Спросить
Войти

Металлургическая промышленность Юга России и ее роль в создании Черноморского флота во второй половине XVIII века

Автор: указан в статье

УДК 9

ББК 63.3 (2) 46

МЕТАЛЛУРГИЧЕСКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ ЮГА РОССИИ И ЕЕ РОЛЬ В СОЗДАНИИ ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА

Августин Евгений Александрович,

кандидат исторических наук, доцент (г. Воронеж)

Аннотация. В статье рассматривается история создания Азовской флотилии и Черноморского флота во второй половине XVIII века. При этом анализируется роль в этом процессе экономики Юга России.

METALLURGICAL INDUSTRY OF SOUTH OF RUSSIA AND ITS ROLE IN CREATION OF THE CHERNOMORSKIY FLTEET IN THE SECOND HALT OF

THE 18 CENTURY

Avgustin E.A., candidate of the science, assistant professor (Voronezh)

Abstract. In this we consider the history of creation of the Azov fleet and Chernomorskiy fleet during the second halt of the 18 century. The role of the South Russian economy is also analyzed here. Key words: the navy, metallurgical industry, plant manufacturing, Ship-building.

Практически на всем протяжении XVIII века территория современного Воронежского края являлась основной тыловой базой для создававшегося Черноморского военно-морского флота. Строительство Черноморского военно-морского флота можно разделить на три этапа.

1-й этап связан с деятельностью Петра I, он начинается в 1696 году, во время второго Азовского похода, и завершается в 1712 г. В эти годы
5

были построены основные кораблестроительные верфи Воронежского края, располагавшиеся в Воронеже, Таврове, Павловске, Новохопер-ске, Икорце и т. д. Всего на территории Воронежского края в этот период вступили в строй 14 линейных кораблей, 3 фрегата, 41 галера, 60 бри-гантинов и других вспомогательных судов. Закончился первый этап в 1712 году после неудачного Прутского похода; мир, подписанный с Турцией 11 июля 1711 года, фактически свел на нет все завоевания Петра 1690-х гг.

II этап - 1723 - 1739 гг. Инициатором возрождения строительства военно-морского флота на территории Воронежского края снова выступает Петр I. После завершения удачного Каспийского похода в 1722 г. вновь обострились взаимоотношения России и Турции. Казалось, что новое столкновение между этими державами произойдет в самое ближайшее время. После проведенной в декабре 1722 г. Петром I проверки воронежских кораблестроительных верфей весной 1723 г. в Таврове под руководством вице-адмирала М.Х. Змаевича и русского корабельного мастера Федосея Скляева вновь начинается строительство военно-морских судов. В результате напряженной работы за полтора года в Таврове было построено 30 крупных (прамы и галеры) и 59 малых судов. Однако подписание нового мирного договора между Россией и Турцией 12 июня 1725 г. временно приостановило все работы, но не прекратило их совсем. Все построенные суда были законсервированы в специальных амбарах, и в дальнейшем большинство из них принимало участие в русско-турецкой войне 1735 - 1739 гг. Именно в эти годы, во время правления императрицы Анны Иоановны, возобновляется военно-морское строительство на корабельных верфях Воронежского края. В результате уже к июню 1735 г. была воссоздана Азовская военно-морская флотилия под командованием вице-адмирала П.П. Бреда-ля. В е! составе насчитывалось 64 вымпела: 20 галер, 9 больших и 6 малых прамов, 29 каек и других гребных судов. Все эти суда принимали активное участие в Русско-Турецкой войне, действуя совместно с сухопутными войсками и самостоятельно, отражая нападения турецкого военно-морского флота. Несмотря на то, что в

ходе Русско-Турецкой войны 1735 - 1739 гг. российская сухопутная армия и военно-морской флот добились значительных успехов, главная задача так и не была выполнена. Закрепиться на побережье Черного моря и создать здесь военно-морской флот не удалось [5, с. 15-17].

Окончательно реализовать идею создания Черноморского флота удалось только в ходе III этапа в 1768 - 1782 гг., во время правления Екатерины II. Именно об этих событиях и пойдет речь в данной статье, при этом основное внимание будет уделено не только кораблестроению, но и роли в этом процессе экономики Юга России и прежде всего заводской металлургической промышленности, которая создавалась здесь так же, как и военно-морской флот на всем протяжении XVIII века.

III этап строительства военно-морского флота на территории Воронежского края был вызван активизацией внешней политики России после прихода к власти в 1762 г. императрицы Екатерины II. Одним из ее направлений было южное. Интересы экономического развития России настоятельно требовали выхода в Черное море, по которому могла вестись торговля хлебом из ееюжных районов. Не меньшее значение Черное море имело и для обороны Российской империи, так как входившие в состав Турецкой империи крымские татары совершали постоянные набеги на русскую территорию. Все это учитывала в своей деятельности императрица Екатерина, поэтому уже в первые годы своего правления обратила самое пристальное внимание на положение российского военно-морского флота. Были пересмотрены штаты кораблей, упорядочено их артиллерийское вооружение, началось усиленное судостроение больших многопушечных судов, велась реконструкция портов и верфей.

Внешнеполитическая деятельность, сопровождавшаяся усилением позиций России в Европе и прежде всего в Польше, вызывала сильное недовольство ряда европейских государств, особенно Франции, являвшейся союзницей последней. Чтобы помочь Польше, Франция решила использовать другого восточно-европейского партнера - Турцию - и стала подталкивать ее на войну против России. Воспользовавшись не6

значительным пограничным инцидентом, Турция 25 сентября 1768 г. объявила России войну [8, с. 101-102].

Тайный совет, созданный Екатериной II 4 ноября 1768 года, разработал план военных действий, основная идея которого заключалась, по словам самой императрицы, в нанесении удара Турции с нескольких направлений и не только на суше, но и на море. Русский военно-морской флот должен был действовать против Турции с двух сторон, со стороны Средиземного моря, для чего предназначалась «обшивная» эскадра Балтийского флота, и со стороны Черного моря, где восстанавливалась Азовская военно-морская флотилия во главе с контр-адмиралом Алексеем Наумовичем Сенявиным [8, с. 135].

А.Н. Сенявин должен был возглавить так называемую «Донскую экспедицию», в задачу которой входило восстановление старых петровских корабельных верфей на территории Воронежского края и строительство на них кораблей Азовской военно-морской флотилии. Сам сын известного петровского адмирала Наума Акимовича Сенявина, Аким Наумович к 1768 г. получил достаточно большой боевой опыт. В годы Русско-Турецкой войны 1735 -1739 гг. он служил капитаном корабля в составе Днепровской флотилии. Именно служба в Днепровской флотилии позволила А.Н. Сеня-вину выбрать тип судов, который вполне удовлетворял местным условиям. Действия Днепровской и Донской флотилий в 1735 - 1739 гг. показали, что большие глубоководные суда было чрезвычайно затруднительно проводить через мелководное устье Дона, а мелкие суда такие, как боты и казацкие лодки, приносили мало пользы, потому что не могли успешно действовать против больших турецких кораблей и галер, имевших сильную артиллерию. Исходя из этих условий, Адмиралтейств-коллегия совместно с вице-адмиралом Г. А. Спиридовым и контр-адмиралом А.Н. Сенявиным разработала в 1768 г. проект плоскодонных парусно-гребных судов, получивших название «новоизобретенные корабли». В качестве вооружения они должны были иметь от 12 до 16 пушек 12-фунтового калибра, а также две пудовые гаубицы или мортиры [8, с. 136; 9, с. 192].

Окончательно проект был представлен Ад-миралтейств-коллегией на утверждение Екатерины II 24 декабря 1768 года. В нем «новоизобретенные корабли» разделялись на четыре ранга или типа: трехмачтовые с осадкой 1,83 - 2,74 м, двухмачтовые с осадкой 1,52 - 2,43 м, одномачтовые с осадкой 1,83 - 2,7 м и двухмачтовые корабли четвертого типа, представляющие собой бомбардирские суда, предназначенные для обстрела береговых целей. Кроме них, для Донской флотилии предлагалось построить несколько 32-пушечных фрегатов, один брандер, несколько галер и каиков. В дальнейшем от строительства галер отказались [5, с. 17].

Прежде чем начать кораблестроительные работы, администрация Воронежской губернии и руководство Донской экспедиции провели напряженную подготовку. Уже в ноябре 1768 г. из Петербурга в Тавров и в другие адмиралтейства Воронежской губернии был направлен морской генерал-кригскомиссар Н.И. Селиванов для заготовки корабельного леса, оборудования складов и постройки других необходимых строений. Одновременно Воронежскому губернатору было приказано подготовить для будущих рабочих корабельных верфей провианта на 20 тысяч рублей и передать его в распоряжение генерала Селиванова. Кроме заготовки провианта, воронежскому губернатору было дано распоряжение прислать по наряду с губернии 1000 пеших и 1000 конных работных людей. Работников этих и высланных в Воронеж раньше из других губерний 700 плотников и 70 кузнецов по мере их прибытия указывалось направлять в распоряжение генерала Селиванова.

Для прокормления такого огромного количества работных людей требовались большие запасы провианта и фураж для рабочего скота. По распоряжению императрицы Екатерины в январе 1769 г. в Воронежской губернии вводился специальный налог по 1 четверику муки и по 1/2 гарнцу круп с каждой ревизской души. Собранный провиант доставляли в Воронеж и Тавров, где его сдавали в ведомство Провиантской канцелярии. После вскрытия реки Дон ото льда хлеб по воде на бударах доставлялся на судостроительные верфи [1, с. 29-32].

7

В результате всех этих организационных мер осенью 1769 г. удалось организовать успешное строительство кораблей на воронежских верфях. В сентябре в Новопавловске был заложен трехмачтовый корабль «Хотин», относившийся к судам первого типа. Он был спущен на воду 1 марта 1770 г., его вооружение составляли 16 двенадцатифунтовых пушек, экипаж насчитывал 157 человек.

Одновременно с «Хотиным» на Новопавловской верфи было заложено пять двухмачтовых кораблей второго типа: «Азов», «Журжа», «Корон», «Морея» и «Таганрог». Еще два корабля этого типа «Модон» и «Новопавловск» заложили на Икорецкой верфи. Вооружение кораблей состояло из 2-х однопудовых гаубиц и 14 12-фунтовых пушек. Экипаж - 128 человек.

В том же сентябре 1769 г. были заложены два одномачтовых «новоизобретенных корабля» третьего типа в Новопавловске и Икорце. Вооружение их состояло из одной 2-пудовой мортиры, двух 1-пудовых гаубиц и восьми 12-фунтовых пушек. Позднее корабли этого типа были зачислены в бомбардирские суда. В конце 1769 г. на Икорецкой верфи заложили два последних двухмачтовых корабля четвертого типа, вооружение которых состояло из двух 3-пудовых мортир и двенадцати 6-фунтовых пушек.

Все «новоизобретенные корабли» имели плохие мореходные качества и малую скорость. Боевых потерь среди них не было, но после войны в 1782 г. в Азовском море затонул «Таганрог», а в 1785 г. «Яссы», относившийся к судам четвертого типа.

Новохоперскую верфь отвели для строительства фрегатов. В 1770 - 1774 гг. здесь построили шесть фрегатов, получивших названия «Первый», «Второй», «Третий», «Четвертый», «Пятый» и «Шестой». 32-пушечные фрегаты «Первый» и «Второй» спустили на воду в апреле 1771 г.; 58-пушечные «Третий» и «Четвертый» -в апреле 1773 г.; 42-пушечные «Пятый» и «Шестой» - в апреле-мае 1774 г. Кроме того, на Новохоперской верфи были заложены фрегаты «Седьмой» и «Восьмой», но в связи с окончанием войны работы по ним приостановили и спустили на воду только в 1777 - 78 гг. Все эти фрегаты, несмотря на большое количество пушек,

были на самом деле вооружены очень слабо, их артиллерийские орудия в основном состояли из 18-фунтовых единорогов и 3-фунтовых фальконетов [9, с. 192 - 194].

Следует указать на то, что постройка кораблей Азовской флотилии на Воронежских верфях осуществлялась не полностью. Возводились в основном корпуса, на которые ставились мачты, затем корабли в паводок проходили по Дону в Азовское море. Здесь в Таганроге производилась их окончательная оснастка и вооружение артиллерийскими орудиями. Эти работы были завершены к весне 1771 г. 17 мая 1771 г. Азовская флотилия в составе десяти «новоизобретенных кораблей», одной дубель-шлюпки и одного вооруженного парусного бота под командованием контр-адмирала Сенявина вышла в море. Адмиральский флаг был поднят на корабле «Хотин». Кроме основных судов, в состав Азовской флотилии входило до 60 вспомогательных судов и лодок, также построенных на Дону.

К концу 1773 г. в составе Азовской флотилии числилось 33 вымпела: 9 «новоизобретенных кораблей», 2 бомбардирских корабля, 6 фрегатов, 16 ботов, галиотов и транспортные суда. Флотилия была разделена на три отряда. Два из них, под командованием капитанов Сухотина и Кингсбер-гена, крейсировали у берегов Крыма на турецких коммуникациях, а третий под командованием самого контр-адмирала Сенявина охранял Керченский пролив и конвоировал в Азовском море транспорты для Крымской армии [9, с. 194-196].

Именно эти суда и стали основой создавшегося на Черном море Российского военно-морского флота, строительство которого развернулось после подписания Кючук-Кайнарджийско-го мира с Турцией на рубеже 1770 - 1780-хх гг. Инициатором и организатором его создания выступил князь Г. А. Потемкин-Таврический. Под его руководством на берегах завоеванного Черного моря начинается активная кораблестроительная деятельность. Уже в 1779 г. на месте будущего города Херсона построили корабельную верфь, где 26 мая 1779 заложили первый 66-пушечный линейный корабль на Черном море «Слава Екатерины», переименованный в 1788 г. в «Преображение Господне». Сам город был основан только в 1781 г.

8

В следующем 1782 г. два фрегата, входившие в состав Азовской флотилии, вошли в Ахтиарс-кую бухту. В апреле 1783 г. капитан 2-го ранга И.М. Берсенев на фрегате «Осторожный» еще раз осмотрел Ахиарскую бухту и предложил Потемкину создать там военно-морскую базу. Последний согласился с этим предложением, и 2 мая 1783 г. под командованием вице-адмирала Ф.А. Клокачева Азовская эскадра в составе 11 боевых кораблей вошла в Ахтиарскую бухту и бросила якоря. Сразу же на ее берегах началось строительство офицерских домов и казарм для матросов и солдат. В июне 1783 г. все военно-морские силы России на юге стали именоваться Черноморским флотом [4, с. 43].

К 1787 г. Русский Черноморский флот насчитывал 3 линейных корабля, 19 фрегатов и один бомбардирский корабль. Кроме того, в Херсоне и Таганроге достраивались 2 линейных корабля и 5 фрегатов [8, с. 146].

Какую же роль в создании Черноморского флота сыграли металлургические заводы Юга России? Еще в конце XVII века, приступая к строительству на территории Воронежского края военно-морского флота, Петр I учитывал ряд моментов. Прежде всего, был нужен лес, в то время лесов в Воронежском крае было достаточно. Кроме леса, в этом районе находилось много речных путей, которые использовались для транспортировки строительных материалов и готовых кораблей к Азовскому и Черному морям. Крупнейшими водными артериями Воронежского края были реки Дон и Воронеж. Помимо двух вышеуказанных условий для строительства флота необходимо было наличие относительно развитой местной металлообработки. Металл был нужен для оснастки военных кораблей и для изготовления их вооружения.

Уже в конце XVII века на территории Воронежского края начинает развиваться заводская металлообработка. В 1693 г. здесь, на территории Белоколодского уезда, был построен первый относительно крупный металлургический завод -Боринский. Уже с конца 1690-хх гг. он работает для воронежских кораблестроительных верфей. Но продукции Боринского завода было недостаточно, поэтому в 1700 г. правительство Петра I приступает к строительству Липецких металлургических заводов, которое затянулось до 1712 года.

Липецкий металлургический комбинат, в состав которого входило три предприятия - Верхний, Нижне-Липецкий и Козьминский молотовой заводы, выпускал все необходимое для русской армии и военно-морского флота, начиная от корабельных мортир и пушек разных калибров, со снарядами и бомбами к ним, до пистолетов и железных полуфабрикатов. Производительность предприятия при Петре I была достаточно высокой, в год на нем выплавлялось до 60 000 пудов чугуна и выковывалось до 40 000 пудов железа.

Но во второй половине 1720-хх гг. экономическое состояние Липецких заводов ухудшилось, причиной тому был топливный кризис. Хищническая эксплуатация приписанных к заводам лесов приводила к хронической нехватке древесного угля. Правительство постоянно приписывало к ним все новые и новые лесные массивы, но леса продолжало недоставать. О нерациональном использовании леса заводской администрацией в Петербург сообщали неоднократно. Так, в 1725 г. посетивший их капитан-лейтенант Н.А. Сенявин докладывал, что в 1723 г. на заводские работы полагалось 97 431 четверти угля для доменного производства, однако, заготовили 104 613 четвертей. Из этого количества лишние 7272 четвертей угля выбросили на свалку [6, с. 120-121].

Такая же ситуация наблюдалась и в последующие годы. Посланный в 1742 году проверять работу Липецких заводов бергешворен П.Н. Бартенев сообщал в Берг-коллегию, что лесов для них хватит на ближайшие 50 лет. Однако уже к началу 1760-х годов леса, окружающие Липецкие заводы, истощились настолько, что к ним пришлось отвести новые участки в Романовском и Белоколодском уездах на расстоянии 30 -60 верст. В 1769 году и этих лесов оставалось не больше, чем на 4 года, да и то при самом бережном использовании. В 1770 году для доменного производства отвели новые леса уже за 50 верст от завода, а в 1780 г. к Липецким заводам приписали леса Усманского бора, расположенные в 80 километрах [7, оп. 1, кн. 1167, лл. 254-255].

На втором месте стояла проблема снабжения Липецких заводов рудой. Экстенсивный

характер добычи руды, проводившийся в основном в верхних слоях рудоносного пласта, приводил так же, как и с лесом, к быстрому истощению рудников. Рудники приходилось постоянно менять; в мае 1740 г. рудники, располагавшиеся вблизи заводов, закрыли и перенесли на новое место за 40 верст. Уже упоминавшийся Бартенев, осматривавший их в 1740 г., написал в своем донесении в Берг-коллегию, что «по положению места и по толщине той руды и по обширности поля признается в богатстве немалое упование». Но и они истощились к началу 1760-х гг., после чего к Липецким заводам отвели Боровское рудное поле [7, оп. 1, кн. 877, лл. 186-187 об.].

Неумелое ведение дела администрацией Липецких заводов и неудачи в налаживании выпуска рыночной продукции привели к тому, что их рентабельность и производительность постоянно падала, начиная со второй половины 1720-х гг. После того, как кризис к середине 1750-х гг. еще более обострился, государство в 1757 г. передало Липецкие заводы в частные руки князя П.И. Репнина. Последний провел их ремонт и реконструкцию и даже расширил производство, построив в 1758 г. Новопетровский молотовой завод. Но этого оказалось недостаточно для возрождения предприятия, испытывавшего постоянные перебои с поставками сырья и топлива. В результате организовать бесперебойный производственный процесс не удалось.

Для разрешения кризиса П.И. Репнин попытался использовать внеэкономическое принуждение липецких рабочих. Это сразу же вызвало их недовольство и послужило поводом к стихийному возмущению, перешедшему затем в первую организованную забастовку, продолжавшуюся 8 лет.

В связи с началом Русско-Турецкой войны в 1768 г. Липецкие заводы снова приобрели первостепенное значение для российского правительства. Близость к театру военных действий позволяла доставлять артиллерийские орудия и боеприпасы к ним для строящейся Азовской флотилии в более короткий срок, чем с других предприятий. 3 августа 1769 г. Липецкие заводы были выкуплены у Репнина. Отныне в их задачу входило производство артиллерийских

орудий и ядер к ним из чугуна, выплавленного на заводах. Контролировала их работу Берг-коллегия.

После возвращения Липецких заводов в казну основным видом их производства становится литье пушек, снарядов и якорей для кораблей Донской и Днепровской флотилий. В августе 1769 г. Берг-коллегия прислала сюда заказ на изготовление 154 пушек 20, 6, 4 и 3-фунтовых для 12 судов. Заказ должен был быть выполнен к февралю 1770 г. Кроме пушек, приказывалось отлить еще и снаряды, часть из них предназначалась для отправки в Дмитровскую крепость. Однако пушки, отлитые на Липецких заводах в 1769 г., оказались низкого качества, из 23 орудий пробу выдержали только 6. Причиной этого было невысокое качество чугуна. Заказ удалось выполнить только к июню 1770 г., да и то частично. Всего отлили 121 орудие. Поскольку необходимые для Азовской флотилии пушки доставили в Тавров с других заводов, изготовленные на Липецких заводах орудия послали в Павловскую крепость. Всего отправили только 90 орудий, остальные остались на заводе.

Несмотря на такие задержки с поставками, казна все же постоянно посылала заказы на Липецкие заводы и в последующие годы. В декабре 1771 г. поступило требование на изготовление ста 24 и 18-фунтовых пушек. Литье пушек на заводе велось бесперебойно, большая часть из них отправлялась на вооружение кораблей Азовской флотилии. Правда, новых орудий не делали, а заливали главным образом раковины готовых старых орудий. Они находились в крайне изношенном состоянии, и к 1775 г. практически пришли в полную негодность. Липецкая заводская контора вынуждена была обратиться с просьбой в Берг-коллегию о присылке денег на строительство нового чана и получила отказ. Пришлось ограничиться расширением старого чана и укреплением его фундамента, к пяти старым пушечным раковинам добавили еще две, на этом все дело и ограничилось. Тем не менее, благодаря этим полумерам, в 1776 - 1778 гг. на Липецких заводах удалось изготовить более 1500 орудий и снарядов к ним для Азовской флотилии, Керченской крепости и Таганрогского порта.

10

С 1781 г. Липецкие заводы начинают приходить в полный упадок, в 1785 г. Берг-коллегия ликвидирует здесь военное производство и разрешает перейти на производство рыночных товаров. Через десять лет в 1795 г. по указу Сената Липецкие заводы были ликвидированы [7, оп. 1, кн. 2274, л. 1-58, 100-207].

Закрытие Липецких заводов было вызвано истощением местных запасов руды и топлива и снижением качества их продукции. В это время у государства появился новый поставщик военных изделий - частный капитал. Из всех представителей частного капитала особенно выделялись заводчики Баташовы, их деятельность по снабжению строившегося Черноморского флота следует осветить более подробно.

Деятельность заводчиков Андрея и Ивана Родионовичей Баташовых связана с развитием Приокского горного округа во второй половине XVIII века. Приокский горный округ, располагавшийся на стыке Владимирской, Нижегородской, Тамбовской и Рязанской губерний, занимает в истории горной промышленности России особое место. Его возникновение связано с потребностями развивавшейся промышленности страны и активизацией внешней политики России в годы правления Екатерины II. Начавшаяся в конце 1760-х гг. война с Турцией ускорила экономическое развитие этого региона страны и привела к созданию заводской империи Баташовых.

Сами братья Андрей и Иван Баташовы являлись заводчиками в третьем поколении. До середины XVIII века они владели тремя относительно крупными металлургическими заводами в Тульском уезде. Но в 1754 г. их заводское хозяйство пережило сильнейший удар после указа Сената о запрещении всего металлургического производства в радиусе 200 верст вокруг Москвы. В результате к 1762 г. братьям Баташовым пришлось закрыть все свои тульские металлургические заводы ввиду стеснительных условий деятельности и нерентабельности производства.

Тем не менее Баташовы обладали достаточно большими капиталами, кадрами обученных мастеровых людей и навыками строительства и содержания крупных металлургических пред-

приятий. Все это позволило им приступить к освоению Приокского горного округа, гораздо более мощного и экономически перспективного района. Девственные Муромские и Касимовские леса, богатые железорудные запасы, разветвленная система рек и речек обеспечивали важнейшие условия для создания крупного металлургического производства.

В 1755 году в Касимовском уезде ими был построен Унженский доменный и молотовой завод. В 1759 г. вступил в действие второй завод Баташовых - Гусевский, располагавшийся во Владимирском уезде. Оба завода являлись крупными металлургическими предприятиями, выпускавшими до 200 тысяч пудов чугуна в год. В 1766 г. заводчики продолжили расширение своего производства, построив в Арзамасском уезде мощный Выксунский чугуноплавильный и железоделательный завод.

Строительство Выксунского завода было вызвано тем, что Баташовым в середине 1760-х гг. правительство стало давать военные заказы. Это потребовало срочного расширения производства. Первый заказ заводчики получили в 1766 году, им указывалось изготовить для Южной армии артиллерийские орудия и различные металлические припасы. С началом войны с Турцией правительство полностью загружает военными заказами всю группу баташовских заводов [3, с. 465-466].

Уже в конце 1768 г. на заводах Баташовых для армии и флота было изготовлено 360 фальконетов, 28 151 ядро, 3 682 книппелей, 3000 бран-дскугелей и 18 560 пудов дроби. В 1769 г. на баташовских заводах организуется производство артиллерийских орудий. Было отлито 70 пробных орудий, из которых годными оказалось только 26, остальные были забракованы. В следующем 1770 г. артиллерийское производство на заводах Баташовых пошло более успешно, было отлито 154 орудия, все оказались без брака и 9595 ядер. Кроме этого, Баташовы изготовили 2626 книппелей, 3 900 бомб и 10 800 пудов дроби. В 1771 г. отлито 128 пушек, 18 единорогов, 8092 пуда дроби, 366 гранат и книппелей. В 1772 г. отлито 3000 ядер, 7000 бомб, 1000 брандскугелей, 500 гранат и 14 пушек. Выполнение крупных заказов продолжалось и в последующие годы; так,

в 1773 г. было изготовлено 880 орудий, а в 1774 г. еще 258. Одновременно для Азовской флотилии было изготовлено 1111 пудов якорей. Таким образом, только за одно пятилетие заводы Баташовых дали для русской армии и военно-морского флота значительное число орудий и боеприпасов.

Изготовление орудий и боеприпасов продолжалось и в последующие годы, особенно интенсивно в годы создания Черноморского флота и перед Русско-Турецкой войной 1787 -1791 годов. Так, в течение 1777 - 1779 гг. они отлили для Азовского флота 466 орудий.

В 1780 - 1786 гг. эти заводы изготовили для строящегося Черноморского флота 544 орудия, из них 36-фунтовых - 46, 30-фунтовых - 202 и 18-фунтовых - 296. В ходе Русско-Турецкой войны они поставили орудий и боеприпасов Черноморскому флоту общим весом 496 762 пуда и якорей на 27 786 пудов. Заводы Баташовых продолжали снабжать своей продукцией Черноморский флот до начала XIX века [2, с. 351-352].

Военные заказы значительно повлияли на развитие заводского хозяйства Баташовых, за счет них им удалось значительно расширить свое производство, построив еще 12 заводов. По достоинству оценило их работу и правительство Екатерины II: в 1783 г. братья Андрей и Иван Баташовы получили дворянское звание [3, с. 467].

Деятельность Баташовых представляет собой пример взаимодействия государства и частного капитала, успешный для обеих сторон. Такие явления в истории нашей страны встречались нечасто.

Примечания:

1. Ампилов, И.Г. Павловск: страницы истории / Ампилов И.Г. - Воронеж, 2009.
2. Бескровный, Л.Г. Русская армия и флот в XVIII веке / Бескровный Л.Г. - М., 1958.
3. Демиховский, H.H. Источники и пути комплектования рабочей силы на заводах Приокского горного округа в XVIII веке / Демиховский H.H. / О первоначальном накоплении в России XVII -XVIII веков. - М., 1958.
4. Каршинский, О.А. Начальные страницы Черноморского флота / Каршинский О.А. / 300 лет флоту России (Тезисы научно-практической конференции). - Воронеж, 1996.
5. Ливенцев, Д.В. Донские флотилии XVIII века в Воронеже / Ливенцев Д.В. // Евразийский форум. -Воронеж, 2009. - № 1.
6. Материалы для истории русского флота. Часть IV. СПб, 1867.
7. РГАДА (Российский государственный архив древних актов), фонд 271 «Архив Берг-коллегии».
8. Чернышов, А.А. Великие сражения русского парусного флота / Чернышов А.А. - М., 2010.
9. Широкорад, А.Б. Русско-турецкие войны / Ши-рокорад А.Б. - Минск - М., 2000.
12
военно-морской флот металлургическая промышленность заводское производство кораблестроение the navy metallurgical industry plant manufacturing ship-building
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов