Спросить
Войти

Великие державы и шестидневная война 1967 года

Автор: указан в статье

УДК 327.56 ББК 66.4

ВЕЛИКИЕ ДЕРЖАВЫ

И ШЕСТИДНЕВНАЯ ВОЙНА 1967 ГОДА

К.А. Белоусова

Аннотация. Арабо-израильский конфликт - один из ключевых факторов напряжения на Ближнем Востоке. Изменившаяся геополитическая ситуация, а также целый ряд новых событий и явлений на Ближнем Востоке, казалось, отодвинули этот конфликт на второй план. Однако он отнюдь не стал историей, более того, до сегодняшнего дня он является основой ближневосточной нестабильности. Шестидневная война 1967 г., одна из ключевых вех в истории развития арабо-израильского конфликта, явилась одновременно и ареной противостояния великих держав. Биполярное противостояние сыграло решающую роль и явилось в том конфликте организующим началом. Этот феномен особо важен сегодня, когда мир преобразовался в однополярный, и одна великая держава решает судьбы всего мира.

Abstract. The Arab-Israeli conflict has been one of the key factors of tension in the Middle East. The changed geopolitical situation as well as a number of new events and phenomena in the Middle East seem to have moved this conflict to the background. However, this conflict is far from being a history fact and moreover up to now it has been the base of Middle East instability. The Six-day war of 1967, one of the landmarks in the history of the Arab-Israeli conflict, was simultaneously the arena of confrontation of great powers. The bipolar confrontation played a main role and was an organizing world part in that conflict. This phenomenon is particularly important today when the world has changed into a unipolar one, and only one great power decides the fate of the whole world.

GREAT POWERS AND THE SIX-DAY WAR OF 1967

I K.A. Belousova

367
5 июня 1967 г. Израиль начал войну,

нанеся удар по египетским ВВС и военным аэродромам, фактически разгромив египетские ВВС, а позже и ВВС Иордании, Сирии и Ирака. Арабские страны понесли сокрушительное поражение. Ни СССР, ни США не участвовали в этой войне, но являлись третьей стороной конфликта, роль которой трудно переоценить.

Причины начала войны объясняются исторической наукой совершенно по-разному. Часть историков, политологов и представителей иных гуманитарных дисциплин возлагают вину на арабов, мотивируя свою точку зрения тем, что, диверсии и провокации со стороны Египта и Сирии привели к ответной реакции Израиля. Другие же считают, что именно Советский Союз явился главным виновником войны [1]. А. Садат, тогда председатель Национального собрания, посетивший в мае 1967 г. СССР, в аэропорту, улетая, якобы получил информацию от заместителя министра иностранных дел В. Семенова, что на сирийской границе „__ сконцентрировались десять израиль-368 ских бригад [2, с. 221]. Но на деле, якобы, ничего такого не было [там же, с. 222]. По другой версии, 12 мая 1967 г. советский посол в Каире передал египетскому правительству сфабрикованную информацию о продвижении израильских войск вдоль северной границы [3, с. 92]. Исходя из опубликованных документов Архива внешней политики Российской Федерации, такой провокации также не было.

Во время посещения А. Садатом Москвы в мае 1967 г. советское руководство дало понять Египту, что не сможет поддержать его, если он нанесет удар первым. Однако если бы США приняли участие в войне, то

Советский Союз выступил бы на стороне Египта. Представляется сомнительным, что СССР всерьез полагал, что США это сделают, и поэтому обвинения в адрес СССР беспочвенны.

Американцы дали задание своему военному атташе в Тель-Авиве съездить на границу и узнать о перемещениях израильских войск. Тот сообщил, что массовых перебросок войск не наблюдалось. В своей претенциозной книге Х. Герцог пишет, что премьер-министр Израиля Леви Эшколь пригласил советского посла в Израиле отправиться вместе с ним для инспекции пограничной полосы, чтобы убедиться в полной необоснованности слухов о концентрации там израильских войск, а тот отказался от поездки [4, с. 396]. Отказ советского посла был более чем оправдан: он справедливо полагал, что его проведут по тем местам, где нет скопления израильской военной техники и солдат, а его поездка была бы несомненно использована как отвлекающий маневр для наступления на Сирию.

Позиция СССР в его якобы заинтересованности в эскалации конфликта объясняется рядом причин. Во-первых, политическая выгода, которую получил бы СССР, даже при проигрыше арабов, потому что они имели на вооружении советское оружие, а также его военную и политическую поддержку, а во-вторых, возможность создать для США еще одну горячую точку, помимо Вьетнама [2, с. 224-225].

Однако обе причины не выдерживают критики. По итогам войны советский посол в США А. Добрынин констатировал, что «после поражения арабских стран авторитету СССР на Ближнем Востоке был нанесен немалый ущерб» [5, с. 147]. Кроме того,

советские военные специалисты реально оценивали военные шансы арабских стран. Что касается возможности создать для США еще одну горячую точку, то нельзя не отметить, что в таком случае СССР и для себя создал бы также горячую точку. В советскую военную доктрину, предельно четко сформулированную маршалом С.Ф. Ахромеевым («чтобы 1941-й год не повторился»), никак не укладывается желание СССР нагнетать напряженность, да еще и в таком регионе, как Ближний Восток. В отличие от правительства США, советское руководство пережило, как говорится, «на собственной шкуре» опыт отношений с мусульманскими республиками. И, невзирая на известную косность и догматизм советского руководства, именно СССР вынужден был пойти на попятную во время Карибского кризиса 1962 г., поставившего мир на грань атомной войны.

Еще одной причиной якобы заинтересованности СССР в войне называют Сирию, которую СССР поддерживал во имя своей политической выгоды и не собирался опровергать якобы ложные утверждения сирийцев. «Советский Союз был заинтересован в укреплении правящего режима Сирии, который предоставил Москве первый важный плацдарм на Ближнем Востоке» [6, с. 396]. По мнению Х. Герцога, СССР надеялся, что египетская угроза с юга укрепит безопасность Сирии и упрочит положение дамасского режима [там же]. Вопрос о «плацдармах» в целом более чем спорен. Именно Соединенные Штаты в послевоенном мире пытались окружить Советский Союз кольцом недружественных ему стран, создавая «северный ярус обороны» и пр. организации, плодя тем самым свои плацдармы вокруг СССР. Так что желание СССР закрепиться в Сирии являлось лишь ответным шагом на непрекращающиеся и по здравому смыслу провокационные попытки США поставить СССР в невыгодное для себя военно-политическое положение. Обвиняя СССР в желании иметь плацдарм в Сирии, Х. Герцог не хотел видеть оборотной стороны. Явно просоветская ориентация Сирии вызывала раздражение у Соединенных Штатов. Поэтому скорее Соединенные Штаты, а не Советский Союз видели в вероятном конфликте свою возможность пресечь эти попытки Сирии. Учитывая тот факт, что Сирия являлась неким «неуловимым» центром арабского мира, именно ее просоветские симпатии и нежелание мириться с американским гегемонизмом ставили перед США задачу привести эту страну в свой лагерь. Принимая во внимание, что американцам неведом какой-либо иной метод привлечения на свою сторону неоднородных себе структур, кроме как силовой, именно США были выгодны военные действия, которые мог начать их союзник в регионе — Израиль.

17 мая в Каире начался марш египетских полков на Синай. Вереница танков, машин с солдатами ночью прошла мимо окон посольства США в Каире. Этот в целом недальновидный маневр Египта и другие необдуманные антиизраильские действия Насера были использованы рядом историков, которые считали, что Израиль лишь выхватил у Египта инициативу [7, с. 583].

В этот же день Насер потребовал вывода Чрезвычайных вооруженных сил ООН, настаивая на том, чтобы они оставили некоторые погранич369

ные пункты, на что Генеральный секретарь ООН У Тан ответил, что войска могут быть выведены либо целиком, либо полностью оставаться на своих позициях. Таким образом, первоначально в планы египетского руководства не входил вывод войск ООН из района Шарм аш-Шейх, контролировавшего вход а Акабский залив [8, р. 314]. И У Тан, не советуясь с Генеральной Ассамблеей или Советом Безопасности, принял решение о выводе войск ООН. Судя, однако, по решению, советчиком У Тана были Соединенные Штаты.

Собственно эти неосмотрительные антиизраильские шаги Египта в мае 1967 г. послужили хорошим поводом для Израиля начать войну. Насер попал в свою собственную ловушку: коли египетские войска вошли в Шарм-аш-Шейх, то арабскому миру требовалось объяснение, для чего была совершена эта акция.

22 мая Насер принял решение о закрытии Тиранского пролива для израильских и всех остальных судов, следу-„.,_ ющих в порты Израиля и выходящих и/Ц оттуда. Для президента Египта закрытие Тиранского пролива уже было победой, и он не планировал идти дальше и начинать войну. Доказательством этому служит и его немедленное согласие с У Таном, который при поддержке Соединенных Штатов привез в Каир просьбу воздержаться от инспекции судов, проходящих через Тиранский пролив. В то же самое время Израилю также была направлена просьба не посылать никаких судов через залив Акаба, с тем чтобы «испытать решение Египта о закрытии пролива». Выигрыш, достигнутый Насером из-за вывода войск ООН, позволял ему призвать Израиль к выполнению резолюции по Палестине и согласиться на создание демилитаризованной зоны в районе, где она была до 1956 г.

Однако события развернулись иначе. Министр иностранных дел Израиля Абба Эбан отправился к главам правительств главных западных держав: Франции, Великобритании и СТТТА Основной целью — было заручиться поддержкой Запада в плане обеспечения прохода израильских судов через пролив. Франция не поддержала Израиль. Более того, де Голль на заседании правительства указал на прямую связь американской войны во Вьетнаме с новым очагом агрессии. Разумеется на де Голля обрушилась буржуазная печать, «отравленные стрелы летели в него со всех сторон... заработала вся разветвленная по разным странам сеть всемирного сионизма» [9, с. 459].

Правительство Великобритании было готово оказать Израилю поддержку. Премьер-министр Г. Вильсон заявил, что Великобритания не позволит закрепить блокаду Тиранского пролива.

Решающей была поездка А. Эбана в США. В аэропорту Вашингтона Эбан получил телеграмму за подписью Эш-кола, в которой ему поручалось встретиться с президентом или госсекретарем и добиться официального заявления, что нападение на Израиль будет приравнено к нападению на США, и что американским силам в Средиземноморье приказано координировать свои действия с израильскими военными [2, с. 233]. Телеграмма обескуражила министра иностранных дел, поскольку противоречила данному ему заданию. Немало был и удивлен госсекретарь Д. Раск, полагавшийся на информацию американских спецслужб,

которые сообщали, что арабские войска стояли на оборонительных позициях. Раск поручил своему заместителю Ю. Ростоу срочно связаться с разведслужбами в Пентагоне, чтобы они дали дополнительную информацию, подтверждающую или отрицающую новости. Информация, полученная от военных, не подтверждала версию израильтян. Раск решил, что информация Эбана давала основание оправдать упреждающий удар. Ростоу связался с послом Египта в Вашингтоне и выразил надежду, что египтяне не занимают наступательных позиций.

Президент США Л. Джонсон заявил о возможности применения силы в случае необходимости [10, p. 293]. Участие же США в «международной армаде», которая должна была открыто пройти через пролив, бросив вызов Насеру, не предусматривалось, а наоборот, президентом предполагалось, что в армаде должен участвовать Израиль, а также Англия и Франция. Из-за тяжелой для США войны во Вьетнаме президент отказался действовать без согласия Конгресса и ООН.

Однако 23 мая 1967 г. Джонсон в своем заявлении о положении на Ближнем Востоке снова дал понять о готовности США поддержать Израиль в его агрессии против арабских стран [Ibid, p. 293].

А. Эбан по приезду домой на заседании кабинета, повествуя о своих встречах, не упомянул, что Джонсон не вызвался организовывать эту армаду и фактически возложил эту задачу на Израиль. Эшкол направил Джонсону телеграмму с выражением благодарности за обещание принять все меры, чтобы открыть Тиранский пролив для международного судоходства. Но, как явствовало из очередного срочного письма Джонсона, он этого не обещал.

28 мая 1967 г. премьер Эшкол снова получил от Джонсона послание, в котором говорилось, что Израиль должен проявить сдержанность и не нападать на арабов. Кроме того, главу «Моссада» Меир Амита посетил резидент ЦРУ Джон Хейдон и в довольно резком тоне предупредил, что, если Израиль нанесет удар, США высадят свой десант в Египте для его защиты. С другой стороны, еще во время визита А. Эбана в Вашингтон министр обороны Р. Макнамара обнадежил израильского министра оптимистическими оценками ЦРУ, «которое предсказало уверенную победу Израиля в случае войны с Египтом» [цит. по: 11, с. 91].
30 мая М. Амит вылетел в Вашингтон для выяснения обстановки. У директора ЦРУ Ричарда Хелмса он выяснил, что относительно организации «международной армады» ничего сделано не было. Далее Амит встретился с министром обороны Робертом Макна-марой, которому Амит рассказал о планах Израиля и попросил США, во-первых, пополнить арсеналы Израиля после войны, во-вторых, поддержать Израиль в ООН, и, в-третьих, изолировать СССР [2, с. 243]. После встречи разведка и военные незамедлительно сообщили Джонсону, что Израиль готов действовать и легко справится с арабами. Для США такая ситуация была выгодна. 4 июля Амит доложил своему руководству, что США дали «добро», и на следующий день израильское правительство в полном составе проголосовало за превентивные военные действия.

Вероятно, этот инцидент с Ами-том явился поворотным этапом в отношении США к развязыванию военных действий Израилем.

371
372

Существует высокая вероятность того, что Соединенные Штаты намеренно не предприняли усилий по снятию блокады, потому что, если бы данный инцидент был исчерпан, у Израиля не было бы повода начать войну. Американская дипломатия сработала на руку израильтянам, когда официальный Вашингтон согласился принять 7 июня 1967 г. первого вице-премьера ОАР З. Мохи эд-Дина для ведения переговоров об урегулировании конфликта. Собственно говоря, изначально это была инициатива американцев. 1 июня в Египет секретно прибыл личный представитель президента Джонсона, который передал Насеру просьбу направить в США Амера для встречи с ним. Насер согласился, но решил отправить в Вашингтон Мохи-эд-Дина. Однако конфиденциальная встреча не состоялась, поскольку началась война.

Кстати сказать, СССР также предпринял шаги в целях снятия напряженности: советское руководство решило организовать в Москве встречу премьер-министра Израиля Эшкола с президентом Насером. Встреча не состоялась из-за категорического отказа премьер-министра Сирии Зуэйна. Насер же посчитал, что без согласия Сирии встреча не может состояться.

Хотя Соединенные Штаты и не предприняли усилий по снятию блокады с Тиранского залива, они косвенно приняли участие в грядущей войне. 23 мая США приступили к срочному оказанию военной помощи Израилю. Президент США отдал приказ о поставке по воздуху бронетранспортеров, танков, запасных частей противоракетных комплексов, взрывателей для бомб, артиллерийского снаряжения и противогазов [3, с. 232]. Все это было сделано до того, как Джонсон наложил эмбарго

на все военные поставки в ближневосточный регион. Кроме этого Израилю была предоставлена возможность проводить воздушную разведку с военной базы в Западной Германии, где была задействована 38-я эскадрилья тактической разведки ВВС США. Английская база Аппер Хейфорд предоставила пилотов, обслуживающий персонал и оборудование. Машины ВВС США имели опознавательные знаки Израиля. Помощь США при проведении воздушной разведки оказалась неоценимой в грядущей войне. Вашингтон согласовал с Тель-Авивом детальный план израильского наступления на Египет, провел «психологическую подготовку» с целью ввести в заблуждение мировую общественность [12, р. 178179]. Эта подготовка заключалась в известных пропагандистских приемах, когда Израиль рисовался жертвой, а арабы — агрессорами.

К концу мая 1967 г. в восточную часть Средиземного моря была переброшена основная часть 6-го флота — всего около 50 кораблей, включая авианосцы с 200 самолетами [13, с. 26]. Незадолго до войны в Израиль прибыло около тысячи американских «добровольцев» различных военных специальностей, из которых не менее 200 приняли непосредственное участие в боевых действиях против арабских стран [14, с. 93].

По свидетельству капитана запаса 1 ранга Ю. Гнатченко, в район Средиземного моря вошли 50 советских подлодок, несколько надводных кораблей, суда с десантами на борту [15].

Наиболее существенную помощь израильтянам оказала все же американская разведка и взаимодействие Израиля с разведывательными органами США и НАТО. Американский

дипломат Д. Нес, бывший во время войны 1967 г. поверенным в делах США в Каире, писал: «В месяцы, предшествующие войне 1967 года, задания по линии военной разведки, спускавшиеся Вашингтоном посольству в Каире, работникам ЦРУ и органам внешней разведки, в основном диктовались нуждами Израиля. Эффективность ударов, нанесенных израильскими ВВС 5 июня 1967 г., была обеспечена — по крайней мере, отчасти — информацией о египетских аэродромах и о дислокации самолетов, полученной через американские каналы. Что касается политической и экономической информации, государственный департамент имел обычай в то время снабжать посольство Израиля в Вашингтоне копиями всех донесений американских посольств на Ближнем Востоке, которые представляли хоть какой-нибудь интерес» [16]. Именно американцы известили израильтян о месте дислокации четырех отборных египетских соединений на Синае, что позволило Израилю во время войны заблокировать их и «вывести их игры» 5 июня американцы оставили без связи со штабами все египетские подразделения, и это лишило египетское командование возможности влиять на ход войны [17, с. 176].

5 июня 1967 г. Израиль начал войну, нанеся удар по египетским ВВС и военным аэродромам, фактически разгромив египетские ВВС, а позже и ВВС Иордании, Сирии и Ирака. Накануне 5 июня 1967 г. израильскому командованию были переданы снимки арабских аэродромов и других военных объектов, осуществлен -ные с американских спутников и самолетов-шпионов [14, с. 126].

Шестидневная война радикально изменила стратегическое положение Израиля, который обладал теперь глубокой обороной. На юге возникла буферная зона Синая. Израиль захватил Западный берег вплоть до реки Иордан. На севере израильская артиллерия и танки, захватив у Сирии Голанские высоты, стали угрожать Дамаску, тогда как раньше сирийцы угрожали Северной Галилее. В общей сложности израильтяне оккупировали более 60 тыс. кв. км.

Еще в самом начале войны как СССР, так и США заверяли друг друга в том, что они не будут использовать свое военные силы в конфликте. «Горячая линия» была использована председателем Правительства СССР Косыгиным в первый же день войны. А.Ф. Добрынин в своих воспоминаниях пишет, что «.. .в ходе решающих событий президент Джонсон вместе с Раском, Макнамарой и основными советниками постоянно находились в «ситуационной комнате» Белого дома. В Кремле непрерывно заседало Политбюро. Наличие «горячей линии» сыграло неоценимую роль в поддержании постоянного контакта между Москвой и Вашингтоном, оно позво- 3&3 лило Белому дому и Кремлю держать руку на пульсе развития событий и предотвратить опасную неопределенность намерений и действий обоих правительств» [5, с. 146].

Совет Безопасности был созван 5 июня. Арабы выступили за осуждение агрессии с одновременным прекращением огня и отводом вооруженных сил на первоначальные позиции. Американцы решительно возражали против включения в решение Совета Безопасности положения об отводе войск на первоначальные позиции, настаивая лишь на прекращении огня [4, док. 264].

3/4
6 июня СССР потребовал созыва чрезвычайной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, на которой было бы принято решение об отводе израильских войск за линию перемирия. Однако ни одна резолюция, призывающая Израиль отвести войска, не собрала необходимого большинства в две трети голосов вследствие нажима США. Эта последняя ремарка тем более примечательна, что была сделана американским раввином [3, с. 96]. После передачи вопроса в Совет Безопасности была принята компромиссная резолюция, призывавшая к отводу израильских войск со всех оккупированных в последнем конфликте территорий, прекращению военных действий и признанию суверенитета и политической независимости всех стран региона. Эти положения закрепили победу Израиля.

Несмотря на неоднократные требования Совета Безопасности прекратить огонь, израильтяне продолжали наступление.

10 июня СССР разорвал дипломатические отношения с Израилем и фактически предъявил ему ультиматум, одновременно уведомив президента Джонсона в том, что если не прекратятся в ближайшие часы военные действия со стороны Израиля, то СССР будет вынужден предпринять необходимые акции [4, док. 268]. Разрыв дипломатических отношений с Израилем рассматривается по-разному, но большинство исследователей осуждает этот шаг СССР. Однако в условиях, когда арабские страны осуждали СССР за «пассивность», одновременно рассматривая его как своего спасителя, разрыв дипотношений был весьма разумным шагом. Другое дело, что СССР был фактически исключен из процесса урегулирования, а роль

миротворца взяли на себя Соединенные Штаты.

Прямой намек Косыгина на то, что СССР может предпринять даже «военные акции», встревожил Белый дом. Шестой флот США, находив -шийся в Средиземном море, получил приказ ускорить движение к району конфликта. Как признал в своих мемуарах президент США, ситуация заметно накалялась [5, с. 146].

10 июня в 7 часов вечера Израиль принял решение о прекращении огня. По мнению Х. Герцога, «Израиль смог принять навязанное ООН соглашение о прекращении огня» после того, как он занял позиции, «заранее выбранные израильским Генштабом» [6, с. 455]. Однако на то, что через три часа после вручения советской ноты израильское правительство приняло решение о прекращении военных действий на всех фронтах, повлияла серьезность предупреждения СССР. Американцы, видимо, решили, что провоцировать СССР на какие-либо не просчитанные заранее действия нельзя, так как дальнейшая советская реакция могла быть неожиданной, и что Израиль уже добился всех необходимых успехов для будущего политического торга [18, с. 82]. Кроме того, в Вашингтоне понимали, что СССР может пойти на вооруженное вмешательство, защищая сирийский режим, и Израилю дали понять, чтобы он остановился. Советское правительство потребовало от США увести 6-й флот от берегов Израиля, пригрозив, что в противном случае они будут иметь дело с советским ВМФ. По свидетельству капитана запаса 1 ранга Ю. Гнат-ченко, к тому времени все американские авианосцы были окружены советскими лодками и надводными кораблями с ядерными боеголовками на борту. В разгар событий советские моряки получили шифровку за подписью Главкома ВМФ: «Быть готовыми к использованию спец. оружия». Под спецоружием подразумевались ядерные торпеды [15].

Война, которую развязал Израиль, могла быть осуществима только благодаря американской поддержке. США, используя воздушную разведку и радарные установки 6-го американского флота, дислоцированные в Средиземном море, снабжали Израиль неоценимой информацией о расположении армий арабских стран и оборонительных укреплениях. Кроме того, они создавали помехи для работы арабских коммуникационных сетей, что парализовало управление войсками в большинстве районов обороны. Получается, что 6-й американский флот, призванный защищать интересы США в этом регионе, прежде всего защищал интересы Израиля. США осуществляли и политическое прикрытие Израиля. Президент Джонсон заявил, что неизвестно, кто первым начал наступление, а госсекретарь Д. Раск на вопрос А Эбана, имеются ли у того возражения против военных действий Израиля, ответил: «Разве могут США помешать кому-либо делать то, что ему хочется». США оказали помощь Израилю на международном уровне, защищая его в противостоянии с арабами (страны, зависимые от США проголосовали в пользу их проекта). США не только не осудили войну, но и изменили свою политику в регионе БСВ, провозгласив пять принципов, которые должны были установить мир в регионе. Как утверждает «Ежегодник по палестинской проблеме», США заранее знали о войне и согласились на ее ведение [19, с. 243]. Советник президента по национальной безопасности Ростоу согласился с планом, подготовленным в ЦРУ в отношении ведения молниеносной войны против Сирии, Египта и Иордании [20, с. 130].

Для США результаты войны были далеко не однозначными. Израиль оккупировал территории не только Египта и Сирии, но и дружественной им Иордании. На Ближнем Востоке произошел беспрецедентный рост антиамериканских настроений. Сочувствие Египту, Сирии и Иордании проявили даже консервативные арабские режимы. Как считает Е. Примаков, «несомненный выигрыш Израиля в войне против Египта и Сирии не компенсировал для Соединенных Штатов их политические потери в арабском мире» [21, с. 132].

С другой стороны, американцы получили хоть и ограниченную, но свободу маневра на Ближнем Востоке. Война открыла им возможность приступить к политике урегулирования ближневосточного конфликта в своих интересах.

Суэцкий канал, который в результате войны оказался закрытым, явился разменной монетой для США, ко- 3&5 торую они могли использовать во время переговоров с Европой о войне во Вьетнаме. Блокировка Израилем Суэцкого канала в ходе войны была в высшей степени благоприятной для США, потому что это затруднило доставку помощи Вьетнаму.

В войне 1967 г. США явились третьей, но скрытой стороной конфликта. Они являлись рефери для Израиля, стоящими за его спиной, но определявшими «крайние линии», которые тот не мог переступить. Так, Израиль не должен был оккупировать сирийскую территорию, хотя 10 июня войска Израиля были недалеко от Дамаска.

376

Одним из важных последствий Шестидневной войны стало изменение геополитического баланса на Ближнем Востоке.

В Израиле стали брать верх силы, выступавшие против любого ухода с захваченных в 1967 г. территорий. Отсюда формировалась и политика США, которые в какой-то степени вынуждены были подстраиваться под Израиль. Кроме того, США стали смотреть на Израиль как на серьезного партнера в ближневосточных делах.

Для Советского Союза, как и для США, результаты войны были неоднозначными. С точки зрения норвежского специалиста по международным отношениям Г. Лундестада, в краткосрочной перспективе война явилась для Советского Союза поражением, в долгосрочной — Советский Союз смог не только восстановить, но и укрепить свои позиции на Ближнем Востоке [22, с. 120].

СССР также приобрел и с военной точки зрения. Для Советского Союза организация военных баз на Ближнем Востоке было делом трудным в политическом отношении: ведь он вместе с арабами добивался ликвидации иностранных военных баз, прежде всего, американских и английских. Насер в интервью с английским политиком Энтони Наттингом в ноябре 1968 г. сказал: «Только русские помогли нам после июньской войны срочной помощью от пшеницы до истребителей, в то время как американцы помогли нашим врагам. Русские ничего не просили за это в обмен, за исключением льгот для военно-морского флота в Порт-Саиде и Александрии» [23]. В этих городах были сформированы склады горючего и запчастей, а также облегчена процедура захода советских

кораблей. Советские корабли появились и в Латакии. Необходимо отметить, что заинтересованность в этих мероприятиях была обоюдной. Несмотря на возрастающее количество советских военных судов, в районе Средиземного моря все равно преобладали США и их союзники [18, с. 100].

Советский Союз, несмотря на поражение арабов в этой войне и осуждение арабскими странами «пассивности» СССР, не стал применять свои вооруженные силы, поскольку это могло привести к войне с США. А СССР, как и США, опасался такого развития событий. Иными словами, биполярное противостояние явилось организующей мировой составляющей.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Bregman, A.I. Ei-Fahre. The Fifty Years War: Israel and the Arabs [Text] / A.I. Bregman. - L.: Penguin Books, 1998.
2. Смирнов, А. Арабо-израильские войны [Текст] / А. Смирнов. - М.: «Вече», 2003. - 384 с.
3. Кон-Шербок, Д. Палестино-израильский конфликт. Две точки зрения [Текст] / Д. Кон-Шербок, Д. Эль-Алами. - М.: ФАИР-ПРЕСС, 2002. - 320 с.
4. Ближневосточный конфликт 1947-1956. Из документов архива внешней политики РФ [Текст] / Отв. ред. В.В. Наумкин. - М.: МФД, 2003. - Т. 2. - 704 с
5. Добрынин, А. Сугубо доверительно: Посол в Вашингтоне при шести президентах США (1962-1986 гг.) [Текст] / А. Добрынин. - М.: Автор, 1997. - 688 с.
6. Герцог, Х. Арабо-израильские войны [Текст] / Х. Герцог. - М.: «Издательство АСТ», 2004. - 409 с.
7. Ергин, Д. Добыча. Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть [Текст] / Д. Ергин. - М.: «ДеНово», 1999. - 942 с.
8. Foreign Affairs. - Vol. 46. - No. 2 (January 1969).
9. Молчанов, Н.Н. Генерал де Голль [Текст] / Н.Н. Молчанов. - М.: «Международные отношения», 1973. - 496 с.
10. Johnson, L. The Vantage Point. Perspectives of the Presidency. 1963-1969 [Text] / L. Johnson. - N.Y., 1971.
11. Медведко, Л.И. К востоку и западу от Суэца (Закат колониализма и маневры неоколониализма на Арабском Востоке) [Текст] / Л.И. Медведко. - М.: Изд-во политической литературы, 1980. - 368 с.
12. Deacon, R. The Israel Secret Service [Text] / R. Deacon. - L., 1977.
13. Киселев, В.И. СССР и Арабский Восток [Текст] / В.И. Киселев. - М., 1971.
14. Беляев, И. День седьмой, как день первый... [Текст] / И. Беляев. - М.: Воениз-дат, 1979. - 352 с.
15. Известия. - 25 февраля, 1992.
16. The New York Times. - June 5, 1971.
17. Егорин, А.З. Египет нашего времени [Текст] / А.З. Егорин. - М.: ИВ РАН, 1998. - 350 c.
18. Васильев, А. Россия на Ближнем и Среднем Востоке: от мессианства к прагматизму [Текст] / А. Васильев. - М.: «Наука», 1993. - 398 c.
19. Ежегодник по палестинской проблеме 1967 г. [Текст]. - Бейрут, 1969.
20. Юсиф, Абу Бакр. Харб аль-маалюмат байна аль-араб ва исраиль. Информационная война между арабами и Израилем [Текст] / Абу Бакр Юсиф. - Дамаск, 1989.
21. Примаков, Е.М. Ближний Восток на сцене и за кулисами (вторая половина XX -начало XXI века) [Текст] / Е.М. Примаков. - М.: «Российская газета», 2006. - 384 c.
22. Лундестад, Г. Восток, Запад, Север, Юг. Основные направления международной политики. 1945-1996 [Текст] / Г. Лундестад. -М.: Изд-во «Весь мир», 2002. - 360 c.
23. The Times. - November 10, 1968.

REFERENCES

1. Belyayev I., Den sedjmoy, kak den pervyj..., Moscow, 1979, 352 p. (in Russian)
2. Blizhnevostochnyj konflikt 1947-1956. Iz dokumentov arkhiva vneshnej politiki RF., Moscow, 2003, T. 2, 704 p. (in Russian)
3. Bregman A.I., Ei-Fahre. The Fifty Years

War: Israel and the Arabs, London, 1998.

4. Deacon R., The Israel Secret Service, London, 1977.
5. Dobrynin A., Sugubo doveritelno: Posol v Vashingtone pri shesti presidentah SSHA (1962-1986 gg.), Moscow, 1997, 688 p. (in Russian)
6. Ezhegodnik po palestinskoj probleme 1967 g., Beirut, 1969. (in Russian)
7. Foreign Affairs, Vol. 46, No. 2 (January 1969).
8. Gerzog Kh., Arabo-israelskiye voiny, Moscow, 2004, 409 p. (in Russian)
9. Izvestiya, February 25, 1992. (in Russian)
10. Jegorin A.Z., Jegipet nashego vremeni, Moscow, 1998, 350 p. (in Russian)
11. Jergin D., Dobycha. Vsemirnaya istoriya bor-by za neft, dengi i vlast, Moscow, 1999, 942 p. (in Russian)
12. Johnson L., The Vantage Point. Perspectives of the Presidency. 1963-1969, N.Y., 1971.
13. Jusif Abu Bakr, Kharb al-maaljumat bajna al-arab va israul, Damask, 1989.
14. Kiselyev V.I., SSSR i Arabskiy Vostok, Moscow, 1971. (in Russian)
15. Kon-Sherbok D., El-Alami D., Palestino-is-raelskij konflikt. Dve tochki zreniya, Moscow, 2002, 320 p. (in Russian)
16. Lunderstad G., Vostok, Zapad, Sever, Jug. Osnovnyje napravleniya mezhdunarodnoy politiki. 1945-1996, Moscow, 2002, 360 p. (in Russian)
17. Medvedko L.I., K vostoku i zaradu ot Sueza (Zakat kolonializma i manevry neokolonializma na Arabskom Vostoke), Moscow, 1980, 368 p. (in Russian)
18. Molchanov N.N., General de Goll, Moscow, 1973, 496 p. (in Russian)
19. Primakov Je.M., Blizhnij Vostok na szene i za kulisami (vtoraya polovina 20 - nachalo 21 veka), Moscow, 2006, 384 p. (in Russian)
20. Smirnov A., Arabo-israelskje vojny, Moscow, 2003, 384 p. (in Russian)
21. The New York Times, June 5, 1971.
22. The Times, November 10, 1968.
23. Vasiljev A., Rossiya na Blizhnem i Srednem Vostoke: ot messianstva k pragmatizmu, Moscow, 1993, 398 p. (in Russian)
377

Белоусова Ксения Андреевна, доктор исторических наук, профессор, кафедра новой и новейшей истории, Московский педагогический государственный университет, thevp@mail.ru Belousova K.A., ScD (History), Professor, Modern and Contemporary History Department, Moscow State Pedagogical University, thevp@mail.ru

АРАБО-ИЗРАИЛЬСКИЙ КОНФЛИКТ arab-israeli conflict БЛИЖНИЙ ВОСТОК middle east ШЕСТИДНЕВНАЯ ВОЙНА six-day war ВЕЛИКИЕ ДЕРЖАВЫ great powers БИПОЛЯРНОСТЬ bipolarity
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов