Спросить
Войти

К вопросу об эффективности государственной научно-техничеакой политикии СССР в послевоенный период

Автор: указан в статье

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №6/2015 ISSN 2410-6070

УДК 93/94

В.В.Калинов

Д.и.н., доцент, заведующий кафедрой истории Российского государственного университета нефти и газа имени И.М. Губкина, г. Москва, РФ Е.В.Бодрова Д.и.н., заведующая кафедрой истории Московского технологического университета, РФ

К ВОПРОСУ ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ НАУЧНО- ТЕХНИЧЕАКОЙ ПОЛИТИКИИ СССР В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД

Аннотация

Курс РФ на импортозамещение актуализировал проблему эффективности внедрения технических достижений в производство в послевоенный период. Введенные в научный оборот архивные документы позволяют автору с большей степенью достоверности исследовать этот вопрос.

государственная научно-техническая политика, реформы, модернизация, экономическая политика.

В настоящее время резко обострились споры относительно правомерности использования всего позитивного из советского опыта реализации государственной экономической политики. Так, одним из дискуссионных является вопрос об ее эффективности в послевоенный период. В этой связи представляет интерес утверждение исследователя Г. И. Ханина о том, что в первое послевоенное десятилетие в СССР произошла подлинная техническая революция в машиностроении, наметились качественные сдвиги в развитии электроэнергетики, черной и цветной металлургии, химической промышленности. В таких отраслях, как лесная, деревообрабатывающая, угольная, легкая и пищевая промышленность, сфера услуг и сельское хозяйство, ничего подобного не было [13, с. 114-115, 118]. Такие диспропорции, широкое использование труда заключенных, низкий жизненный стандарт населения, полагают Г.И. Ханин и часть авторов, его поддерживающих, и позволили, прежде всего, сконцентрировать ресурсы на приоритетных направлениях. Одним из важнейших достижений этого периода явилось производство металлорежущего оборудования - по сравнению с довоенным уровнем общее производство станков выросло на 60%. Впервые в массовом масштабе начали выпускаться автоматические линии. Станкостроение вышло на технический уровень самых передовых капиталистических стран всего лишь за 5 лет после тяжелейшей войны. Появилась практически новая отрасль - радиоэлектроника. Были созданы десятки НИИ и промышленных предприятий. Для этого нужны были значительные средства и высокий уровень квалификации собственных кадров. Наибольших результатов удалось добиться в оборонной сфере. Но и в гражданских отраслях повышалась производительность труда по сравнению с довоенным уровнем, благодаря техническому прогрессу и улучшению организации производства. Снижалась себестоимость продукции. В числе факторов, ускоряющих НТП, исследователем названы и реорганизации в сфере управления [14, с. 72, 76, 77,81].

Нам представляется правомерным вывод о том, что в послевоенный период экономическое превосходство США оказалось возможно компенсировать только достижением паритета в военной сфере, используя все имеющиеся ресурсы. Послевоенные геополитические реальности и необходимость скорейшего восстановления и укрепления экономики СССР потребовали от советского руководства максимально прагматичного подхода в вопросе «заимствований». Немецкие «высокие» технологии, «интеллектуальные репарации» из Германии в Советский Союз сыграли огромную роль в развитии ряда отраслей советской промышленности в послевоенный период и, в первую очередь, советского военно-промышленного комплекса [2, с. 35-38]. В записке о состоянии науки в VI пятилетке, направленной в ЦК партии А.Н. Несмеяновым, В.А. Малышевым, В.Е. Елютиным, признавалось, что в предшествующий период главные усилия советских ученых были направлены на освоение нашей промышленностью зарубежных достижений. Одновременно ряд

разработок отечественных ученых быстрее внедрялись за рубежом [4, с. 104].

118

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №6/2015 ISSN 2410-6070

Приоритетный статус военно-промышленного комплекса СССР обусловил аккумуляцию в нем значительной части ресурсов. На оборонную отрасль работало 20% всех дипломированных ученых и специалистов [7, с.411]. На военную науку в СССР направлялось от 5 до 10% основных видов сырья (для минерального сырья эти показатели были гораздо выше), 5-6% мирового потребления нефти [15, с. 196]. Середина 1950-х гг. стала переломным моментом в формировании современной науки и экономики вооружений.

Однако мы не согласны с исследователями, полагающими, что в СССР удалось создать национальную инновационную систему [1]. Полагаем, что единый научно-производственный цикл, своего рода локальную инновационную систему, опирающуюся не только на передовые зарубежные разработки, но и на собственные, удалось сформировать лишь в новейших отраслях оборонного комплекса. Так, в Постановлении ГКО «О Специальном комитете при ГКО» [8, с. 11-14] под руководством Л.П. Берия, принятом в августе 1945 г., предусматривалось создание специального органа для управления и координации деятельности в сфере разработок по использованию внутриатомной энергии урана. При этом Комитете формировались: Технический и Инженерно-технический советы, объединенные позднее в Научно-технический совет, Первое главное управление (III У), руководившее значительным количеством организаций научно-исследовательского, проектного, конструкторского профиля, предприятий промышленности, деятельность которых была ориентирована на реализацию атомного проекта. Кроме того, в феврале 1951 г. с целью повышения динамики исследовательской деятельности по разработке ракет дальнего действия, управляемых ракет, оснащаемой ракетами авиации, создавалось третье главное управление (ТГУ) при Совете министров СССР [5, с.103-106]. Но уже в 1953 г. Спецкомитет был упразднен, на основе Первого, Второго и Третьего главных управлений 26 июня 1953 г. было создано Министерство среднего машиностроения [3, с.50]. Опыт реализации оборонных программ не способствовал созданию инновационной системы в национальном масштабе, но работы в рамках оборонной тематики повышали уровень НИР, укрепляли материально-техническую базу и статус Академии наук, отраслевых НИИ [9].

Действительно, одним из значимых факторов стала система управления, планирования и координации научно-исследовательских работ, исторически сложившаяся в СССР, позволяющая концентрировать научные силы и материальные ресурсы для решения важнейших научных и научно-технических проблем. Однако гражданский и оборонный секторы науки отдалялись друг от друга, ответственность за осуществление прорывов в научно-технической сфере ложилась на отраслевые министерства, возможности решать проблемы межотраслевого характера, реализовывать проекты общенационального масштаба были весьма ограничены.

Г.И. Ханин оценивает неумение использовать в гражданских отраслях опыт ВПК в сфере эффективной интеграции производства и науки, как очередной просчет «бездарного советского руководства 60-80-х гг.» [14, с. 79, 387]. Архивные документы позволяют составить более объективную картину относительно возможности тиражирования достижений ВПК в гражданских отраслях. Так, 15 января 1964 г. доцентом Коротковым В.И. была направлена в ЦК КПСС «Докладная записка и предложения по автоматизации производства на базе широкого внедрения стандартных и нормализованных узлов и агрегатов», в которой констатировалось, что опыт работы авиационной и оборонной промышленности по созданию прогрессивной нормализованной технологической оснастки не стал достоянием всех отраслей промышленности [10, л. 14]. Автором докладной записки указывалось, что в СССР недоставало специализированных предприятий, занятых производством инструмента. Это создавало серьезные трудности в механизации и автоматизации производства. Из-за низкого уровня специализации народное хозяйство СССР в год теряло до 300 млн руб. Между тем, в США специализированным производством инструмента было занято более 1600 предприятий, в СССР - 39 заводов и 121 специализированный участок. В США машиностроительные фирмы предпочитали не иметь у себя инструментальные цехи при освоении новых машин, а заказывать технологическую оснастку и инструмент специализированным заводам. Изученные нами документы позволяют говорить о неэкономичности расходов средств на создание маломощных инструментальных цехов [10, л.16].

В бюрократической рутине СССР могли увязнуть исследования по созданию баллистических антенн. Министерство связи курировало этот проект с 1957 по 1965 гг., но в итоге отказалось от его дальнейшего финансирования, признав бесперспективным. Только усилия ректора Московского института электронного машиностроения Е.В. Арменского, обратившегося в марте 1966 г. с письмом в Отдел науки и учебных заведений ЦК КПСС, обеспечили продолжение работы над этим проектом в стенах вуза [11, л.6]. Письмо было передано в ГК Совета министров СССР по науке и технике, откуда, непосредственно от начальника отдела приборостроения

119

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №6/2015 ISSN 2410-6070

и радиоэлектроники В. Фролова на имя ректора МИЭМ Е.В. Арменского поступило предложение продолжить исследование на договорной основе [11, л. 6-7, 19]. Усилиями отдельных авторитетных ученых, нередко, «пробивалась» подобная приоритетность. Так, в массиве архивных документов РГАЭ отложилось письмо профессора Физико-технического института им. А.И. Иоффе АН СССР Б.Т. Коломийца, адресованное А.Н. Косыгину, в котором автор указывал на недостаточное внимание руководства к новой отрасли нелинейных полупроводниковых резисторов, в целом низкие темпы развития этой отрасли [11, л. 23-26].

В июле 1955 г. президент АН СССР академик А.Н. Несмеянов на очередной сессии академии заявил: «Мы накануне величайшей технико-экономической революции» [6, с. 22]. Однако далеко не все партийные лидеры и ученые разделяли эту точку зрения.

Мы далеки от стремления отмечать лишь негативное. Пристальное внимание к информационному обмену в науке, проблемам формирования научных кадров, созданию прослойки технически образованной интеллигенции характерно для всех съездов и пленумов партии 50-х гг. ХХ в. Совет Министров СССР играл весьма активную роль в определении основных направлений научно-технического развития страны, разрабатывая программы работ по внедрению результатов научных исследований, рационализаторских предложений и изобретений. В его ведении находились АН СССР, Государственный комитет СССР по науке и технике, отраслевые министерства, комитеты, ведомства, которые, в свою очередь, курировали исследовательские организации и учреждения соответствующего профиля. Государственный научно-технический комитет Совета Министров СССР (Гостехника СССР) был создан еще в январе 1948 г. Однако анализ стенограмм заседаний Гостехники СССР позволяет согласиться с утверждением авторов, которые оценивали ее возможности как весьма ограниченные: разрабатываемые комитетом планы основывались на предложениях министерств и ведомств, контроль за выполнением запрограммированного сводился к отчетам, на заседаниях обсуждались вопросы, связанные с состоянием научно-технической информации, утверждением госстандартов на различные материалы, механизмы и изделия. Действительно, предметом многочасовых и многодневных обсуждений в 1949 г., например, явилось определение качества производимого в стране керосина; особенностей сварочного процесса; процентного содержания меди в прокатной стали и других проблем. Нельзя утверждать, что Гостехника совершенно устранилась от решения вопросов по внедрению новаций. Так, на одном из заседаний в 1949 г. обсуждалась проблема низкого процента внедрений на предприятиях тяжелого машиностроения. Отмечалось, что за последние 3-4 года в системе министерства было внедрено только 23 изобретения, хотя только в 1947-1948 гг. рост числа авторских заявок, подаваемых по линии изобретений, технических усовершенствований и рационализаторских предложений составил 50%. Констатировалось отсутствие у Министерства тяжелого машиностроения развернутого плана внедрения важнейших изобретений и технических усовершенствований как за прошедший период (1947-1948 гг.), так и на дальнейшую перспективу [12, л.1]. Но при сложившейся системе управления никаких рычагов воздействия на Министерство у Гостехники в этой ситуации не было. В 1955 г. составление сводных планов вновь было передано Госплану СССР, в котором был создан отдел техники, разработка и внедрение новой техники перешли в ведение министерств и ведомств. При планировании основная инициатива шла «снизу», далее эти предложения корректировались вышестоящими органами и сводились. По оценкам Госплана, они выполнялись министерствами на две трети [12]. Контроль за реализацией планов развития техники был формальным. Взаимоотношения между наукой и производством строились на основе планово-распорядительных методов, соответствовало этой схеме и бюджетное финансирование, на которое были в 1950 г. переведены все научно-исследовательские и проектные институты. В этих условиях было признано необходимым создание на базе Госкомитета по внедрению новой техники в народное хозяйство Государственного комитета Совета Министров СССР по новой технике, которому вменялось в обязанность разрабатывать предложения об основных направлениях НТ П по отдельным отраслям, перспективные планы внедрения новых технических достижений и технологий, осуществлять контроль за их выполнением. Создавались госкомитеты по технике и в союзных республиках. В 1957 г. они стали подчиняться Государственному научно-техническому комитету СССР, созданному на базе Гостехники СССР. При Совете министров СССР появились Государственные комитеты для обеспечения научно-технического руководства авиационной техникой, автоматизацией, машиностроением, радиоэлектроникой и т.д. Позднее были созданы такие ведомства, как Государственный комитет Совета Министров СССР по электронной технике, Государственный комитет по автоматизации и машиностроению при Госплане СССР и т.п. Они решали отдельные

120

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №6/2015 ISSN 2410-6070

вопросы и существовали недолго: в Центральном комитете партии и в большинстве партийных комитетов существовали отделы науки и учебных заведений. В 1952 г. был сформирован Государственный научно-исследовательский институт научной и технической информации. С помощью созданных на предприятиях научно-технических советов укреплялась производственная и материально техническая база НИИ.

Таким образом, формировалась достаточно стройная система управления научно-технической сферой, но на практике при составлении тематических планов НИИ Госпланом задания по внедрению новой техники были минимальными, так как интересы текущего производства отодвигали решение этой проблемы на второй план. Явным просчетом государственной промышленной и научно-технической политики в этот период стало недостаточное внимание к внедрению научных достижений вне оборонного комплекса, отработке самих механизмов внедрения, что, в конечном счете, предопределило отставание по ряду направлений. Список использованной литературы:

1. Велихов Е. и др. Промышленность, наука и образование - единый взаимоувязанный национальный комплекс. М., 2009. 141 с.
2. Государственная промышленная политика СССР в эпоху развертывания НТР // Казанская наука.2013. № 11.
3. Государственная власть СССР. Высшие органы власти и управления, их руководители. 1923-1991: историко-библиографический справочник / Сост. В.И. Ивкин. М., 1999. 639 с.
4. Иванов В.К. Как создавался образ советской науки// Вест. РАН. 2001. Т.71. № 2.
5. Круглое А. К. ШТАБ АТОМПРОМА. М., 1998. 493 с.
6. Цит. по: Лельчук B.C. Научно-техническая революция и промышленное развитие СССР. М., 1987. 286 с.
7. Малиновский Р.Я. Выступление на ХХШ съезде КПСС // XXIII съезд КПСС. Стенограф. отчет. М., 1966. Т. 1.
8. Постановление ГОКО № 9887сс/оп «О Специальном комитете при ГОКО». 20 августа 1945 г. // Атомный проект СССР. Документы и материалы Т.2 Атомная бомба. 1945-1954. Кн. 1. / Под общей редакцией Л.Д. Рябева, отв. составитель Г.А. Гончаров. М.; Саров, 1999.
9. Протокол № 29 заседания Специального комитета при Совете Министров СССР. 27 ноября 1946 г. // Атомный проект СССР ...Т. П. Кн. 1. С. 144-145; Постановление Совета Министров СССР № 2697-1113 сс «О развитии научно-исследовательских работ по изучению атомного ядра и использованию ядерной энергии в технике, химии, медицине и биологии» 16 декабря 1946 г. // Там же. Т. П. Кн. 3. С. 93-95.
10. Российский государственный архив новейшей истории (РГАНИ). Ф. 5. Оп. 40. Д. 221.
11. Российский государственный архив экономики (РГАЭ). Ф. 9480. Оп.9. Д.399.
12. РГАЭ. Ф. 9480. Оп.1. Д.23.
13. Ханин Г. Советское экономическое чудо: миф или реальность? Статья третья // Свободная мысль - XXI. 2003. № 9.
14. Ханин Г.И. Экономическая история России в новейшее время: в 2 т. Т.1: Экономика СССР в конце 30-х годов - 1987 год. Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2008. 515 с.
15. Фармазян Р.А. Издержки сверхвооруженности эффект конверсии // Драма обновления. М., 1990.

© Калинов В.В., Бодрова Е.В., 2015

УДК 930.25:94(9)

М.Ю. Киселев, к. и. н., руководитель Центр учета и обеспечения сохранности документов Архив Российской академии наук г. Москва, Российская Федерация

ИССЛЕДОВАНИЯ АРКТИКИ И АКАДЕМИЯ НАУК СССР

Аннотация

Приведена информация о научно-исследовательской работе Архива Российской академии наук по выявлению документов о научных исследованиях Академии наук СССР в арктических регионах страны.

121
ГОСУДАРСТВЕННАЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА РЕФОРМЫ МОДЕРНИЗАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов