Спросить
Войти

ПАТРИОТ РОССИИ И ЯКУТИИ (к 100-летию со дня рождения профессора Г. П. Башарина)

Автор: указан в статье

ПАТРИОТ РОССИИ И ЯКУТИИ

(к 100-летию со дня рождения профессора Г. П. Башарина)

Заслуженный деятель науки РСФСР и Якутской АССР, первый лауреат Государственной премии Республики Саха (Якутия) имени А. Е. Кулаковского, профессор Георгий Прокопьевич Башарин известен как крупный историк-якутовед и выдающийся общественный деятель. Его знали на просторах необъятной России и за её пределами. Посвятив себя изучению истории, он написал и опубликовал свыше 450 научных, научно-популярных и публицистических работ, в том числе 18 монографий [1]. Наряду с историческими исследованиями, в них освещались проблемы историографии, источниковедения, исторической демографии, этнографии, литературоведения, фольклора, искусствоведения, культурологии и философии.

В науке не бывает, за редким исключением, случайных поисков. Еще в 1941 г. молодой историк Георгий Башарин обратился к изучению проблемы вхождения Ленского края в состав Русского государства, которая к тому времени в историографии оценивалась неоднозначно. На второй научной конференции Якутского педагогического института (июль 1942 г.) он поделился первыми результатами своих исследований [2]. Основополагающим тезисом его доклада было положение о прогрессивном историческом значении присоединения в XVII в. Якутии к Русскому государству. Данное положение молодого историка нашло отражение и в его совместной статье с А. П. Окладниковым и С. И. Боло [2]. Это был новый методологический подход, направленный на преодоление «теории завоевания» Сибири», разработанной официальными историками имперской идеологии и поддержанной представителями молодой советской исторической науки якобы для разоблачения колониальной политики царизма в Сибири. С другой стороны, Георгий Прокопьевич положил начало особому направлению своих научных интересов, которое можно было обозначить как «Россия в исторических судьбах народов Сибири и Северо-Востока Азии».

Тема действительно оказалась судьбоносной в научных занятиях Г. П. Башарина. Движение его исследовательской мысли, расширяясь и углубляясь, охватывало всё новые аспекты данной темы. Поэтому совершенно не случайным было его обращение к истории общественной мысли в Якутии, т.е. к той сфере, в которой влияние российской действительности было наиболее заметным и значимым. Он приступил к изучению творческого наследия известных представителей якутской интеллигенции начала ХХ в. - А. Е. Кулаковского, А. И. Софронова и Н. Д. Неустроева. Тема настолько овладела молодым историком, что он решил апробировать результаты своих исследований на самом высоком уровне научного обсуждения - публичной защите кандиВ. Н. Иванов,

доктор исторических наук, профессор, академик АН РС(Я)

датской диссертации на тему «Три якутских реалиста-просветителя (Из истории общественной мысли дореволюционной Якутии)» в Институте истории АН СССР. В 1944 г. Георгий Прокопьевич опубликовал эту работу

Выдающийся историк и общественный деятель, заслуженный деятель науки РСФСР и Якутской АССР, первый лауреат Государственной премии Республики Саха (Якутия) имени А. Е. Кулаковского, доктор исторических наук, профессор Георгий Прокопьевич Башарин (1912 -1992 гг.).

в виде монографии, которая оказалась в центре внимания общественно-политической, творческой и научной жизни республики. Автор книги уделил основное внимаГеоргий Прокопьевич Башарин после окончания Якутского педагогического техникума (г. Якутск, 1934 г.).

ние изучению «общественно-политической эволюции якутских реалистов-просветителей и историко-философскому рассмотрению их литературного наследства» [3, с. 11]. По мнению Г. П. Башарина, наследство трёх писателей является «энциклопедией письменной интеллектуальной культуры дореволюционной Якутии», «сокровищницей благородных чувств, свободолюбия, демократических, прогрессивных идей, культурным богатством якутского народа» и развивалось оно «под благотворным влиянием великой русской культуры» [3, с 140-141]. Эти основополагающие положения монографии были направлены на исправление нигилистического отношения к наследству писателей, начавшегося с конца 20-х годов ХХ в. и особенно после выхода постановлений Якутского обкома ВКП(б) от 9 сентября 1938 г. и от 1 марта 1943 г., объявивших этих трёх писателей идеологами буржуазного национализма. И действительно, после издания книги Г. П. Башарина Якутский обком партии 16 октября 1944 г. принял новое постановление «О литературном наследстве якутских писателей Кулаковского, Софронова и Неустроева», отменив свои предыдущие постановления [4].

Значение книги Г. П. Башарина состояло в том, что в ней на основе анализа конкретных фактов было обосновано мнение, что А. Е. Кулаковский, А. И. Софронов и Н. Д. Неустроев являлись яркими представителями общественной мысли в Якутии начала ХХ в. Их творческая деятельность была направлена на поиски путей

широкого распространения просвещения, реализации идеи самоуправления, достижения гражданской и экономической свободы, приобщения к европейским формам жизни, т.е. всестороннего восприятия якутами русской культуры. В процессе этих поисков они выработали просветительские и демократические идеи, способные изменить существовавшие глубокие социальные несправедливости, отставание в культурном развитии. Георгий Прокопьевич впервые проследил развитие просветительской и демократической мысли в якутском обществе начала ХХ в., формирование которой происходило под влиянием передовой российской интеллигенции. Это было новое слово в историографии Якутии, которое сыграло огромную роль, как писал автор, в «ещё более высоком поднятии национального самосознания якутского народа», что действительно подтвердилось в последующее время.

Другое значение книги Г. П. Башарина состоит также в том, что в ней решены многие вопросы якутского литературоведения. Большинство авторов склонно принять книгу вовсе за литературоведческую, не считаясь с тем, что автор писал её в историческом ключе, не затрагивая «вопросы собственно литературно-эстетические, заслуживающие специального исследования» [3, с. 11]. И все же в данном случае историю общественной мысли трудно было рассматривать вне анализа литературного творчества писателей, поэтому автор не обошёл вопросы литературоведения, причём сделал это блестяще [5], что свидетельствует о его незаурядных способностях.

Изучая эпоху, в которой формировалась общественная мысль в Якутии в конце XIX - начале ХХ в., Георгий Прокопьевич убедился в явной неизученности не только этой эпохи, но и всего предшествующего периода истории Якутии, поэтому переключился на изучение данной проблемы. В ней он выделил ключевой вопрос - аграрные отношения у скотоводов-якутов, отношения послед-нихкземле. В 1944г. Г. П. Башарин был зачислен в докторантуру Института истории Академии наук СССР для работы по теме «История аграрных отношений в Якутии», имеющей, по мнению докторанта, огромное значение для создания научной истории населяющих Якутию народов.

Благодаря организованности, строгой внутренней дисциплине Г. П. Башарин провел громадный объём исследовательской работы, уложился в сроки докторантуры и в 1949 г представил огромный двухтомный труд объёмом более 2000 страниц машинописного текста. Работа явилась результатом анализа разнообразного массива исторических источников: письменных документов, лингвистических данных, произведений устного народного творчества и художественной литературы, данных материальной культуры в виде остатков усадеб и юрт скотоводов и т.д. Особо ценными для историка, безусловно, были архивные документы, полученные им в архивах Якутска, Иркутска, Москвы, Ленинграда. Только в Якутском архиве он просмотрел около 15 000 «единиц хранения» (или дел). Кроме того, им использованы данные таких печатных источников, как «Полное собрание законов Российской империи», «Дополнения к Актам историческим», «Сборник обычного права сибирских инородцев» и т.п.). Каждая страница его диссертации -убедительное свидетельство кропотливого труда по выявлению, анализу и обобщению огромного конкретно-исторического материала в сочетании с теоретическим

осмыслением фактов и событий исторического прошлого.

Докторская диссертация была блестяще защищена им 5 июня 1950 г. на учёном совете Института истории АН СССР в г. Москве. В 38 лет он стал первым из якутов доктором наук по истории.

После защиты докторской диссертации перед Г. П. Башариным открылись широкие возможности для реализации новых научных замыслов. С воодушевлением и энтузиазмом он приступил к работе в Институте языка, литературы и истории Якутского филиала АН СССР. Однако вскоре ситуация резко изменилась. В условиях разгула последствий культа личности его обвинили в «буржуазно-националистических извращениях»

при освещении истории якутской литературы. Он был подвергнут политическому преследованию и исключён из партии. Георгия Прокопьевича лишили учёных степеней кандидата и доктора исторических наук, отказали в присвоении учёного звания профессора. Со страниц газет и журналов, с трибун совещаний и собраний на него обрушилась лавина примитивной клеветы. Ему приклеивали оскорбительные политические ярлыки и приписывали псевдо-идеологизированные оценки. Казалось, что дух историка будет сломлен. Однако он не сдался. Секрет его подвига объясняется тем, что он был вооружён подлинно научным знанием, боролся за правду с помощью науки.

Победным финишем этой борьбы за науку можно назвать 1956 г., когда Георгий Прокопьевич вторично блестяще защитил докторскую диссертацию в Институте истории АН СССР на тему «История аграрных отношений в Якутии (60-е годы XVIII в.-середина XIX в.)».

Сокращенный вариант его второй докторской диссертации был издан в 1956 г. в Москве, в издательстве АН СССР [6]. Отечественная историческая наука оценила его монографию как фундаментальное исследование аграрных отношений в Якутии. Это высокое признание было предопределено тем, что автор видел в истории своего народа неотъемлемую часть истории России и чётко представлял, что значение его исследований «особенно велико для анализа и понимания истории тех окраин России, которые вплоть до 1917 г. оставались исключительно аграрными. Якутия была именно одной из таких окраин» [6, с. 12]. В этом понимании значения своего труда проявилось особое ка-чество Георгия Прокопьевича - отсутствие в его научном мировоззрении чувства так называемого этнического эгоизма. В истории своего народа Г. П. Башарин видел неотъемлемую часть истории народов мира, находил проявление общих закономерностей развития человеческого общества. Именно с этой высоты он принял участие в развернувшейся тогда острой дискуссии о сущности патриархально-феодальных отношений у скотоводческих народов мира. Опубликовав в 1955 г. специальную статью [7] по данному вопросу, Георгий Прокопьевич развернул её теоретическую основу и фактическую оснащённость в монографии в специальном разделе пятой главы под названием «Экономическая основа якутского общест-ва» [8]. Удачное теоретическое решение вопроса о том, что земля (сенокосы, пастбища, пашни) является главным средством производства у якутов-скотоводов, выводит Г. П. Башарина на решение проблем истории скотоводческих народов Сибири, Средней Азии и других регионов. При этом он неоднократно подчёркивал, что в мире нет народа, который бы существовал в отрыве от земли. Георгий Прокопьевич впервые в якуто-ведении органически связал весь комплекс социальных вопросов со всей совокупностью производственного процесса в хо-зяйстве собственников земли, скота и других средств производства, обнаружил то, что якуты не стоят особняком во всех главных вопросах организации производ-ства и в формировании социально-экономических отношений. Именно на этой основе он пришёл к научному обобщению фундаментального значения: социальные отношения у скотоводов (следовательно, и у якутов) во всём главном имеют общие закономерности развития с общественным строем у земледельческих народов мира.

Таким образом, то, что создавалось Г. П. Башари-ным, невозможно втиснуть в рамки историографии одного народа. Его исследовательская мысль выходит далеко за пределы истории якутов и играет активную роль в познании и понимании важнейших вопросов истории других народов и стран. В этом заключается выдающийся вклад Г. П. Башарина в историческую науку, в обогащение исторической мысли.

Масштабность проблем и их научной разработки стала очевидной после издания рукописи второй докторской диссертации историка в полном объёме в 2003 г [8]. Книга вызвала огромный интерес не только среди историков, но и массового читателя. Автор восстановил историю животноводства в Якутии второй половины XIX -начала ХХ в. [9] - тему, которую до него никто не разрабатывал специально. Книга представляла собой первый опыт анализа истории одной из сложных отраслей

Кандидат исторических наук, научный сотрудник ИЯЛИ ЯФ АН СССР Г. П. Башарин (в центре) во время научной экспедиции в Нюрбинский район перед переправой через р. Марху под д. Чуукаар (1945 г.).

сельскохозяйственного производства, что подтверждено основным выводом Г. П. Башарина о том, что за изученный период в Якутской области «животноводство переживало процесс упадка» [9, с. 112]. Им были выявлены три причины этого: отсталые социально-экономические отношения, влияние на сельское хозяйство товарно-денежных отношений и крайняя отсталость техники разведения домашних животных. Наблюдения автора и на этот раз представляли новое слово в науке, ведь некоторые историки, не углубляясь в общую картину ведения

Г, П. БАШАРИН

ИСТОРИЯ АГРАРНЫХ ОТНОШЕНИЙ Б ЯКУТИИ

Обложка монографии Г. П. Башарина «История аграрных отношений в Якутии», том I «Аграрные отношения с древних времён до 1770-х годов», опубликованная в 2003 г. в Москве в Издательстве «Арт-Флекс».

животноводства, бездоказательно отмечали поступательное развитие этой отрасли к 1917 г.

Следующая работа Г. П. Башарина посвящалась изучению истории земледелия в Якутии за период с XVII в. до начала ХХ в. [10]. В ней, с одной стороны, научно освещена сложнейшая история возникновения и развития земледелия в экстремальных условиях Севера на протяжении трёх с половиной столетий. В отличие от своих предшественников, изучавших хлебопашество русских крестьян в Якутии [11], учёный воссоздал всю историю возникновения и развития земледелия в крае, показал трудный процесс приобщения якутов и эвенков к земледельческой культуре русских крестьян, проследил превращение земледелия в одну из основных отраслей хозяйства якутов. Практическое значение монографии

состояло в научно обоснованной пропаганде идей дальнейшего развития земледелия в современной Якутии.

Другое самостоятельное значение этой монографии Г. П. Башарина состоит в том, что она научно венчает многолетний труд учёного по осмыслению исторического значения вхождения Якутии в состав Русского государства. Возникновение и развитие земледелия в Якутии, приобщение её коренного населения к земледельческой культуре русских крестьян - самый сильный аргумент в оценке исторического значения вхождения Якутии в состав Русского государства. Главное здесь - созидательная, хозяйственная деятельность русских крестьян в суровых экстремальных условиях Севера. Конечно же, многосторонние хозяйственные, торговые, культурные и общественные связи между коренными жителями края и представителями русскоязычного населения складывались с первых же десятилетий вхождения. Именно так формировались исторические корни мирного сотрудничества и взаимной поддержки представителей различных этносов, проживающих в Якутии. Мысли историка по проблеме вхождения Якутии в состав России представляют крупный вклад в отечественную историческую науку и служат ключом к пониманию и научной разработке важнейшей проблемы истории России - образования, укрепления и расширения территории полиэтничного Русского государства.

В том, что якутский народ живёт и трудится совместно с другими народами, Г. П. Башарин видел проявление его мудрости и национального достоинства. Выразительницей последнего является национальная интеллигенция. Главная заслуга учёного состоит именно в использовании подлинно научного подхода к пониманию места и роли национальной интеллигенции в духовном развитии народа и общества в целом. Глубокий смысл исследований Георгия Прокопьевича вопросов культурного наследства и отношения к национальной интеллигенции имеет не только «якутские границы», но и применение ко всем народам, у которых протекал схожий с якутами процесс духовного становления и раскрепощения. Национальная интеллигенция, по мнению историка, формировалась и развивалась при решающей всесторонней помощи передовой части представителей российской интеллигенции, которой он был лично благодарен за бескорыстную поддержку в его многотрудной судьбе.

В связи с изложенным хотелось бы остановиться особо на работе Г. П. Башарина «Общественно-политическая обстановка вЯкутии в 1921 - 1925 гг.» [12], которую он написал в последние годы жизни.

Если в трудах предшественников противоречиво оценивалась роль национальной интеллигенции в общественно-политической жизни Якутии 1921 -1925 гг., то Г. П. Башарин в этой работе чётко и ясно показал, что в своей подавляющей массе с самого начала зарождения якутская интеллигенция была тесно связана с родным народом, с его демократическими устремлениями и сыграла огромную роль в установлении и упрочнении новой власти, провозгласившей интересы народа главным объектом своей деятельности.

В монографии большое внимание уделено «проблеме Кулаковского». В отличие от «ликвидаторов», которые представляли А. Е. Кулаковского как буржуазного националиста, Г. П. Башарин, привлекая новые факты и аргументы, по существу, завершает свои многолетние

исследовательские усилия утверждением научной правды о Кулаковском как об основоположнике и классике якутской художественной литературы, самобытном учёном и общественном деятеле, заслужившем глубокое уважение родного народа. Эти положения прочно вошли в научную историю общественной мысли, художественной литературы о Якутии. Они находят отражение в школьных и вузовских учебниках.

Как известно, Г. П. Башарин всю свою жизнь боролся за науку, за научную правду. Боролся бескомпромиссно, но с помощью фактов и аргументов. Его отличало качество публичного полемиста. Он выходил на любую трибуну, чтобы доказать свою правоту и показать ошибочность взглядов своих оппонентов. Это качество историка особенно ярко отражено в его монографии [13], посвящённой критике основных положений книги З. В. Гоголева [14], изданной в 1970 г. В ней не только изложена полемика, но и решены многие принципиальные вопросы изучения социально-экономических отношений у якутов.

В научных поисках Г. П. Башарина историография занимает весьма значительное место. Во всех своих

работах он выполнял одно из главных требований науки - углублённый анализ того, что сделано предшественниками в изучении темы. Так он поступил ещё в 1947 г., когда на I научной сессии Якутской базы АН СССР выступил с докладом «Состояние и задачи изучения аграрных отношений в Якутии» [15]. С тех пор Георгий Прокопье-вич последовательно придерживался этого принципа при написании своих научных статей и книг. Из них можно выделить: «Обозрение историографии дореволюционной Якутии» [16]; «Некоторые вопросы историографии вхождения Сибири в состав России» [17] и др. Для историографических трудов Г. П. Башарина характерны объективность, добросовестность, стремление к ясности, принципиальность. Он придавал большое значение

вопросу о приоритете, т.е. о фактическом вкладе авторов в научное познание. Было немало критики его историографических работ, но ни один из критиков не мог изобличить его в неточном использовании архивных документов или исторических фактов, в стремлении искажать их.

Исследовательский путь Г. П. Башарина свидетельствует о том, что он был учёным со строгой и хорошо воспитанной мыслью. В своих работах он выяснял диалектику правды истории, не принося её в жертву тенденциозным политическим наклонностям времени. Он умело находил форму и способы преодоления постулатов официальной идеологии, сохраняя свои позиции в науке и не уступая натиску воинствующей околонаучной критики. Реальные исторические факты никогда не приносились им в жертву искусственным построениям и обывательским вкусам читателей. Это создавало ему ореол честного и непримиримого историка. Слишком ответственно относился он к народу, историю которого разрабатывал. Якут до мозга костей, Георгий Прокопье-вич никогда не закрывал глаза, чтобы не видеть объективно противоречивые процессы в прошедшем и в настоящем своего народа. Крепче и дальновиднее многих он верил в его будущее, но не творил из него кумира, ибо это противоречило природе самого народа. Ему было чуждо то грубое пренебрежение к другим народам, какое часто скрывается под рассуждениями об «исторической правде».

Историческую науку Георгий Прокопьевич не низводил до уровня обличительной литературы. Он умел рассматривать исторические явления данного места и времени независимо от сиюминутных увлечений и пристрастий. Его научный исторический кругозор не ограничивался известными градусами географической широты и долготы. Изучая крупные и мелкие явления истории своего народа, он не терял из вида общие законы, правящие жизнью человечества, и те коренные основания, на которых строятся людские общества. За его повествованием об истории скрывался глубокий мыслитель. Все исторические явления, описываемые им, оказывались у него на своих местах, освещены естественным светом глубокой мысли. В его сочинениях присутствуют своя внутренняя гармония и историческая логика. Всё это давало ему возможность восхищаться красотой исторической науки, её высокой эстетикой. Он был влюблён в историю, в науку о ней.

Г. П. Башарин отличался широтой исторического взгляда. В области якутской истории трудно найти специалиста компетентнее Г. П. Башарина. Своими учителями он считал выдающихся историков современности: академиков Н. М. Дружинина, А. М. Панкратову, М. В. Нечкину и Л. В. Черепнина, чл.-кор. АН СССР С. В. Бахрушина и др. Знатоки поражаются внимательности, с какой Георгий Прокопьевич относился клитера-туре и искусству, археологии и этнографии, историографии и источниковедению и другим смежным отраслям знаний. Широта его интересов поддерживалась преданностью своему народу, желанием помочь ему решить задачи, которые перед ним стоят.

Г. П. Башарин (справа) во время записи воспоминаний о тойонах у 95-летнего жителя Мархинского наслега, члена колхоза «Пионер» С. С. Степанова (Нюрбинский район ЯАССР, 1945 г.).

Заведующий кафедрой всеобщей истории Якутского государственного университета Г. П. Башарин (справа) с директором Института языка, литературы и истории ЯФ СО АН СССР В. Н. Ивановым (1988 г.).

Научное наследие Г. П. Башарина полностью подтверждает справедливость слов великого историка В. О. Ключевского: «В жизни учёного и писателя главные биографические факты - книги. Важнейшие события - мысли». Жизнь и деятельность Г. П. Башарина являются не только примером честного служения науке, но и преподносят урок для молодого поколения историков. Он первым предпринял тяжёлую расчистку пути, по которому должны идти последующие поколения историков, первым обработал груды сырых материалов истории Якутии. Можно уверенно говорить о том, что даже при успешном дальнейшем развитии исторической мысли многие научные выводы и положения сохранятся в том виде, в каком их впервые высказал профессор истории Г. П. Башарин.

В заключение хотелось бы привести слова одного из выдающихся современных историков России, доктора исторических наук, члена-корреспондента РАН А. Н. Сахарова, который, характеризуя научное наследие Г. П. Башарина, отмечал его «глубокий, искренний

российский патриотизм», что именно в этом «была его сила и его нетленность и как учёного, и как гражданина Якутии и России». Действительно, он был искренним патриотом большой Родины - России и малой Родины -Якутии. Именно в этом заключается крепость его научного мировоззрения и его ярких личных качеств как учёного и гражданина своей страны.

Список литературы

1. Профессор Гзоргий Прокопьевич Башарин : библиография доктора наук ЯГУ.-Якутск, 1995.
2. Башарин, Г. П. Исторический путь якутского народа/Г. П. Башарин, А. П. Окладников, С. И. Боло//По ленинскому пути. - 1942. -№ 6.- С. 72-83.
3. Башарин, Г. П. Три якутских реалиста-просветителя (Из истории общественной мысли дореволюционной Якутии) / Г. П. Башарин. -Якутск, 1944. (В 1994 г. книга переиздана, с предисловием канд. филол. наукИ. Г. Спиридонова).
4. О постановлениях обкома партии см.: ФНА РС(Я), ф. 3, оп. 184/54, д. 180, л. 9; там же, оп. 9061, д. 119, л. 5-6.
5. Спиридонов, И. Г. Подвиг учёного. - Башарин Г. П. Три якутских.../И. Г. Спиридонов. - С. 3-7.
6. Башарин, Г. П. История аграрных отношений в Якутии (60-е годы XVIII - середина XIX в.) / Г. П. Башарин. - М.: Изд-во Академии наук СССР, 1956.-37,1 п.л.
7. Башарин, Г. П. О патриархально-феодальных отношениях в Якутии конца XVIII -1-й половины XIX в. / Г. П. Башарин//Вопросы истории. - 1955. -3.-С. 80-89.
8. Башарин, Г. П. История аграрных отношений в Якутии. Т. I. Аграрные отношения с древних времен до 1770-х годов; Т. II. Аграрный кризис и аграрные движения в конце XVIII - первой трети XIXв./Г. П. Башарин. -М. :АртФлекс, 2003. Общий объем 84,7 п.л.
9. Башарин, Г. П. История животноводства в Якутии второй половиныXIX- начала ХХв./Г. П. Башарин. -Якутск, 1962.
10. Башарин, Г. П. История земледелия в Якутии (XVIIв.- 1917 г.). В двух томах/Г. П. Башарин.-Якутск, 1989. - Т. I.; Якутск, 1990. - Т. II.
11. Сафронов, Ф. Г. Русские крестьяне в Якутии (XVII -начало ХХ в.)/Ф. Г. Сафронов.-Якутск, 1961.
12. Башарин, Г. П. Общественно-политическая обстановка в Якутии в 1921-1925 гг. / Г. П. Башарин. -Якутск, 1996.
13. Башарин, Г. П. Социально-экономические отношения в Якутии второй половины XIX - начала ХХ века (по поводу книги З. В. Гоголева «Якутия на рубеже XIX-ХХвв.»)/Г П. Башарин.-Якутск, 1974.
14. Гоголев, З. В. Якутия на рубеже XIX-ХХ вв. (социально-экономический очерк)/З. В. Гоголев. - Новосибирск, 1970.
15. Башарин, Г. П. Состояние и задачи изучения аграрных отношений в Якутии/Г. П. Башарин//Доклады на I научной сессии Якутской базы АН СССР. -Якутск, 1948.-С. 107-130.
16. Башарин, Г. П. Обозрение историографии дореволюционной Якутии.-Якутск, 1965.
17. Башарин, Г. П. Некоторые вопросы историографии вхождения Сибири в состав России - Якутск, 1971.
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов