Спросить
Войти

2019.02.026. В.П. ЛЮБИН. Рец. на кн.: РОССИ М. 1918: ПОКОНЧИТЬ С ВОЙНОЙ! ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЗАБАСТОВКИ, БУНТЫ, МАССОВОЕ ДЕЗЕРТИРСТВО2; РОССИ М. ПРОКЛЯТАЯ БАРКА. РИСКОВАННЫЙ ПОХОД МИНОНОСЦА ПОД НОМЕРОМ 3 (1–3 ноября 1918 г.)

Автор: указан в статье

медалью «За отвагу» и погиб в последний год боевых действий, фактически став жертвой политики императора Франца-Иосифа, ввергнувшего страну в войну. Так, на конкретном примере семейства Мозоляк в книге показана история жизни населявших Крайну крестьянских семей, трудности, сопряженные с выживанием в течение веков, причины, толкавшие к эмиграции.

В книге освещается ход войны, военные операции австровенгерской армии в 1914-1918 гг. вплоть до поражения империи в войне и заключения перемирий с противниками в ноябре 1918 г. Заканчивается монография списком литературы (с. 261-270) и именным и географическим указателями (с. 271-287).

Работа Джанда на деле отличается новизной и оригинальностью. Оригинальны сами подходы политолога, когда благодаря применению в историческом исследовании некоторых приемов сравнительной политологии, по-новому трактуются исторические сюжеты, и избран необычный сравнительный угол зрения: официальные круги, т.е. то, что социологи называют элитами, и нижние слои общества, крестьянство, на становом хребте которого и держались империи.

Книга займет достойное место в англоязычной исторической литературе последних лет, несмотря на то, что она написана с других исходных позиций и намного более «камерна», чем, например, прогремевшие на весь мир «монументальные» труды Т. Снайдера или К. Кларка1.

2019.02.026. В.П. ЛЮБИН. Рец. на кн.: РОССИ М. 1918: ПОКОНЧИТЬ С ВОЙНОЙ! ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЗАБАСТОВКИ, БУНТЫ, МАССОВОЕ ДЕЗЕРТИРСТВО2; РОССИ М. ПРОКЛЯТАЯ БАРКА. РИСКОВАННЫЙ ПОХОД МИНОНОСЦА ПОД НОМЕРОМ 3 (1-3 ноября 1918 г.)3.
1 См.: Snyder T. Bloodlands: Europe Between Hitler and Stalin. - L.: Vintage, 2011. - 544 p.; Clark C. The Sleepwalkers. How Europe Went to War in 1914. - L.: Allen Lane, 2012. - 736 p.
2 Rossi M. 1918. Basta con la guerra! Scioperi politici, ammutinamenti, diserzi-oni di massa. - Treviso: Editoriale Programma, 2018. - 127 p. - В тексте ссылка на книгу под № (1).
3 Rossi M. Maledetta barca. Il rischioso viaggio della Torpediniera 3 (1-3 no-vembre 1918). - Treviso: Editoriale Programma, 2018. - 111 p. - В тексте ссылка на книгу под № (2).
2018 г. в разных странах, и прежде всего в странах - участницах Первой мировой войны, сделавшей мир совершенно иным, был отмечен публикацией множества научных монографий, связанных со столетней годовщиной ее окончания. В новых книгах итальянского историка Марины Росси (Триестинский и Венецианский университеты) анализируются внутриполитическая обстановка в Италии в последний год войны, забастовки, бунты и массовое дезертирство. Автор пишет, что она собирается остановиться на малоизвестных и не слишком дискутируемых аспектах Великой войны, к которым она относит, например, стремление к миру и мужественное сопротивление карательным взводам на фронте.

Пятый год войны, отмечает Росси, вызывал в солдатских массах австро-венгерской армии лишь негодование и усталость. Здесь отмечался наиболее высокий уровень изнеможения, голода и чувства безнадежности. Во многих индустриальных центрах Австро-Венгерской империи уже в первой половине года множились эпизоды неповиновения, вызванные стремлением к миру, в них участвовали как гражданские лица, так и военные.

На русско-австро-венгерском фронте с начала войны имело место дезертирство. Современные историки дают цифру в 1 млн 200 тыс. дезертиров в ходе войны с обеих сторон (1, с. 11). Надежды, рожденные Октябрьской революцией в России, создавали новую атмосферу, когда солдаты отказывались подчиняться и воевать. Росси показывает нарастание протестных настроений и числа манифестаций с апреля-мая 1917 г., когда в Австро-Венгерской империи стала все больше ощущаться нехватка самых необходимых продовольственных продуктов.

Цитируя ставшую классической по этой теме книгу «Распад Австро-Венгрии»1 известного итальянского историка Лео Вальяни, автор отмечает, что в 1917 г. австрийские социал-демократы устраивали многотысячные митинги в поддержку русской революции. Так, уже 11 ноября социал-демократами был проведен боль1 Valiani L. La dissoluzione dell’Austria-Ungheria. - Milano: II Saggiatore, 1966. - 505 p.

шой митинг в Вене, а 25 ноября - в Будапеште, на них звучали лозунги с требованием заключения мира с Советской Россией (1, с. 23).

Чтобы избежать восстаний, австро-венгерское правительство решило добиваться привлечения на свою сторону социал-демократов, чтобы с их помощью способствовать прекращению волнений и забастовок (1, с. 42-43). Особенно напряженной была обстановка в Вене и на побережье Адриатики в Триесте, где в январе-феврале 1918 г. происходили политические забастовки с активным участием женщин. В городе Пола и по всей Истрии, как и на военной базе в Каттаро1, нарастали революционные настроения среди рабочих и военнослужащих, вылившиеся в мощное восстание экипажей военных кораблей в феврале 1918 г. (1, с. 79-88), что вызвало карательные меры со стороны властей. Причинами поражения восстания, по мнению Росси, стало то, что хотя восставшие проявили мужество и подражали революционным матросам Кронштадта, у них не было революционной, социалистической партии, которая возглавила бы эту борьбу и могла привести революционных военных моряков к победе.

Летом 1918 г. бесконечные бои в районе реки Пьяве привели к усталости солдатских масс и вызывали протестные настроения как со стороны сражавшихся там итальянцев, так и австровенгерских солдат. Командование австрийской армии пыталось спекулировать на разжигании межнациональной розни и настраивало словенцев против итальянцев. Между тем на австрийском военном флоте в Адриатике в октябре 1918 г. возникли корабельные Советы. Свой вклад в подъем таких настроений вносили и военнопленные-итальянцы, которые, побывав в России, возвращались домой, будучи заражены революционными идеями. Революционные волнения в империи не прекращались (1, с. 123-124).

В заключение автор пишет, что выход России из войны вызвал у солдат австрийской армии единодушное стремление к окончанию войны и установлению мира (1, с. 113). Армейское командование, со своей стороны, чтобы остановить протесты, прибегало

1 Этот город продолжают так называть в Италии. В настоящее время он входит в состав Черногории под названием Котор. Автор предпочитает название, по которому город был помечен на всех картах до 1918 г., и мы также воспроизводим это старое название. - Прим. рец.

к жестким мерам, на фронте действовали карательные взводы, казнившие восставших. Так, только в период между 15 и 25 мая 1918 г. этими австрийскими взводами было расстреляно 15 унтер-офицеров и солдат, итальянцев и словенцев, принявших участие в восстании против войны (1, с. 118).

Первые части второй рецензируемой монографии (2) автор посвящает анализу происхождения «Великой войны», причин вступления в нее Италии, а также хода боевых действий на итало-австрийском фронте в 1915-1918 гг. Вторая книга больше удалась автору, она ближе к серьезному исследованию, чем к публицистическому повествованию. Автор концентрирует внимание на «рискованном походе миноносца под номером 3» из австро-венгерской военно-морской базы в Каттаро в порт Триеста в самом конце войны 1-3 ноября 1918 г. и связанных с этим эпохальных событиях.

Автор вспоминает свои детские годы, когда она проживала в словенской части Триеста под названием Сервола. Тогда ей часто приходилось слышать рассказ, произносимый на триестинскословенском диалекте, о «проклятой барке, что привела к тому, что мы имеем сейчас». Речь шла о военном корабле, который пришел в город в начале ноября 1918 г., после чего вся жизнь в городе и окрестностях перевернулась. Сейчас эта фраза, возможно, вызывает лишь улыбку у сыновей и внуков словенцев и тех, кто ностальгирует по австро-венгерским временам с их проектом «Mitteleuro-pa»1, пишет Росси.

«Сто лет спустя после этого эпохального поворота, в Европе, раздираемой автономистскими, если не сказать националистическими устремлениями, в мире, который, кажется, поклоняется лишь единственной ценности - прибыли, я полагаю, - подчеркивает Росси, - что необходимо преодолеть эту старинную риторику, которая действовала и продолжает действовать, когда касаются темы “терре ирреденте”. Следует напомнить, если быть объективными, что не все жители Триеста и габсбургского побережья Ад1 То есть Срединная (или Центральная) Европа - концепция об особой роли и отличной от других культуре народов, населявших Германию и часть Австро-Венгрии, что требует расширения территории этих государств. Концепция получила распространение на волне роста националистических притязаний в Х1Х -начале ХХ в. - Прим. рец.

риатики, т.е. территории, которая впоследствии стала именоваться Венеция-Джулия, разделяли “итальянский проект”» (2, с. 7).

Далее автор аргументированно опровергает сложившийся во времена фашистской Италии и распространенный и поныне миф о том, что большинство населения в том же Триесте было сторонниками присоединения к Италии. Накануне Первой мировой войны число сторонников ирредентизма не было внушительным, отмечает Росси. Она приводит слова редактора «Пикколо», ежедневной либерально-национальной триестинской газеты того времени, экономиста Марио Альберти: «Сколько было ирредентистов? Они были немногочисленны... Количество их постоянно менялось в зависимости от места и времени. Сознательными ирредентистами были в среднем 2% населения, около 5 тыс. в общем населении Триеста, составлявшем четверть миллиона человек» (цит. по: 2, с. 8-9).

После описания последних сражений у реки Пьяве, победы итальянской армии над австрийцами в Витторио Венето 4 ноября 1918 г., после которой было заключено перемирие Италии с Австро-Венгрией, после рассказа об окончании боевых действий на других театрах войны - в Германии, на Балканах, в Средиземноморье и вызванных этим социальных и политических потрясениях, автор обращается к сюжетам, обозначенным в названии последующих глав: «Война не разрешает национальных противоречий, но лишь отодвигает их решение», «Finis Austriae на Адриатике и так называемая Триестинская революция 29 октября - 3 ноября 1918 г.», «Военнослужащие австро-венгерской армии и бегство военнопленных», «Сдача крепости в городе Пола: волнения, социальное и национальное протестное движение, 27 октября - 5 ноября 1918 г.». Росси пишет о том, что происходило в то время в Триесте, где не прекращались стычки среди местного населения (2, с. 65-66). Во время волнений тон задавали представители словенцев, группировавшиеся вокруг словенского Народного дома.

Далее в книге показано, как в события вмешались военноморские силы, размещавшиеся на Адриатике. Росси раскрывает малоизвестный даже среди профессиональных историков сюжет, посвященный важной роли, которую сыграл один из кораблей австрийского имперского военно-морского флота в конце войны. Уже разоруженный миноносец под номером 3, прибывший из военно-морской базы в Каттаро, совершил в самом начале ноября 1918 г. поход из Триеста в Венецию. На нем были представители разных политических сил, которые намеревались проинформировать итальянский генеральный штаб о положении в городе. Как писали впоследствии участники этого похода, в Венеции они встретили довольно холодный прием. И все же утром 3 ноября миноносец, вслед за которым шли суда военно-морского флота Италии, в том числе один из самых крупных кораблей, эсминец «Отважный» («Audacia»), отправились, несмотря на риск подорваться на минах в водах северной Адриатики, из Венеции в Триест. Собственно, этот миноносец, отплывший из Венеции в 7 утра, опередил на пару часов прибытие в Триест кораблей итальянского военно-морского флота, и проложил им путь в минных полях.

В 14 часов 3 ноября 1918 г. миноносец причалил к триестинскому молу Сан Карло. Находившиеся на миноносце делегаты смогли обратиться к толпе, собравшейся в ожидании итальянского флота, заявив, что итальянские корабли вскоре прибудут. «Два часа спустя в порт Триеста вошел эсминец «Отважный», с его борта сошел генерал Петтити ди Роверетто, который принял на себя управление городом от имени Королевства Италия, положив конец пятисотлетнему господству Габсбургов» (2, с. 69).

Рассмотренными нами монографиями М. Росси продолжает свои прежние поиски1 и выступает с новыми, интересными интерпретациями событий, связанных с участием Италии в Первой мировой войне. Параллельно с текстом в двух монографиях помещены архивные документы, в том числе из личного архива автора, фотографии тех лет, отражающие события на итало-австрийском фронте 1915-1918 гг. Среди фотодокументов: восставшие моряки австро-венгерского флота, перешедшие на сторону Италии, солдаты итальянской армии в окопах фронта близ Пьяве, портреты известных триестинских политиков - итальянцев и словенцев, итальянских военачальников той поры, момент прибытия итальянского короля Виктора-Эммануила III на борту миноносца «Отважный» во взятый итальянцами Триест 10 ноября 1918 г. Эти добавления придают новым книгам Росси особый колорит, читатель

1 Rossi M. 1915: Italia in Guerra. Esperienze e memorie degli italiani delle ex Terre Irredente. - Treviso: Editrice storica, 2015. - 189 p.

чувствует себя как бы соучастником тех событий и погружается в их атмосферу.

Подводя итог, следует сказать, что новые монографии М. Росси, в которых на основе собранных автором интересных материалов трактуются события, связанные с окончанием Первой мировой войны в Австро-Венгрии, Италии и других воевавших странах, представляют собой вклад в итальянскую историографию «Великой войны», которая всегда занимала особое место в истории Италии.

2019.02.027. В КРАСНЫХ ТОНАХ. РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ИТАЛЬЯНСКОЙ ПОЛИТИКЕ ХХ века.

Sfumature di rosso. La rivoluzione russa nell’Italia del novecento / A cura di Maggio M. - Torino: Accademia univ. press, 2017. - XVII, 328 p.

Cборник статей итальянских историков представляет собой исследование трактовок Октябрьской революции в России и советской модели социализма в политическом дискурсе Италии на протяжении ХХ в.

Во введении Марко Ди Маджо (Университет Ла Сапиенца, Рим) отмечает, что в Италии в ХХ в. межклассовые противоречия приняли наиболее ярко выраженную идеологическую и политическую коннотацию. Высокий уровень идеологического противостояния был присущ в целом итальянской политической культуре. Для левого фланга итальянского политического фронта, как и для всего итальянского общества, опыт русской революции 1917 г. был важен с точки зрения анализа государственного устройства и функционирования революционного правительства. События 1917 г. в России и советская модель социализма, пишет историк, являлись неотъемлемым элементом для всех культурных и политических течений, которые пытались определить (негативно или позитивно, в идеологическом ключе, либо с точки зрения социологического анализа) такие понятия, как «массовое общество», «фордизм»,

Первая мировая война Италия в 1918 г. австро-венгерская армия дезертирство итало-австрийский фронт Триест.
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов