и пометками на полях некогда согревавшие этих людей надежды и обуревавшие их научные и человеческие страсти. И не случайно в центре биобиблиографических исследований самого А.А. Непомнящего всегда оказываются именно эти человеческие судьбы и взаимоотношения, коллизии научной и человеческой коммуникации, охватывающей собой не только Крым, но и — с неизбежностью — Новороссию и «столицы» (Москву и Санкт-Петербург), а в ряде случаев и зарубежные страны (например, Германию).

В этом смысле библиотека известного историка-крымоведа есть собрание источников не столько по «локальной истории» (local history, краеведению), сколько по «малой истории» и «малой социологии» большого исторического времени Российской империи — СССР — Российской Федерации и большого социокультурного евразийского пространства, структурированного Крымом и вокруг него.

Такое отражение — «многофокусная проекция» — крымской и, шире, российской культурной современности не может не быть меж- и мультидисциплинарным. На переплетах книг из личного собрания одного из крупнейших современных специалистов в области биобиблиографии можно увидеть такие названия, как «Топонимика Крыма», «Причерноморье: Крым, Русь в истории и культуре», «Генуэзская Газария и Золотая Орда», «Древняя Таврика», «О соли соляных озер», «Южный берег Крыма», «Восточный Крым», «Никитский ботанический сад», «Очерки истории отечественной археологии», «Земельные отношения»... Коллекция активно и постоянно пополняется — изданиями как приобретаемыми, так и полученными в дар. Среди них — труды как крымских коллег-историков на русском и украинском языках (как, например, «Православные святые средневековой Тавриды» Ю.М. Могаричева, «Крепость на краю седьмого климата» его же, в соавторстве с А.Г. Герценом, «Житие Иоанна Готского в контексте истории Крыма "хазарского периода"» его же, в соавторстве с А.В. Сазановым и А.К. Шапошниковым; «Житие Стефана Сурожского в контексте истории Крыма иконобореского периода» его же, в соавторстве с А.В. Сазановым, Е.В. Степановой и А.К. Шапошниковым, «Нариси з ^торп розвитку системи осв^и кримських татар у Кримськш АРСР (1921—1941 рр.)» Б.В. Змерз-лого; «Нацюнальна пол^ика в Кримськш АРСР у 20—30 роках ХХ столбя» Г.Н. Кондратюка), в том числе и с дарственными надписями. Многостраничный, в 822 пункта, список книг с автографами включает издания крымских историков (назову лишь такие работы упомянутых выше авторов, как учебные пособия «Православные святые средневековой Тавриды» и «Средневековый Крым (VI — середина XIII в.): история, религия, культура» Ю.М. Могаричева и монографию «Мангуп: город в крымском поднебесье» А.Г. Герцена), их украинских коллег — как крымоведческие, так и по истории Украины (например, «Формування кримськотатарського народу: вступ до етногенезу» Л.В. Войтовича, «Нариси з ^торп ВсеукраТнськоТ академп наук» и «Нариси з ^торп сходознавства» Л.В. Матвеевой, «УкраТнська архiвна перюдика 1920—1930-х рр.: iсторiя, бiблiографiя, бiблiометрiя», «Архiвна наука i осв^а в УкраТ&ш 1920—1930-х роюв» и «Особа в украТ&нськш архiвiстицi» И.Б. Матяш).

Профессор Андрей Анатольевич Непомнящий среди книг своей библиотеки

Говоря о книжном собрании А.А. Непомнящего, значительную часть которого составляют книги, подаренные флагману современного крымоведения, нельзя не упомянуть об инскрипте — «краткой дарственной, посвятительной надписи на книгах, оттисках, фотографиях и т.п.» [Эфендиева, Потапова 2013, с. 298].

«Книжный инскрипт многозначен: 1) это факт книжной культуры; 2) феномен бытовой культуры и литературного быта; 3) историко-литературное явление; 4) источник творческой лаборатории.

Воссоздавая колорит эпохи, дарственные надписи (выполненные, как правило, автором книги) рассказывают о литературных связях писателя, характере взаимоотношений с современниками, примечательных эпизодах личной и творческой биографии, а также его мыслях, чувствах и переживаниях. Так, "при наличии изрядного корпуса инскриптов, адресованных одному лицу, можно составить достаточно полное представление, как о самом реципиенте, так и об его отношении с окружающими его коллегами" [здесь ссылка на: Дружинин П.А. Книги с дарственными надписями в библиотеке Г.П.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 16, issue 3-4 Spaces of Russia

Custodians of the Time: Museum, Archive, Library

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach &Raum und Zeit Bd. 16., Ausgb. 3.-4. Russischen Raumfahrt

Die Hüter der Zeit: Museum, Archiv, Bibliothek

Тынянова О.Н. Люди и книги профессора Непомнящего: пространство России в пространстве частной библиотеки

Макогоненко // Новое литературное обозрение. 2007. № 88. С. 431 — О.Т.]. Иными словами, дарственная надпись входит в сферу социологии творчества и психологии человеческих отношений» [Эфендиева, Потапова 2013, с. 298].

Среди более чем 800 полученных в дар изданий, которые авторские автографы сделали уникальными, — труды учителей и учеников А.А. Непомнящего, единомышленников и временных попутчиков, а то и — что также нередко бывает в мире науки — недоброжелателей и завистников (в последнюю категорию, формирующую референтный круг каждого значительного исследователя, как правило, попадает тем больше авторов, чем масштабнее величина адресата дарения и чем безнадежнее стремление дарящего встать вровень с адресатом дарения). Восторженно-благодарственные инскрипты учеников на их монографиях и авторефератах, написанных под руководством, а то и при непосредственной помощи учителя, как правило, воспринимаются исследователями если и контекстуально, то в контексте взаимоотношений «даритель/адресант — адресат дара», возникших именно в момент создания инскриптов (см., напр., [Клюева, Лисунова 2016; Зенкевич 2016; Морева 2016; Сазонникова 2018] и др.). Такое восприятие фундировано и генезисом и эволюцией инскрипта, который «исторически ... возник из посвятительной надписи, а делалась она вышестоящему, покровителю. ... В ХХ в. все больше места в инскрипте занимают личные отношения дарителя и адресата. Но сам факт закрепления этих отношений инскриптом означает, что это лично-публичные отношения, т.е. личные отношения, имеющие публичную значимость, хотя исходно определяемые не статусом, а аффективными моментами» [Рейтблат 2014, с. 288], и авторитетом исследователей дарственных надписей как жанра, в том числе такого выдающегося библиографа, социолога культуры и историка литературы и библиотечного дела, как А.И. Рейтблат. Однако инскрипты приобретают если не иную, то, по крайней мере, дополнительную смысловую нагрузку, если рассматривать последующую динамику отношений дарителя-адресанта и адресата дара и дарственной надписи, особенно если таковая динамика осложнена не только сугубо человеческими межличностными, но и научными конфликтами, тем более — конфликтами социально-политическими. В такой когнитивной и социально-политической — идейной и идеологической — ретроспективе (а, возможно, и перспективе) благодарственные инскрип-ты, по сути своей делающие невозможной «смерть автора» (равно как и любую метафорическую постмодернистскую «смерть субъекта», могут, тем не менее, характеризовать ситуацию дарения «по Даррида», т.е. как уничтожение («смерть») дара:

«Как только дар ... опознается как дар, получает смысл дара, он тут же перестает быть даром. Как только получатель дара узнает, что это дар, он благодарит дарителя и тем самым уничтожает дарение. Как только даритель осознает факт дарения, он сам благодарит себя и опять-таки уничтожает дарение [выделено мной — О.Т.]» [О Даре... 2011, с. 149].

Подобного рода смысловые инверсии автографов и инскриптов крымоведов богатой социальными потрясениями первой половины ХХ в. не единожды становились предметом исследования самого профессора Непомнящего, позволяя ему не в последнюю очередь благодаря этим свидетельствам эпохи мастерски воссоздавать ее драматический колорит. Но точно так же и в новейшее время автографы и инскрипты, адресатами которых является сам исследователь, не просто позволяют проследить путь произведения от автора к владельцу личной коллекции — все содержащие автографы издания оказываются свидетелями и свидетельствами формирования (в данном случае — в Крыму и в России в целом) нового социокультурного пространства, элементами и «субстратом» пространства, образованного взаимодействиями и отношениями, возникшими в результате научной, педагогической и собирательской деятельности профессора А.А. Непомнящего:

«[В «лирических» библиофильские эссе и предисловиях к публикациям инскриптов] ...инскрипт рассматривается в "романтическом" ключе, как некоторое уникальное послание художника конкретному лицу, как изолированный акт. ... Иным представляется инскрипт взгляду социолога литературы, изучающего социальное взаимодействие в рамках института литературы и в каждом компоненте литературной системы и в каждом артефакте этой сферы усматривающего прежде всего воплощение подобного взаимодействия» [Рейтблат 2014, с. 278—281].

Изучение собрания инскриптов личной книжной коллекции А.А. Непомнящего позволяет прослеживать характер таких взаимодействий и их изменения в советские и постсоветские годы, в период, предшествовавший возвращению Крыма в состав Российской Федерации, и в ходе адаптации к новым социально-политическим и социокультурным реалиям, что предоставляет политологу, социологу, историку, социальному психологу поистине уникальные возможности.

«Профессору Андрею Анатольевичу Непомнящему с глубоким уважением от автора. Акулов» [на издании: Акулов М., Петров В. 16 ноября 1920. — Москва: Молодая гвардия, 1989. — 240 с. (Серия: «Памятные даты истории»)];

«Учителю, редактору, вдохновителю от автора и ученика с огромной благодарностью! 9.09.04. Бобков» [на издании: Бобков В.В. Статистики Таврической губернии (XIX — начало ХХ века): биобиблиографический указатель / Под ред., вступ. ст. А.А. Непомнящего; Таврический национальный ун-т им. В.И. Вернадского. — Симферополь, 2004. — 304 с. (Серия: «Биобиблиография крымоведения». Вып. 1)];

«Шановному пану Андрт вiд одного з авторiвз найкращими побажаннями. Одесса. 21.01.09. О. Бачинська» [на издании: Чорноморська минувшина: записки Вщдшу юторп козацтва на ^вдн УкраТни. — Одесса, 2008. — Вип. 3.— 208 с.+4 с. т.];

«Андрею Анатольевичу Непомнящему - Человеку, изменившему всю мою жизнь. От автора - с уважением и благодарностью. 31/III-2011 г. А. Севастьянов» [на издании: Севастьянов А.В. Десять лет на службе крымоведения: Российское общество по изучению Крыма (1922—1932) / Под ред. А.А. Непомнящего. — Симферополь, 2010. — 256 с., ил. (Серия: «Биобиблиография крымоведения». Вып. 13)];

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 16, issue 3-4 Spaces of Russia

Custodians of the Time: Museum, Archive, Library

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach &Raum und Zeit Bd. 16., Ausgb. 3.-4. Russischen Raumfahrt

Die Hüter der Zeit: Museum, Archiv, Bibliothek

Тынянова О.Н. Люди и книги профессора Непомнящего: пространство России в пространстве частной библиотеки

«Андрею Анатольевичу с благодарностью за помощь и в ожидании рецензии. Тункина. 12.07.2008» [на издании: Бу-зескул В.П. Всеобщая история и ее представители в России в XIX и начале XX века / Сост., вступ. ст., подг. текста комм., библиографический словарь-указатель И.В. Тункиной. — М.: Индрик, 2008. — 832 с., [8] л. ил.];

«Моему единственному научному руководителю, лидеру современного крымоведения - Андрею Анатольевичу Непомнящему - с безграничной благодарностью за многолетнее сотрудничество и замечательное общение; а также с пожеланием дальнейших успехов, благополучия и процветания от автора. 13.09.2012 г. В. Калиновский» [на издании: Калинов-ский В.В. «Древностей — и замечательных, и интересных, и красивых — непочатый уголок»: церковное крымоведение (1837—1920) / Под ред., вступ. ст. А.А. Непомнящего. — Киев; Симферополь: Антиква, 2012. — 340 с., ил. (Серия: «Биобиблиография крымоведения». Вып. 18)];

«Дорогому и уважаемому Андрею Анатольевичу!!! Моему Научному отцу и единственному человеку на этой земле, кто меня, не смотря ни на что, всегда поддерживал, помогал, понимал и сотворил из меня то, кем я сейчас являюсь. С преклонением, Улькера» [на издании: Мусаева У.К. Развитие музейного дела в Крымской АССР (1921—1941). — Симферополь: Крымучпедгиз, 2013. — 404 с. (Серия: «Биобиблиография крымоведения». Вып. 21)];

«Глубокоуважаемому Андрею Анатольевичу, ученику, обошедшему учителя, с признательностью. Д. Омельчук. 31.01.14» [на издании: Холокост в Крыму, 1941—1944: документы и материалы / Сост. Б.Г. Берлин, Д.В. Омельчук. — Симферополь: Н. Орiанда, 2013. — 184 с, ил.];

«Шановному Андрт Анатолшовичу на добру згадку вiд автора. Роман Берест. 24.09.14. м. Луцьк» [на издании: Берест Р. Середньовiчнi монастирi Галичини: житло та побут / Львiвський нац. ун-т iм. 1вана Франка. — Львiв, 2011. — 332 с.];

«Урметли профессор, Андрей Анатольевичке сайгьы ве урмет иле, тертип этувджилерден. Абибулаева Э.Э.

Нашему дорогому Учителю с наилучшими пожеланиями, авторы-составители. Сеитмеметова С.А.» [на издании: Периодические издания личной библиотеки Исмаила Гаспринского в коллекции Бахчисарайского музея-заповедника: к столетию со дня основания Бахчисарайского музея / Авт.-сост. С.А. Сеитмеметова, Э.Э. Абибуллаева. — Симферополь: Доля, 2015. — 176 с. — (Серия: «Бахчисарайская коллекция»)];

«Андрею Анатольевичу в день 205-летия Феодосийского музея древностей. Мы вместе любим Крым! Э. Петрова. 25.05.2016» [на издании: Петрова Э. Исторический и художественный альбом Тавриды Евгения де Вильнёва и Викентия Руссена / Пер. с франц. А.В. Карпенко; комм. А.А. Евсеева. — Феодосия: Коктебель; Симферополь: Н. Орiанда, 2016. — 240 с. (Серия: «Палитра времени». Вып. 2)];

«Многоуважаемому коллеге-профессору А.А. Непомнящему - на добрую память и с надеждой на развитие нашего крымоведческого сотрудничества. Д.В. Сень. 29.09.2018 г.» [на издании: Библиография научных трудов д. и. н., профессора Южного федерального университета Д.В. Сеня / Сост. В.И. Колесов, Н.И. Швайба. — Ростов-на-Дону: изд-во Южного федерал. ун-та, 2017. — 36 с.], —

даже среди приведенных инскриптов личной библиотеки проф. А.А. Непомнящего, тем более среди содержащихся в ней более 800 изданий с дарственными надписями на русском, украинском, крымскотатарском, болгарском, французском и др. языках — автографы начинающих исследователей и признанных деятелей науки и культуры России и Украины, равно как и тех, кто формирует сегодняшние политические и идеологические реалии их обеих; автографы тех, кто с гордостью именует себя крымскими историками, и тех, кто с не меньшей гордостью стал позиционировать себя как «историков федерального уровня», а то и историков украинских. Дарственные надписи, под которыми их авторы будут готовы подписаться и спустя десятилетия, и дарственные надписи, от которых кто-то из авторов готов будет «отречься трижды, прежде чем пропоет петух». — как и книги, инскрипты частных книжных коллекций имеют свою судьбу и заслуживают того, чтобы эта судьба становилась научной по мере пополнения коллекции, тем более, по мере изменения характера формирующих социальное пространство взаимодействий и отношений в масштабе как страны, так и профессионального сообщества, к которому принадлежат адресант и адресанты дарственных надписей.

Собирание личных книжных коллекций — процесс длительный, растягивающийся в буквальном смысле слова на всю жизнь собирателя и требующий от него всей этой жизни, а к ней и немалых средств даже тогда, когда личная библиотека формируется современными изданиями, что уже само по себе означает подвижническую судьбу владельца частной коллекции. Собирателями же антикварных изданий в большинстве своем становятся люди более чем состоятельные, банкиры, промышленники, олигархи — достаточно взглянуть на список владельцев наиболее крупных частных коллекций манускриптов и старопечатных изданий, составленный М.В. Сеславинским (см. [Сеславинский 2015]), чтобы понять: целью подобного рода коллекционеров сегодня является владение как таковое, размещение капитала, но не приращение научного знания, тем более не просветительская общедоступность собранной коллекции, оказывающейся практически полностью изъятой из какого бы то ни было обращения (даже в виде электронного каталога, не говоря уже о цифровой доступности, какую обеспечивает, например, библиотека Московской духовной академии и Троице-Сергиевой лавры). И это — еще одно, возможно, наиболее принципиальное препятствие на пути изучения частных книжных собраний до их перехода в фонды соответствующих государственных институтов.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 16, issue 3-4 Spaces of Russia

Custodians of the Time: Museum, Archive, Library

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach &Raum und Zeit Bd. 16., Ausgb. 3.-4. Russischen Raumfahrt

Die Hüter der Zeit: Museum, Archiv, Bibliothek

Тынянова О.Н. Люди и книги профессора Непомнящего: пространство России в пространстве частной библиотеки

Библиотеки, собираемые учеными, в том числе и отечественными (чьи финансовые возможности несоизмеримо меньше возможностей коллекционеров рукописных и старопечатных изданий), служат непосредственно делу научного познания — собранные в них издания формируют источниковую базу научных исследований собирателя (и потому, замечу в скобках, собирание таких библиотек происходило и в советские годы — в отличие от «не поощрявшегося» тогда профессионального коллекционирования, особенно коллекционирования редких изданий [Касьянов, Шаповалов 2008]). Так, возможно, именно собранной профессором А.А. Непомнящим коллекции мы обязаны многим его собственным крымоведческим исследованиям, и едва ли без собранной им библиотеки стало возможным издание двух фундаментальных каталога по крымоведению [Непомнящий 2001, 2015]. Однако даже такая доступность подобных библиотек остается все же доступностью опосредованной. Возможность же каталогизации, тем более оцифровки таких личных собраний практически недоступна их владельцам ни финансово, ни технически, ни в силу академической занятости. Не каталогизированной, увы, остается на сегодняшний день и библиотека проф. А.А. Непомнящего, являющаяся, по-видимому, крупнейшим в России частным собранием современных крымоведческих, а возможно, и украиноведческих изданий и уже в ее сегодняшнем виде сама по себе могущая быть достойным объектом научного исследования — и исторического, и политологического, и социокультурного. Тем более значимым представляется первый принципиальный шаг к такой объективации, каковым, несомненно, станет готовящийся к выходу очередной, 28-й выпуск серии «Биобиблиография крымоведения»: Непомнящий А.А. Судьбы книг и людей в автографах личной библиотеки (Белгород, 2019).

Очевидной представляется необходимость финансовых, организационных и организационно-издательских мер, направленных на большую открытость частных научных библиотек, начиная с их каталогизации и заканчивая введением всех собранных в них изданий в научных оборот, а значит — на помощь коллекционерам и исследователям их коллекций, на развитие прижизненных исследований владельческих книжных собраний. При этом и в качестве потенциального объекта такого исследования, и в качестве элемента социального пространства самого собирателя эта библиотека остается — и, полагаю, останется — важнейшим элементом и маркером российского культурного пространства, необходимой составляющей интеллектуального пространства представителей крымоведческого сообщества, а, возможно, и чем -то еще более значительным: чтобы книги имели свою судьбу, а люди осознавали свою связь с судьбами собственной страны и собственной культуры, и нужна (и нужна будет) библиотека профессора А.А. Непомнящего.

Литература

1. Зенкевич С.И. Советский ученый и его социальные связи: инскрипты книжной коллекции В.В. Данилевского

(по материалам фонда сектора БАН при СПбФ ИИЕТ) // Социология науки и технологий. 2016. Т. 7. №. 4. С. 56 - 73.

2. Калмыкова М.М. Личные книжные собрания в фондах Научной библиотеки Таврического национального

университета имени В.И. Вернадского (1918 — 1940): к 95-летию основания Таврического университета /

Под ред. А.А. Непомнящего. Симферополь: ДИАЙПИ, 2013.

3. Касьянов В.В., Шаповалов С.Н. Особенности развития частного коллекционирования в России в ХХ — ХХ1 в.

(попытка макросоциологического анализа) // Теория и практика общественного развития. 2008. №. 1.

С. 114 — 117.

4. Клюева И.В., Лисунова Л.М. Инскрипты ученых Мордовии на книгах из личной библиотеки М.М. Бахтина //

Трансформация социальных отношений в региональном социуме. VI Сухаревские чтения. Материалы

Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Саранск, 12 октября

2016. Саранск: Научный центр социально-экономического мониторинга, 2016. С. 412—418.
5. Колесникова Н.Н. Симеизский библиофил / / «Таврика»-2: 130 лет краеведческой библиотеке Крыма / Центральный музей Тавриды. Симферополь, 2003. С. 67—68.
6. Лапченко Е.В., Лапченко В.Ю. «...Чтобы ничто, могущее увеличить духовное богатство человечества, не погибало»: к 100-летию Карадагской научной станции им. Т.И. Вяземского // Пространство и Время. 2015. № 1—2(19—20). С. 215—222.
7. Морева О.В. Инскрипты в истории науки // Книга: Сибирь — Евразия. Труды I Международного научного

конгресса. Новосибирск, 1—3 сентября 2016 г. Новосибирск: Государственная публичная научнот?

частные книжные собрания личное книжное собрание А.А. Непомнящего крымоведение издания по новой и новейшей истории России и Украины инскрипты дарственные надписи автографы социальное пространство книгодарение отношения «даритель/адресант — адресат дара и инскрипта».
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов