Спросить
Войти

Заседание секции № 3 16 декабря 1965 г.

Автор: указан в статье

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

ЗАСЕДАНИЕ СЕКЦИИ № 3 НАУЧНОЙ СЕССИИ, ПОСВЯЩЕННОЙ 60-летию РЕВОЛЮЦИИ 1905-1907 гг. В РОССИИ

16 декабря 1965 г.

Председатель А.Я. Аврех

Саладков И.И. (Минск). Мелкобуржуазные партии в Белоруссии в 1905-1907 гг.

В рамках отведенного мне времени я постараюсь сказать о мелкобуржуазных партиях Белоруссии в 1905-1907 гг. - Бунде и Белорусской социалистической громаде. Прежде всего, об известной специфике Белоруссии. Вы знаете, что белорусские губернии находились в пределах черты еврейской оседлости и, конечно, бундовские организации были многочисленными и пользовались довольно значительным влиянием, т.к. из 6,6 млн. населения Белоруссии 14%, по переписи 1897 г., относились к еврейской национальности, как и до 40% рабочих. Поэтому мы должны учитывать, что имеется известная тенденция к реабилитации Бунда и Белорусской социалистической громады, которая проявилась в Белоруссии в последнее время.

Если коснуться историографии, то еще в 1923 г. вышла работа Рафеса «Очерки истории Бунда», в предисловии к которой ее автор писал, что Бунд был наилучшей социал-демократической организацией царского подполья и с этой великой заслугой войдет в историю мировой революции. Он утверждал далее, что Бунд первым принес в Россию идеи современного марксизма и заложил основы революционной культуры. Было много произведений, где утверждалось, что якобы в Белоруссии большевики были чуть ли не продолжателями дела Бунда, что в отличие от России большевистские организации в Белоруссии будто бы возникли на «двухкоренной» основе - «искровцев» и выходцев из Бунда. Некоторые лидеры Бунда пытались приписать себе впоследствии заслугу в деле создания первых социал-демократических организаций на территории Белоруссии. Конечно, все эти утверждения не выдерживают критики.

- 127 XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Я постараюсь, в рамках отведенного мне времени, изложить свою точку зрения, основываясь на ленинских основополагающих указаниях о том, что никакого основания для реабилитации Бунда как мелкобуржуазной партии у нас нет. В этой связи я напомню характеристику, данную Лениным бундовским организациям в сентябре 1905 г. Он писал, что бундовцы являются отражением «...мещанства в социал-демократии, мещанства в смысле пошлости, золотой середины, бесцветности, общих мест, посредственности (чем всегда был Бунд, игравший роль идейного паразита, как известно, и в 1897-1900 гг., и в 1901-1903 гг., и в 1904 г., и теперь в 1905 г.)» (В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 11, с. 328).

В ответ на «Кровавое воскресенье» 9 января 1905 г., как известно, прокатилась волна стачек по всей стране, захватив и Белоруссию. Уже 11 января по призыву большевиков рабочие отдельных предприятий объявили забастовку. Бунд сначала предпочел воздержаться от нее, и только 13 января, когда уже, по сути дела, правительство приняло ряд соответствующих мер для подавления забастовок, бундовцы заявили о своем согласии примкнуть к ней. При этом документальные данные не только по Минску, но и по другим городам подтверждают эти факты. В большевистской газете «Вперед» приводился целый ряд других примеров, свидетельствующих, что и в последующий период Бунд всячески тормозил совместные выступления рабочих всех национальностей против царского самодержавия.

Если обратиться к такому источнику, как протоколы III съезда РСДРП, то делегат от Полесского комитета РСДРП Владимиров в своем выступлении сообщал: «Бунд терпеть не может совместных собраний еврейских рабочих-бундовцев и РСДРП для того, чтобы еврейские рабочие не видели работы другой организации». Значит ли это, что большевики вообще отрицали возможность соглашения о совместных выступлениях с Бундом? Конечно, нет. На том же III съезде РСДРП в апреле 1905 г. была резко раскритикована ошибка, допущенная большевиками Гомеля, выразившаяся в том, что они уступили домогательствам Бунда и заключили с ними беспринципное соглашение, отказавшись проводить революционную работу среди еврейских рабочих и оставив, таким образом, рабочих-евреев в ведении Бунда. Правда, эта ошибка была быстро исправлена ЦК партии. Известная ошибка в этом вопросе была допущена и Могилевской группой РСДРП, о чем также говорилось на съезде. Она вступила в соглашение с Бундом и обязалась руководить еврейскими рабочими только на время стачки, предоставляя полную свободу деятельности Бунду среди еврейских рабочих, когда стачка прекращается.

Но были и совместные выступления в Минске, Бресте, Гомеле и во многих других городах и местечках Белоруссии, где проводились совместные забастовки и митинги протеста белорусских, еврейских и рабочих других национальностей, например, в ответ на кровавые расправы царских палачей с рабочими Лодзи и во

- 128 XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Всероссийской политической стачке в октябре 1905 г. Но замечу, что лидеры Бунда на всем протяжении революции проводили линию на раскол рабочего класса по национальному признаку и вели явно дезорганизаторскую деятельность.

Несколько слов о Белорусской социалистической громаде. Надо сказать, что по ряду вопросов это также была мелкобуржуазная националистическая организация. В ноябре 1906 г. она начала издавать газету «Наша нива», редакционные статьи которой определяли ее направление. Она заявляла, что не хочет служить одним господам или одним мужикам, а будет служить всему обиженному белорусскому народу, подчеркивая мысль, что белорусский народ - это одно целое.

Колесниченко Д.А. Образование Трудовой группы и ее деятельность до открытия

I Государственной думы.

Тема об образовании Трудовой группы и ее деятельности до открытия I Государственной думы, бесспорно, заслуживает внимания и должна быть предметом специального исследования. Ленин относил эту группу к зародышам крестьянской партии и рассматривал ее организацию как попытку создать такую партию. Подробно история Трудовой группы рассматривается в работах о Государственных думах С.Г. Томсинского, Е.Д. Черменского, С.М. Сидельникова и др., но общим для них является рассмотрение Трудовой группы по существу вне связи с крестьянским движением как чисто парламентской организации. Между тем изучение материала показывает, что образование особой думской крестьянской Трудовой группы явилось отражением двойственного процесса, происходившего в крестьянстве после осеннего натиска революционной борьбы в 1905 г. С одной стороны, крестьянство, стремясь к полному уничтожению помещичьего землевладения, продолжало революционную борьбу, а с другой - в обстановке поражения Декабрьского вооруженного восстания, карательных экспедиций и затишья революционного натиска рабочих, среди крестьян усилились конституционные иллюзии, распространяемые либералами. Политическая отсталость крестьянства, недопонимание им значения борьбы за свержение самодержавия и установление демократической республики в сочетании с «заскорузлой трусливостью хозяйственного мужичка» явились питательной средой для этих иллюзий. Крестьянство в массе поверило, что через обещанную Думу оно сумеет добиться земли и воли и поэтому приняло широкое участие в избирательной кампании, но его лобовой атаки на царизм не состоялось.

Была ли в то время партия или партии, которые пользовались бы серьезным влиянием в крестьянстве? Таких партий не было. Всероссийский крестьянский союз подвергался репрессиям, и в результате арестов деятельность его к началу 1906 г.

- 129 XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

значительно сократилась. РСДРП в этот период еще не имела на крестьянство сколько-нибудь широкого влияния. Не имела прочных корней в крестьянстве и партия эсеров. Кроме того, эти революционные организации приняли тактику бойкота Думы, к чему они и призывали население. Однако идея бойкота в силу роста конституционных иллюзий не нашла отклика в крестьянстве. Поэтому победа на выборах досталась кадетам как единственной оппозиционной партии, принявшей активное участие в избирательной кампании. Однако ее победа на выборах вовсе не отражала истинного влияния кадетской партии на крестьян. Главной причиной этого было то, что ее программа решения земельного вопроса не могла удовлетворить крестьян. Крестьянство, хотя оно и не было политически организовано, уже выступало в революции со своей программой экономических и политических преобразований в России.

С наибольшей отчетливостью ее выразили решения Всероссийского крестьянского союза, выдвинувшие революционное требование перехода всей земли в собственность всего народа. Это была программа коренного уничтожения всех остатков крепостничества, наиболее полного удовлетворения нужды крестьянства в земле. Эта программа решения земельного вопроса нашла свое выражение и в приговорах и наказах, принимаемых крестьянскими сельскими и волостными совещаниями и съездами. Такой проект коренного решения земельного вопроса не мог быть предложен кадетами и не мог отстаиваться ими в Думе. Уже избирательная кампания в I Думу показала, что крестьянство проявляет стихийное недоверие к кадетам. Трудовики, которые вошли в состав Трудовой группы, были выдвинуты в депутаты в основном волостными съездами крестьянских представителей. Стремление крестьянства к радикальному решению земельного вопроса было главной причиной, вызвавшей уже в период избирательной кампании идею образования особой крестьянской партии, которая с думской трибуны должна была защищать крестьянские интересы. Поэтому возникновение Трудовой группы практически за неделю до открытия I Думы было в какой-то степени подготовлено уже в период избирательной кампании.

Интересно указание Ленина, что зародышем Трудовой группы в I Думе явился саратовский Союз трудящихся. По свидетельству современников, подобные союзы возникали тогда в ряде городов России - Саратове («Союз трудящихся»), Петербурге («Лига труда»), Самаре, Вятке, Харькове. В образовании «Союзов трудящихся» проявилась типичная для эпохи буржуазно-демократической революции тенденция беспартийно-революционной демократии создавать непартийные союзы, призванные выражать интересы самых широких народных масс. Они менее всего склонны были к принятию отчетливой программы и организационному оформлению. Политические воззвания этих союзов интересны с точки зрения формулирования самой идеи объединения всех живущих личным трудом, которые в них называются

- 130 XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

«трудовиками». Программа «Союзов трудящихся» еще не имела трудовического характера, земельный вопрос в них трактовался лишь как пожелание «расширения крестьянского землепользования за счет земель казенных, удельных, кабинетных, монастырских и частновладельческих», причем допускался выкуп земли, а политические требования этих союзов носили общедемократический характер.

Рассмотрение союзных программ, а также изучение материалов заседаний крестьянских депутатов до открытия Думы позволяет сделать вывод, что революционное содержание будущей программы трудовиков было внесено в нее и сформулировано, прежде всего, самим крестьянством, влившимся в группу и давшим ее основной состав. Важную роль в оформлении отдельной самостоятельной группы сыграл Главный комитет Всероссийского крестьянского союза. Ему принадлежала инициатива слить в единую партийную организацию политически неоформленное крестьянство, проникнутое жаждой коренных преобразований политического строя России, а также и демократическую беспартийную интеллигенцию. Совещание крестьянских депутатов до открытия Думы показывает, что выработка программы и вопрос о самостоятельности группы сразу оказались в центре внимания крестьян, в чем нашел выражение процесс организации мелкой буржуазии в политическую силу.

Вопрос о самостоятельности трудовиков стоял чрезвычайно остро - быть ли трудовикам самостоятельной организацией или слиться с кадетами? Эти споры вместе с тем показывают, что внутри начавшей складываться Трудовой группы сразу возникли два течения - революционно-демократическое и либеральное. Первым вопросом был организационный. На заседании 28 апреля 1906 г. собрание крестьянских депутатов постановило считать группу образовавшейся. В выработке ее программы приняли участие, помимо трудовиков, деятели партии эсеров Караваев и другие.

Главным занимавшим крестьянскую группу вопросом, ради решения которого она и создалась, был земельный. Именно революционно-демократическое решение земельного вопроса в программе трудовиков дало основание Ленину увидеть в ней выразительницу крестьянских интересов, представительницу революционной буржуазной демократии. Программа содержала два основных положения: переход всех земель, в том числе и помещичьих, в руки крестьян и передача окончательного решения земельного вопроса в руки самого крестьянства, в созданные на основе всеобщего избирательного права местные земельные комитеты. В этих требованиях Трудовая группа выступала как выразительница интересов крестьянства в целом.

Однако ряд важных и принципиальных вопросов был обойден молчанием или сформулирован очень туманно, например, вопрос о выкупе земли и о национализации или оставлении ее в частной собственности. Вопрос о национализации земли был неопределенно выражен в формулировке создания «общенародного земельного фонда». Политическая же часть проекта программы

- 131 XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

отразила и демократические устремления крестьянства, и все их заблуждения относительно политического устройства России и роли Думы в решении этих вопросов. В самом важном вопросе - об отношении к самодержавию и будущей форме правления в России, о мирном или революционном решении основных вопросов революции трудовики обнаружили всю силу своих либеральных колебаний. Политическая программа была той лазейкой, проникая через которую кадеты могли осуществлять свое руководство крестьянством. Вопрос о свержении самодержавия и созыве Учредительного собрания для провозглашения республики в России совершенно отсутствовал в проекте программы. Вместо этого в ней появилось расплывчатое требование установления народовластия совсем в духе будущих заявлений партии энесов. Таким образом, трудовики сделали шаг назад в своих политических требованиях не только по сравнению с программой эсеров, но и по сравнению с политической платформой Всероссийского крестьянского союза. Постановка вопроса о власти в их программе соответствовала тактике мирной законодательной работы, руководствоваться которой и собиралась Трудовая группа в Думе. Но эта победа в политических вопросах либеральной тенденции в период становления Трудовой группы была временной победой. Залогом этого была революционная постановка в ее программе земельного вопроса.

Состав Трудовой группы подтверждает тесную связь ее с крестьянством. По наблюдениям В.В. Воровского, в своих выводах опиравшегося на кадетскую прессу и исследование кадета Бородина, Трудовая группа в составе 107 депутатов на 81,3% состояла из крестьян. Среди трудовиков были 42 занимающихся сельским хозяйством крестьянина, 26 интеллигентов, 19 рабочих, 15 служащих, 3 торговца, 1 землевладелец, 1 промышленник. Данные на конец деятельности I Думы находим у историка С.М. Сидельникова, который также констатировал крестьянский по преимуществу состав группы. По занятиям и происхождению 80% ее состава принадлежало к крестьянам. Основные выводы Воровского относительно земельного обеспечения депутатов-трудовиков нуждаются в дальнейшем уточнении, т.к. 18 человек, не указавших размеров своих владений, Воровский причисляет к категории имевших до 10 десятин. От 60 до 100 десятин владели только 2 человека. Владения остальных еще ниже. В итоге выводы Воровского состоят в том, что преобладающий тип землепользования трудовиков колебался в размерах от 10 десятин. Политический состав трудовиков свидетельствует о большой неоднородности Трудовой группы. Воровский считает, что основной состав 67 депутатов дали кадеты, но левые, вошедшие в состав этих 67, придали группе своеобразную окраску. Уточнения показывают, что основной состав Трудовой группа - это не кадеты, а левые. Данные о 67 депутатах на более поздний период имеются у Сидельникова. Численность состава менялась и отражала ту неустойчивость крестьянства, которое то входило в Трудовую группу, то выходило из нее.

- 132 XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Итак, Трудовая группа возникла как политическая организация крестьянства, имеющая своей первоначальной целью мирным путем, через Думу добиться осуществления крестьянских интересов в вопросах о земле и демократических преобразованиях политического строя России. Возникновение ее было связано с двойственным процессом, происходившим в крестьянском движении - сохранением революционности и ростом политической сознательности крестьянства при усилении конституционных иллюзий в деревенской массе.

Принятая программа свидетельствовала о крестьянском характере Трудовой группы. Она выразила наиболее общие экономические и политические требования всего крестьянства в борьбе против пережитков крепостничества и помещичьего землевладения. Образование особой крестьянской группы в Думе и принятая ею программа свидетельствовали, что определенно нарождается крестьянская партия, выражаются реальные, кровные интересы крестьянства, связанная с массой мелких хозяйчиков. Являясь по своим идеологическим корням зародышем партии народнического типа, она знаменовала вместе с тем появление особого типа буржуазно-демократической партии - трудовической, наиболее тесно связанной с реальными интересами крестьянства. Появление Трудовой группы отразило начало процесса высвобождения крестьянства из-под влияния либеральной буржуазии. Однако принятая группой политическая программа и тактика свидетельствовали о политической незрелости трудовиков, которая явилась отражением политической отсталости крестьянства России. Формулирование революционных требований крестьянства о земле и признание передачи решения их в руки самого крестьянства были залогом того, что в процессе политического опыта противоречия в Трудовой группе должны будут развиваться, приводя к постоянному столкновению революционных требований с принятой тактикой и политической программой трудовиков.

Остальцева А.Ф. (Саратов). Влияние революции 1905-1907 гг. на внешнюю политику

царизма.

Значение данной темы состоит в том, что она раскрывает не изученное еще значение Первой русской революции на внешнюю политику России. До марта 1905 г. в русском правительстве господствовала уверенность в конечной победе над Японией. Главная задача МИД состояла в недопущении вмешательства других держав, особенно Англии, в ход войны, особенно в момент заключения победоносного для царизма мира. В 1905 г. после неудачи под Мукденом стали действовать одновременно фактор поражений в войне и фактор начавшейся революции. В правительстве возникло убеждение, что война проиграна.

- 133 XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Сближение с Россией стало важнейшей задачей английской дипломатии. С июня 1905 г., когда было заключено перемирие между Россией и Японией, фактор войны перестал действовать. На первый план вышел фактор революции, в первую очередь восстание матросов на Черном море. В этих условиях Англия стала стремиться вовлечь Россию в союз против Германии, на этой основе обострился давний англо-германский антагонизм. Бьёркское соглашение России с Англией 1905 г. было аннулировано, т.к. оно было несовместимо с союзом России и Франции, хотя Николай II лично был за союз с Германией, но ему пришлось уступить.

До 1905 г. Россия хотела одна влиять на Иран, но затем она согласилась на раздел там сфер влияния. Россия согласилась сохранить влияние только на Северный Иран. Англия заключила в 1907 г. договор с Россией. Победа реакции в России и наступление германского блока на Балканах превратили договор 1907 г. России с Англией в последнее звено в процессе оформления Антанты.

Остальцева не разделяет мнение, что к этому привела не революция 1905 — 1907 гг. в России, а усиление финансовой зависимости России от Франции (мнение Б.В. Ананьича).

Ананьич Б.В. (Ленинград). Заграничные займы царского правительства и Первая

русская революция.

Я хочу рассказать о влиянии иностранных займов как на внутреннюю, так и на внешнюю политику царизма в 1905-1906 гг. и о значении и характере финансовой поддержки, оказанной самодержавию в декабре 1905 - апреле 1906 гг. западноевропейскими биржами.

Заграничные займы начинают играть значительную роль не только в экономической, но и в политической жизни Российской империи с конца 1890-х гг., особенно после того, как русское Министерство финансов, которое в 1892 г. возглавил Витте, приступило к осуществлению программы так называемой индустриализации России за счет привлечения в отечественную промышленность и железнодорожное строительство иностранных капиталов. Естественно, что по мере того, как неуклонно возрастало количество русских ценных бумаг, находившихся в обращении за границей, самодержавие, вольно или невольно, все теснее связывало свою судьбу с западноевропейскими биржами и в первую очередь с французской. Особенно сильно их влияние сказалось в период 1905-1907 гг., когда в один клубок сплелись поражение России в войне с Японией, финансовое банкротство и глубочайший внутриполитический кризис царизма.

С начала русско-японской войны и до конца 1904 г. русское Министерство финансов сделало два крупных займа за границей: один во Франции, а второй - на

- 134 XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

берлинском денежном рынке. Однако занятых денег оказалось недостаточно для покрытия непрерывно возраставших военных издержек, и русское финансовое ведомство, вступая в 1905 г., сделало основную ставку на заграничный кредит. Естественно, что это еще крепче связывало самодержавие с иностранной и в первую очередь французской биржей и вынуждало русский царизм оглядываться на своих французских кредиторов даже при решении некоторых внутриполитических вопросов. Не случайно на созванном Николаем II в конце 1904 г. совещании в связи с подготовкой проекта указа 12 декабря 1904 г. сменивший Витте на посту министра финансов В.Н. Коковцов, высказывавшийся наряду со своим предшественником, министром юстиции Н.В. Муравьевым и др. за отказ от крайне реакционной внутренней политики в духе убитого эсерами В.К. Плеве, мотивировал необходимость опубликования указа 12 декабря соображениями финансового порядка. Коковцов подчеркнул, что в результате политики такого рода правительство теряет «доверие в финансовых кругах за границей», а при крайне неблагоприятном течении войны это «может привести финансы к полному разорению». (С.Ю. Витте. Воспоминания. М, 1960, т. II. С. 331).

И действительно указ 12 декабря был одобрительно встречен французской прессой, которая в течение еще нескольких месяцев, несмотря на бурно развивавшиеся в 1905 г. события в России, не скрывала своих надежд на возможность спокойной, без потрясений эволюции самодержавия к конституционной монархии. В соответствии с этими надеждами рупор влиятельных кругов французского общества - газета «Тан» давала на своих страницах политические советы самодержавию сочетать твердость власти с прогрессом, оторвать рабочих от политических интересов путем социальных реформ и посредством законности и правосудия предотвратить угрозу преждевременных преобразований (“Temps”. № 15954, 16260, февраль и декабрь 1905 г.) и т.д.

Французская биржа реагировала на события внутриполитической жизни России как самый чуткий барометр. Известие о событиях 9 января, по сообщению русского посла во Франции А.И. Нелидова, вызвало в финансовых кругах Парижа «сильнейшую тревогу». «В понедельник русские бумаги значительно понизились» в цене и хотя до паники дело не дошло и в следующие дни цена русских фондов несколько поднялась, сохранялось «удрученное настроение биржи». (Нелидов -Ламсдорфу. 13/26 января 1905 г. АВПР, ф. Канцелярия, 1905, д. 86 а, лл. 23-25 об.). Нелидов не мог или не хотел скрывать, что расстрел 9 января 1905 г. не встретил одобрения даже в тех кругах, которые невозможно было заподозрить в сочувствии революционному движению. Он так и писал министру иностранных дел В.Н. Ламсдорфу, что тревожные известия из Петербурга о «развивавшихся там стачках и беспорядках и о кровавом их подавлении» были восприняты «с чувством соболезнования и уныния» и «даже искренне... преданные французы» находили и

- 135 XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

непонятным, и непоследовательным распоряжения, в силу коих сначала в течение целой недели могла беспрепятственно подготовляться и распространяться огромная стачка рабочих, сопряженная с движением чисто революционного свойства, а затем разом приняты были для прекращения беспорядков столь строгие военные меры, что ими могло быть подавлено и настоящее вооруженное восстание» (там же). Это был прямой упрек в адрес самодержавия за неуклюжие действия в борьбе с революционным движением, в результате которых оно опозорило себя на весь мир кровавой расправой. Упрек этот исходил, конечно, из французских правительственных и финансовых кругов, обеспокоенных не только за репутацию должника в глазах держателей русских фондов, но и возможностью роста революционного движения в России.

В донесении Нелидова, помимо весьма недвусмысленно выраженного недовольства действиями правительства России 9 января, самодержавию подсказаны были и более гибкие методы борьбы с революционным движением. «Распорядители банков и биржевики, - писал Нелидов, - желают, разумеется, строжайших мер для скорейшего восстановления порядка и правильного течения дел. Люди же, нам сочувствующие, но более глубоко смотрящие на положение вещей, вполне допуская необходимость временного принятия исключительных мер, твердо надеются и убеждены, что высшие правительственные установления продолжать будут рассмотрение и приведение в действие благодетельных предначертаний, намеченных в Высочайшем указе 12 декабря, широкое применение и развитие коих одно способно предотвратить в будущем возникновение и повторение печальных событий, ознаменовавших второе воскресенье нынешнего года». «Если бы таковое было действительное намерение императорского правительства, - продолжал свою мысль Нелидов, - сообщение в этом смысле произвело бы, несомненно, самое благотворное впечатление на общественное мнение в Европе и послужило бы к упрочению сильно потрясенных основ, на которых зиждется сочувствие к нам французского народа и союз наш с его правительством». (Нелидов - Ламсдорфу, 13/26 января 1905 г. АВПР, ф. Канцелярии).

В том, что заказ на такого рода заявление в печати был сделан через Нелидова французским правительством, нетрудно убедиться, если проследить за ходом франко-русских отношений вскоре после событий 9 января. В начале февраля в Петербург со специальной и, в сущности, политической миссией (скажем прямо, факт совершенно необычный даже в условиях франко-русских отношений) приехал представитель Парижско-Нидерландского банка и «глава русского синдиката в Париже» Эд. Нецлин. Он потребовал от Коковцова принятия мер для предотвращения «катастрофического падения» на парижском рынке русских бумаг, которое происходит под влиянием революционного движения в России и военных

- 136 XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

неудач на Дальнем Востоке. В частности, он предложил русскому правительству, если оно не намерено отказываться «на долгий срок от заключения во Франции государственных займов, значительно увеличить кредит на поддержу прессы» и «взять этот расход исключительно на средства русской казны», а также найти способ успокоить «денежную французскую публику». (В.Н. Коковцов. Из моего прошлого. Париж, 1933. Т. II. С. 62).

Нецлин «совершенно открыто» заявил Коковцову, что «приехал с ведома французского правительства», которое чрезвычайно встревожено «развитием революционных событий в России, и ему, Нецлину, приходилось подмечать в широких кругах политических деятелей Франции сомнение в том, удастся ли русскому правительству овладеть положением и не будет ли оно вынуждено и на каких именно условиях уступить общественному движению и пойти навстречу его желаниям, вставши на путь конституционного образа правления» (там же).

Коковцов пропустил мимо ушей этот достаточно прозрачный намек на желательность введения каких-то конституционных преобразований и переадресовал Нецлина к председателю Комитета министров Витте. Встречей с последним французский банкир тоже не удовольствовался и добился аудиенции у Николая II. Из Царского Села Нецлин приехал в Петербург в «радужном настроении», т.к. обещания царя его полностью удовлетворили и он был настроен тотчас по возвращении во Францию предпринять самые решительные шаги к возобновлению переговоров об очередном русском займе. Царь заверил представителя Парижско-Нидерландского банка и даже «поручил ему передать» (кому тот признает нужным), что «революционное движение в стране гораздо менее глубоко, нежели предполагают в Париже», и правительство «справится с ним», что с прибытием на Дальний Восток русского флота следует ожидать «резкого поворота» в военных действиях в пользу России и, наконец, что он - Николай II «сам серьезно думает о таких реформах, которые дадут большее удовлетворение общественному настроению» (там же. С. 63).

Если довериться памяти Коковцова, то приезд Нецлина в Петербург следует поставить в прямую связь с таким чисто внутриполитическим актом, как рескрипт Николая II главе МВД А.Г. Булыгину, положивший начало выработке проекта о созыве законосовещательной Государственной думы, причем в воспоминаниях Коковцова эти события прочно связаны друг с другом в строгой хронологической последовательности.

Известие о визите Нецлина в Царское Село попало в газеты, на страницах которых на самые разные лады стала обсуждаться мысль о сочувствии царя «идее преобразования в духе общественного доверия». И вдруг 18 февраля совершенно неожиданно был опубликован и «прозвучал резким диссонансом к этой мысли» манифест на имя Булыгина о необходимости борьбы «всеми доступными власти

- 137 XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

способами» с забастовочным движением. При этом ни одним словом не упоминалось о доверии к обществу и не возвещалось никаких реформ. «Витте был крайне смущен, - писал Коковцов, - тоном рескрипта, поехал в Царское Село и говорил об этом. Говорил и я на моем докладе, указавши на то, что в Париже просто не поймут этого после приема Нецлина. Государь не дал прямого ответа, обещал подумать и через некоторое время - я не помню теперь в точности этого промежутка времени - появился новый рескрипт на имя Булыгина с повелением приступить к разработке предположений о привлечении населения к более «деятельному и постоянному участию в делах законодательства» (там же. С. 64). Рассказ этот Коковцова, по-видимому, не совсем точен. Во-первых, оба документа, противоречащие друг другу по духу, были опубликованы в печати в один и тот же день - 18 февраля, а не последовательно один за другим. Во-вторых, из воспоминаний Витте известно, что он узнал о существовании манифеста о «настроении и смутах» 17 февраля в поезде по дороге в Царское Село, куда он ехал вместе с другими министрами на обсуждение мер, которые предполагалось, принять для успокоения общества (С.Ю. Витте. Воспоминания. М., 1960, т. II. С. 376). В тот же день участники совещания были ознакомлены с проектом рескрипта Булыгину о привлечении населения к участию в законодательстве.

Проект этот, по свидетельству Витте, царь поручил составить Булыгину заранее на другом заседании, точной даты которого Витте не помнил, но на котором выступал и Коковцов, и Булыгин - оба в пользу привлечения выборных от населения к законодательству. При этом Коковцов заявил, что «без такого шага будет трудно сделать заем, который является необходимым ввиду войны». (Там же).

И на предварительном заседании, и при обсуждении 17 февраля проекта рескрипта Булыгину Витте, по его утверждению, молчал. (Там же. С. 375, 378).

Как видно, версия Витте и версия Коковцова относительно обстоятельств, связанных с появлением рескрипта Булыгину, который положил начало выработке проекта о созыве законосовещательной Думы, во многих деталях отличается друг от друга. Зато в главном они свидетельствуют об одном и том же, а именно: при обсуждении этого сугубо внутриполитического акта вопрос о предстоящем французском займе играл если не решающую (как об этом свидетельствует Коковцов), то по крайней мере значительную роль. Хотел или не хотел Николай II брать у французской буржуазии уроки борьбы с революционным движением здесь в России, у себя дома, но так просто отмахнуться от советов, поступавших из Парижа, который должен был финансировать продолжение войны, он уже не мог. Тем более что за французской буржуазией стояла огромная армия держателей русских фондов, принадлежавших к самым различным слоям французского общества, которым достаточно было разувериться в прочности самодержавия, чтобы начать сбывать облигации русских займов.

- 138 XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Я не имею возможности более подробно останавливаться на вопросе о том, как влияли русско-французские финансовые отношения на внутреннюю политику царизма в период революции 1905 г. Было бы неправильно преувеличивать это влияние, но мне кажется, что и приведенные выше примеры дают основание утверждать, что находившееся в этот период в тяжелом финансовом положении самодержавие не могло не считаться со своим основным кредитором - Францией даже при решении некоторых внутриполитических дел.

Что же касается влияния займов на внешнюю политику царизма в период 1905-1906 гг., то, как известно, оно еще более значительно. Вопрос о международном займе для подавления революции в декабре 1905 - апреле 1906 г. оказался в самом центре дипломатической борьбы, развернувшейся за втягивание России в лагерь Антанты. Это достаточно хорошо показано в книге Б.А. Романова «Очерки дипломатической истории русско-японской войны», а также в ряде других работ советских авторов. Поэтому я хотел бы подчеркнуть, в связи с этим, только два обстоятельства. Во-первых, что французская буржуазия, оказав финансовую помощь царизму в борьбе с революционным движением, не упустила случая воспользоваться слабостью самодержавия, вызванной не только военным поражением, но и внутриполитическим кризисом, ради достижения своих внешнеполитических целей. Именно поэтому предоставление займа на подавление революции было с самого начала обусловлено поддержкой, которую Россия должна была оказать Франции в Алжесирасе. Во-вторых, то, что решающую роль в организации финансовой помощи самодержавию сыграли не банки, а французское правительство, взявшее в свои руки всю организацию займа. Это становится совершенно очевидным, если даже бегло проследить за ходом переговоров о займе в декабре 1905 - апреле 1906 г.

Как известно, в течение 1905 г. самодержавие дважды пыталось заключить крупный заграничный заем - в феврале и в конце октября. В первом случае переговоры с банкирами сорвались из-за мукденского поражения русской армии, а во втором помешала Всероссийская октябрьская стачка. Однако в декабре, в самый разгар вооруженного восстания в Москве, царизм оказался на грани банкротс

Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов