Спросить
Войти

Российская пресса и Кавказ в первой трети XIX века: информирование, просвещение, анализ

Автор: указан в статье

Касумов Х.А. ©

Кандидат исторических наук, доцент, Associated Professor Fatih University (Istanbul)

РОССИЙСКАЯ ПРЕССА И КАВКАЗ В ПЕРВОЙ ТРЕТИ XIX ВЕКА: ИНФОРМИРОВАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, АНАЛИЗ

Аннотация

В статье исследуются факторы, определявшие рост интереса российского общества к событиям на Кавказе. Показан процесс возникновения и развития информационной, просветительской и аналитической составлящих в овещении событий в регионе посредством российской периодической печати.

С XVIII века концепт «Кавказ» постоянно присутствовал в сфере интересов российской власти.

Вместе с тем, нельзя не отметить бессистемность и поверхностность информации о Кавказе, которой располагали российские власти. Кроме того, значительные трудности в усвоении и применении на практике накопленных в течение XVIII в. сведений о Кавказе создавали и особенности политического развития самой России.

Александр I, придя к власти, декларировал возвращение к екатерининским порядкам, чтобы восстановить прерванную политическую традицию. В этих условиях сведения о Кавказе, собранные в XVIII столетии, конечно же, учитывались российским правительством, однако ни характер, ни объем этих данных уже не соответствовали его запросам.

Таким образом, недостаток достоверных знаний о Кавказе долгое время не позволял адекватно оценить военно-политическую ситуацию в регионе. Такое состояние дел, несомненно, должно было вызвать у властей и у читающей публики в целом стремление получить новые, более объективные сведения и, наконец, разобраться в том, что же представляют собой регион Кавказа и народы, там обитающие, в действительности.

Публикации в российской прессе позволяют понять, что конкретно было привнесено в понимание Кавказа российским обществом в первой половине XIX в., а также то, каким образом в этот период распространялась информация в целом.

В российском общественном сознании начала XIX в. периодическая печать приобрела важную роль. Постоянные конфликты России с Персией и Османской империей - военно-политические события, затрагивавшие повседневную жизнь десятков и сотен тысяч россиян, побуждали их внимательно следить за сообщениями в газетах и журналах.

Большой интерес в этом отношении представлял Кавказский край. Упорное сопротивление местного населения, его полиэтнический состав, создавали большие трудности для российского правительства и в период завоевания Кавказа и в годы управления им. Сложной была здесь и задача русской печати, которой вменялось в обязанность быть проводником правительственной политики на Кавказе. Однако вопреки этой обязанности, наложившей определенный отпечаток на содержание местной русской печати, она предшествующим ходом развития русско-кавказских отношений была подготовлена к выполнению, в том числе, просветительской функции.

Известно, что вслед за приобретением стратегического плацдарма в Закавказье российская имперская власть простирала свои политические интересы на территории Северного Кавказа, претендуя на роль активного участника в политическом соперничестве на Ближнем и Среднем Востоке. Уже к началу XIX в. «захват Кавказа был результатом

©© Касумов Х.А., 2013 г.

наступательного движения царизма на юг широко развернутым фронтом от Балкан до Закаспия».[1, 1-2]

В этих условиях местная русская печать, находившаяся в подчинении военного командования, способствовала политической, экономической и культурной колонизации края вплоть до поддержки военных акций российских властей против местного населения. Это соответствовало политике российской власти, которая «жителей остальной части Кавказа» (имеется в виду население Северного Кавказа - Х. К.) подразделяло «на покорных и не признающих еще власти нашего правительства». [2, 2 об.]

Со времени присоединения Грузии к России «правительство смотрело на Кавказ как на пункт чисто военный. Генералы ... не сознавали, ... что покорение Кавказа должно быть скорее нравственным, чем военным».[3, 43-45]

Одновременно рос интерес к Кавказу и его «разноплеменному» населению со стороны русских читателей. До присоединения Закавказья к России в русской периодической печати информация о Кавказе ограничивалась газетно-журнальной хроникой о прибытии или отъезде коронованных особ, либо «экзотическими» или сенсационными сообщениями о народах, «по ту и по сю сторону Кавказу обитающих». Скудость информации частично объяснялась отсутствием тогда на Кавказе постоянных корреспондентов. «Сужденья черпались из консульских донесений, поступавших в Петербург кружным путем - из Константинополя, Венеции, Ливорно и других мест; большинство из них оказывались обычными слухами».[4, 9]

Начиная с 1801 г. публикации в русских периодических изданиях сообщений о Кавказе приобретают регулярный и, в известной степени, более объективный характер. Корреспондентов на Кавказе имели многие российские периодические издания: «Санкт-Петербургские ведомости», «Московские ведомости», «Вестник Европы», «Друг просвещения», «Сын Отечества», «Военный журнал», «Отечественные записки», «Северная пчела», «Русский инвалид», «Московский телеграф», «Северный архив» и др. В качестве корреспондентов все чаще выступали квалифицированные журналисты, делавшие акцент не только на военных и политических событиях в Кавказском крае, но и к укладу жизни, нравам и обычаям местного населения.[4, 9] Их информация в основном способствовала формированию у русского читателя более реалистичных представлений о Кавказе.

Хотя еще не установлены фамилии многих кавказских корреспондентов первого десятилетия XIX в., но можно сказать, что некоторые неподписанные материалы о Кавказе, публиковавшиеся, например, в «Санкт-Петербургских ведомостях», представляли собой отнюдь не официальные донесения местных властей. При гражданских учреждениях, сосредоточенных преимущественно в Тифлисе, и войсковых соединениях, расквартированных на Кавказе, работали российские корреспонденты. По крайней мере, известны имена С. М. Броневского и В. Т. Нарежного, хорошо знавших историю и обычаи местных народов и отлично разбиравшихся в политической ситуации.

В первой трети XIX в. среди корреспондентов российской периодической печати на Кавказе встречаются имена А. С. Грибоедова, В. К. Кюхельбекера, А. И. Якубовича, А. Ф. Воейкова, Е. Е. Лачинова, А. А. Бестужева-Марлинского и др. Очевидно, что кавказские корреспонденты российской периодической печати, проделали большую работу, ознакомив российское общество с Кавказом. Но при всем их журналистском усердии они были не в состоянии удовлетворить растущий интерес русской читающей публики к «полуденным странам Кавказа». Этот интерес поддерживался тем, что «границы России широким фронтом соприкасались с Кавказом. Русско-кавказские отношения имели к этому времени богатую историю. В Европе не было другой страны, которая являлась бы столь заинтересованной в кавказских делах, как Россия». [5, 23]

Появление русского печатного слова на Кавказе, в том числе периодической печати, диктовалось настоятельной необходимостью. Зарождению и развитию русской печати на Кавказе в первой трети XIX в. способствовали конкретно-исторические обстоятельства. Начало русской печати на Кавказе связывают приблизительно с концом первого десятилетия

XIX в. И все же, только «с основанием в 1828 г. «Тифлисских ведомостей» русское правительство обзавелось на Кавказе как бы постоянным информационным центром». [1, 3]

С другой стороны, несмотря на сугубо служебное назначение «Тифлисских ведомостей», создание на Кавказе первой правительственной русской газеты (с дубликатами на грузинском и фарси) расценивалось и как значительное событие в культурной жизни местных элит, которые при отсутствии в крае высших учебных заведений, уповали на просвещение посредством периодической печати. Между прочим, точка зрения на журналистику как на некий заменитель просветительно-учебного заведения была довольно распространенной в тогдашней охранительной периодике. «Чтение благонамеренных журналов, - отмечалось в «Сыне Отечества», - более распространило у нас просвещение и ускорило развитие многих познаний, нежели учебные заведения». [6, 83]

Известно, что именно воззрения представителей читающей публики, принадлежавших к доминирующим группам российского общества во многом определяли характер взаимоотношений России с народами Кавказа. Благодаря этому вся новейшая «востоковедческая» и «кавказоведческая» информация находилась в рассматриваемый период в центре общественного внимания.

Литература

1. М. А. Полиевктов. Европейские путешественники по Кавказу 1800 - 1830 гг. Тбилиси, 1946.
2. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 287. Оп. 1. Д. 73.
3. 3. Ю. Толстой. Очерк жизни и службы Е. X. Головина. Кн. 1. М., 1872.
4. Ватейшвили Д. Л. Русская общественная мысль и печать на Кавказе в первой трети XIX века. Наука. М., 1973.
5. Фадеев А. В. Россия и Кавказ первой трети XIX в. М., 1960.
6. //Сын Отечества. 1829. № 9.
КАВКАЗ РОССИЯ ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ ИНФОРМАЦИЯ ПРОСВЕЩЕНИЕ caucasus russia the press information education
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов