Спросить
Войти

Интересы, стимулирование и мотивация в механизме национальной экономики

Автор: указан в статье

© 2004 г. Б.Я. Гершкович

ИНТЕРЕСЫ, СТИМУЛИРОВАНИЕ И МОТИВАЦИЯ В МЕХАНИЗМЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ

Определяющая роль согласования экономических интересов в формировании и реализации экономической политики является общепризнанной. С сожалением приходится отмечать, что целостная экономическая политика, как и политика развития отраслей и регионов, разработанная с учетом экономических интересов применительно к рыночно трансформируемой экономике в РФ, еще не сформирована, что негативно сказывается на решении многочисленных проблем, стоящих перед обществом в его движении к цивилизованному рынку.

Вероятно, одна из причин, приведших к такой ситуации, связана с отставанием теории экономических интересов от потребностей практики, поскольку правильно замечено, что «политика - это интересы в действии» и «всякая политика хороша настолько, насколько ей удается поддерживать баланс различных интересов» [1].

О трудностях, с которыми встречается российское общество, свидетельствует несбалансированность интересов различных отраслей промышленного производства, вследствие чего в добывающих отраслях норма прибыли составляет 27 %, а в обрабатывающих - 14 % [2] , что является одной из важных причин структурной деформации хозяйства страны. Другим подобным примером может служить диспаритет цен на продукцию сельского хозяйства и приобретаемые им промышленные средства производства. Еще один аналогичный пример несогласованности экономических интересов - это распределение полномочий между федеральным центром, регионами и муниципалитетами и их налоговыми правомочиями, вследствие чего обязанности регионов и муниципалитетов в экономической и социальной сферах растут при сокращении доли налогов, остающихся в их распоряжении. Наконец, нельзя не указать на перекосы в политике доходов, в результате которых наряду с их резкой поляризацией, доходящей в ряде случаев до шестидесятикратной, четвертая часть населения страны имеет доходы ниже уровня бедности. В этой связи следует согласиться с академиком Д. С. Львовым, который замечает: «Еще в советское время был выдвинут тезис о том, что мы, дескать, плохо живем потому, что плохо работаем. На самом деле, мы плохо работаем потому, что плохо живем» [3].

Во всех этих и многих других случаях несбалансированность экономических интересов ведет к негативным последствиям. В первом случае это предопределяет сырьевую ориентированность производства и экспорта продукции; во втором - сдерживает производственные и экономические возможности сельского хозяйства, сказываясь на уровне продовольственной безопасности страны; в третьем - служит препятствием реализации политики федерализма, которая бы обеспечивала сочетание мощного центра с сильными

регионами; в четвертом случае не удается обеспечить согласование экономических интересов на макро- и микроуровнях, что отрицательно сказывается на возможностях экономического роста и развития хозяйства страны.

Обращаясь к причинам подобных последствий как результату несогласованности интересов, полагаем, следует указать на уровень изученности вопроса о месте, которое занимают экономические интересы в экономическом механизме общества, а стимулирование и мотивация - в его хозяйственном механизме, в совокупности составляющих механизм функционирования его экономики.

Как следует из самой постановки вопроса, мы различаем экономический и хозяйственный механизмы, понимая под экономическим - совокупность объективных форм, определяющих процесс развития данного общества, свойственные ему экономические законы и категории, включая интересы. В отличие от этого под хозяйственным механизмом (или механизмом хозяйствования) нам представляются конкретные экономические формы, в которых эти законы и категории, включая интересы, проявляются и реализовываются.

В этой связи считаем обоснованным суждение, согласно которому «хозяйственный механизм любого способа производства представляет собой совокупность форм и методов хозяйствования...» [4]. Эта совокупность, по нашему мнению, включает в себя мотивацию и стимулирование.

Читатель, конечно, обратил внимание на то, что в случае, когда речь идет об экономическом механизме, в качестве одного из элементов его структуры названы экономические интересы, а при определении хозяйственного механизма - мотивация и стимулирование. Попытаемся теоретически обосновать необходимость разграничения экономического и хозяйственного механизмов, поскольку они нередко отождествляются [5], указать на практический смысл такого разграничения, а также выявить место экономических интересов, мотивации и стимулирования соответственно в экономическом и хозяйственном механизмах общества.

Начнем с того, что каждой экономической системе и каждому способу производства свойственны соответствующие им экономический и хозяйственный механизмы. Если обратиться к рыночной системе хозяйства, совершенно очевидно, что здесь главными составляющими экономического механизма будут такие экономические законы рынка, как законы спроса, предложения, конкуренции, наличие которых детерминировано определяющей ролью частной собственности на условия и результаты производства, а система экономических интересов представлена такими их типами, как частный и общий.

Именно действие этих законов в условиях рынка предопределяет цель производственной и иной предпринимательской деятельности, способы решения основных задач, присущих каждой экономической системе: что производить, как производить (с помощью каких комбинаций ресурсов техники и технологии), для кого производить - в каком количестве и кому достанутся производимые блага. Действием этих законов предопределяется движение труда, капитала и иных ресурсов как в национальных границах, так и в глобальном масштабе в соответствии с присущими данному обществу и стране экономическими интересами. Что касается последних, то они служат не только одним из элементов экономического механизма, но и выполняют в нем интегрирующую роль, что будет показано нами несколько позже.

Совершенно очевидно, что совокупность объективных форм, образующих экономический механизм, обусловливает те формы и методы хозяйствования, которые присущи данному обществу. В случае с рыночной экономикой - это индикативное планирование, преимущественно экономические методы управления и регулирования экономики, сочетаемые с административными, формирование и использование конкурентной среды, связей между производителями и потребителями, распределения доходов и т.д.

В рамках этого механизма происходит реализация экономических интересов, осуществляемая посредством мотивации и стимулирования.

Говоря о различиях между экономическим и хозяйственным механизмами, следует отметить, что подобное разграничение целесообразно, так как экономический механизм представляет собой экономические отношения, проявляющиеся в законах и категориях, а хозяйственный механизм - формы и способы их реализации.

Если же исходить из того, что хозяйственный механизм включает в себя экономические отношения и законы, то теряется объективная основа хозяйствования и объективный критерий его эффективности.

В то же время, если отрывать хозяйственный механизм от экономического, то его содержание и использование окажутся вне действия объективных экономических законов и интересов, что чревато волюнтаризмом при формировании и реализации экономической политики.

В связи с изложенным, становится понятной и неправомерность отождествления экономического и хозяйственного механизмов, и игнорирование взаимосвязи между ними. Отождествление сделало бы трудно различимыми хозяйственные механизмы различных способов производства, поскольку, например, отношения планомерности, обусловленные общественным разделением труда в условиях растущего обобществления производства, присущи и огосударствленной, и рыночной экономике, но в одном случае хозмеханизм предполагает директивное, а в другом -индикативное планирование. При отождествлении экономического и хозяйственного механизмов предпринимательство могло бы выглядеть как всеобщая

форма деятельности, присущая любому обществу, в то время как оно является атрибутом рыночной экономики и т. д.

В то же время подобное отождествление может привести и, как свидетельствует российская действительность, приводит к отрицанию элементов хозяйственного механизма, которые при переходе от командной экономики к рыночной меняют свое содержание, сохраняя форму.

Это можно отнести к отказу от планирования на макро- и мезоуровнях, произошедшему в нашей стране в 90-е гг. на первом этапе рыночных преобразований, а также к продолжающейся дискуссии о месте и роли государства в регулировании экономических процессов и в управлении. Все это происходит вследствие того, что вопреки экономической теории и мировой практике отказ от огосударствления как фактора, определяющего содержание экономического механизма, что в условиях рыночной экономики было бы ошибочным, доведен до исключения государства из хозяйственного механизма регулирования экономического развития.

Между тем рост обобществления экономики и ограничения, присущий рыночному саморегулированию, ведет к тому, что в условиях современных рыночных отношений государство остается элементом экономического механизма, хотя и в ограниченной форме, а посредством участия в управлении и регулировании экономики - элементом хозяйственного механизма.

Отметив нетождественность взаимосвязанных, но качественно различимых экономического и хозяйственного механизмов, важно установить роль этого обстоятельства в экономической политике, которая связана с экономическими интересами и их реализацией в рамках указанных выше механизмов.

Мы полагаем, что отмеченные выше и другие нечеткости в представлениях о механизмах, используемых в экономике, имеют в качестве одного из своих истоков искаженное представление об экономических интересах: их содержании, экономической природе, а также формах согласования и реализации.

Так, известно, что в ряде случаев экономические интересы трактуются как осознанные потребности [6]. Согласие с этим равносильно признанию субъективной природы экономических интересов, что означает отказ от признания существования объективного экономического механизма, который был бы поставлен в зависимость от факта познания потребностей и его глубины, поскольку, как было отмечено в начале статьи, интересы составляют один из элементов экономического механизма и играют в нем интегрирующую роль.

Первое из названных обстоятельств вытекает из самого определения экономических интересов, которые трактуемых нами как социально обусловленная и исторически определенная объективная необходимость удовлетворения сложившихся и развивающихся потребностей [7].

Исходя из объективной природы экономических интересов и относя их к элементам экономического механизма, мы полагаем, что существует объективная необходимость определенных действий во имя удовлетворения потребностей субъектов экономики, обусловленных системой экономических отношений, в рамках которых они функционируют. Будучи проявлением этих отношений, экономические интересы включены в экономический механизм общества, который охватывает различные формы проявления этих отношений и всю их совокупность.

Что касается интегрирующей роли экономических интересов в экономическом механизме, то она:

- теоретически проистекает из известного определения, согласно которому «экономические отношения каждого данного общества проявляются прежде всего как интересы» [8]. Коль скоро отношения собственности, экономические законы и категории - суть экономические отношения, то каждое из них и вся их совокупность проявляются в интересах. Это, в частности, выражается в связях между законами и интересами, которые носят соподчиненный характер: и те, и другие выражают исторически определенные экономические отношения;

- опосредована и состоит в том, что законы и интересы составляют элементы каждой данной системы экономических отношений, например, общий интерес, связанный с экономическим ростом не может реализоваться вне связи с законами общего и частного равновесия, равно как и само равновесие невозможно вне баланса экономических интересов;

- функциональна - экономические законы реализуются вместе и на основе реализации экономических интересов, поскольку экономические законы, будучи объективными, проявляются и реализуются посредством деятельности людей, исходящих при этом из своих интересов.

Аналогичным образом можно проследить связи между интересами и воспроизводственным аспектом экономических отношений, когда нормальный процесс воспроизводства во всех его фазах (производство, распределение, обмен и потребление) возможен лишь в условиях согласования экономических интересов в ходе постоянного разрешения присущих им внутренних и внешних, объективных и субъективных противоречий. В иных случаях, имеющих место в российской практике, процесс воспроизводства существенно затрудняется, как это, например, следует из чрезмерной поляризации доходов в процессе распределительных отношений, которая осуществляется вопреки экономическим интересам значительной части работников.

Эти обстоятельства весьма важны, так как познание экономического механизма служит, в контексте нашего понимания, их взаимосвязи, формированию адекватного хозяйственного механизма и экономической политики, целостное формирование которой, как уже отмечалось, является проблемой требующей своего решения.

Таким образом, недостаточная изученность проблемы экономических интересов, о чем свидетельствует полярность взглядов на их природу, выражается в широком спектре негативных явлений, связанных с развитием экономики страны и управления этим процессом.

Поэтому важно выяснить связи экономических интересов с хозяйственным механизмом, под которым, напомним, понимается совокупность форм и методов хозяйствования, соотносящаяся с экономическим механизмом как субъективное (но обладающее объективной основой) с объективным (самой этой основой).

Рассматривая хозмеханизм с позиций его связи с экономическими интересами, логично предположить, что одной из его составляющих служат стимулирование и мотивация. Выдвигая эту гипотезу, для ее обоснования следует выяснить, как соотносятся стимулирование и мотивация с экономическими интересами.

По поводу содержания стимулов, стимулирования, мотивов и мотивации, их соотношения между собой, как и по поводу их связи с экономическими интересами существуют различные точки зрения, на критической оценке которых мы неоднократно останавливались [7,9]. В данной статье напоминаем о своей позиции по этим вопросам для того, чтобы объяснить нашу точку зрения о месте и роли стимулирования и мотивации в хозяйственном механизме.

В отличие от исследователей, которые отождествляют стимулы с экономическими интересами, приписывая им объективный характер или материально -вещественное и стоимостное содержание [10], мы полагаем, что интересы, будучи объективными, рано или поздно осознаются их субъектами и в этом качестве представляют собой стимулы производственной или иной деятельности. Следовательно, стимул - это осознанный интерес, и его следует рассматривать в качестве объективной основы первого.

Вместе с тем осознание интереса еще не означает его реализации. Осознание интереса - это лишь ступень к его реализации, которая требует соответствующих условий и общественных действий. Именно эти условия и действия, связанные с реализацией экономических интересов и их согласованием на различных уровнях общественной структуры, и представляют собой процесс стимулирования. Поэтому вряд ли можно считать удачным суждение, согласно которому стимулы «являются своего рода рычагами, которые используются обществом для влияния на сознание и производственную деятельность людей ...» [11]. По-видимому, речь должна идти о стимулировании, поскольку подобная трактовка стимулов означала бы автоматизм в реализации экономических интересов, коль скоро они осознаны. В действительности для реализации экономических интересов недостаточно их осознания. Она предполагает стимулирование, осуществляемое посредством поощрения и ответственности, охватывающих вертикальную структуру общества и его горизонталь, в качестве которой выступают фазы воспроизводственного процесса. Так обстоит дело со стимулами и стимулированием.

Однако социальная структура общества неоднозначна. В условиях рыночной системы хозяйства в ней существуют собственники вещественных условий и результатов производства и наемные работники. В этой связи осознание и реализация экономических интересов также неизбежно должны дифференцироваться.

В научной литературе в последние годы наряду с понятиями «стимулы» и «стимулирование» часто используются понятия «мотивы» и «мотивация». В этом случае, как и в случае со стимулами и стимулированием, существует различное понимание содержания указанных категорий. Так, например, в одних случаях мотивация отождествляется со стимулированием [12]. В других - полагают, что «мотивация представляет собой заданное в определенной ситуации стремление совершить то или иное действие» [13] безотносительно к тому, какое место занимал субъект интересов в системе отношений собственности.

Существуют и иные трактовки рассматриваемых понятий, но чаще всего они представляются исследователям как равнозначные. Лишь совсем недавно предпринята попытка дифференциации мотивов и стимулов, в соответствии с которой «мотив труда - это внутреннее побуждение человека к труду, стимул труда - это внешний побудитель, мотивы труда находятся на стороне личности в сознании работника, стимулы труда - на стороне организации, в перечне благ, которые организация дает в обмен на труд» [14].

Несомненное достоинство этого подхода состоит в попытке разграничения рассматриваемых категорий. Что касается недостатков, то они состоят в отрыве стимулов, стимулирования, мотивов и мотивации от экономических интересов; в их разграничении по субъектному признаку, а также в неточности трактовки содержания рассматриваемых понятий, когда, например, под стимулом понимаются определенные блага, в действительности составляющие материальное содержание процесса стимулирования.

Не вдаваясь в подробный анализ подхода названных авторов к рассматриваемому вопросу, выходящего за пределы предмета данной статьи, обратим лишь внимание на методологическую неточность, состоящую в том, что авторы статьи абстрагируются в своем исследовании от последовательности и взаимосвязей изучаемого категориального ряда, исходным пунктом которого являются экономические интересы. Другой недостаток - выпускают из вида тот факт, что стимулирование и мотивация, будучи проявлением экономических интересов, предопределяются отношениями собственности, образующими ядро экономических отношений.

Между тем если речь идет об экономических категориях, то несомненна их связь с отношениями собственности, играющими здесь определяющую роль в членении этих категорий. Как результат осознания экономических интересов и как исходный момент внутреннего побуждения человека к труду мотивы представляют собой осознание интересов собственниками вещественных условий и результатов труда, а

стимулы - аналогичное состояние наемных работников, нуждающихся во внешнем воздействии.

Соответственно процесс мотивации - внутреннего побуждения к труду - относится к собственнику вещественных условий и результатов труда, а стимулирование - к собственнику личного фактора производства - труда [15].

Следовательно, стимулы и мотивы представляют собой осознанные экономические интересы, а стимулирование и мотивация - способы их реализации. При всем различии они не противостоят, а взаимно дополняют друг друга. Эти способы могут совмещаться и действительно совмещаются, когда, например, предприниматель, движимый внутренней мотивацией, выступающей в форме рыночного саморегулирования, одновременно стимулируется государством, партнерами, контрагентами посредством налоговой системы, правовых норм, кредита, цен, условий реализации товара или услуг и т.д. Что касается наемных работников, которые стимулируются посредством содержания, условий труда, его оплаты и других форм, то такое соединение происходит в случае, когда они являются собственниками акций, выступая в этом случае как объекты мотивации в качестве сособственников условий и средств своего труда.

Представляется, что учет объективно существующих различий между мотивами и стимулами, мотивацией и стимулированием, как и их связи с экономическими интересами и между собой, имеет теоретическое и практическое значение.

В теоретическом отношении это служит уточнению процесса функционирования и реализации экономических интересов, а также содержанию экономического и хозяйственного механизмов. Такое членение способствует уяснению места рассмотренных категорий в развитии экономики, в ее регулировании на различных уровнях общественной структуры.

В практическом аспекте предпринятая дифференциация важна для конкретизации функций хозяйственного механизма, обеспечения более действенной и адресной системы мотивации и стимулирования, а также сочетания этих способов реализации экономических интересов, преодоления негативных моментов в осуществлении этих процессов, имеющих место в практике хозяйствования в период рыночной трансформации российской экономики.

Литература

1. Лексин В., Андреева Л., Ситников В., Швецов А. Региональная политика России: концепции, проблемы, решения // Российский экономический журнал. 1993. № 9. С. 51-52.
2. Примаков Е. Промышленную политику нужно организовать // Экономические новости России и содружества. 2003. № 21. С. 5.
3. Львов Д. С. Проблемы долгосрочного национальноэкономического развития России // Экономическая наука современной России. Экспресс-выпуск. 2003. № 1. С. 49.
4. Хозяйственный механизм общественных формаций / Под общей ред. Л.И. Абалкина. М., 1984. С. 6.
5. Хозяйственный механизм управления социалистической экономикой / Под ред. П.Г. Бунича. М., 1984. С. 6.
6. Кузнецова Н.Ф. Мотивация труда и форма ее проявления: Автореф. дис. ... д-ра экон. наук. СПб., 1998. С. 39.
7. Гершкович Б.Я. Экономические интересы и их реализация. Пятигорск, 1999.
8. Маркс К., Энгельс Ф. Соч.: 2-е изд. Т. 18. С. 271.
9. Гершкович Б., Лившиц В. Природа материальных интересов и сущность экономического стимулирования // Экономические науки. 1968. № 11; Гершкович Б.Я. Стимулирование и мотивация в экономической политике РФ // Изв. вузов. Сев.-Кавк. регион. Обществ. науки. 2003. № 3.
10. Генкин А. Система экономических интересов и социальная гармония // Вопросы экономики. 1993. № 6. С. 147.
11. Татинбеков О.А. Объективная необходимость и сущность стимулирования при социализме: Сб. Интересы. Стимулы. Эффективность. М., 1974. С. 91.
12. Политическая экономия: Словарь. М., 1990. С. 292.
13. Шредер Г.А. Руководить сообразно ситуации: Пер. с нем. М., 1994. С. 160.
14. Белкин В.Н., Белкина Н.А. Мотивы и стимулы труда // Экономическая наука современной России. 2003. № 3. С. 52.
15. Гершкович Б.Я. К вопросу о реализации экономических интересов // Изв. вузов. Сев.-Кавк. регион. Обществ. науки. 1999. № 1. С. 35-39.

Пятигорский государственный лингвистический университет 24 февраля 2004 г.

Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов