Спросить
Войти

ОРЕНБУРГСКИЙ МУФТИЯТ В ПУБЛИЧНОМ ПРОСТРАНСТВЕ НАЧАЛА ХХ ВЕКА

Автор: указан в статье

ИСТОРИЯ

i&1&д i&Ji. ¿r^ ¿у, ¿T«. ¿fe .Jje. Дг. Л»!. ¿T* л!«. ¿J^ J?T!. ¿J^ ¿Гг. ¿ft. ¿гг. ¿ft.

Б01 10.24411/2223-0564-2019-10401 Г.Б. Азаматова УДК 28:94 (470.56)

ОРЕНБУРГСКИЙ МУФТИЯТ В ПУБЛИЧНОМ ПРОСТРАНСТВЕ НАЧАЛА ХХ ВЕКА1

Аннотация

Исследование истории журнала «Вестник Оренбургского Магометанского духовного собрания» («Маглюмат») и связанной с ним деятельности Оренбургского муфтията в позднеимперский период раскрывает ключевые проблемы управления конфессиональной! сферой, а также приспособления негосударственной религии ислам к имперскому пространству. В работе на широком фактическом материале показаны особенности государственно-конфессиональных отношений в условиях нестабильности общественно-политической ситуации. В начале ХХ в. Духовное собрание столкнулось с решением целого ряда неотложных проблем одновременно в трех областях - государственно-конфессиональной, общественно-политической и институциональной. Учреждение собственного печатного органа, как и его история, отражали актуальную во времени проблему адаптации религии и ее учреждений к современности. В статье показано, как взгляды известных в истории региона личностей! - общественных и государственных деятелей (редакторов, губернатора и муфтиев) влияли на коммуникативный потенциал печатного органа Оренбургского магометанского духовного собрания. Вопросы взаимодействия духовенства с центральным духовным учреждением и повышения эффективности его управленческих возможностей зачастую перекликаются с современными задачами урегулирования работы мухта-сибатов, оптимизации деятельности религиозных организаций разных уровней. Изучение малоисследованных до настоящего времени арабографичных изданий исламской печати, к которым относится «Маглюмат», имеет академический и научно-практический интерес.

Gulnaz B. Azamatova

ORENBURG MUFTIAT IN THE PUBLIC SPACE OF THE EARLY TWENTIETH CENTURY

Abstract

The article is dedicated to the history of the journal Bulletin of the Orenburg Mohammedan Ecclesiastical Assembly (Maglumat) and related activities of the Orenburg Muftiate in the late Imperial period. The unique experience of interaction between a religious institution and the Muslim ummah through tine media reveals such key problems of

1 Статья написана в рамках реализации проекта «Религиозная практика тюрко-мусульманских народов Российского Во стока в Х1Х - начале ХХ в.: от изоляции к интеграции в импе рские структуры и модернизации (По материалам повседневной деятельности Оренбургского магометанского духовного собрания)» Программы фундаментальных исследований президиума РАН «Культурно-сложные общества: понимание и управление».

Азаматова Гульназ Булатовна, доктор исторических наук, старший научный сотрудник отдела истории и истории культуры Башкортостана Ордена Знак Почета Института истории, языка и литературы Уфимского федерального исследовательского центра РАН (Уфа), e-mail: gulnaz.azamatova@yandex.ru

Gulnaz B. Azamatova, Dr.Sc. (History), Senior Researcher, Department of History and Cultural History of Bashkortostan, Order of the Badge of Honour Institute of History, Language and Literature, Ufa Federal Research Centre, RussianAcademy ofSciences (Ufa), e-mail: gulnaz.azamatova@yandex.ru

© Азаматова Г.Б. ,2019

ПРОБЛЕМЫ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ. 2019/4 (86)

managing the confessional sphere as overcoming the fragmentation of central and local religious organizations, and creating positive social interaction in the field of public space. The work on a wide factual material reveals the features of state-confessional relations in conditions of instability of the socio-political situation.

At the beginning of the twentieth century the Spiritual Assembly faced solving a whole bunch of urgent problems simultaneously in three areas - in state-confessional, socio-political and institutional ones. The establishment of its own press organ, as well as its history, reflected the urgent problem of adaptation of religion and its institutions to the present. Another important aspect raised in the article is the adaptation of the non-state religion of Islam to the imperial space. The article shows how the views of well-known personalities in the history of the region - public and state figures - editors, governor and muftis influenced the communicative potential of the press organ of the Orenburg Mohammedan Religious Assembly. The issues of interaction between the central spiritual institution and the clergy, increasing the effectiveness of the managerial capabilities of the latter often overlap with the modern tasks of regulating the work of the muhtasibats and optimizing the activities of religious organizations at various levels. The study of the hitherto poorly studied Arabographic publications of the Islamic press, to which Maglumat belongs is of academic, scientific and practical interest.

Оренбургское магометанское духовное собрание, открытое в 1789 г. в Уфе, объединяло мусульман Европейской России и Сибири, численность которых, согласно официальной статистике, на 1 января 1912 г. составила 4 572 276 чел. В ведении Таврического муфтията находилось 229 365 чел., а духовных управлений в Закавказье -2 764 675 чел. Вне окружных духовных управлений мусульман (Казахстан и Средняя Азия) проживало 8 659 757 чел. [23, л. 1-138]. В 1910 г. на территории Оренбургского муфтията работало 5 573 мечети и 9 363 священнослужителя, в 1914 г. соответственно - 5 918 и 13 030, в 1916 г. - 6 081 мечеть и 13 328 духовных лиц [23, л. 90-128].

Духовное собрание, которое предполагало «союз государства с духовенством» [15, с. 29], являлось обособленной структурой в ведомственном и местном управлении. Подчинение муфтията Министерству внутренних дел способствовало главным образом включению российских мусульман в государственное правовое поле благодаря контролю над благонадежностью духовенства и ограничению (по возможности) применения законов шариата, несоответствующих российским гражданско-правовым нормам. В отношении мусульманских приходов Духовное собрание было поставлено в условия дистанцированного управления. Отсутствие непосредственной связи с локальными ячейками ислама, ограниченность официальных полномочий и финансовой базы часто сужали его деятельность до формально-бюрократической работы. Муфти-ят периодически инициировал рабочие меры по расширению своих полномочий, а также условий для развития ислама в Российской империи [3, с. 51-103, 190].

Существенные подвижки в работе учреждения вызвала Первая русская революция. Под ее влиянием активизировался диалог Духовного собрания с правительством, в то же время оно оказалось в публичном пространстве, формируемом периодической печатью и общественным мнением. Определяя публичное пространство как независимую от государства общественную сферу для обсуждения ключевых вопросов, необходимо учесть постановку проблем мусульман на уровне местных самоуправлений и российского парламента, что придавало им общероссийское звучание.

Для обозначения своей позиции и формирования общественного имиджа Духовное собрание учредило печатный орган - «МэглYмате Мэхкэмэи Шэргыя Оренбургия» («Вестник/Сведения Оренбургского Магометанского духовного собрания»), сокращенно «Маглюмат».

В историографии затрагивались вопросы изучения журнала [1; 5; 14], которые требуют дальнейшего исследования с точки зрения контента издания и роли печатного органа в общественно-политической жизни.

Согласно источникам, выход в свет журнала «Маглюмат» в 1908 г. был запоздалым осуществлением плана Оренбургского муфтията, разрешенного уфимским губернатором А.С. Ключаре-вым еще в 1905 г. [20, л. 1-3]. В общероссийском масштабе говорящим жестом властей стало то, что первой среди множества периодических изданий мусульман была разрешена газета «Нур» под редакцией ахуна Санкт-Петербургской мечети Г. Баязитова, вышедшая в свет в сентябре 1905 г. в столице [19]. Так государство выразило свое

доверие и ожидания, возлагаемые на официальные учреждения ислама.

Сложнее оказалась реализация издательского проекта в г. Уфе в разгар Первой русской революции. В условиях подготовки Духовным собранием проекта религиозной автономии российских мусульман и оформления аналогичных требований на всероссийских мусульманских съездах выступления Оренбургского муфтията через печать могли произвести обратный эффект.

Как альтернативный вариант в Уфе с мая 1906 г. издавалась газета «Аль-Галэми аль-Ислами» («Мусульманский мир») [12, с. 304]. Стремление Духовного собрания освещать на ее страницах религиозную проблематику встретило злостную критику татарской прессы леворадикального крыла [10, с. 101, 408-409]. Беспощадные словесные стрелы в адрес духовенства и его центрального учреждения, посылаемые со страниц газет «Фикер» («Мысль»), «Тавыш» («Голос»), «Азат» («Свободный»), «Азат халык» («Свободный народ»), «Танг маж-мугасы» («Утренний альманах»), «Дума» и др., методично работали на снижение авторитета религиозных деятелей, утверждение в сознании читателей новых идей атеизма. Либеральные газеты, в первую очередь, такие многотиражные, как оренбургская «Вакыт» («Время»), казанская «Юлдуз» («Звезда»), не допускали травли духовенства, но целенаправленно вели пропаганду за духовное обновление, критикуя невежество мулл и средневековую отсталость народа.

В январе 1908 г., когда вышел первый номер «Маглюмат», национальная пресса Урало-Поволжья была представлена 19 наименованиями газет и журналов [6, с. 48]. Запоздалый выход на арену периодической печати позволил муфтияту в более полной мере использовать свое моральное право оценки ситуации и обозначить главные приоритеты печатного органа. Он представил себя как внепартийный орган, нацеленный на объединение разных аудиторий, выразил убеждение в некоммерческом предназначении печати, в ее миссии вести обмен мнениями между разными группами, подчеркивая приоритет сильного и вневременного слова Писания. Духовное собрание ставило целью широкое освещение своей работы среди населения, обращение к своему предназначению - сплочению и направлению мусульман [17, с. 2-5].

«Маглюмат» выходил дважды в месяц под редакцией М.-С. Хасанова, мударриса медресе

«Хасания» при третьей мечети г. Уфы, экс-депутата Государственной Думы [30, с. 308-309; 14, с. 8-9].

Заявленная программа издания состояла из следующих разделов: правительственные распоряжения; постановления собрания; решения и фетвы Духовного собрания; распоряжения губернского правления; сведения об образовании новых приходов; о строительстве мечетей, медресе и зданий подобного предназначения; о ва-куфах; о браках и метрических деньгах; об определении имамов и муадзинов, их повышении в службе или увольнении; разные новости и сведения о начале новых лунных месяцев; хроника; внутренние и заграничные известия, телеграммы; разные происшествия; религиозные дискуссии; объявления; новые произведения; испытанные лекарства и медицинская помощь; сельское хозяйство (хлебопашество, огородничество, пчеловодство, скотоводство, рукоделие); открытия и изобретения; наставления [8, с. 32; 20, л. 2].

Размещение в журнале правительственных распоряжений и указов, предписаний и фетв Духовного собрания превратило его в главный информационный канал для сельского духовенства. Отрывочно сохранившаяся переписка с редакцией свидетельствует о том, что в условиях перемен муллы остро нуждались в специальных разъяснениях по вопросам образования, использования государственных пособий, тонкостей метрикации, поведения женщин во время отлучек в базарные села, разбора конфликтов внутри приходов и др. [18, л. 80, 116].

Духовенство получило через журнал площадку для обсуждения широкого круга вопросов - от применения шариатских законов до отношения к суфиям [9, с. 281]. Оно ставило многие ключевые проблемы организации религиозной области. Так, по мнению религиозного деятеля Х.Х. Махмудова, важно было мобилизовать имамов на пути служения исламу, «заставить работать» и «воспитать» их. Преодоление раскола между священнослужителями и Духовным собранием было шагом на пути к основной цели - объединению российских мусульман вокруг ценностей ислама. Для этого нужны были разъяснения сущности религии и открытые оценки ересям со стороны Духовного собрания [13, с. 149-153].

В целом редакционная политика журнала была умеренно либеральной. Однако власти не одобряли официальную трансляцию демократического курса. Их негативную реакцию вызвали:

публикация широко известного заявления о башкирских землях в Государственную Думу, заметка о праздновании юбилея И. Гаспринского, временное перемещение печати журнала из Уфы в Оренбург, рассылка редакцией брошюр населению [20, л. 5-6].

Большинство инцидентов Главное управление по делам печати МВД не расценивало как противоправительственные, но уфимский губернатор А.С. Ключарев, взявшийся за кадровые чистки после событий 1905-1907 гг., действовал бескомпромиссно. Он наложил штраф на М.-С. Хасанова за публикацию о башкирских землях и направил письмо с предупреждением муфтию М. Султанову [20, л. 10-14]. Позже редактора освободили от должности. Возможно, поводом стала публикация о миссионерском съезде в Киеве, критикующая методы миссионерской политики, противоречащие указу о веротерпимости от 17 апреля 1905 г. [7, с. 406-407].

Для предотвращения дальнейшего давления на журнал Духовное собрание распределило редакторские обязанности между своими членами. Официальную часть формировали Н. Мамлеев и Г. Капкаев, неофициальную - Х.-Г. Габяши, фактический редактор издания.

Характеризуя личность Х.-Г. Габяши, газета «Вакыт» назвала его «обладателем ума, пера и науки», активным общественным деятелем, сторонником «уничтожения покрывала у женщин» и широкого взгляда на музыку и искусство. Как недостаток отмечалась его «умеренность» и стремление соединить крайне старое и новое [27]. Именно умеренность, символизирующая глубоко традиционную этику ее обладателя, оказалась востребована на должности редактора «Маглюмат». Имея опыт написания трудов по истории, тюркологии, педагогике, Х.-Г. Габяши [26, с. 6] сместил акцент издания на просветительские темы, что соответствовало концепции связи ислама с познанием мира. Специальное внимание уделялось освещению истории народа: участию башкир в Отечественной войне 1812 г., описанию архитектурных памятников ислама на территории Башкирии и родословных.

О популярности издания свидетельствовал рост подписчиков, на средства которых выпускался журнал. Так, в конце 1908 г. поступили суммы от 2350 подписчиков, к моменту выпуска 22-го номера за 1909 г. у журнала было

2500, 24-го номера - 2630, 25-го номера - 3000, 26-го номера - 3200 подписчиков [16, с. 646-649]. К концу 1909 г. «Маглюмат» по тиражу (3500 экз.) уступал только газете «Вакыт» (3600 экз.) [2, л. 1-3]. В то же время относительное финансовое благополучие журнала объяснялось тем, что работники издания не получали вознаграждения. Материальной поддержкой служили периодические пособия за «сверхурочные вечерние занятия» из сумм брачного сбора.

Одна из центральных тем журнала «Маглю-мат» касалась образования. Издание поддерживало новометодное обучение с преподаванием на родном языке, а власти считали это недопустимым. Итогом разбирательств стало решение муфтия о прекращении издания в ноябре 1910 г. (последним был № 61).

Издание печатного органа Духовного собрания возобновилось в годы Первой мировой войны по инициативе муфтия М.-С. Баязитова. В сентябре 1915 г. последовало разрешение губернатора на издание журнала под редакторством заседателей Духовного собрания Г.М. Капкаева, Н.Б. Мамлеева, С.М. Урманова [21, л. 1-2], первый его номер вышел в январе 1916 г. Новый муфтий действительно считал, что мусульманское духовенство было «частью государственной машины и могло действовать только в отведенных ему рамках» [2, с. 22]. Уповая на массовый консерватизм мусульман, их глубокую веру в Бога и преданность государю, М.-С. Баязитов использовал печать как дополнительный инструмент управления [24, л. 473-475]. В 1916 г. вышло 24 номера журнала при значительном сокращении объема и репертуара издания. Его страницы пестрили призывами к своевременной уплате налогов, страховых взносов, покупке военных облигаций, сохранению спокойствия. В своих публичных обращениях Духовное собрание делало акцент на собственных функциях надзора и не раз выносило строгие предостережения духовенству. Все это люди напомнили М.-С. Баязитову после его свержения в марте 1917 г. [4, с. 247].

В 1917 г. вышло 10 номеров. После февральской революции «Маглюмат» поддерживал движение российских мусульман за религиозно-культурную автономию2. Меры Временного правительства по реформированию местного самоуправления актуализировали вопрос организации управления в мусульманских приходах.

2 Сущность феномена национально-религиозного движения раскрыта С.М. Исхаковым [11].

Согласно опубликованному проекту муфтията махалля (приход) приобретала статус юридического лица и первичной единицы религиозно-культурной автономии. Ее распорядительный (собрание махалли) и исполнительный (совет мутавалиев) органы опирались на собственное налогообложение [25].

Важнейшим заявлением высшего духовного учреждения стало обоснование им права участия женщин в выборах государственных органов управления [28; 29].

С октября 1917 г. «Маглюмат» заменило новое издание под названием «Мухтариат» («Автономия»), выступающее за религиозное самоуправление мусульман и их единство под эгидой ислама.

Опыт Духовного собрания мусульман в области публичной сферы формировался в переломное время и способствовал росту эффективности его работы. Журнал «Маглюмат» объединил работоспособную часть духовенства и активизировал его участие в решении назревших вопросов. Духовное собрание в свою очередь расширило свое участие в общественно-политических процессах.

Литература

1. Абдрафикова Г.Х. Арабографичная периодическая печать и журнал «Маглюмат» // Россия и Восток: Взаимодействие стран и народов. Труды Всероссийского съезда востоковедов, посвященного 125-летию со дня рождения выдающегося востоковеда Ахмет-Заки Валиди Тогана. Кн. 2. Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2015. С. 240-241.
2. Азаматов Д.Д. Оренбургское магометанское Духовное собрание в 1861-1917 гг. Ислам в Башкортостане // История Башкортостана во второй половине Х1Х - начале ХХ века. Уфа: Гилем, 2007. Т. 2. С. 7-25.
3. Азаматов Д.Д. Оренбургское магометанское духовное собрание в конце ХУШ - Х1Х вв. Уфа: Гилем, 1999. 194 с.
4. Азаматов Д.Д. Оренбургское магометанское Духовное собрание в первые дни Февральской революции // Актуальные проблемы исторической науки: сб. научных трудов первых международных Усманов-ских чтений. Уфа: Гилем, 2011. С. 247-252.
5. Амирханов Р.У. Татарская демократическая печать. М.: Наука, 1990. 188 с.
6. Амирханов Р.У. Татарская дореволюционная пресса (в контексте «Восток - Запад»). Казань: Татарское книжное издательство, 2002. 240 с.
7. Дини жэмгият // Мэглумэт. 1908. № 18. Б. 406 (Религиозное общество // Маглюмат. 1908. № 18. С. 406).
8. Журналньщ програмы // Мэглумэт. 1908. № 2. Б. 32 (Программа журнала // Маглюмат. 1908. № 2. С. 32).
9. Идарага мэктублэр // Мэглумэт. 1908. № 13. Б. 279-286 (Письма в редакцию // Маглюмат. 1908. № 13. С. 279-286).
10. ИсхаковМ.Г. Сочинения: в 15 т. Казань: Татарское книжное издательство, 2005. Т. 6. 448 с.
11. Исхаков С.М. «Мы работаем не только на благо всего мусульманского мира, но и всего человечества»: мусульманское движение в Евразии в 1917 г. // Россия XXI. 2017. № 5. Т. 4. С. 6-39.
12. Кутушев Р.Р. Мусульманская периодическая печать // Башкирская энциклопедия: в 7 т. Уфа: Научное издательство «Башкирская энциклопедия», 2008. Т. 4. С. 304-305.
13. Махмудов Х.Х. Собрания вэ Мэглумэт // Мэглумэт. 1908. № 8. Б. 149-153 (Махмудов Х.Х. Собрание и Маглюмат // Маглюмат. 1908. № 8. С. 149-153).
14. Миннулин Р. «Мэглумэт» журнальный библи-ографик курсэткече / мех. В. Якупов, Д. Миннулин. Казан: Иман, 2002. 104 б. (Миннулин Р. Библиографический указатель журнала «Маглюмат» / под ред. В. Якупова, Д. Миннулина. Казань: Иман, 2002. 104 с.).
15. Мухаметшин Р.М. Ислам в общественной и политической жизни татар и Татарстана в XX веке. Казань: Татарское книжное издательство, 2005. 246 с.
16. Мэглумэт мэжэллэсе эhвэленнэн // Мэглумэт. 1909. № 27. Б. 646-649 (Из жизни «Маглюмат» // Маглюмат. 1909. № 27. С. 646-649).
17. Мэдхэл // Мэглумэт. 1908. № 1. Б. 2-5 (Начало // Маглюмат. 1908. № 1. С. 2-5).
18. Национальный архив Республики Башкортостан. Ф. И-295. Оп. 11. Д. 881.
19. «Нур» - луч света татарской печати: сб. научных докладов и выступлений. Казань, 2001. 142 с.
20. РГИА. Ф. 776. Оп. 21. Д. 5.
21. РГИА. Ф. 776. Оп. 21. Д. 167.
22. РГИА. Ф. 821. Оп. 133. Д. 449.
23. РГИА. Ф. 821. Оп. 133. Д. 545.
24. РГИА. Ф. 821. Оп. 133. Д. 469.
25. Уринбург мэхкэмэи шэргиясенэ тэбигъ имам вэ мэИэллэ кешелэренэ! // Мэглумэт. 1917. № 10. Б. 6-9 (Имамам Оренбургского магометанского духовного собрания и прихожанам // Маглюмат. 1917. № 10. С. 6-9).
26. Хабутдинов А.Ю. Габяши Х.-Г. // Татар энцик-лопедиясе: 6 т. Казан: Татар энциклопедиясе институты, 2010. Т. 2. Б. 6 (Хабутдинов А.Ю. Габяши Х.-Г. //

Татарская энциклопедия: в 6 т. Казань: Институт Татарской энциклопедии, 2010. Т. 2. С. 6).

27. Хасан Гата хэзрэт китуе менэсэбэте илэ // Ва-кыт. 1915. № 1775 (По случаю отъезда Хасан Гаты хазрета Мухамедова // Вакыт. 1915. № 1775).
28. Хатынларда шарига хак энтихаб бармы? // Мэглумэт. 1917. № 7. Б. 8-10 (Есть ли у женщин право выбора в шариате? // Маглюмат. 1917. № 7. С. 8-10).
29. Хатынларньщ сайлау эшлэренэ катнашулары хакында... // МэглYмэт. 1917. № 10. Б. 5-6 (Об участии женщин в выборах... // Маглюмат. 1917. № 10. С. 5-6).
30. Ямаева Л.А. Мусульманские депутаты Государственной думы России. 1906-1917: сб. док. Уфа: Китап, 1998. 384 с.

REFERENCES

1. Abdrafikova, G.Kh. Arabografichnaya periodi-cheskaya pechat& i zhurnal "Maglyumat" [Arabogra-phic Periodicals and Maglumat Magazine]. In: Rossiya i Vostok: Vzaimodejstvie stran i narodov. Trudy Vserossij-skogo syezda vostokovedov, posvyashchennogo 125-letiyu so dnya rozhdeniya vydayushchegosya vostokoveda Akhmet-Zaki Validi Togana. Kn. 2 [Russia and the East: Interaction of Countries and Peoples. Proceedings of the All-Russian Congress of Orientalists Dedicated to the 125th Birth Anniversary of the Outstanding Orientalist Akhmet-Zaki Validi Togan. Book 2]. Ufa: Institute of History, Language and Literature, RAS Ufa Research Centre, 2015. P. 240-241 (in Russ.).
2. Azamatov, D.D. Orenburgskoe magometanskoe Dukhovnoe sobranie v 1861-1917 gg. Islam v Bashkor-tostane [Orenburg Mohammedan Ecclesiastical Assembly in 1861-1917. Islam in Bashkortostan]. In: Istoriya Bashkortostana vo vtoroj polovine XIX- nachale ХХveka [The History of Bashkortostan in the Second Half of the 19th and Early 20th Centuries]. Ufa: Gilem, 2007. Vol. 2. P. 7-25 (in Russ.).
3. Azamatov, D.D. Orenburgskoe magometanskoe dukhovnoe sobranie v kontse XVIII-XIX vv. [Orenburg Muslim Ecclesiastical Assembly in the Late XVIII - XIX Centuries]. Ufa: Gilem, 1999. 194 р. (in Russ.).
4. Azamatov, D.D. Orenburgskoe magometanskoe Dukhovnoe sobranie v pervye dni Fevral &skoj revolyutsii [Orenburg Mohammedan Ecclesiastical Assembly in the Early Days of the February Revolution]. In: Aktual&nye problemy istoricheskoj nauki: sb. nauchnykh trudov pervykh mezhdunarodnykh Usmanovskikh chtenij [Topical Problems of Historical Science: Collection of Scientific Papers of the First International Usmanov Readings]. Ufa: Gilem, 2011. P. 247-252 (in Russ.).
5. Amirkhanov, R.U. Tatarskaya demokraticheskaya pechat& [Tatar Democratic Press]. Moscow: Nauka, 1990. 188 p. (in Russ.).
6. Amirkhanov, R.U. Tatarskaya dorevolyutsionnaya pressa (v kontekste "Vostok - Zapad") [The Tatar pre-Revolutionary Press (in the Context of "East - West")]. Kazan: Tatarskoe knizhnoe izdatel&stvo, 2002. 240 p. (in Russ.).
7. Dini zhamgiat [Religious Society]. Maglyumat Magazine. 1908. No. 18. P. 406 (in Turk., Arabic Script).
8. Zhurnalnyq programy [The Magazine Program]. Maglyumat Magazine. 1908. No. 2. P. 32 (in Turk., Arabic Script).
9. Idaraga maktublar [Letters to the Editor]. Maglyumat Magazine. 1908. No. 13. P. 279-286 (in Turk., Arabic Script).
10. Iskhakov, M.G. Sochineniya: v 15 t. [Works: In 15 Vols.]. Kazan: Tatarskoe knizhnoe izdatel&stvo, 2005. Vol. 6. 448 p. (in Russ.).
11. Iskhakov, S.M. "My rabotaem ne tol&ko na blago vsego musul&manskogo mira, no i vsego chelovechestva": musul&manskoe dvizhenie v Evrazii v 1917 g. [We are Working not only for all Muslim World Sake but for Sake of all Humankind: The Muslim Movement in Eurasia in 1917]. Rossiya XXI - Russia XXI Journal. 2017. No. 5. P. 6-39 (in Russ.).
12. Kutushev, R.R. Musul&manskaya periodiches-kaya pechat& [Muslim Periodicals]. In: Bashkirskaya entsiklopediya: v 7 t. T. 4 [Bashkir Encyclopaedia: In 7 Vols. Vol. 4]. Ufa: Bashkir Encyclopaedia Publ., 2008. P. 304-305 (in Russ.).
13. Makhmudov, Kh.Kh Sobraniya va Maglyumat [Assembly and Maglumat]. Maglyumat Magazine. 1908. No. 8. P. 149-153 (in Turk., Arabic Script).
14. Minnulin, R. "Maglyumat" zhurnalynyy biblio-grafik kursatkeche [A Bibliographic Index of the Maglumat Magazine]. Ed. V. Yakupov, D. Minnulin. Kazan: Iman Publ., 2002. 104 p. (in TaTar).
15. Muhametshin, R.M. Islam v obshchestvennoj i politicheskoj zhizni tatar i Tatarstana v XX veke [Islam in the Social and Political Life of the Tatars and Tatar-stan in the 20th Century]. Kazan: Tatarskoe knizhnoe izdatel&stvo. 2005. 246 p. (in Russ.).
16. Maglyumat mazhallese ahvalennan [From the Life of Maglumat Magazine]. Maglyumat Magazine. 1909. No. 27. P. 646-649 (in Turk., Arabic Script).
17. Madhal [Start]. Maglyumat Magazine. 1908. No. 1. P. 2-5 (in Turk., Arabic Script).
18. Natsional&nyj arkhivRespubliki Bashkortostan. F. H-295. Op. 11. D. 881 [National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fund H-295. Bordereau 11. Individual File 881] (in Russ.).
19. "Nur" - luch sveta tatarskoj pechati. Sbornik nauchnykh dokladov i vystuplenij ["Nur" as a Sliver of Light of the Tatar Press. A Collection of Scientific Reports and Speeches]. Kazan, 2001. 142 p. (in Russ.).
20. RGIA. F. 776. Op. 21. D. 5 [Russian State Historical Archives. Fund 776. Bordereau 21. Individual File 5] (in Russ.).
21. RGIA. F. 776. Op. 21. D. 167 [Russian State Historical Archives. Fund 776. Bordereau 21. Individual File 167] (in Russ.).
22. RGIA. F. 821. Op. 133. D. 449 [Russian State Historical Archives. Fund 821. Bordereau 133. Individual File 449] (in Russ.).
23. RGIA. F. 821. Op. 133. D. 545 [Russian State Historical Archives. Fund 821. Bordereau 133. Individual File 545] (in Russ.).
24. RGIA. F. 821. Op. 133. D. 469 [Russian State Historical Archives. Fund 821. Bordereau 133. Individual File 469] (in Russ.).
25. Urinburg màkhkàmài shàrgiyasenà tàbig& imam va màhàllà keshelàrenà! [To Imams of the Orenburg Mohammedan Ecclesiastical Assembly and Parishioners].

Maglyumat Magazine. 1917. No. 10. P. 6-9 (in Turk., Arabic Script).

26. Khabutdinov, A.Yu. Gabyashi, Kh.-G. In: Tatar entsiklopediyasy: v 6 t. T. 2 [Tatar Encyclopedia: In 6 Vols. Vol. 2]. Kazan: The Institute of Tatar Encyclopaedia, 2010. P. 6 (in Tatar).
27. Khasan Gata khazrat kiteue monasabate ila [On the Occasion of the Departure of Hassan Gata, Khaz-ret Mukhamedov]. Vakyt Newspaper. 1915. No. 1775 (in Turk., Arabic Script).
28. Khatynlarda shariga khak entikhab barmy? [Do Women Have the Right to Choose in Shariah?]. Maglyumat Magazine. 1917. No. 7. P. 8-10 (in Turk., Arabic Script).
29. Khatynlarnyy saylau eshlarena katnashulary khakynda... [On the Participation of Women in Elections]. Maglyumat Magazine. 1917. No. 10. P. 5-6 (in Turk., Arabic Script).
30. Yamaeva, L.A. Musul&manskie deputaty Gosu-darstvennoj dumy Rossii. 1906-1917 [Muslim Deputies of the State Duma of Russia. 1906-1917]. Ufa: Kitap, 1998. 384 p. (in Russ.).

Б01 10.24411/2223-0564-2019-10402 Р.Б. Шайхисламов УДК 94(47)

ИЗМЕНЕНИЯ В ПРАВОВОМ ПОЛОЖЕНИИ КРЕСТЬЯН УДЕЛЬНОГО ВЕДОМСТВА СО ВРЕМЕНИ ИЗДАНИЯ «УЧРЕЖДЕНИЯ ОБ ИМПЕРАТОРСКОЙ ФАМИЛИИ» 1797 Г. ДО КОНЦА 1850-Х ГОДОВ

Аннотация

Российское крестьянство крепостной эпохи делилось на ряд крупных категорий, каждая из которых имела свои обязанности и права. Правовой статус крестьянина, который не оставался неизменным, существенно определял его социально-экономическое положение. В статье рассматриваются изменения, происходившие на протяжении первой половины XIX века в правовом положении крестьян, принадлежавших императорской фамилии. Анализируются черты правового положения, сближающие и различающие удельных крестьян с помещичьими. Отмечается, что размеры регламентаций и ограничений личных и имущественных прав крестьян удельной администрацией не доходили до того уровня, в котором находились по закону и на практике помещичьи крестьяне. Показываются новые явления и изменения в правовом положении крестьян удельной деревни.

Шайхисламов Рашит Бадретдинович, доктор исторических наук, профессор кафедры истории России, историографии и источниковедения Института истории и государственного управления Башкирского государственного университета (Уфа), e-mail: shrb2007@mail.ru

Rashit B. Shaikhislamov, Dr.Sc. (History), Professor, Department of Russian History, Historiography and Source Studies, Institute of History and Public Administration, Bashkir State University (Ufa), e-mail: shrb2007@mail.ru

© Шайхисламов Р.Б., 2019

ПРОБЛЕМЫ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ. 2019/4 (86)

Оренбургский муфтият публичное пространство революция национально-религиозная автономия «Маглюмат» периодическая печать российских мусульман муфтий Х.-Г. Габяши М.-С. Хасанов orenburg muftiate
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов