Спросить
Войти

Выпуски Казанского государственного медицинского института в 1941-1945 годах

Автор: указан в статье

ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ

УДК 614.25(470.41) [1941-1945]

ВЫПУСКИ КАЗАНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МЕДИЦИНСКОГО ИНСТИТУТА В 1941-1945 ГОДАХ

В годы Великой Отечественной войны самоотверженный труд советских людей в тылу был подчинён основной задаче: «Всё для фронта, всё для победы». Не был исключением и коллектив Казанского государственного медицинского института. Чем же помогал институт фронту? Прежде всего подготовкой кадров врачей. В опубликованных работах отмечается, что в годы войны институт сделал несколько выпусков врачей. Так, в работе Р. Худяковой и Г. Ластиной «Казанский государственный медицинский институт в годы Великой Отечественной войны» опубликованы данные о военных выпусках Казанского государственного медицинского института, а также о числе выпускников в каждом из этих выпусков. Нам уже приходилось обращаться к этим данным в связи с уточнением числа выпускников 1941 г. [2].

В данной статье мы хотели бы обратиться к другому не менее важному вопросу - сколько же выпусков было сделано в Казанском государственном медицинском институте в годы Великой Отечественной войны?

Авторы упомянутой работы совершенно справедливо отмечают, что в 1941 г. было сделано три выпуска врачей, из которых два были досрочными. В августе 1941 г. были выпущены одни юноши. Ф. М. Марданов, выпускник досрочного августовского выпуска, спустя много лет вспоминал: «На 5-м курсе мы (мужская часть студентов) проучились 24 дня. О выпуске нас не предупредили. Иду я, как обычно на занятия, навстречу мне группа студентов нашего курса, ещё издали кричат: «Фатых, ты уже закончил институт. Идём с нами, доктор Марда-нов, в деканат получать дипломы» [3]. Через несколько месяцев наступила пора прощаться с институтом и для девушек. Этот день навсегда остался в их памяти. И. С. Фугина, выпускница досрочного декабрьского выпуска вспоминала: «31 декабря 1941 года сдаём последний госэкзамен. И в тот же день нам вручают справки об окончании института, а вече© 27. «Казанский мед. ж.», № 3

ром в клубе Менжинского профессора и преподаватели прощались с нами. Вечер не был похож на обычный выпускной: полутёмный зал клуба, в первых рядах сидят девушки в военной форме — старшие лейтенанты медицинской службы. Многие из сидящих в зале получили повестки из военкомата» [4]. В 1942 г. были сделаны два выпуска, в том числе один досрочный и в 1943 году - один выпуск. Такие же данные приведены в статье В.Ю. Альбицкого и В.Ю. Сабирзянова [1]. Таким образом, по подсчетам авторов указанных работ в годы войны в институте было сделано 6 выпусков врачей, из которых три были досрочными. Именно эти данные и используются в работах, посвященных деятельности Казанского медицинского института в годы Великой Отечественной войны. И соответственно возникает вопрос, на который нет ответа в опубликованных работах: «А в последующие военные годы в институте не было выпусков врачей?». Этот вопрос более чем уместен, если учесть что в военные годы учебный процесс не прерывался.

Для того, чтобы ответить на этот вопрос обратимся к архивным документам. Действительно, в 1944 г. выпусков студентов в Казанском государственном медицинском институте не было. Это объясняется тем, что в предыдущие годы были сделаны досрочные выпуски. Фактически в 1941 г. в августе и декабре были выпущены студенты, которые должны были окончить институт в июне 1942 г. Кроме того, досрочный выпуск студентов был сделан и в апреле 1942 г. Выпускники этого выпуска не доучились уже больше года и должны были завершить обучение только в 1943 г. Остается 1945 г. Просматривая приказы директора института за 1945 г., нам удалось установить, что в 1945 г. в институте был сделан ещё один выпуск студентов, но не в июне, как это делалось обычно, а в марте, когда ещё шла Великая Отечественная война. Однако об этом выпуске студентов даже нет упоминания ни в указанных, ни в других опубликованных работах. Учитывая, что

об этом выпуске нет опубликованных материалов, мы приводим наиболее полные о нём данные.

Уже в январе 1945 г. приказом директора КГМИ к государственным испытаниям в зимнюю сессию с 1 февраля по 10 марта 1945 г. были допущены 137 студентов лечебно-профилактического, 80 из педиатрического и 35 из санитарно-гигиенического факультетов [5] — всего 252 человека, а 3 февраля — ещё 5 студентов, в частности С.Н. Керцман, Л.И. Скочилова, К.П. Соловьёва, Р. А. Пруссак и Л. С. Суч-кова [6]. 6 февраля такое же право получили студенты лечебно-профилактического факультета Л.А. Кадырова, П.Г. Мельников, из педиатрического А.И. Лукьянова, санитарно-гигиенического З.С. Каги-ров, Л.С. Захарова, С.Х. Сальмянова [7]. И, наконец, 12 февраля к государственным испытаниям был допущен студент лечебно-профилактического факультета Ф.Д. Викторов [8]. Таким образом, государственные экзамены в 1945 г. сдали 264 человека.

После государственных испытаний, согласно приказу директора Казанского государственного медицинского института № 21 от 12 марта 1945 г., квалификация врача с выдачей диплома была присвоена 125 студентам лечебно-профилактического, 80 из педиатрического и 31 из санитарно-гигиенического факультета [9]. Вместе с этим 25 человек получили диплом с отличием, в том числе 15 на лечебно-профилактическом факультете — это А.П. Афанасьева, Б.Б. Азарх, Е.С. Гайдай, Д.И. Дранкин, В.В. Зарубина, Б.Я. Каплун, Е.Н. Касаткина, А.Г. Ко-ротков, А.А. Макаров, А.В. Мингазова, С.Х. Музафарова, Л.И. Никошин, Н.И. Рас-сулова, Т.П. Царегородцева, Н.В. Стол-пова, 5 из педиатрического — М.А. Бар-каева, Л.А. Кугушева, В.И. Романова, Л.В. Тухватуллина, М.Г. Шром и 5 из санитарно-гигиенического — Ф.П. Курт, А.Г. Мамакова, Н.А. Николаева, Е.И. Попова, А.С. Шишкина — всего 261 человек. Несколько выпускников, получивших неудовлетворительные оценки по двум предметам, не выдержали испытаний. 34 выпускникам мартовского выпуска 1945 г. сочетавшим успешную учебу с общественной работой, была объявлена благодарность, и они были премированы ценными подарками. Лучшие из них были 418

зачислены в аспирантуру и клиническую ординатуру. А.Г. Коротков, Л.В. Тухватуллина стали аспирантами кафедры нормальной анатомии, С.Х. Музафарова, С.Н. Иванова — кафедры судебной медицины, З.С. Кагиров, П.П. Курт — кафедры гигиены труда, Д.И. Дранкин — кафедры эпидемиологии, М.Г. Шром — кафедры микробиологии. В клиническую ординатуру по кафедре отоларингологии были зачислены Е.В. Ортман, Т.П. Царегород-цева, по кафедре кожных и венерических болезней — А.В. Мингазова, по кафедре нервных болезней — Л.С. Гайнанова.

В описи личных дел студентов мартовского выпуска КГМИ 1945 г. значатся 264 дела (232 девушек и только 32 юношей). В этом отношении выпуск похож на досрочный декабрьский выпуск 1941 г., октябрьские выпуски 1942 и 1943 гг., в которых девушек было подавляющее большинство. Отличие данного выпуска от остальных заключается в том, что среди его выпускников были студенты, поступившие в Казанский государственный медицинский институт в 1934—1944 гг. Из общего числа выпускников 1945 г. 192 человека поступили в институт до начала Великой Отечественной войны, причём в подавляющем большинстве (142) — в 1940 г., и это не удивительно, так как к тому времени был восстановлен пятилетний срок обучения. Остальная часть поступивших до войны по различным причинам вынуждена была продлить время обучения до 1945 г. 72 человека поступили в институт уже в ходе Великой Отечественной войны в 1941—1944 годах. Знакомство с личными делами этих выпускников показывает, что все они были зачислены в число студентов КГМИ на разные курсы в порядке перевода из других медицинских институтов страны - Воронежского, 2-го Ленинградского, Ростовского, Ленинградского педиатрического, Минского, 1-го Московского, Астраханского и др.

Таким образом, архивные материалы свидетельствуют о том, что в 1941—1945 гг. в Казанском государственном медицинском институте было сделано не 6, а 7 выпусков врачей: в 1941 — три, в 1942 — два, в 1943 и 1945 — по одному. Общее число выпускников военных лет с учётом уточнённых данных о выпускниках 1941 г. составляет 1995 человек.

Литература

1. Альбицкий В.Ю., Сабирзянов Г.А.. Казанский медицинский институт в годы Великой Отечественной войны //Сов. здравоохр. — 1971. — № 4. — С. 61—64.
2. Красильников С.Н.. О выпускниках Казанского государственного медицинского института 1941 года: сколько их было? //Казанский мед. ж. — 2009. — № 5. — ХХХХХХХХС. 758—759.
3. Марданов Ф.М.. О далеком прошлом //Солдат спасённый помнит вас. — Казань, 1990. — С. 28.
4. Фугина И.С.. На Курской дуге //Солдат спасённый помнит вас. — Казань, 1990. — С. 86.
5. Арх. КГМУ, ф. 6446, оп. 1, ед. хр. 48, л. 15-20.
6. Арх. КГМУ, ф. 6446, оп. 1, ед. хр. 48, л. 21.
7. Арх. КГМУ, ф. 6446. оп. 1, ед. хр. 48, л. 23.
8. Арх. КГМУ, ф. 6446. оп. 1, ед. хр. 48, л. 25.
9. Арх. КГМУ, ф 6446, оп. 1, ед. хр. 48, л. 41—45.

С.Н. Красильников (Казань) Поступила 30.03.10

УДК 614.2(091)(470.41)

РОЛЬ ЗЕМСТВА В БОРЬБЕ С ОСНОВНЫМИ ЭПИДЕМИЧЕСКИМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ В КАЗАНСКОЙ ГУБЕРНИИ

Евгения Владимировна Морозова

Кафедра биомедицинской этики и медицинского права с курсом истории медицины (зав. — проф. М.Ю. Абросимова), Чистопольское медицинское училище (директор — Н.С. Лазарева)

Реферат

Рассмотрена роль губернского и уездных земств в борьбе с основными эпидемическими заболеваниями в Казанской губернии в конце Х — начале ХХ веков, а также значение финансирования противоэпидемических мероприятий. Описана организация оспопрививания в Казанской губернии. Проведён анализ заболеваемости и смертности от холеры в доземский и земский периоды.

Земская реформа положила начало формированию в Казанской губернии санитарной медицины, становление которой можно отнести к 60—70 годам Х1Х века. Её развитие было обусловлено постоянными вспышками эпидемий инфекционных заболеваний, таких как оспа, холера, дифтерия, брюшной и сыпной тиф [8]. Большую опасность представляли эпидемии оспы, уносившие многочисленные жизни. Оспопрививание в Казанской губернии с самого начала находилось в уездном ведении. Повсеместно оно было возложено на оспопрививателей, за исключением Казанского уезда, где это было обязанностью фельдшеров и повивальных бабок. Большинство из оспопрививателей были неграмотными людьми, знающими свою работу лишь с технической стороны. При привитии они могли заразить ребенка каким-либо заболеванием, в том числе сифилисом [3]. Жалованье оспопрививателей было достаточно низким: в 1871 г. оно

составляло в различных уездах губернии от 10 руб. в Спасском уезде до 40 руб. в Ла-ишевском. Некоторые земства, желая стимулировать работу оспопрививателей, сверх жалованья платили за каждое удавшееся привитие (в Свияжском уезде — 12 коп., в Цивильском и Ядринском — 10 коп.) [9].

Каждое земство самостоятельно решало вопрос об источнике получения вакцины, методах прививания и организации оспопрививания, Одни земства прививали "гуманизированную оспу", другие — "телячью лимфу"; некоторые земства практиковали перевоз "оспенного теленка" в пункты прививания [1]. С 1870 г. при Казанском обществе врачей начал действовать отдел оспопрививания, членам которого удалось получить качественную вакцину на телятах. Недостаток финансирования, отсутствие помещения, оборудованного соответствующим образом, привели к закрытию отдела в 1872 г. [10]. Понимая необходимость получения качественной и недорогой вакцины, в 1873 г. губернская управа учредила оспопрививательное отделение на базе фельдшерской школы, реорганизованное в 1877 г. в Казанский оспопрививательный институт (КОИ) Казанского губернского земства. Содержание его осуществлялось за счёт продажи противооспенной вакцины в другие регионы. Качество изготовляемой вакцины было достаточно высоким. В 1890 г. процент прививаемос-

Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов