Спросить
Войти

Д. К. Зеленин: ". . . возможность заниматься любимым научным трудом и делает мою жизнь счастливой"

Автор: указан в статье

ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ РЕГИОНАЛЬНОЙ СЛАВИСТИКИ: К 140-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ Д.К. ЗЕЛЕНИНА

УДК 39(092) Д.А. Черниенко

Д.К. ЗЕЛЕНИН: «...ВОЗМОЖНОСТЬ ЗАНИМАТЬСЯ ЛЮБИМЫМ НАУЧНЫМ ТРУДОМ И ДЕЛАЕТ МОЮ ЖИЗНЬ СЧАСТЛИВОЙ»

В статье проводится анализ научных публикаций, посвященных проблеме формирования личностных качеств, мировоззренческих установок и научных интересов Д.К. Зеленина, показаны основные этапы в развитии историографических исследований, роль источников личного происхождения - автобиографии и дневниковых записей, при интерпретации событий жизни Д.К. Зеленина, сделан вывод о влиянии ряда важных личностных и социальных факторов на процесс становления этнографа-слависта.

В 2018 г. исполняется 140 лет со дня рождения этнографа-слависта, фольклориста, диалектолога Дмитрия Константиновича Зеленина (1878-1954), автора более 300 научных публикаций, уроженца села Люк ныне Завьяловского района Удмуртии. Литература, посвященная жизни и творчеству Д.К. Зеленина - своего рода отечественная «зелениниана», весьма представительна. В отечественной историографии хорошо известны развернутые и глубокие аналитические статьи ведущих исследователей, посвященные содержанию различных трудов Д.К. Зеленина [7; 8; 12; 15; 16; 19; 29; 30; 31], а также статьи относительно недавнего времени (2000-х гг.) о некоторых малоизвестных страницах его жизни [1; 3; 11; 23; 24; 25; 27].

Настоящая статья посвящена вопросу о том, как в историографии отражена научная биография Д.К. Зеленина в связи с наиболее сложным и неочевидным сюжетом об истоках и обстоятельствах формирования его профессиональных интересов, вхождении в науку, становления как будущего слависта.

Менее чем за год до смерти Д.К. Зеленина, в ноябре 1953 г., в газете «Удмуртская правда» была опубликована статья кировского краеведа В.Г. Пленкова, подготовленная на основе личной переписки с ученым в 1951 г. и содержавшая некоторые автобиографические материалы, полученные из первых рук [18]. Известно, что эту статью Д.К. Зеленин успел получить. Историографическая традиция, соединявшая биографические сведения и оценки его научной деятельности, берет начало в связи с печальным событием ухода Д.К. Зеленина из жизни - в 1954-1955 гг. в ряде ведущих научных изданий были опубликованы некрологи [2; 28]. В одном из них обращалось внимание на то, что «научные интересы Д.К. Зеленина складываются еще в юношеском возрасте. Первые печатные работы его, написанные в студенческие годы, используют наблюдения, сделанные им в б[вышей]. Вятской губернии, где протекало его детство, и в Юрьеве, где прошли его университетские годы» [28, с. 157].

Более чем через 30 лет, в 1978 г., в связи со 100-летием со дня рождения Д.К. Зеленина

Черниенко Денис Аркадьевич - старший научный сотрудник Удмуртского института истории, языка и литературы УдмФИЦ УрО РАН, кандидат исторических наук (Ижевск), denis_chernienko@mail.ru

Д.А. Черниенко

в «Советской этнографии» вышла статья Л.М. Сабуровой и К.В. Чистова, в которой отмечалось, что «О Д.К. Зеленине написано незаслуженно мало. Это преимущественно некрологи или статьи, касающиеся отдельных, подчас далеко не главных проблем ... Поэтому сейчас очень важно выявить все сделанное им и осмыслить хотя бы узловые моменты его научной деятельности» [26, с. 72].

В следующем 1979 г. издан юбилейный сборник «Проблемы славянской этнографии» [20], первая часть которого имела биографическое содержание. С этого времени собственно биография Д.К. Зеленина становится самостоятельным и важным предметом историографических работ. Однако и через 10 лет, в 1988 г. кировский исследователь В.А. Бердинских указывает на то, что «.о личности Д.К. Зеленина писали до сих пор очень мало. Даже при ... интенсивном использовании большого личного фонда ученого . будущий этнограф не найдет там достаточно материалов, позволяющих восстановить живой облик замечательного исследователя, черты его характера, поведения, быта . Показать реальные трудности его жизни - дело непростое» [5, с. 67].

Усиление интереса к фигуре Д.К. Зеленина «после забытья нескольких десятилетий» произошло уже в постсоветский период, к середине 1990-х гг., особенно в связи с началом издания серии его трудов [4] и 120-летием со дня рождения в 1998 г. [17; 32]. Значительное расширение историографической базы позволило впоследствии известному историку российской этнологии А.М. Решетову уже констатировать, что «биография великого российского этнографа, классика русской этнографии . Зеленина довольно хорошо изучена, о нем написано немало работ» [23, с. 130]. В то же время, В.А. Бердинских в середине 2000-х гг. справедливо утверждал, что Д.К. Зеленин остается до сего дня личностью малоизученной, а многие его труды не опубликованы. Причины этого он видит в разрыве с русской дореволюционной научной школой в советский период, ментальной изолированности Д.К. Зеленина в условиях строгих советских научных догм, сдержанном и даже враждебном отношении к нему советской науки, сохранявшемся вплоть до 1990-х гг., возможно, поэтому «эволюция творческого пути ученого нам представляется сегодня очень туманно» [3].

Жизненный путь Д.К. Зеленина можно разделить на четыре крупных этапа: 1) «вятский период» первые 20 детско-юношеских лет в Вятской губернии (1878-1899), важный период жизни между любительством и профессиональной наукой, на стыке публицистики, краеведения и этнографии; 2) «юрьевско-петербургский этап» - учеба в Юрьевском университете и последующая работа в Академии наук (1899-1915); 3) «харьковский» этап - 10 лет службы в Харьковском университете (1916-1925); 4) самый продолжительный, почти 30-летний «ленинградский» этап (1925-1954).

Каждый из них в той или иной мере освещен в историографической литературе. Но сложнее всего дело обстоит именно с начальным этапом его жизни - временем формирования мировоззрения, интересов, идеалов, жизненных принципов. Эта ситуация обусловлена прежде всего состоянием источников - за отсутствием иных документов, исследователи прежде всего апеллируют к неопубликованным (точнее опубликованным во фрагментах) текстам личного происхождения - автобиографии и дневниковым записям.

Здесь неминуемо возникает важнейший для понимания всей последующей судьбы ученого вопрос - почему или, скорее, благодаря чему юноша из крайне бедной многодетной семьи сельского дьячка («заштатного псаломщика») в глубокой российской провинции (по воспоминанию самого ученого, «глухой медвежий угол») смог встать на путь, приведший его к широкому признанию как «последнего выдающегося этнографа России ХХ века». Специально такой вопрос в имеющихся публикациях не формулировался, но ответ на него, тем не менее, подспудно искали многие биографы Д.К. Зеленина.

Прежде всего, такой подход присущ региональной историографии, что совершенно закономерно, поскольку адресует к неминуемому поиску взаимосвязей между местным культурно-историческим колоритом как контекстом формирования взглядов Д.К. Зеленина в молодые годы и будущими особенностями личности и профессиональной деятельности, возможно, «крупнейшего ученого-гуманитария, когда-либо родившегося на удмуртской земле» [32].

Наиболее ранние публикации, в которых можно встретить интересные и обоснованные размышления на эту тему относятся еще к середине 1960-х гг. и посвященных 10-летию со дня смерти Д.К. Зеленина [6; 10]. Авторы - А.И. Васина, Н.И. Га-ген-Торн, обращают внимание на такие факторы,

Д.К. Зеленин: «...Возможность заниматься любимым научным трудом....»

повлиявшие на становление личности ученого как этногеографические особенности русского села Люк, всеобщую семейную любовь и опеку последнего десятого ребенка в семье, особое влияние отца - Константина Николаевича - как весьма образованного человека. Приводится цитата из дневника Д.К. Зеленина о том, что воспитание в крайней бедности развило его характер, привязало к труду и сделало последний органической необходимостью, а впоследствии эти качества привели и к желанию получить высшее образование, показана роль Н.И. Полетаева - учителя Вятской семинарии, который, возможно, и привил любовь к гуманитарным предметам, как писал сам Д.К. Зеленин, «возбудил жажду знаний и дальнейшего умственного совершенствования» (в период учительствования в Сарапуле такое же по силе влияние мог оказать знаменитый местный историк Н.Н. Блинов [32]). Здесь же, в семинарии, в результате личного опыта и чтения классической литературы пришли увлеченность «природой русского народа» и понимание того, что сведения о ней лучше черпать из самой жизни, а не из книг. Так, вероятно, постепенно и определялась будущая научная специализация Зеленина - русская история, близкая к этнографии и «живой старине».

Любознательность и смышленость юного Дмитрия, его склонность к самовоспитанию и самообразованию, которые позволили ему в шесть лет пойти в школу, через два года оказаться в уездном училище, а затем как одному из самых способных учеников быть принятым и в губернскую духовную семинарию и закончить ее «вторым по успехам», отмечали в разное время сарапульские краеведы А.А. Решетов, Л.Н. Носонова [17; 21]. В зрелые годы, по их мнению, эти качества трансформировались в силу духа, упорство, основательность, ответственность, трудолюбие, что позволило Д.К. Зеленину «создать целую эпоху в этнографии».

В юбилейном сборнике 1979 г. в научный оборот были введены дополнительные характеристики Д.К. Зеленина как человека с пристальным взглядом на любую ситуацию, настойчивого и честолюбивого [9, с. 47]. Впервые приводятся личностные оценки, данные его окружением - педагогами в университете: как человека деятельного и живого, с большими задатками, из которого выйдет хороший ученый [16, с. 61]. Отдельный интерес в этом сборнике представляет статья Е.П. Лупповой об изучении Д.К. Зелениным Вятского края [13], который занимал особое место в его жизни и научной деятельности, поэтому связи с родной землей не прерывались никогда. Именно здесь в многонациональной среде, где проживали русские, удмурты, марийцы, бесермяне, татары, с детства формировались научные увлечения, в семинарские годы проявился и развился главный метод - личного наблюдения, цитата: «любимое мое занятие - наблюдать расстилающиеся передо мной картины жизни, характеров, нахожусь ли я в классе или на пароходе, все равно» [13, с. 83, 93-94]. Закономерно, что именно Вятке посвящены первые студенческие исследовательские работы -уже до окончания университета к 1904 г. Д.К. Зеленин имел 44 публикации (в т.ч. 28 научных), из них более половины (16) - «вятские» по тематике (всего в научном наследии таковых будет более 50).

А.М. Решетов в качестве важного фактора, повлиявшего позднее на выбор научной специальности будущего ученого, с опорой на воспоминания самого Д.К. Зеленина, также выделяет этнографический колорит его малой родины: в самом селе Люк жили русские, но в соседних деревнях преобладали удмурты. Кроме того, в окрестностях села проходила граница двух этнографических групп русского населения - «сарапульцы» и «вятчане», которые в культурном отношении различались. Бытовавшие там фольклорные присловья и анекдоты окружали Зеленина с раннего детства, ему хорошо был знаком крестьянский быт Вятской губернии, что и могло оказать влияние в будущем на выбор им научной специальности [22, с. 138].

А.М. Решетов подчеркивает и такую личностную черту Д.К. Зеленина как любознательность, склонность к самовоспитанию и самообразованию, присущие ему с детства. Свидетельством чему является успешное обучение сначала в земской школе родного села, затем в Сарапульском духовном училище, затем - Вятской духовной семинарии. Кроме того, показательными в отношении внутренней самоорганизации являются, например, два ярких факта. Во-первых, осознанно отказавшись от дальнейшего обучения за казенный счет в Духовной академии и карьеры священнослужителя, Д.К. Зеленин выбрал Юрьевский университет, хотя и провинциальный, но имевший желаемый историко-филологический факультет. Во-вторых, еще в 16-летнем возрасте, в семинарист Дмитрий по широко заведенной тогда практике и советам преподавателей завел дневник, который регулярно

Д..А. Черниенко

вел в течение 8 лет (1895-1902), что характеризует его как человека склонного к системности, размышлениям, самоанализу, т.е. с качествами крайне необходимыми для серьезной науки.

Поступление в университет требовало определенных финансовых затрат, нести которые семья не могла. Поэтому не только с научной целью, но и для подработки, еще будучи семинаристом, Д.К. Зеленин получил первый опыт самостоятельной исследовательской работы, став заочным сотрудником петербургского «Этнографического бюро» и собирая (не безвозмездно) сведения о быте и жизни местного сельского населения для государственной «Программы этнографических сведений о крестьянах Центральной России». С тех пор и в студенческие годы в Юрьеве литературный гонорар был едва ли не главным средством существования молодого автора. Кроме того, для того, чтобы иметь возможность добраться до Юрьева и поступить в университет по окончании семинарии Д.К. Зеленин год преподавал в родном ему Сарапульском училище.

Относительно недавно появилась книга Л. Манчестер (университет Аризоны, США), в которой рассматривается феномен особой социальной группы российских «поповичей» (детей священнослужителей), выходцем из которой был и Д.К. Зеленин [14, с. 363-376]. По мнению автора, у него с молодых лет под влиянием христианского мировоззрения был сформирован особый кодекс поведения («дух», «этос») и происхождение всецело предопределило его склонности и личностные качества: скрупулезность, трудолюбие, ответственность, аскетизм, целеустремленность, принципиальность, самодисциплина, работоспособность, преданность делу и идеалам, самопожертвование, духовное и профессиональное самосовершенствование. И даже советский строй не

смог сделать из него атеиста [вопреки расхожему в советской историографии тезису. -Д.Ч.], прежде всего благодаря глубоко укоренившимся в сознании фундаментальным ценностям и юношеским идеалам. Отношение Д.К. Зеленина к религии, к власти - вот сюжеты его жизни, которые остаются открытыми и дискуссионными. В этом отношении нельзя не согласиться со словами В.А. Бердинских о том, что «в будущем, благодаря новым публикациям, особенно дальнейшей работе с архивом Зеленина, мы сможем более отчетливо разглядеть личность знаменитого этнографа» [5, с. 69].

Таким образом, к попыткам разгадать феномен работоспособности и успешности Д.К. Зеленина как ученого прибегали почти все его биографы. Сегодня очевидно, что этот феномен не может быть понят только через его научно-исследовательскую работу, отраженную в многочисленных публикациях. Здесь неминуемо происходит обращение к сложной, неординарной личности. Исчерпывающего объяснения, вероятно, не существует, но если обобщить существующие в литературе суждения и версии, то становится более понятно, что большинство непоколебимых принципов, которые Д.К. Зеленин пронес через всю жизнь, были связаны с рядом обстоятельств «донаучного» периода биографии, прежде всего, социальным происхождением, авторитетом семьи и первых учителей, собственным сильным характером, этнографическим колоритом малой родины, ранним успешным вовлечением в исследовательскую деятельность. Все это в комплексе способствовало тому, что, анализируя прожитое и сделанное, Д.К. Зеленин смог откровенно признаться: «За 70 лет моей жизни мне пришлось пережить много тяжелых минут и треволнений, но [именно] возможность заниматься любимым научным трудом ... и делает мою жизнь счастливой».

Список использованных источников и литературы

1. Алымов С.С. Космополитизм, марризм и прочие «грехи»: отечественные этнографы и археологи на рубеже 1940-1950-х годов // Новое литературное обозрение. 2009. № 97. С. 7-36.
2. Бежкович А.С. Дмитрий Константинович Зеленин (1878-1954) // Известия ВГО. Т. 87. 1955. Вып. 4. С. 367-369.
3. Бердинских В.А. Д.К. Зеленин - русский этнограф переломной эпохи // Историки Вятского края. Киров: ВГГУ, 2007. С. 32-41.
4. Бердинских В.А. Д.К. Зеленин. Избранные труды [Рецензия] // Новый мир. 1995. № 3. С. 248-249.
5. Бердинских В.А. Из эпистолярного наследия Дмитрия Константиновича Зеленина // Советская этнография. 1988. № 2. С. 67-71.
6. Васина А. Учёный-патриот // Слово о земляках. Ижевск: Удмуртия, 1965. С. 217-230.
7. ВасинаА.И. Д.К. Зеленин (Краткий очерк жизни и деятельности) // Описание коллекций рукописей НА ГО СССР. Л., 1973. С. 7-16.

Д.К. Зеленин: «...Возможность заниматься любимым научным трудом...»

8. Вишневский Б.Н. Работы Д.К. Зеленина по этнографии Прикамья и Урала // На Западном Урале. Сб. ст. Пермь, 1956.
9. Гаген-Торн Н.И. Д.К. Зеленин как педагог и ученый (ленинградский период) // Проблемы славянской этнографии (к 100-летию со дня рождения члена-корреспондента АН СССР Д.К. Зеленина). Л.: Наука, 1979. С. 44-61.
10. Гаген-Торн Н.И., Васина А.И. Дмитрий Константинович Зеленин (К 10-летию со дня смерти) // Известия ВГО. 1966. Вып. 1. Т. 98. С. 67-70.
11. Иванова Т.Г. Д.К. Зеленин: последние два десятилетия жизни // Зеленин Д.К. Избранные труды. Статьи по духовной культуре. 1934-1954. М.: ИНДРИК, 2004. С. 6-18.
12. Иванова Т.Г. Русская фольклористика начала XX в. в биографических очерках. СПб., 1993. 203 с.
13. Луппова Е.П. Изучение Д.К. Зелениным Вятского края // Проблемы славянской этнографии (к 100-летию со дня рождения члена-корреспондента АН СССР Д.К. Зеленина). Л.: Наука, 1979. С. 83-103.
14. Манчестер Л. Поповичи в миру. Духовенство, интеллигенция и становление современного самосознания в России. М.: Новое литературное обозрение, 2015. 448 с.
15.Михно О.Л. Этнологическое направление. Д.К. Зеленин // Школы русской фольклористики середины XIX -начала XX вв. Челябинск: ЧГАКИ, 2001. С. 163-168.
16. Новиков Н.В. Д.К. Зеленин как фольклорист // Проблемы славянской этнографии (к 100-летию со дня рождения члена-корреспондента АН СССР Д.К. Зеленина). Л.: Наука, 1979. С. 61-70.
17. Носонова Л. Ученый с мировым именем // Красное Прикамье. 1998. 10 декабря.
18. Пленков В.Г. Выдающий ученый (к 75-летию со дня рождения Д.К. Зеленина) // Удмуртская правда. 1953. 3 ноября.
19. Поздеев В.А. Д.К. Зеленин - исследователь вятского края // Зеленин Д.К. Избранные труды. Киров: О-Краткое, 2013. С. 8-15.
20. Проблемы славянской этнографии (к 100-летию со дня рождения члена-корреспондента АН СССР Д.К. Зеленина). Л.: Наука, 1979. 240 с.
21. Решетов А.А. Знатоки словесности // Сарапул. 200 лет. Ижевск: Удмуртия, 1980. С. 123-125.
22. Решетов А.М. Дмитрий Константинович Зеленин: классик русской этнографии // Выдающиеся отечественные этнологи и антропологи ХХ века / Сост. Д.Д. Тумаркин. М.: Наука, 2004. С. 137-183.
23. Решетов А.М. Неизвестная страница из жизни Д.К. Зеленина (об участии Д.К. Зеленина в конкурсе в Казанском университете) // Этнографическое обозрение. 2005. № 4. С. 130-136.
24. Решетов А.М. С.П. Толстов и Д.К. Зеленин: к истории их спора об участии финнов в образовании великорусской народности // Радловский сб. Научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2006 г. СПб., 2007. С. 269-274.
25. РобинсонМ.А. Судьбы академической элиты: отечественное славяноведение (1917 - начало 1930-х годов). М.: ИНДРИК, 2004. 432 с.
26. Сабурова Л.М., Чистов К.В. Дмитрий Константинович Зеленин (К 100-летию со дня рождения) // Советская этнография. 1978. № 6. С. 71-85.
27. Семибратов В.К. «Д.К. Зелениным заниматься следует»: письма учеников и последователей учёного [Электронный ресурс] // Этнографическое обозрение-Online. 2013. № 4. С. 202-207. URL: http://joumal. iea.ras.ru/online/2013/2013_4_202_207_Semibratov.pdf (дата обращения 17.05.2018)
28. Станюкович Т.В., Торен М.Д. Дмитрий Константинович Зеленин // Советская этнография. 1954. № 4. С. 157-159.
29. Толстой Н.И. «Очерки русской мифологии» Д.К. Зеленина и развитие русской мифологической науки // Зеленин Д.К. Избранные труды. Очерки русской мифологии. М.: ИНДРИК, 1995. С. 10-27.
30. Толстой Н.И. Д.К. Зеленин - диалектолог // Толстой Н.И. Избранные труды. Т. 3. Очерки по славянскому языкознанию. М., 1999. С. 316-330.
31. Чистов К.В. «Восточнославянская этнография» Д.К. Зеленина // Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография. М.: Наука, 1991. С. 427-451.
32. Шумилов Е. «Член Сказочной комиссии...»: 120-летию Д.К. Зеленина // Удмуртская правда. 1998. 20 октября.
Д.К. ЗЕЛЕНИН ИСТОРИОГРАФИЯ ИСТОРИЯ НАУКИ ЛИЧНОСТЬ НАУЧНАЯ БИОГРАФИЯ НАУЧНЫЙ ТРУД ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЛАВИСТИКА ЭТНОГРАФИЯ
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов