Спросить
Войти

Социально-экономическое развитие кубанского казачества в 1900-1913 гг.

Автор: указан в статье

УДК 908(470.62) «1900/1913»

Ратушняк Валерий Николаевич

доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой дореволюционной отечественной истории Кубанского госуниверситета ratushnyak_VN@mail.ru

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КУБАНСКОГО КАЗАЧЕСТВА В 1900-1913 гг.

В статье рассматривается сельскохозяйственное производство кубанского казачества, его участие в арендных отношениях и в кооперации. Показана аграрная специализация Кубани, объем товарооборота, особенности развития местной промышленности.

В начале ХХ в. продолжалось заселение Кубани крестьянским населением Европейской России, хотя эта колонизация была уже не столь массовой как в 60-90-е гг. XIX в. Это изменило сословную структуру края. К началу ХХ в. войсковое сословие уже не являлось большинством населения, составляя около 48%. Благодаря довольно высокому естественному приросту населения этот процент в 1900-1913 гг. ненамного изменился. По данным отчета начальника Кубанской области в 1913 г. казаки и другие военные сословия (последних было немного) составляли 1 428 тыс. чел. [1, с. 104] С естественным ростом населения уменьшались размеры общинных наделов казаков. К 1905 г. паевой надел кубанского казака составлял в среднем 11, 3 дес. Среди казачьих войск в России это был самый маленький надел [2, л. 26об.].

С одной стороны, уменьшение наделов, а, с другой стороны, рост затрат на военную экипировку для службы - все это ухудшало экономическое положение казаков. В первую очередь это относилось к казакам закубанских станиц, где наделы были меньше, чем в степных районах, да и к тому же она была худшего качества. Вот почему в годы Первой русской революции кубанские казаки поставили вопрос о дополнительном наделении станиц землей за счет войскового запасного фонда. По решению Войсковой рады от 17 декабря 1906 г. закубанским станицам было выделено для дополнительного наделения землей 414,4 тыс. дес. Однако более 70 станиц от нее отказались ввиду ее «бездоходности» [3, л. 1-5].

Уменьшение земельных наделов и возрастание их значимости заставило казаков не только более дробно делить общинные земли по их качеству, но и чаще производить земельные переделы. Во втором десятилетии

Ratushnyak Valery Nickolaevich

Doctor of History, Professor, Head of the Department of Pre-Revolutionary National History of Kuban State University ratushnyak_VN@mail.ru

SOCIO-ECONOMIC DEVELOPMENT OF THE KUBAN COSSACKS DURING THE PERIOD

1900-1913

The article considers the agricultural production of the Kuban Cossacks, its participation in rent relations and cooperation. Agricultural specialization of Kuban, the volume of commodity circulation, specific features of the development of local industry have been shown.

ХХ в. 14,7% кубанских станиц делили землю через год, 22,4% - через 2-4 года, 46,7% -через 5-6 лет [4. Табл. 22]. А еще в конце XIX

в. они обычно производили передел паевых земель через 6-12 лет. Сокращение времени переделов делало невыгодным вкладывать капитал в земледельческое производство. Ограниченный срок пользования наделом вызывал недовольство прежде всего зажиточных общинников, выступавших за подворное владение землей на праве собственности. В этом отношении им импонировала начавшаяся в стране с 1906 г. Столыпинская аграрная реформа. В 1910 г. пожелания этой части казачества достигли трибуны государственной думы. На запрос последней Военное министерство высказалось: «До тех пор пока признается необходимость сохранить казаков с особенностями существующего ныне отбывания ими воинской повинности, переход от общинного к единоличному пользованию землей на правах собственности в казачьих войсках должен признаваться нежелательным» [5].

В староукладном общинном землевладении казачества с его службой за землю, круговой порукой, сословной обособленностью правительство видело основу социальной однородности и воинской мобильности казачества. Эти взгляды были поддержаны и на совещании станичных атаманов в г. Екате-ринодаре в 1911 г. Они единодушно отвергли думский проект о распространении на казачество столыпинского аграрного законодательства.

В силу указанных обстоятельств в начале ХХ в. широкое распространение получила земельная аренда. Основными арендаторами казачьих земель были безземельные пришлые (иногородние) крестьяне. Казаки в большей степени сдавали землю. Однако со-

кращение паевых наделов и социальноэкономическая дифференциация казачества способствовали более широкому развитию арендных отношений среди казачества. Причем среди тех, кто сдавал землю, росло число казаков, вынужденных делать это из-за отсутствия сельскохозяйственных орудий или из-за долгов. Действовавшее запрещение казакам сдавать свои паевые наделы в аренду на более чем на год не спасало их от обезземеливания. В то же время краткосрочная аренда не позволяла рационально использовать земельные угодья, сдерживала интенсификацию производства на арендованных землях. Поэтому в 1912 г. она была отменена. Теперь казакам разрешалось сдавать свои наделы в аренду на срок юртового передела, но не дальше чем на 6 лет, причем плату разрешалось брать не больше чем за год вперед [6].

Строительство железных дорог на Кубани способствовало росту сельскохозяйственных машин и орудий в казачьих хозяйствах. По использованию наиболее усовершенствованных машин Кубанская область в начале ХХ в. стояла на одном из первых мест в России. На ее долю приходилось до 20% всех паровых молотилок страны, около 12% всех сеялок и почти 10% жатвенных машин [7]. Большая их часть принадлежала казакам.

Развитие товарно-капиталистических

отношений вызвало к жизни появление в станицах кооперативных учреждений. В определенной степени это было связано и с необходимостью быть более независимыми от представителей торгово-ростовщического капитала. В станицах наибольшее распространение получили кредитные кооперативы в форме ссудо-сберегательных и кредитных товариществ. Они выдавали ссуды своим членам на хозяйственные нужды. Для совместной закупки нужных для хозяйства и домашнего обихода предметов создавались потребительские кооперативы. Первые ссудо-сберегательные товарищества возникли в станицах: Тихорецкой (1894 г.), Староминской (1897 г.), Брюховецкой (1900 г.). К 1908 г. в казачьих станицах уже действовало 40 ссудо-сберегательных кооперативов с оборотом капиталов около 5 млн. руб. Ссудо-сберегательные товарищества, для создания которых требовалось образование собственного паевого капитала и характерна выплата высокого процента на внесенный пай, получили распространение в степных районах (Ейский, Кавказский, Темрюкский), в кредитных станицах со сравнительно зажиточным населением. Кредитные товарищества, основной капитал которых составлялся из средств, представляемых Госбанком, больше открывались в районах с менее зажиточным населением. Первое кредит-

ное товарищество было открыто в 1903 г. в станице Приморско-Ахтарской. К 1908 г. станичных кредитных товариществ насчитывалось на Кубани 96, с суммой оборотных средств около 2 млн. руб. В 1912 г. кредитные товарищества выдали станичникам ссуд на сумму около 20 млн. руб. 70% этих ссуд пошли на нужды хозяйств. 20% всех ссуд было выдано беднякам, 70% - середнякам и 10% зажиточным хозяевам.

Развивалась и потребительская кооперация. К 1905 г. в станицах действовало 5 потребительских обществ, в 1908 г. их было уже 61. Потребительские кооперативы приобретали для своих членов необходимые товары через систему кооперативных лавок, реализовывали товары своих пайщиков. Кооперация играла все большую роль в экономическом развитии казачьих хозяйств.

В начале ХХ в. некогда преобладавшая отрасль сельского хозяйства Кубани животноводство окончательно уступило ведущие позиции зерновому земледелию. Особенно быстро сокращалось поголовье конских табунов и овечьих отар, для которых важнейшим условием существования являлось наличие дешевых пастбищ и степного приволья. С ростом же посевных площадей выгонной земли становилось все меньше, а цены на землю все выше, делая нерентабельным занятие табунным коневодством и овцеводством. Уменьшение поголовья конских табунов весьма обеспокоило военное министерство, увидевшего в этом угрозу снабжения иррегулярных войск необходимым количеством верховых лошадей. В 1901 г. из министерства последовало распоряжение в Кубанское областное управление разработать такие правила, которые бы стимулировали развитие табунного коневодства в станицах. Однако атамана Кубанского казачьего войска Я.Д. Малама был вынужден признать невыполнимым это требование ввиду указанных причин и быстрого роста арендных цен на земельные участки, что исключало «всякую возможность найма их для выпаса табунов» [8].

Действительность подтвердила пессимизм атамана. Если в 1900 г. в кубанских табунах числилось 40 тыс. верховых лошадей, то к 1913 г. их осталось лишь 8,6 тыс. голов [9]. Вообще-то общее количество лошадей у казаков росло. Это было связано с развитием подворного коневодства, обслуживавшего главным образом земледельческие хозяйства. По этому вопросу Я.Д. Малама писал, что «казаки в интересах своих хозяйственных потребностей выращивают больше лошадей рабочего сорта» [10].

Действительно, с утверждением зерно-

вого земледелия лошади все чаще использовались как тягловая сила, заменяя менее подвижных волов. С 1900 по 1913 гг. число лошадей выросло на Кубани на 300 тыс. голов, приблизившись к 1 млн. Правда, в расчете на 100 жителей количество лошадей почти не увеличилось. У казаков их приходилось до 35 голов.

Почти вдвое в расчете на 100 душ населения сократилось количество крупного рогатого скота, хотя в целом его поголовье оставалось стабильным - 1,4 млн. голов. Неустойчивость кормовой базы, часто повторяющиеся эпизоотии при недостатке ветеринарных врачей (в 1901 г. их было в Кубанской области всего 39) - все это сдерживало рост продуктивного скота. Слабо помогали и некоторые меры, предпринятые в этом направлении. Так, с разрешения военного министерства кубанское начальство стало ежегодно отпускать из войскового капитала по 30 тыс. руб. на нужды скотоводства. В 1905-1906 гг. были закуплены 225 бычков и 74 телки швицкой и симментальской породы и розданы, отчеты проданы в 113 станиц и хуторов Кубани [11].

И все же в 1908 г. в журнале Кубанского областного правления была сделана запись о том, что наиболее распространенный на Кубани серый степной («украинский») скот «по недостатку и дороговизне кормов не окупает расходов на выращивание и постепенно вырождается» [12].

Несмотря ан сокращение пастбищного пространства кубанское скотоводство по-прежнему оставалось экстенсивным, базируясь на использовании естественных лугов и толочных земель, без внедрения улучшенной системы хозяйства и рациональной организации кормовой базы.

В отличие от других видов продуктивного скота поголовье свиней на Кубани за рассматриваемое время выросло почти на 20% (в 1913 г. свыше 0,5 млн. голов), но в расчете на 100 душ сельского населения несколько сократилось (в 1913 г. - по 21 гол.). При этом Кубанская область продолжала занимать одно из первых мест в России по количеству свиней на душу населения, чего нельзя было сказать об интенсивности свиноводства. Процент убойных свиней был на Кубани довольно низким, а живой вес обычно небольшим. Кубанское свиноводство являясь существенным подспорьем в хозяйствах казаков, несло в себе все негативные черты натуральнопотребительского производства. И лишь в тех хозяйствах продукция которых предназначалась не столько для удовлетворения собственных нужд, сколько на продажу, их владельцы стремились увеличить поголовье убойных свиней за счет эффективного кормления и выращивания молодняка.

В начале ХХ в. основную часть общего объема товарооборота края составляли уже продукты не животноводства, а земледелия. Менее чем за 15 лет (1901-1912 гг.) ее посевная площадь увеличилась почти на 45%: с 2276,6 до 3316,2 тыс. дес. [13]. Это значительно превосходило темпы роста посевных площадей в Европейской России.

Шло не только увеличение посевных площадей, но и процесс специализации земледелия, выделение приоритетных рыночных культур. На Кубани, в том числе и у казаков, главной рыночной культурой стала зерновая, в первую очередь пшеница. Почти 9/10 всей посевной площади на Кубани приходилось на посевы злаковых культур, 3/5 этой площади занимала пшеница. Требования растущего рынка, особенно внешнего, обусловили рост и такой высокотоварной карликовой культуры, как ячмень. За 1901-1913 гг. его посевы на Кубани увеличились с 396,2 до 852,7 тыс. дес., т.е. более чем вдвое. В то же время дальнейшая специализация кубанского земледелия на производстве таких экспортноторговых культур, как ячмень и пшеница, приводила к сокращению посевов потребительских хлебов - ржи, проса, полбы, гречихи и пр.

С изменением структуры посевов изменялась динамика и структура валовых сборов зерна на Кубани. В начале ХХ в. казачьи хозяйства и в целом. Кубанская область неуклонно наращивала свой товарно-зерновой потенциал. С 1901-1905 гг. по 1909-1913 гг. ежегодные валовые сборы зерна увеличились на Кубани со 144,8 до 211,4 млн. пуд. Особенно благоприятным был 1913 г., когда валовой сбор зерна на Кубани достиг рекордной цифры - 266 млн. пуд. По валовому сбору зерна Кубанская область занимала одно из первых мест в стране, а по производству озимой пшеницы (58-108 млн. пуд. в различные годы в зависимости от урожая) она вообще не знала себе равных в России. На ее долю приходилось свыше 16% всего общероссийского производства этой культуры. Причем доля Кубани в общероссийском сельскохозяйственном производстве с каждым пятилетием увеличивалась. Как за счет роста посевных площадей, так и за счет возрастания урожайности хлебов. В 1901-1910 гг. средняя урожайность озимой пшеницы составляла 62 пуд. с 1 дес. Она была невысокой (около 10 ц), но несколько выше, чем в Европейской России.

При благоприятных природноклиматических условиях края невысокая урожайность зерновых культур объяснялась прежде всего широко практиковавшиеся бессменным возделыванием этих культур на одной и той же площади, как результат узкой специализации местного земледелия. Объезжая в 1903 г. Ейский отдел, его атаман А.Я.

Кухаренко отмечал, что только в 6 из 39 посещенных им станиц применялся трехпольный севооборот «Обыкновенно, - писал он, -жители всю землю обращают под распашку и пашут ее из года в год, не давая перележать» [14].

Борясь с расточительным использованием богатой кубанской почвы, некоторые станичные общества стали в обязательном порядке исключать часть общинной земли из производства, другие выносили решения о непременном переходе всех держателей паевых наделов к трехполью. К 1913 г. 65% станичников уже использовали трехпольный севооборот. Правда, на Кубани земля, оставшаяся на отдых, обычно отводилась под выгон скоту (толоку) и редко подготовлялась к посевам путем предварительной обработки и так называемым черным паром. Поэтому урожайность зерновых на толочных землях была невысокой.

Важным фактором, показывающим рост торгового земледелия было увеличение чистого (за вычетом семян) сборов зерна на душу населения. В предвоенные годы (1909-1913 гг.) Кубанская область по этому показателю вышла на первое место в России. На Кубани приходилось в среднем по 65 пудов чистого сбора зерна на человека, в то время, как в степных районах Украины, стоявшей по этому показателю на втором месте, лишь по 49 пудов [15]

Казачьи хозяйства, как и вся Кубанская область, ежегодно поставляли на рынки страны и особенно за границу огромные партии товарного хлеба.

Помимо выращивания зерна - ведущей отрасли кубанского земледелия, казаки занимались возделыванием различных видов сельскохозяйственных культур, но под них отводилось не более 10% посевной площади. С 1901 по 1915 г. посевы незерновых выросли с 264 до 343 тыс. дес., т.е. почти на 30%. Особенно быстро росли посевы таких специально-торговых культур, как подсолнечник и табак. Растущее производство этих культур было не только результатом углублявшегося общественного разделения труда в кубанском земледелии, но и стремлением сельских хозяев рациональнее использовать пашню, вводить в структуру севооборотов пропашные растения. К 1913 г. Кубанская область по посевам и сбору подсолнечника вышла на первое место в России. Перед Первой мировой войной на Кубани под посевами подсолнечника было занято 273,8 тыс. дес., или третья часть всей площади подсолнечника в России. Собрано семян 13,5 млн. пуд.

Интересно, что с возрастанием спроса на подсолнечное семя даже степные станицы

Кубани - основные поставщики товарного зерна - стали расширять посевные площади под подсолнечником, перехватывая инициативу у менее экономически развитых станиц Закубанья.

Начиная с 1911 г. они неизменно шли впереди закубанских отделов по валовому сбору наиболее товарной части этой культуры - масличного подсолнечника, на долю которого приходилось в Кубанской области почти 9/10 общего его сбора. Напротив, грызовой подсолнечник - менее товарный по своему назначению - составлял немалую долю процента в валовых сборах подсолнечного семени, в таких отделах, как Екатеринодарский и Баталпашинский. Тем не менее, подсолнечник продолжал играть более значительную роль в товарных оборотах именно закубанских станиц, а не степных.

Из технических культур в станицах культивировал посевы конопли и табака. Но посевы конопли в 1900-1913 гг. на Кубани значительно сократились. По мере развития зернового хозяйства и распространения в Кубанской области изделий фабрично-заводской промышленности центра страны (красок, олифы, лаков, шпагата и др.) возделывание конопли для кустарного производства становилось делом невыгодным.

Табак же, который активно стали разводить на Кубани еще в 70-90-е гг. XI в., в начале ХХ в. уже имел площадь под посевом более 12 тыс. дес. на Кубани разводили главным образом высокосортный папиросный табак, его называли турецким, или восточным. Табаководство было в основном подсобной отраслью в хозяйствах казаков, да и занимались ею немногие. Зато почти все казаки имели при усадьбе виноградники и фруктовые деревья. Немало было казаков разводивших их с коммерческой целью. С конца XIX в. по 1913 г. площадь виноградников на Кубани выросла в два раза. Наиболее успешно виноградарство развивалось в Темрюкском отделе с центром в Анапе. Росли и сборы продуктов садоводства. В начале 1900-х гг. они составляли в среднем 384 тыс. пуд., перед мировой войной 731 тыс. пуд.

Широкое развитие в начале ХХ в. в казачьих хозяйствах получили огородничество и бахчеводство. Уже в конце ХІХ в. под огородами на Кубани было занято 45,4 тыс. дес., а под бахчей (арбузами, дынями, тыквами) -49,3 тыс. дес. Наиболее успешно огородничество развивалось в Лабинском отделе, а бахчеводство - в Ейском. Но к 1913 г. площадь бахчеводства в силу вытеснения зерновыми культурами сократилась почти на 10 тыс. дес., в то же время настолько же выросла площадь огородных культур. Смещение ак-

центов на производство огородных культур было явлением экономически обусловлены параллельно с ростом индустриального и земледельческого населения увеличивались валовые сборы и ассортимент продуктов в огородничестве. С его грядок и теплиц поставлялось для семьи и на рынок помидоры, капуста, огурцы, лук, чеснок и т.д. Разводился на огородах и картофель. Постепенно он выходил за пределы усадебных участков, культивируясь как полевая культура, предназначенная для рынка.

И все же довольно узкая специализация кубанского земледелия на 3-4 культурах, прежде всего зерновых, подчинение этим культурам остального производства ограничили развитие других отраслей сельского хозяйства Кубани и способствовали падению роли животноводства на большей части территории края. При этом почти все отрасли сельского хозяйства в условиях развивающегося капиталистического производства были вынуждены каждая по-своему приспосабливаться к этим условиям, увеличивая товарную часть своей продукции. Это в свою очередь стимулировало развитие внутреннего рынка Кубани, его взаимодействие с общероссийской экономической системой и зарубежными странами. Среднегодовой товарооборот в Кубанской области вырос с 1898 по 1913 гг. в несколько раз, достигнув 268,7 млн руб. в год [16]. Более чем вдвое увеличилось число лиц, занимающихся торговлей. Интересно, что наиболее быстро проникала торговая прослойка в среду казаков, которые раньше считали торговлю делом, недостойным внимания казака.

Расширялась стационарная торговая сеть, росло число постоянно действовавших базаров. В то же время не ослабевала и традиционная ярмарочная торговля. Так, в 1912

г. на Кубани прошло 189 ярмарок в 120 станицах и городах. Только скота на базарах и ярмарках Кубани продавалось в год до 336 тыс. голов на общую сумму 12 млн. руб. кроме того, забивалось на мясо для реализации в крае более 300 тыс. голов скота. Не менее чем на 1 млн. руб. реализовывалось на рынках Кубани овощей, винограда, продуктов бахчеводства и садоводства [17].

Но доминирующим продуктом на внутреннем рынке Кубани в начале ХХ в. был хлеб, ежегодная реализация которого составляла от 40 до 50 млн. пуд.

В начале ХХ в. расширились торговохозяйственные связи Кубани с Европейской Россией и другими регионами страны. Кубань получала главным образом продукцию промышленного производства, а вывозила прежде всего сельхозпродукты. Широким спросом

пользовались ввозимые сельскохозяйственные машины и орудия. В 1913 г. на Кубань было завезено земледельческой техники общим весом более 1,7 млн. пуд. [18] Основными покупателями ее были казаки. В то же время Кубань в возрастающем объеме вывозила хлеб. В 1909-1913 гг. Кубанская область ежегодно вывозила в среднем до 77 млн пуд. хлеба. Кроме того она вывозила свыше 4 млн. пуд. растительного масла, около 2 млн. пуд. масличных семян, более 1 млн. продуктов садоводства и виноградарства [19].

Особое значение для Кубани имела экспортная торговля. До 70% ее приходилось на зерно. В 1909-1913 гг. Кубань ежегодно в среднем экспортировала за границу до 60 млн. пуд. хлеба. По экспорту зерна она вышла на второе место в России, уступая лишь Херсонской губернии [20].

Кроме хлеба Кубань вывозила на международный рынок льняное и подсолнечное семя, отруби, табак, поташ.

Приоритет в экономике Кубани сельскохозяйственного производства обусловил и специализацию местной промышленности. В ней преобладали обрабатывающие сельскохозяйственное сырье предприятия. Прежде всего мукомольные и маслобойные. Мельницы были почти во всех станицах. Но львиная доля производства муки приходилась на крупнокапиталистические мельницы, владельцами которых были купцы-предприниматели или богатые иногородние. В начале ХХ в. на них перерабатывалось до 24 млн. пуд. зерна [21].

Подобная ситуация наблюдалась и в маслобойной промышленности. Если в станицах казаки пользовались маслобойками - аппаратами для сбивания масла, то основное производство масла происходило на крупных маслобойных заводах. В 1913 г. крупнейшие из них вошли в акционерное общество «СалоМас».

На базе сельскохозяйственной продукции, которую поставляли на внутренний рынок казаки и крестьяне, развивались так же пивоваренная, консервная, кожевенная, сыроваренная, шерстомойная и другие виды производства. Вне сферы влияния сельского хозяйства были на Кубани цементные и нефтеперегонные заводы, к которым казаки почти не имели отношения. Более широкое распространение получило кирпичное производство, обслуживавшее в основном местные нужды. Кирпичные дома в это время были уже не в новинку, спрос на строительные материалы возрастал.

Таким образом, экономика Кубани в начале ХХ в. находилась на подъеме, прежде всего благодаря успехам ее сельскохозяйственного сектора.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ И ПРИМЕЧАНИЯ

1. Отчет начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска за 1913 г. Екатеринодар, 1914.
2. РГВИА. Ф. 1. Оп. 1. Д. 48498; Д. 67843.
3. РГВИА. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1631; Оп. 46. Д. 1956.
4. Скворцов С.А. Землевладение в Кубанской области. Использование земель общинами Кубани. Краснодар,
1925. Табл. 22 (Подсчет наш - В.Р.).
5. РГВИА. Ф. 1. Оп. 1. Д. 77869.
6. ПСЗ. Собр. 3. (1912 г.). Пг., 1914. Т. 32. № 37511.
7. Статистика Российской империи. Сельскохозяйственные машины и орудия в Европейской и Азиатской России в
1910 г. СПб.. 1913. Вып. 79.
8. РГВИА. Ф. 1. Оп. 1. Д. 64(780).
9. См. Отчеты начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска за 1900 и 1913 гг. Екатеринодар, 1901, 1914.
10. РГВИА. Ф. 330. Оп. 55. Д. 4.
11. Там же. Оп. 75. Д. 1.
12. Там же. Ф. 1. Оп. 1. Д. 73448.
13. Статистика Российской империи. Вып. 55. Урожай 1901 года в Европейской и Азиатской России. Спб., 1901;

Вып. 81. Урожай 1913 г. в Европейской и Азиатской России. Спб., 1913. Ч. 1; Спб., 1914. Ч. 2.

14. Ревизионный обзор населенных пунктов Ейского отдела кубанской области, произведенный в 1903 г. атаманом Ейского отдела полковником А.Я. Кухаренко. Ейск, 1903.
15. Свод урожайных сведений за годы 1883-1915 гг. М., 1929; Карнаухова Е.С. Размещение сельского хозяйства России в период капитализма (1860-1914 гг.). М., 1951.
16. Кубанский календарь на 1898 г. Екатеринодар, 1898; Отчеты начальника Кубанской области за 1898-1913. Екатеринодар, 1898-1914. В сумму товарооборота не вошли данные о вывозе и ввозе товаров через морские порты. См.: Весь Кавказ. Промышленность, торговля и сельское хозяйство Северного Кавказа и Закавказья. Баку, 1913.
17. См. Отчеты начальника Кубанской области за 1900-1913 гг. Екатеринодар, 1901-1914.
18. Сводная статистика перевозок по русским железным дорогам. Пг., 1915. Вып. 20.
19. Сводная статистика перевозок...Вып. 37. Пг., 1915. (подсчет наш - В.Р.).
20. Кондратьев Н.Д. Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции. М., 1922.
21. Мукомольное дело в России. Одесса, 1912.
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов