Спросить
Войти

Научный путь Евгении Николаевны Ивановой (к 130-летию со дня рождения)

Автор: указан в статье

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

DOI 10.24411/2076-8176-2019-13007

Научный путь Евгении Николаевны Ивановой (к 130-летию со дня рождения)

A.B. Собисевич1, Н.Г. Лисевич2

1 Институт истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН, Москва, Россия;

sobisevich@mail.ru

2 Федеральный исследовательский центр «Коми научный центр Уральского отделения РАН», Сыктывкар, Республика Коми, Россия; lisewitch.n@yandex.ru

Е.Н. Иванова стала одним из знаковых учёных-почвоведов XX в. Начало её деятельности связано с участием экспедициях под руководством географа и почвоведа С.С. Неуструева в Оренбургской губернии. Позднее она самостоятельно руководила экспедиционными исследованиями, в которых принимали ставшие впоследствии известными такие почвоведы, как И.П. Герасимов, Е.В. Лобова, Н.Н. Розов. Работала в Почвенном отделении КЕПС. Пройдя практику в лаборатории специалиста в области химии почв К.К. Гедройца, Е.Н. Иванова смогла выработать оригинальные лабораторно-экспериментальные методы изучения почв. Её исследования позволили внести значимый вклад в развитие географии почв Советского Союза.

За свою долгую жизнь Евгения Николаевна сделала немало и внесла огромный вклад в развитие учений о генезисе, классификации, картографии, географии, химии почв и других направлений почвоведения. Её труды стали «золотым фондом» доку-чаевского почвоведения.

Редколлегия журнала «Почвоведение»

Евгения Николаевна Иванова (1889—1973) стала одной из первых женщин-почвоведов, открывших дорогу будущим поколениям исследовательниц, сделав женскую научную карьеру не редким случаем, а вполне привычным развитием событий.

Случившиеся в Российской империи в конце XIX в. неурожаи сделали очень востребованной профессию агронома, помогавшего правильно организовывать сельское хозяйство и повышать его эффективность. Нехватка подобных специалистов была очевидна и открыла для женщин возможность получать сельскохозяйственное образование. Это было возможно на высших женских сельскохозяйственных курсах (например, Голицынских в Москве или Стебутовских в Петербурге-Петрограде). Их выпускницами стали В.А. Бальц, М.Д. Рыдалевская, Т.А. Смолина, Е.А. Домрачева, З.Ю. Шокальская и О.Н. Михайловская1, чей вклад в развитие почвоведения в России очень важен и не может быть переоценён.

Е.Н. Иванова выбрала другой путь и решила получить высшее педагогическое образование. В 1908 г. она поступила на физико-математическое отделение Женского педагогического института в Санкт-Петербурге, которое закончила в 1912 г. В следующем году Е.Н. Иванова сдала государственные экзамены и после защиты работы по геологии получила университетский диплом первой степени.

Рис. 1. Е.Н. Иванова во время геологической экскурсии Женского педагогического института в 1914 г. (АРАН. Ф. 1672. Оп. 1. Д. 131) Fig. 1. E.N. Ivanova during a geological tour of the Women&s Pedagogical Institute in 1914.

(ARAS. F. 1672. Op. 1. D. 131)

1 Сычёва С.А. Женщины-почвоведы. Биографический справочник о российских и советских исследовательницах почв. М.: НИА-Природа, 2003. С. 16.

После выпуска Е.Н. Иванова работала преподавателем естествознания и географии в различных средних школах Санкт-Петербурга, как и многие другие учёные. В то же время она продолжала поддерживать связь с Женским педагогическим институтом и вести научную работу. В 1914 г. Е.Н. Иванова помогала геологам Н.И. Каракашу, В.А. Миронову и В.Ф. Пчелинцеву разрабатывать и проводить геологическую экскурсию для изучения глинта. В следующем году она участвовала в исследованиях на территории Южной Карелии. В 1916 Е.Н. Иванова начала работать почвоведом-экскурсантом в экспедиции Оренбургского земства, которой руководил профессор С.С. Неуструев (1874—1928)2. Интерес к геологии и почвоведению определил поступление Е.Н. Ивановой на Отделение физической географии Высших географических курсов, открытое в Петрограде 17 января 1916 г., которое она успешно окончила в 1922 г. по специальности почвоведение.

С 1920 г. Е.Н. Иванова начала работать в Почвенном отделении Комиссии по изучению естественных производительных сил (КЕПС), которое в 1925 г. было реорганизовано в Почвенный институт. В 1923 г. по поручению Выставочного комитета Всесоюзной выставки она провела сбор почвенных монолитов и уточнение почвенных карт по Западно-Сибирской равнине, Тобол-Ишимскому и Ишим-Иртышским водоразделам. Здесь Е.Н. Иванова приобрела новый для себя опыт изучения засоленных почв. Её исследования позволили обосновать принципы эволюции осолоделых почв Западно-Сибирской равнины как конечной стадии эволюции солонцов3.

Рис. 2. Е.Н. Иванова (в центре снимка) в составе Мугоджарской партии Казахстанской экспедиции АН СССР, 1927 г. (АРАН. Ф. 1672. Оп. 1. Д. 132.) Fig. 2. E.N. Ivanova (in the center of the photo) as a member of the Mugodzhar party of the Kazakhstan expedition of the USSR Academy of Sciences, 1927. (ARAN. F. 1672. Op. 1. D. 132.)

2 АРАН. Ф. 1672. Оп. 1. Д. 67.
3 Там же. Д. 74.

Затем Е.Н. Иванова под руководством С.С. Неуструева проводила почвенные исследования на юге Советской России: в 1924 г. на Кавказе (территория Моздокской и Малокабардинских степей) и в 1925 г. в Каракалпакии (территория в районе дельты Амударьи). В 1926—1927 гг. ей было поручено возглавить исследовательские партии в Казахстанских экспедициях АН СССР. В 1928 г. она уже самостоятельно руководила почвенной экспедицией на территории Узбекистана4.

С 1922 по 1928 г. Е.Н. Иванова работала ассистентом при кафедре географии почв Географического института, позднее преобразованного в географический факультет Ленинградского государственного университета. Слушателями её курса химии почв были такие известные в будущем почвоведы как И.П. Герасимов (1905—1985) и Н.Н. Розов (1909-1986). До 1932 г. она также работала в лаборатории при кафедре почвоведения в Лесном институте в Ленинграде. Здесь она исследовала предложенный руководителем кафедры К.К. Гедройцем (1872-1932) метод определения поглотительного водородного иона в почве и химические свойства подзолистых почв5.

В 1928 г. Е.Н. Ивановой было присвоено звание доцента кафедры географии почв, профессором она стала в 1935 г.6 В 1930 г. она на три года оставила преподавательскую работу для участия в Кундымской соляной экспедиции Академии наук. В этой экспедиции перед исследователем ставилась задача выяснить причину разнообразия солей в крупных промышленных озерах (озера глауберовые, содовые, хлори-сто-магниевые и т. д.). Изучение большого количества озер позволило Е.Н. Ивановой установить, что состав поступающих вод не является определяющим фактором для формирования в озерах солевых отложений. Большую роль в этом процессе имели происходящие в водоёме физико-химические и биологические процессы, а также наличие стока7.

В опубликованных в соавторстве с И.П. Герасимовым работах «Почвенные и бота-нико-географические исследования в Каракалпакской Автономной области»8 (1930) и «Процессы континентального соленакопления в почвах, породах, подземных водах и озерах Кулундинской степи»9 (1934) Е.Н. Иванова уделила особое внимание выяснению причин развития микрокомплексов почвенного покрова, которые развивались в условиях различного смыва и микрорельефа. Она обосновала идею о термических или солярных комплексах почв, образующихся благодаря неравномерному нагреванию отдельных участков поверхности почвы. При этом была выявлена значительная роль растительности, которая определяла степень нагрева почвенного покрова и имела важное значение при миграции солей10.

В 1934-1935 гг. Е.Н. Иванова проводила исследования Куня-Дарьинской древне-аллювиальной равнины (в районе г. Кёнеургенч в Туркмении), где проводила опыты

4 АРАН. Ф. 1672. Оп. 1. Д. 67.
5 Там же. Д. 74.
6 Там же. Д. 77.
7 Там же.
8 Иванова Е.Н., Герасимов И.П. Почвенные и ботанико-географические исследования в Каракалпакской Автономной области // Труды Почвенного института им. В.В. Докучаева. 1930. Т. 3—4. С. 1-110.
9 Герасимов И.П., Иванова Е.Н. Процессы континентального соленакопления в почвах, породах, подземных водах и озерах Кулундинской степи // Труды Почвенного института им. В.В. Докучаева. 1934. Т. 9. С. 103-136.
10 АРАН. Ф. 1672. Оп. 1. Д. 74.

Рис. 3. Участники экспедиции в Кулундинской степи, 1932 г. Первый ряд слева направо: неизвестный, М.А. Гевельсон, И.П. Герасимов, Е.В. Лобова, неизвестная. Второй ряд: Е.Н. Иванова (крайняя слева) (АРАН. Ф. 1672. Оп. 1. Д. 130).

Fig. 3. Members of the expedition in the Kulundinskaya steppe, 1932.

First row from left to right: unknown, M.A. Gevelson, I.P. Gerasimov, E.V. Lobova, unknown.

Second row: E.N. Ivanova (leftmost) (ARAN. F. 1672. Op. 1. D. 130).

по мелиорации участков пустынных засоленных почв — такыров11. Ей удалось доказать, что в условиях ирригации засоление почв происходит при подъёме уровня минерализованных грунтовых вод до зоны капиллярного обмена в почве. Однако исследования показали также и то, что для засоления почв одной близости грунтовых вод к поверхности было недостаточно, требовались определённые условия водно-теплового режима земной поверхности, в складывании которого ведущую роль имел растительный покров12.

Два года спустя, в 1936 г. Е.Н. Иванова и И.П. Герасимов вместе с геоботаником Е.М. Лавренко (1900—1987) приняли участие в работах почвенно-ботанического отряда Центрально-Казахстанской комплексной экспедиции АН СССР13. В этом же году Е.Н. Ивановой по совокупности научных работ была присуждена учёная степень кандидата сельскохозяйственных наук. В 1939 г. она обобщила собранный в экспедициях материал по засоленным почвам и представила его в виде текста докторской диссертации по теме «Генезис и эволюция засоленных почв в связи с географическими условиями». Директор Почвенного института АН СССР, академик Л.И. Прасолов (1875—1954) отмечал большое практическое значение этого исследования, считая его развитием работ таких выдающихся почвоведов как К.К. Гедройц и С.С. Неуструев14.

11 Глазовская М.А., Горбунова И.А. Умирбек Успанович Успанов (к 100-летию со дня рождения) // Почвоведение. 2007. № 9. С. 1138-1140.
12 АРАН. Ф. 1672. Оп. 1. Д. 74.
13 Успанов У.У. Вместе с Евгенией Николаевной Ивановой // Почвоведение. 1990. № 1. С. 13-15.
14 АРАН. Ф. 1672. Оп. 1. Д. 74.

Не менее яркими и важными были исследования Е.Н. Ивановой почв на Севере. В 1934 г. она стала руководителем почвенного отряда, направленного для изучения Хибинского массива. Отряд имел своей целью изучить связь распределения различных типов почв с характером рельефа местности, геологическим строением и растительным покровом. Была также продолжена почвенная съемка районов, прилегающих к территории Кольской базы Академии наук, начатая ещё в 1933 г. Исследованиями были охвачены долины рек Лопарской, Воткеулай, Юкспориека с притоками Подъёмная и Гакман и правобережья реки Белой на протяжении 10—12 км от Хибиногорска. Почвенно-петрографический отряд занимался сбором материалов для исследования роли выветривания горных пород в ходе первичного почвообразования. Летом 1934 г. почвенным отрядом Кольской почвенной экспедиции Академии наук был организован стационар для изучения процессов почвообразования на нефелиново-сиенитовых породах. Работы на стационаре велись в постоянном взаимодействии с сотрудниками Полярного Ботанического сада и Кольской базы Академии наук15.

В 1935 г. Е.Н. Иванова возглавила почвенный отряд Карело-Мурманской экспедиции, который должен был провести исследование почв на территории Кондопожского, Пудожского, Сорокского и Медвежегорского районов. Кроме руководителя в отряд входили ещё шесть сотрудников: Б.Д. Зайцев (заместитель начальника), Н.Д. Тупицына, Н.А. Копосов, М.Г. Осмоловская, М.М. Шушкевич и Лассалин (техник). В Петрозаводске, Медвежьегорске и деревне Лахта были размещены стационары, ставшие отправными пунктами для радиальных выездов при проведении почвенных исследований. Особое внимание было уделено территории между юго-восточным побережьем Белого моря и недавно построенным Беломоро-Балтийским каналом. В ходе наблюдений участниками почвенного отряда отмечалось, что вдоль побережья Белого моря тянется полоса маршевых почв, имеющих признаки засоления. Сам приморский район характеризовался большим разнообразием выходящих на поверхность горных пород, на которых образовывались почвы. Это определяло четко прослеживаемую ярусность почв, при которой на вершине холмов развивались железистые подзолы, по склонам — железисто-гумусовые почвы, а в нижней части — болотные (гумусо-иллювиальные) и подзолистые почвы. В Кондопожском районе исследователи обнаружили распространение темноцветных почв, получивших своё развитие на углистых сланцах, а в Пудожском и Сорокском районах массивы глинистых почв, образованных на коричневых глинах. Проведение химических анализов почвенно-грунтовых и поверхностных вод позволило участникам экспедиции также исследовать процесс болотного почвообразования16.

В 1937 г. Е.Н. Иванова была назначена на должность консультанта почвенной группы Кольской базы АН СССР, где она занималась исследованиями процесса тундрового глеевого почвообразования и роли мерзлотных процессов в формировании почвенного профиля17. Следом за ней на Север поехали и её ученики: например, в мае 1938 г. на Кольскую базу приехала О.А. Полынцева (1906—1951). Благодаря её письму от 19 мая 1932 г. мы можем понять, в каких условиях работали учёные:

15 Там же. Д. 79.
16 Шушкевич М.М., Копосов Н.А. Почвы Средней Карелии // Экспедиции Академии наук СССР 1935 г. Сборник научно-популярных статей и очерков. М.-Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1937. С. 78-84.
17 Лаптева Е.М., Шамрикова Е.В. Развитие идей Е.Н. Ивановой о генезисе почв Республики Коми // Бюллетень Почвенного института им. В.В. Докучаева. 2014. Вып. 74. С. 12-23.

Добрый день, моя дорогая! Как видите, я уже на месте. До ст. Апатиты снег был только пятнистым. Хибины белые, но до перекрестка ехали на телеге, а дальше на санях. Поместили меня в Ботаническом Саду. Славная комнатка на втором этаже нового дома с широким окном на юг. Есть хорошая кровать, столик, два стула. Думаю, что будет и полочка и шкафчик, т. к. зав. хоз. — Василевич — из старших работников Базы. Свое одеяло хочу употребить на штору и взяла ватное, но лучше будет купить свое, если получу, то деньги вышлю и вы купите, лучше зелёное. Пока что отдыхаю, в комнате тепло и на полу 3-месячный пёс — помесь овчарки с пинчером. Я его покормила, и он блаженно спит. Мне его сватают в экспедицию18.

Когда в начале Великой Отечественной войны возникла угроза оккупации немецкими войсками северных территорий Советского Союза, было принято решение эвакуировать штат Кольской Базы АН СССР им. С.М. Кирова из г. Кировска в г. Сыктывкар. Е.Н. Иванова уехала вместе с частью сотрудников, а её коллеги, оставшиеся в Кировске и Апатитах некоторое время оставались в неведении о её судьбе. 1 июля 1941 г. О.А. Полынцева писала в письме своим друзьям:

Дорогие мои! Нахожусь в полном неведении — как доехала Е.Н.??? Никаких вестей ни от нее, ни от Ферсмана. Мы живем по-прежнему. Тревоги бывают редко. Ребят и матерей (неработающих) сегодня увезли на эвакуацию. В городе теперь свои зенитки и прочее, т. ч. к нам если и подлетают, то их не пускают. Один сбили и привезли в город, но я не видела, т. к. не была там. И вообще всякие хождения у нас запрещены. Будьте здоровы. Обо мне не беспокойтесь, вся тревога, которая была при тебе — окончена. В крайнем случае уйду в лес — буду рыбачить и жалеть, что не смогу накормить вас рыбкой собственного улова. Целую. Пишите19.

К 4 декабря 1941 г. эвакуация Кольской Базы АН СССР была завершена, она вошла в созданную в г. Сыктывкаре Базу академии наук по изучению Севера. Е.Н. Иванова была назначена заместителем заведующего агробиологическим отделом и заведующей почвенным сектором. Из Кольской базы в Сыктывкар были переведены высококвалифицированные специалисты, которые и составили основу агробиологического отдела: профессор С.А. Каспарова (заведующая отделом), кандидат сельскохозяйственных наук Н.П. Белов, А.В. Барановская, К.П. Богатырев, полевой техник З.К. Вышемирская и другие. Приехала и О.А. Полынцева20.

Условия военного времени определили приоритетные направления исследований агробиологического отдела: выявление новых территорий, пригодных для сельскохозяйственного освоения, что должно было помочь снизить продовольственный дефицит. Проанализировав содержание выполненных до 1941 г. почвенных исследований в регионе, сотрудники отдела выявили, что почвенный покров республики изучен недостаточно, особенно в междуречных пространствах, охвачено не более 20-25 % от общей площади республики. В первый год работы учёные-почвоведы под руководством Е.Н. Ивановой проводили обследование земель южных совхозов республики, консультируя их работников по вопросам, связанным с необходимостью нового освоения целинных земель21.

18 АРАН. Ф. 1672. Оп. 1. Д. 116. Л. 1.
19 Там же. Л. 10.
20 Научный архив Федерального исследовательского центра Коми НЦ Уро РАН (НА ФИЦ Коми НЦ Уро РАН). Ф. 1. Оп. 18. Д. 10. Л. 134, 136.
21 НА ФИЦ Коми НЦ УрО РАН. Ф. 1. Оп. 7. Д. 50.

В период проведения маршрутных почвенных исследований с 16 июня по 19 июля 1942 г. впервые был собран материал для составления схемы распределения почвенного покрова, характеристики почвенно-географических округов в зоне Северо-Печорской железнодорожной магистрали. Для выполнения такой сложной задачи за короткий период времени были взяты образцы вод из рек, болот и почвенных разрезов на территории исследования (27 проб); собран материал для характеристики основных видов почв, распространённых в районе трассы; заложено около 80 разрезов, из которых взято около 200 образцов. Дальнейшая обработка материалов позволила сделать выводы о почвах обследуемого железнодорожного участка.

Одной из основных работ по исследованиям почв совхозов Коми АССР сотрудниками агробиологического отдела стали «Материалы намечаемых для внедрения агро-мероприятий агробиологическим отделом Базы по изучению Севера» за 1941-1944 гг.22 В работе была приведена подробная типизация почвенного покрова на территории Коми АССР и отмечены общие изменения процессов почвообразования. Указывалось, что в направлении с юга на север в почвах уменьшались запасы органического вещества и накапливались его легкоподвижные формы. В этом же направлении увеличивалась кислотность почв, повышалось содержание алюминия, ухудшался режим фосфатов, а также появлялось закисное железо. В настоящее время особенности почвообразования в северных условиях хорошо известны, но в рассматриваемый период времени результаты этих наблюдений были крайне важны при освоении северных почв республики. Исследования Е.Н. Ивановой определили пути освоения и окультуривания каждой группы почв23.

Второй обобщающей работой о почвенном покрове вдоль трассы стал научный отчёт 1944 г. «Почвенный покров вдоль Северо-Печорской железной дороги в пределах Коми АССР»24. Основные почвенные исследования были сосредоточены вдоль линии Северо-Печорской железной дороги. Было получено общее представление о почвах трассы и основных закономерностях, связанных с переходом из одних биоклиматических зон в другие, о закономерностях их пространственного распределения в связи со сменой рельефа, растительности и почвообразующих пород. На основании собранных материалов и с использованием существующих геоботанических карт М 1:200.000 почвоведами были составлены почвенные карты десятикилометровой полосы вдоль трассы между станциями Княжпогост-Кожва М 1:200.000. На этой же площади были изучены в М 1:100.000 три отрезка трассы, наиболее перспективные для освоения (примерно на 60 км каждый). В 1943 г. исследования вдоль трассы были продолжены от станции Кожва до станции Воркута с составлением на этот отрезок трассы почвенных карт М 1: 200000. Полученные материалы позволили внести существенные изменения и дополнения к общей схеме классификации почв СССР и уточнить некоторые вопросы почвенной географии. Впервые был установлен особый вид северных подзолистых почв, получивших свое развитие в условиях сильного увлажнения, низких температур и медленного разложения почвенного опада.

В период 1941-1944 гг. База АН СССР по изучению Севера смогла доказать необходимость и перспективность научных исследований почв на данной территории. В тяжелейших условиях военного времени были созданы материальная, хозяйственная

22 Там же. Д. 64а. 135 л.
23 Там же.
24 Там же. Д. 65. 441 л.

и кадровая основы для дальнейшего развития фундаментальной науки в регионе. В начале 1944 г., когда исход Великой Отечественной войны стал очевиден, Президиумом АН СССР было принято решение о возобновлении деятельности Кольской базы АН СССР им. С.М. Кирова на Кольском полуострове. В июне 1944 г. База АН СССР по изучению Севера была реорганизована: в Сыктывкаре была создана отдельная База АН СССР в Коми АССР.

■ Ш ШМ I

Рис. 4. Е.Н. Иванова (в центре) с почвоведами О.А. Полынцевой и В.Г. Зольниковым, 1950 г.

(АРАН. Ф. 1672. Оп. 1. Д. 133) Fig. 4. E.N. Ivanova (in the center) with soil scientists O.A. Polyntseva and V.G. Zolnikov, 1950

(ARAN. F. 1672. Op. 1. D. 133)

Однако круг научных интересов Е.Н. Ивановой выходил далеко за пределы Коми АССР, она хотела уделять больше внимания работе в Почвенном институте АН СССР. С 1 июля 1944 г. Евгения Николаевна была зачислена консультантом сектора почвоведения, но с условием обязательного пребывания на Базе АН в Коми АССР не менее 2—3 месяцев. Заведующей сектором стала О.А. Полынцева, защитившая в 1943 г. диссертацию на соискание учёной степени кандидата сельскохозяйственных наук в Уральском лесотехническом институте. В 1947 г. была подготовлена их совместная научная работа «Почвы Европейских тундр». Основой для работы послужили всё те же исследования, проведённые сотрудниками агропочвенного отдела вдоль линии Северо-Печорской железной дороги с целью изучения почв и выявления площадей, пригодных для сельскохозяйственного освоения. Первый урожай овощей в условиях тундры был получен ещё в 1938 г. сотрудниками Воркутинской научно-исследовательской мерзлотной станции, находившейся в ведении НКВД СССР25. Е.Н. Иванова

25 Филиппова Т.П., Лисевич Н.Г. История Воркутинской научно-исследовательской мерзлотной станции в 1930—1950-е гг. // Известия Коми научного центра Уральского отделения РАН. 2018. № 3. С. 101—110.

и О.А. Полынцева впервые дали общую характеристику ландшафта и почв воркутин-ской тундры. Собранные сведения о микрокомплексах тундровых почв подтверждали ранее выдвинутое предположение Е.Н. Ивановой о необходимости их отнесения к отдельному типу26.

После войны под руководством Е.Н. Ивановой коллектив почвоведов СССР составлял общесоюзные почвенные карты и объяснительные записки на базе широких географических исследований: Северо-Европейской (от Урала до Прибалтики) и Уральской экспедициях, исследования на Крайнем Севере (Низовья р. Лены и р. Оби), в Восточной Сибири (Красноярская, Забайкальская, Алдано-Амурская экспедиции, Якутия и на Дальнем Востоке (Приамурье, Магаданская область, Верхоянские горы). Материалы, собранные в этих экспедициях, легли в основу большой темы по классификации почв и почвенно-географическому районированию Советского Союза27.

В 1954 г. Е.Н. Иванова возглавила отдел географии, генезиса, картографии и классификации почв в Почвенном институте им. В.В. Докучаева. В течение 17 лет руководства отделом она одновременно была ответственным редактором создаваемой Государственной почвенной карты, которую считали крупнейшим исследованием в области географии почвов и очень важным проектом для развития сельского хозяйства28. В 1965 г. Е.Н. Иванова также возглавила научный коллектив по изданию выпусков по классификации и диагностике почв, принятых Министерством сельского хозяйства СССР в качестве основного документа при проведении почвенно-географических исследований.

Рис. 5. Е.Н. Иванова с учениками в 1950-е гг. (АРАН. Ф. 1672. Оп. 1. Д. 131. Л. 11) Fig. 5. E.N. Ivanova with students in the 1950s. (ARAN. F. 1672. Op. 1. D. 131. L. 11)

26 НА ФИЦ Коми НЦ УрО РАН. Ф. 1. Оп. 1. Д. 109.
27 АРАН. Ф. 1672. Оп. 1. Д. 77.
28 Там же. Д. 70.

Много внимания Е.Н. Иванова уделяла подготовке учеников, проводя вместе с ними как полевые, так и лабораторные исследования. Сотрудники Биолого-почвенного факультета Московского государственного университета подчеркивали, что она вырастила «целую плеяду талантливых последователей, прочно стоящих на позициях докучаевского почвоведения и блестяще развивающих его на современном этапе»29.

Коллеги подчеркивали вклад Е.Н. Ивановой в отстаивании фундаментальных основ почвенной классифиции, заложенных В.В. Докучаевым, Н.М. Сибирцевым, К.Д. Глинкой и Л.И. Прасоловым. Это имело большое значение в свете того, что американские и европейские почвоведы пытались сделать общепринятой новую номенлатуру почв, где бы не использовались такие общепринятые русские названия как «чернозем», «подзолистые» и «каштановые почвы» и т. п.30 Высоко оценивалось значение концепции биологической аккумуляции солей в солонцеватых почва сухих степей и теории термической комплексности почвенного покрова полупустынь, предложенной Е.Н. Ивановой. Современники считали «золотым капиталом докучаевского почвоведения» открытые ею такие новые типы почв, как «кислые таёжные неоподзоленные», «магнезиальные солоди», «вторичные подзолы»31. Признанием заслуг Евгении Николаевны в области генезиса и классификации почв стало присуждение в 1972 г. золотой медали им. В.В. Докучаева. К этому времени Е.Н. Иванова уже отметила свой 80-летний юбилей и была одним из старейших почвоведов в стране. В 1973 г. она скончалась в Москве.

Scientific path of Evgenia Nikolaevna Ivanova (on the 130th anniversary of the birth of an outstanding soil scientist)

Alexey V. Sobisevich1, Nina G. Lisevich 2

1 S. I. Vavilov Institute for the History of Science and Technology of the Russian Academy of Sciences,

Moscow, Russia; sobisevich@mail.ru 2 Federal Research Center "Komi Scientific Center of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences", Syktyvkar, Komi Republic, Russia; lisewitch.n@yandex.ru

E.N. Ivanova became one of the most prominent soil scientists of the XX century. The beginning of her activity was connected with the participation of expeditions under the guidance of soil scientist-geneticist S.S. Neustruev in the Orenburg province. Later, she independently supervised expeditionary research, in which soil scientists such as I.P. Gerasimov, E.V. Lobova, N.N. Rozov had participated. She worked at the CSPF Soil Department. Having completed practice in the laboratory of a specialist in soil chemistry K.K. Gedroits, E.N. Ivanova was able to develop original laboratory-experimental methods for studying soils. Her research has made a significant contribution to the development of soil geography of the Soviet Union.

29 АРАН. Ф. 1672. Оп. 1. Д. 72. Л. 131.
30 Снытко В.А., Собисевич А.В. Природа Австралии в научных исследованиях М.А. Глазов-ской // Вестник Академии наук Чеченской Республики. 2019. № 2. С. 88-92.
31 АРАН. Ф. 1672. Оп. 1. Д. 70.
почвоведение классификация почв география почв. soil science soil classification soil geography.
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов