Спросить
Войти

«Противник неоднократно предпринимал искусные попытки к обходу наших частей»: командование 24-й немецкой танковой дивизии о боевых действиях на воронежском направлении и в районе Воронежа в июне - июле 1942 года

Автор: указан в статье

Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 22 (351). История. Вып. 61. С. 91-100.

УДК 355.48(470.324) ББК 63.3(2)622

Е. А. Шендриков

«ПРОТИВНИК НЕОДНОКРАТНО ПРЕДПРИНИМАЛ ИСКУСНЫЕ ПОПЫТКИ К ОБХОДУ НАШИХ ЧАСТЕЙ»: КОМАНДОВАНИЕ 24-Й НЕМЕЦКОЙ ТАНКОВОЙ ДИВИЗИИ О БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ НА ВОРОНЕЖСКОМ НАПРАВЛЕНИИ И В РАЙОНЕ ВОРОНЕЖА В ИЮНЕ - ИЮЛЕ 1942 ГОДА

Излагаются основные результаты анализа боевого отчета 24-й немецкой танковой дивизии, участвовавшей в боевых действиях против советских войск с 28 июня по 8 июля 1942 г. Это было первое наступление элитного немецкого соединения под командованием Б. Р. фон Хауэншильда, переформированного из кавалерийской дивизию в танковую и имевшего задачу захватить Воронеж. Отчет содержит информацию, касающуюся оценок немецким командованием боевых качеств частей Красной Армии, в частности, упорного сопротивления и стойкости. Большой интерес представляет описание тактики советских танкистов, тесного взаимодействия авиации, артиллерийских и танковых соединений, боевых потерь дивизии, а также итогов наступательной операции. Несмотря на иногда субъективный подход командования дивизии в освещении событий, отчет представляет ценность для историков, поскольку дополняет сведения о втором немецком генеральном наступлении летом 1942 г.

В Центральном архиве Министерства обороны РФ имеется большое количество трофейных документов, среди которых особое место занимают боевые отчеты, оперсводки, журналы боевых действий частей и соединений вермахта за 1941-1945 гг. Одним из таких документов, представляющих интерес для исследователей боевых действий на воронежском направлении и в районе Воронежа в июне-июле 1942 г., является «Отчет о боевых действиях 24-й танковой дивизии за время с 28.06. по 8.07.42 г.» (далее - боевой отчет) командира 24-й немецкой танковой дивизии генерал-майора Б. Р. фон Хауэншильда. Прежде чем перейти к анализу этого документа, приведем краткую биографию немецкого генерала.

Риттер Бруно фон Хауэншильд (1896-1953) поступил в армию Баварии фанен-юнкером в артиллерию в 1914 г. В годы Первой мировой войны он заслужил орден «РоийаМегйе» и был возведен в дворянское достоинство. После службы в рейхсвере он командовал 9-м разведывательным полком (1938 г.), 7-м танковым полком (19391941 гг.) и 24-й танковой дивизией (1942 г.). По-видимому, он был ранен за неделю до окружения Сталинграда и более года не занимал никаких должностей. Впоследствии он руководил танковой школой (конец 1943 г.- начало 1945 г.). Получив звание генерал-лейтенанта в 1944 г., он принял командование сводной боевой группой в

Ш-м военном округе, а затем занимал должность коменданта Берлина до 6 марта 1945 г., когда был снят с этой должности Адольфом Гитлером. В результате он избежал советского плена и вернулся в Мюнхен, где и скончался спустя восемь лет1.

Что касается самой 24-й немецкой танковой дивизии, то о ней подробно написал ветеран дивизии М. Брюннер: «24-я танковая дивизии переформировывалась из восточнопрусской 1-й кавалерийской дивизии, которая после польской и французской кампаний еще повоевала в России, а 24-й танковый полк происходил из 2-го конного полка. В качестве внешнего отличия за славную историю немецкой кавалерии 25 октября 1941 г. занимавший в то время должность главнокомандующего сухопутными войсками генерал-фельдмаршал фон Браухич отдал распоряжение, чтобы вновь формируемая 24-я танковая дивизия продолжала носить золотисто-желтые выпушки на головных уборах, петлицах и погонах. В то время как у остальных немецких танковых войск цвет рода войск был розовый (у войск связи - светло-желтый), 24-я танковая дивизия в качестве исключения носила золотисто-желтый цвет. В соответствии с уставными требованиями конного полка капитан был здесь ротмистром, а фельдфебель - вахмистром, а рота называлась эскадроном. Дивизионный значок, который нано1 DasReich.

сился на каждое транспортное средство, тоже соответствовал кавалерийской традиции: он представлял собой кавалериста на лошади, берущей барьер. Этот особый регламент был задокументирован, так как во вновь формируемой дивизии речь шла о традиционном соединении сухопутных войск»2.

24-я немецкая танковая дивизия в период проведения наступательной операции «Блау» на воронежском направлении в июне-июле 1942 г. входила в состав 48-го немецкого танкового корпуса, который «при проведении первых боевых операций имел своей задачей прорвать линию фронта противника, нанося главный удар на участке восточнее Щигры»3. В ходе наступления «выдвинувшиеся вперед танковые части должны были овладеть высотой, расположенной на восточном берегу р. Тим и полевым мостом под Ефросиновкой, что являлось дневной целью, с тем, чтобы затем можно было вести наступление на Воронеж через Горшечное»3. На 28 июня 1942 г. в состав 24-й немецкой танковой дивизии входил 181 танк (Pz.II -32 шт., Pz.HI (с 50-мм пушкой KwKL/42) - 54 шт., Pz.HI (с 50-мм пушкой ^КЬ/60) - 56 шт., Pz.IV (с 75-мм пушкой KwKL/24) - 20 шт.^.^ (с 50-мм пушкой ^К 40 Ь/43) - 12 шт., Pz.Bef. - 7 шт.)4.

От начала и до конца отчет содержит оптимистические настроения командования дивизии, поскольку с 28 июня, когда «по истечении 10 мин. частям [24-й немецкой танковой дивизии. - Е. Ш.] удалось на большинстве участков ворваться в расположение противника» и до 8 июля, т. е. до того момента, когда «поставленную командиром корпуса задачу дивизия выполнила и в течение 10 дней овладела Воронежем», части дивизии успешно громили советские войска и стремительно продвигались вперед5. Ветеран дивизии М. Брюннер позднее вспоминал: «В листовках, которые сбрасывали русские самолеты, 24-ю танковую дивизию называли "кровавой собакой Воронежа". При этом так обыгрывалось не жестокое обращение с населением, а, скорее, имелось в виду стремительное наступление 24-й танковой дивизии, которая, форсировав Дон в июле 1942 г., ворвалась в Воронеж. Фон Зенде-рундЭттерлин написал в своей книге о том, что 24-й танковой дивизии со знаком скачущего всадника отводилась особая роль в преследовании русских войск»6.

2 Брюннер, М. На танке через ад... С. 43.
3 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 500. Оп. 12462. Д. 674. Л. 1.
4 Коломиец, М. Бои в излучине Дона... С. 6.
5 ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 674. Л. 2, 22.
6 Брюннер, М. На танке через ад... С. 43.
28 июня 1942 г., то есть в первый день наступления, отбивая победную реляцию вышестоящим инстанциям, командование дивизии вскользь упомянуло о том, что «лишь на левом фланге части встретили более сильное сопротивление противника»7. В отчете было подчеркнуто, что «противник был ошеломлен» и «стойко оборонялся лишь на некоторых участках»7. В дальнейшем немецкое командование было вынуждено констатировать «упорство» и «стойкость» советских войск.

Увлеченные первыми успехами, соединения 24-й немецкой танковой дивизии устремились навстречу собственной гибели, которая произошла зимой 1943 г. под Сталинградом. Но в июне 1942 г. командование дивизии делало преждевременные выводы о слабости частей Красной Армии, и в большинстве случаев не без оснований. Что касается стремительного продвижения дивизии на восток, то заметки отчета во многом объективны, поскольку характеризуют истинное положение советской обороны, что подтверждают и советские источники. Описание боевых действий первых дней наступления содержит такие характеристики, как «противотанковая оборона противника была быстро подавлена; был захвачен восточный берег; горящий запальный шнур, подведенный к мосту и подготовленный к взрыву последнего, был сорван, в результате чего была создана первая предпосылка для быстрого продвижения частей», «танковый полк продолжает продвигаться в направлении участка Кшень, уничтожает находящуюся там артиллерию и отходящие колонны 160 стрелковой русской дивизии и, сломив сопротивление частей 6 стрелковой русской дивизии ..., овладевает предмостным укреплением через Кшень»8.

Описывая успешное наступление на рубежах, обороняемых 40-й советской армией, немецкое командование было вынуждено признать стойкость советских воинов, подчеркивая, что только «в результате упорных боев с противником, занимающим оборудованные позиции под Алексе-евкой и севернее, а также вокруг Ефросиновки», была выполнена боевая задача. Что касается командования 40-й советской армии, то командир 24-й немецкой танковой дивизии Хауэншильд справедливо отмечает, что её штаб «поспешно отошел в восточном направлении», «в результате чего действия высшего командования временно были парализованы»9. Это подтверждают и вос7 ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 674. Л. 2.

8 Там же. Л. 3.
9 Там же. Л. 4.

поминания советских военачальников. Начальник штаба Брянского фронта генерал М. И. Казаков, касаясь ошибок в руководстве войсками командующего 40-й А генерал-лейтенанта артиллерии М. А. Парсегова, позднее писал, что он «недооценил угрозы, нависавшей над его войсками. Его штаб находился в районе Быково, во второй оборонительной полосе. В течение 28 июня ни сам командарм, ни его заместители, ни специалисты ни разу не побывали в 121-й и 160-й стрелковых дивизиях, которые вели тяжелые бои. Управление войсками осуществлялось только по телефону. Даже вновь прибывшим 115-й и 116-й танковым бригадам генерал Парсегов не поставил задачу лично, а сделал это через офицера связи. Такие методы руководства войсками в обстановке напряженного оборонительного сражения явно не годились»10. Необходимо отметить, что управление частями армии осуществлялось в основном через офицеров связи и личным общением, поскольку другими средствами (например, радио) армия в достаточном количестве не располагала. Описывая положение частей 40-й советской армии, начальник политотдела 40-й армии П. В. Севастьянов отмечал: «Отдельные, разрозненные части армии отходили с боями, но настолько поспешно, что было совершенно ясно: удержаться на реке не удастся. Придется отходить на Воронеж и завязывать бои в городе»11.

Интересны записи Хауэншильда, касающиеся причин, влияющих на задержку в продвижении. По его мнению, главную роль в этом сыграли погодные условия: «В то время как принимается решение относительно дальнейшего наступления на Горшечное, вскоре после чего был получен соответствующий приказ командира корпуса на 29.6.42, начинается проливной дождь, препятствующий дальнейшему продвижению»12. 29 июня в отчете появилась запись, что «ввиду неблагоприятных метеорологических условий (продолжает идти сильный дождь) дивизии на 29.6.42 была поставлена задача удержать захва13

ченные позиции»13.

Позднее это признавал в воспоминаниях и М. И. Казаков: «С утра 29 июня погода несколько ухудшилась: прошли дожди, уменьшилась видимость, и наши войска хоть немного отдохнули от воздействия немецкой авиации. К полудню опять проглянуло солнце, раскисшие было дороги начали быстро просыхать. И в 13 часов наступле10 Казаков, М. И. Над картой былых сражений... С. 105.

11 Севастьянов, П. В. Неман - Волга - Дунай... С. 103.
12 ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 674. Л. 4.
13 Там же. Л. 5.

ние противника возобновилось. Точно так же, как и накануне, атакам его танков и мотопехоты предшествовала интенсивная авиационная и артиллерийская обработка боевых порядков наших войск»14.

Справедливости ради необходимо отметить, что упорное сопротивление и стойкость частей Красной Армии немцы в начале наступления поставили на первое место: «Давление противника с запада против правого фланга дивизии продолжает усиливаться», «передовой отряд 16 пехотной моторизованной дивизии вел упорные бои с противником в районе Погожее», «западнее Горшечного противник оказывает все более и более сильное сопротивление», «когда нажим противника усилился так же и на западном участке под Максимовкой, возникла необходимость изменения направления атаки в восточном направлении», «после упорных боев в 17.00 26-й мотострелковый полк овладел высотами севернее Герасимово»15.

Правда, уже после войны немецкий исследователь и бывший офицер вермахта В. Ха-упт, описывая сражения группы армий «Юг» в 1941-1944 гг., коснулся и боевых действий 24-й немецкой танковой дивизии на воронежском направлении. Однако, освещая продвижение дивизии к Воронежу, автор из идеологических соображений изобразил его как увлекательную легкую прогулку, опустив «упорное сопротивление противника» и вышеуказанные трудности. В частности, Хаупт писал: «Тем временем 48-й танковый корпус генерала танковых войск Кемпфа уже прорывался к Дону у Воронежа, к 5 июля его передовые части вышли к реке в районе Воронежа, а сутки спустя передовой отряд 24-й танковой дивизии ворвался в город»16.

Успехи первых дней наступления способствовали появлению самоуверенности у командования дивизии, части которой, прорвав несколько оборудованных советских позиций, «вторглись в глубину его расположения на 60 км, невзирая на угрозу флангам обеих соседних дивизий, эшелонированных на большую глубину», «прекрасно оборудованные на высотах западнее Николаевской Яманчи позиции противника были прорваны еще до того, как работающая там 18-я саперная бригада смогла полностью занять оборону»17.

Как бы то ни было, но советские войска, понеся значительные потери, были вынуждены отой14 Казаков, М. И. Над картой былых сражений... С. 105.

15 ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 674. Л. 5, 8, 9, 10.
16 Хаупт, В. Сражения группы армий «Юг»... С. 160.
17 ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 674. Л. 4, 14.

ти, что позволило сделать командованию 24-й немецкой танковой дивизии преждевременный вывод о том, что «противник на южном фланге полностью уничтожен»18.

Необходимо отметить, что утверждения немцев об уничтоженном противнике не выдерживают критики. В начале июля, когда ситуация осложнялась с каждым днем, командование 40-й советской армии остро нуждалось в пополнении личного состава. Так, ожидая прибытия пополнения из тыла, командование армии прибегло к сбору бойцов, вышедших из окружения. В частности, лесные поиски по западному берегу р. Воронеж 8 июля дали следующие результаты: собрано по 284-й стрелковой дивизии 780 чел. при двух орудиях и двух минометах, оформлены как дивизия, которой была поставлена боевая задача. По 121-й стрелковой дивизии собрано и отправлено в дивизию 280 чел. По 111-й и 119-й стрелковым бригадам собрано 400 чел., из которых был сформирован резерв в районе КП. Дополнительно в ночь с 8 на 9 июля комиссаром 111-й стрелковой бригады старшим батальонным комиссаром Тарасовым и начальником особого отдела Батуровым выведена группа в количестве 88 чел., принадлежащих 111-й стрелковой бригаде, - направлена в Рамонь. По 6-й стрелковой дивизии собрано 70 чел., от разных частей других армий собрано 400 чел. без оружия, отправлены в

19

запасной полк19.

Хорошо в отчете отражено и тесное взаимодействие между различными родами немецких войск. В частности, показана большая роль авиации, активно поддерживавшей наступление танков дивизии. Командование дивизии подчеркивало, что «на втором этапе наступления действия авиации оказали большую поддержку наступающим частям, которые заняли Стар. Роговое», «противник был своевременно и очень эффективно атакован нашей авиацией», «мы располагали только одной дивизией во взаимодействии с авиацией». Не меньшая роль отводилась и артиллерии: «Выдвинувшаяся вперед артиллерия начала подавлять обнаруженные противотанковые орудия противника, а также гнездо сопротивления, расположенные на восточном берегу [р. Дон. - Е. Ш.]»20.

Это подтверждают и советские источники, отмечая, что наступление наземных войск противника сопровождалось массированными ударами с воздуха, одновременно по первым и вторым эшелонам нашей обороны. Так, за 28 июня совет18 Там же. Л. 13.

19 ЦАМО РФ. Ф. 203. Оп. 2843. Д. 14. Л. 25.
20 ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 674. Л. 12, 15, 17.

скими частями было зарегистрировано до 500 са-молетовылетов21. С 29 июня по 2 июля немецкие войска, сосредоточив «массу авиации», беспрерывно делали налеты на боевые порядки частей 40-й армии22.

В итоге, благодаря слаженным действиям, преодолевая упорное сопротивление, части 24-й немецкой танковой дивизии приблизились к Воронежу. Несмотря на это, операция немцев по охвату советских войск не удалась: значительная их часть избежала окружения. Кстати, эту точку зрения нехотя признают немецкие офицеры и зарубежные исследователи. Адъютант Гитлера по ВВС полковник Н. фон Белов отмечал, что немецкие «войска в хорошем темпе продвигались вперед, но в большей или меньшей мере наносили удар в пустоту. Число военнопленных было относительно невелико и позволяло заключить, что русский или отступал сознательно, или уже не имел сил для длительного сопротивления»23. Оценивая немецкое летнее наступление, начальник организационного отдела Генерального штаба немецкой армии подполковник Б. Мюл-лер-Гиллебранд писал, что «поскольку русские не пытались остановить наступление на южном участке фронта, а начали с боями планомерный отход, то немецкой стороне, если не считать быстрого захвата вражеской территории, не удалось одержать больших успехов. Противник не был втянут в сражение и не мог быть уничтожен, на что указывало отсутствие большого числа пленных»24. Кроме того, как отмечал один из приближенных Гитлера Г. Пикер, «явлений, подобных тем, которые происходили во время первой мировой войны, 1916-1917 гг., когда русские в окопах втыкали штыки в землю и уходили с позиций, нигде не наблюдается»25. Английский историк М. Говард, анализируя этот период, отмечал, что «русские извлекли уроки из кампании 1941 г. и, хотя масштабы и направление летнего наступления немцев явились для них неожиданностью, они уже не допускали окружения своих армий и своевременно отводили их на новые позиции. Таким образом, Гитлер потерпел неудачу в своих намерениях разгромить русские армии западнее Дона»26.

Эти признания стали известны уже после войны, а в июле 1942 г. командованию 24-й немецкой

21 ЦАМО РФ. Ф. 203. Оп. 2843. Д. 14. Л. 112.
22 ЦАМО РФ. Ф. 395. Оп. 9136. Д. 43. Л. 367.
23 Белов, Н. фон. Я был адъютантом Гитлера. С. 387.
24 Мюллер-Гиллебранд, Б. Сухопутная армия Германии... С. 95.
25 Пикер, Г. Застольные разговоры Гитлера. С. 392.
26 Говард, М. Большая стратегия... С. 36.

танковой дивизии хотелось быстро захватить Воронеж и повернуть на Сталинград. В связи с этим интересно описание боевых действий 4 июля, когда «в ходе ожесточенных боев при все усиливающемся сопротивлении противника предмостное укрепление в течение дня было расширено до линии Трушкино - северная опушка леса, расположенного в 7 км северо-восточнее Малышево». Командование дивизии точно установило номера советских частей, которые защищали Воронеж в тот момент. 232-я советская стрелковая дивизия и 181-я советская танковая бригада «упорно сопротивлялись в лесу, особенно учебный пехотный батальон. Противник при поддержке танков предпринял ряд контратак, которые были отражены, частично при ведении упорного ближнего боя»27.

Поразительно, но до подхода основных резервов главный удар немецких соединений в городе приняли на себя советские полки НКВД, войска ПВО и отдельные армейские части и подразделе-ния28. Все они имели свои специфические задачи, которые было трудно увязать с непосредственной обороной города. Вдобавок ко всему эти части подчинялись различным инстанциям, находившимся в Москве, Сталинграде, Калаче, Грязях и других отдаленных точках. Ни одна из этих инстанций не знала истинного положения в Воронеже и не несла ответственности за его защиту. Городскому комитету обороны и командованию боевого участка пришлось проявить немало твердости, чтобы незамедлительно вывести из Воронежа все тыловые подразделения независимо от их ведомственной принадлежности и задержать в городе части, способные решать боевые задачи по его обороне29.

Несмотря на вышеуказанные недостатки в обороне, советские части оказали противнику серьезное сопротивление, заставив командование 24-й немецкой танковой дивизии сделать вывод: «В результате атаки, предпринятой из района предмостного укрепления Рудкино, было установлено наличие в Воронеже большого гарнизона противника. Вследствие этого намеченное наступление на восточную окраину Воронежа, находящуюся на восточном берегу, со стороны Дона и р. Воронеж, а также подрыв важной ж. д.

30

линии стал невозможен»30.

Вместе с тем, благодаря данным немецкой разведки, командованию дивизии стало извест27 ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 674. Л. 16.

28 Бирюлин, И. Ф. Верхний и Средний Дон в Великой Отечественной войне... С. 39.
29 Гринько, А. И. В боях за Воронеж... С. 24-25.
30 ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 674. Л. 16.

но, что город обороняют немногочисленные советские части. Поэтому 5 июля командование дивизии, «исходя из тех соображений, что противник с каждым часом может стать сильней, а мы располагали только одной дивизией во взаимодействии с авиацией», поставило дивизии задачу «уничтожить в первую очередь противника, располагающегося на участке между перелесками, затем овладеть исходной позицией и возможно быстрее проникнуть в южную часть Воронежа с тем, чтобы захватить южный мост через реку Воронеж»31.

Советское командование также уделяло серьезное внимание Воронежу, поэтому Ставка ВГК направила в район Воронежа на помощь защитникам города ряд частей и соединений, в частности, 3-ю резервную армию, эшелоны которой стали прибывать только 10 июля. Командование советских 232-й стрелковой дивизии и 18-го танкового корпуса, защищавших подступы к городу, прекрасно понимали сложившуюся ситуацию и, несмотря на немногочисленность и серьезные потери, пытались маневрировать и держаться до подхода основных сил. Это не осталось не замеченным немецким командованием: «Противник неоднократно предпринимал искусные попытки к обходу наших частей. Однако вечером предмостное укрепление было расширено, противник, расположенный между перелесками, уничтожен»32. Как бы сейчас не критиковали действия советской авиации в тот период, но она постаралась сделать все, что могла. С целью наиболее полного раскрытия деятельности советских летчиков приведем выдержки из «Отчета о боевой работе 2-й воздушной армии за июль 1942 г.». В частности, ночная бомбардировочная 208-я авиадивизия, «всего произведя 3044 самолетовылетов, со средним напряжением 2,2 вылета на самолет до 8.7.42 г. бомбардировочными действиями уничтожала: скопление войск противника в населенных пунктах в районах: Колпна, Ст. Долгая, Перлевка, Турово, Семиде-сятское, Гремячье, Малышево, Губарево. В результате действий уничтожено и повреждено: 19 танков, 20 автомашин, 200 построек, более 1000 человек живой силы, создано 292 очага пожаров; матчасть на аэродромах: Горшечное, Землянск, где было сожжено 12 самолетов»33.

Испытав на себе силу ударов советской авиации, командование 24-й немецкой дивизии констатировало: «Противник бросает крупные

31 Там же. Л. 17.
32 Там же. Л. 17-18.
33 ЦАМО РФ. Ф. 302. Оп. 4196. Д. 9. Л. 3-3 об.

воздушные силы против выдвинувшейся далеко вперед дивизии». Озабоченность вызывала и задержка у соседей, поскольку «пехотная дивизия "Великая Германия" все еще ведет упорные бои за переправу через Дон. Связь с соседом справа

отсутствует»34.

Подводя итоги за 5 июля, немцы были вынуждены признать, что наскоком Воронеж не взять, поскольку «бои вновь показали, что пехота одной танковой дивизии не в состоянии решить такого рода задачу. Возможность внезапного нападения на город в данное время по всей вероятности исключена». Пытаясь как-то оправдаться, командование дивизии отметило, что «такая возможность [внезапного нападения на Воронеж. - авт.] вероятно была 4.7., при условии если бы танки могли перейти через сильно поврежденные мосты 4.7. не поздним вечером, а рано утром»34.

Решающими днями по захвату Воронежа 24-й немецкой танковой дивизией стали 6 и 7 июля. Командир дивизии генерал-майор Хауэншильд решил 6 июля «к середине дня перенести исходные позиции ближе к южной окраине Воронежа с тем, чтобы затем перейти в наступление на Во-ронеж»34. Момент немецким командованием был выбран весьма удачный, поскольку среди советских частей, оборонявших Воронеж, еще оставались разногласия. Начальник Воронежского боевого участка подполковник А. М. Дюльдин в своих донесениях командующему Брянским фронтом генерал-лейтенанту Ф. И. Голикову отмечал, что важнейшие участки обороны города были оставлены без боя и почти сразу заняты противником. В частности, по мнению А. М. Дюльдина, «критическое положение, создавшееся 6 июля на участке обороны города, произошло из-за неустойчивости и панического настроения командования 287-го и 41-го оперативных полков НКВД, над которыми довлели неоднократные приказы командиров дивизий о выводе этих частей из города на место новой дислокации». Далее А. М. Дюльдин подчеркивал: «В результате этого 41-й полк еще в бытность начальником гарнизона полковника Глатоленкова в ночь на 6 июля самостоятельно снялся с оборонительного участка и убыл в направлении Н-Усмань. Утром 6 июля он мною был возвращен обратно. 287-ой полк в течение 6 июля, несмотря на мой категорический приказ держаться в обороне до последнего человека, три раза снимался и, тем самым, оголял наиболее ответственный участок обороны -юго-запад. окраину гор. Воронеж. Благодаря неустойчивости командиров 41-го и 287-го полков,

34 ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 674. Л. 18.

не выполнивших приказ начальника гарнизона о занятии и удержании рубежей обороны, небольшие группы автоматчиков противника с отдельными танками сумели прорваться в город по ул. Выборгской и Софьи Перовской и одновременно занять Вогрессовский мост»35.

Другое положение царило в 24-й немецкой танковой дивизии. Боевой отчет за 6 июля содержит следующие записи: «В 2.30 начинается наступление: в действие вводится тяжелый минометный полк. В 5.00 21-й мотострелковый полк, ведя наступление сплошным фронтом, достигает южной окраины города; дальнейшее продвижение отсюда невозможно. На участке 26-го мотострелкового полка после упорного боя противник предпринял сильную атаку при поддержке танков. Атака была отражена. В результате контратаки положение полка было вновь восстановлено. Тем временем головной дозор в 10.30 ворвался в южную часть города и овладел южным мостом через р. Воронеж (неповрежденный)»36.

Немцы старались захватить город до подхода советских основных сил, очистив его от последних защитников. С этой целью 24-й немецкой танковой дивизии был передан 60-й пехотный полк 16-й немецкой пехотной дивизии, который «должен был сначала очистить местность на нашем западном фланге с тем, чтобы противник, все еще продолжающий предпринимать атаки с запада при поддержке танков, был окончательно уничтожен до того, как начнется наступление на город»37. Кроме того, не дожидаясь окончательного разгрома советских частей, командование дивизии стало готовиться к смене частями 16-й пехотной дивизией: «К этому времени боеспособность противника, кажется, сильно понизилась, в результате активных действий нашей авиации. А поэтому смена дивизии была отсрочена на 24 часа. К тому же прямое попадание авиации противника вывело из строя на несколько часов мост, проходящий через Дон, в результате чего смена дивизии не могла быть произведена своевременно. Вечером разведдозор установил, что северный [Чернавский. - авт.] мост через р. Воронеж разрушен. В результате этого противнику был отрезан путь для отхода через город»37.

Что касается взрыва моста, то здесь роковую роль сыграло отсутствие связи между советскими подрывниками и танкистами. Чернавский мост был взорван преждевременно без приказа младшим сержантом Шараповым, который, под35 ЦАМО РФ. Ф. 203. Оп. 2843. Д. 14. Л. 5 об-6.

36 ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 674. Л. 18-19.
37 Там же. Л. 19-20.

давшись панике, принял танки 110-й советской танковой бригады за вражеские и перед ними взорвал мост, что повлекло к тому же к разрыву связи с 233-им и 287-ым полками НКВД, находившимися в западной части города38. Кстати, в эти трагические для Воронежа дни примеры мужества показали советские танкисты 18-го танкового корпуса генерал-майора И. Д. Черняховского, которые отбивали в день по 5-8 атак массированных танковых отрядов противника, поддержанных сильным артиллерийским сопровождением и авиацией (25-54 самолета)39.

Одним из достижений немецких танкистов 6 июля стало проникновение через южный мост в левобережную часть Воронежа, где «сильный разведдозор на бронетранспортерах разрушил важнейший ж.д. мост и ж.д. линию южнее Монастырщинки»40.

7 июля немецкое командование начало «концентрическое наступление на центр города Воронеж... К вечеру 60-й пехотный полк овладел западной окраиной Воронежа. После ожесточенных уличных боев пехоты и танков 24-й танковой дивизии, причем вследствие недостатка горючего в боях участвовало лишь несколько танковых эскадронов, судьба Воронежа была решена. В специальном сообщении по радио было объявлено о падении Воронежа»41.

Еще шли ожесточенные бои в городе, но командир 24-й немецкой танковой дивизии Хауэн-шильд, наскоро отчитавшись о взятии Воронежа, в 11 ч. 00 мин. 8 июля передал командование командиру 16-й пехотной (моторизованной) дивизии, после чего дивизия, получив новый приказ, выступила «в южном направлении на Острогожск»41 .

В целом немецкое командование поторопилось с сообщениями о взятии Воронежа. Уже после войны В. Хаупт, описывая наступление 3-й немецкой пехотной (моторизованной) дивизии на Воронеж, отмечал: «Как раз в момент, когда полк [8-й полк 3-й немецкой пехотной дивизии. - авт. ] начал наступление, по радио пришло на редкость волнующее сообщение, что Воронеж пал. Взвод противотанковых пушек, получив это известие, поехал к заграждениям и получил тяжелые потери от огня противника»42.

Советское командование не собиралось сдавать Воронеж. В сложившейся ситуации было принято решение закрепиться в левобережье го38 ЦАМО РФ. Ф. 203. Оп. 2843. Д. 14. Л. 6 об.

39 ЦАМО РФ. Ф. 18 ТК. Оп. 1. Д. 17. Л. 88.
40 ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 674. Л. 20.
41 Там же. Л. 21.
42 Хаупт, В.Сражения группы армий «Юг»... С. 162.

рода с тем, чтобы, накопив силы, в последующих наступательных операциях выбить противника из Воронежа. Военный комиссар 40-й советской армии П. В. Севастьянов привел в своих воспоминаниях разговор с командармом М. М. Поповым: «Попов усмехнулся и, вдруг помрачнев, вздохнул: "Да, нелегкое нам с вами предстоит дело. Но вот что я решил. Город [Воронеж. - Е. Ш.] уже не удержать, поздно. Надо строить оборону по реке Воронеж и на Дону. И стоять намертво, пока жив будет хоть один стрелок или пулеметчик"»43. Советские воины, как показали дальнейшие события, выполнили свой долг с честью. Начальник штаба Брянского, а затем с 7 июля 1942 г. Воронежского фронта М. И. Казаков вспоминал: «Судьба Воронежа была предрешена еще 3-4 июля, когда передовые части 48-го немецкого танкового корпуса вышли к реке Дон и без особых затруднений форсировали ее. После же упорных боев 5-7 июля немецкая 4-я танковая армия фактически овладела городом. В наших руках остались лишь городские предместья Отрожка и Придача, расположенные на восточном берегу реки Воронеж, а также студенческий городок на северной окраине города. В последующие дни противник пытался расширить захваченный район, но цели не достиг»44. Не менее интересным является и мнение английского историка Э. Би-вора: «Скорее по случайности, нежели руководствуясь стратегическими мотивами, но именно с Воронежа Красная Армия начала уделять особое внимание обороне городов, а не удержанию произвольных линий обороны на карте»45.

Но это все стало происходить с 10 июля 1942 г., когда 24-я немецкая танковая дивизия с боями уже продвигалась к Сталинграду. А 8 июля командир дивизии Хауэншильд в отчете поставил победоносную точку, перечислив достижения дивизии и её трофеи, не забыв указать и собственные потери. В отчете указано, что «по истечении 6 дней и 2 часов дивизия овладела 1-й целью - Доном и прошла (днем ведя боевые действия) 280 км. Нами захвачен один из крупнейших промышленных центров России. Через р. Воронеж восточнее города было создано небольшое предмостное укрепление. Чрезвычайно важная железнодорожная линия Москва - Кавказ находится под обстрелом немецких частей»46. С 28 июня по 8 июля было захвачено: 4800 пленных, 43 самолета, 19 орудий, 152 танка, 40 про43 Севастьянов, П. В.Неман - Волга - Дунай. С. 104.

44 Казаков, М. И. Над картой былых сражений... С. 113-114.
45 Бивор, Э. Сталинград. С. 96.
46 ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 674. Л. 22.

тивотанковых орудий, 25 зенитных орудий, 83 миномета. «Кроме того, определенное количество тяжелого и легкого пехотного оружия, боеприпасов и всякого рода военного имущества, соответствующее числу уничтоженных частей противника. Из предметов снабжения захвачено: 50,5 т. Ржи, 10 т. пшеницы, 8 т. ячменя, 15000 литров спирта (водка), 1 ж.д. состав (80 вагонов) угля. К тому же несколько сот тракторов, автомашин, повозок, с/х машин и большие стада скота и лошадей»47.

Что касается собственных потерь, то 24-я немецкая танковая дивизия, насчитывающая вместе с приданными частями 22000 чел., с 28 июня по 8 июля 1942 г. в ходе ожесточенных боев потеряла: убитыми - 14 офицеров и 196 унтер-офицеров и рядовых; ранеными - 51 (из них 19 чел. выбыло из части) офицеров и 903 (из них 655 чел. выбыло из части) унтер-офицеров и рядовых; пропавшими без вести - 18 унтер-офицеров и рядовых. Потери в технике составили: 38 мотоциклов, 15 легковых автомашин, 2 санитарных автомашины (автомашины 31) [так в тексте. - авт.], 50 грузовых автомашин, 2 тягача, 2 автобуса, 8 прицепов. Некоторое удивление вызывают «огромные» потери танков ... 1 танк III (с короткоствольным орудием), 3 танка III (с длинноствольными орудиями), 1 танк IV (с длинноствольным орудием) и 1 штурмовое орудие48. Судя по всему, эти танки были уничтожены, что называется, в «хлам», поскольку немцы не торопились записывать подбитые танки в безвозвратные потери. В этой связи интересно мнение исследователя А. Райзфельда, который отмечает, что «если в советских документах сразу и четко указывалось, что безвозвратно потерянный танк сгорел или разбит так, что не подлежит восстановлению, то в немецких документах указывался только выведенный из строя узел или агрегат (двигатель, трансмиссия, ходовая часть) или же указывалось месторасположение боевого повреждения (корпус, башня,

47 Там же. Л. 23.
48 Там же. Л. 23-24.

днище и т. д.). При этом даже полностью сгоревший от попадания снаряда в моторное отделение танк числился как имеющий повреждение двигателя.

Парадоксально, но до настоящего времени ни одна из попыток разобраться с безвозвратными потерями вермахта в технике так и не увенчалась успехом. Никто так и не смог детально разложить по месяцам и годам, какие же реальные безвозвратные потери несли панцерваффе. И все по причине своеобразной методики «учета» потерь боевой техники в германском вермахте.

Вопреки распространенному мнению о педантичности, аккуратности и скрупулезности немцев нацистская верхушка прекрасно понимала, что полный и аккуратный учет потерь способен стать оружием против них. Ведь всегда есть вероятность, что сведения об истинных масштабах потерь попадут в руки противника и будут использованы в пропагандистской войне против рейха. Поэтому в нацистской Германии сквозь пальцы смотрели на путаницу в учете потерь. Сначала был расчет, что победителей не судят, потом это стало целенаправленной политикой, чтобы не дать победителям в случае полного поражения Третьего рейха аргументы для разоблачения масштабов бедствия перед немецким народом»49.

Заканчивая анализ отчета о боевых действиях 24-й немецкой танковой дивизии с 28 июня по 8 июля 1942 г., необходимо признать, что этот документ, несмотря на отдельные недостатки, является серьезным источником по изучению истории боевых действий на воронежском направлении и в районе Воронежа. Как справедливо заметил историк С. И. Филоненко, «достаточно полно картину событий периода войны можно восстановить, обращаясь к документам всех воюющих армий. Сравнительный анализ позволяет приблизиться к истине или познать её»50. Это утверждение, на наш взгляд, сложно оспорить.

49 Райзфельд, А. Гамбургский счет.
50 Филоненко, С. И. Сражения на воронежской земле глазами русских и оккупантов. С. 11.

Библиографический список

1. Das Reich [Электронный ресурс]. URL : http://dasreich.ru/troops/pantservaffe/spisok_diviziy_ pantservaffe/24-ya_tankovaya_diviziya (дата обращения: 22.06.2014 г.).
2. Белов, Н. фон. Я был адъютантом Гитлера. 1937-1945 / пер. с нем. и предисл. Г. Рудого. Смоленск : Русич, 2003. 528 с.
3. Бивор, Э. Сталинград. Смоленск : Русич, 1999. 448 с.

4. Бирюлин, И. Ф. Верхний и Средний Дон в Великой Отечественной войне. Партийно-?

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ military operations 24-Я НЕМЕЦКАЯ ТАНКОВАЯ ДИВИЗИЯ the 24-th german armoured division ВОРОНЕЖСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ voronezh direction НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ shooting division ТАНКОВЫЙ КОРПУС
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов