Спросить
Войти

Глобализация в контексте "глубокой истории"

Автор: указан в статье

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 27. ГЛОБАЛИСТИКА И ГЕОПОЛИТИКА. 2017. № 3

Д. Кристиан* ГЛОБАЛИЗАЦИЯ

В КОНТЕКСТЕ «ГЛУБОКОЙ ИСТОРИИ»1

D. Christian

GLOBALIZATION IN DEEP HISTORY

Статья посвящена рассмотрению явления глобализации в контексте универсальной истории человечества, биосферы и даже космоса. Для чего следует помещать его в столь широкие концептуальные и временные рамки? Действительно ли так необходимо затрагивать историю Вселенной, обсуждая настолько современную тему, как глобализация? В статье обсуждаются пути, с помощью которых столь широкий контекст способен углубить и обогатить наше понимание того, что мы подразумеваем под глобализацией.

The article is devoted to the consideration of the phenomenon of globalization in the context of the universal history of mankind, the biosphere and even the cosmos. Why should it be placed in such a broad conceptual and time frame? Is it really necessary to touch on the history of the universe, discussing a topic as modern as globalization? The article discusses ways in which such a broad context can deepen and enrich our understanding of what we mean by globalization.

В статье предлагается некий «набросок» контекста Большой истории, в рамках которого можно вести научную дискуссию о явлении глобализации2. Утверждение о том, что история обогащает наше понимание дейст* Кристиан Дэвид — Университет Маккуори, Австралия; профессор ф-та глобальных процессов МГУ имени М.В. Ломоносова. E-mail: david.christian@mq.edu.au

1 Статья подготовлена в рамках проекта Российского научного фонда «Историческая глобалистика: историческая эволюция, современность и прогнозные сценарии развития глобальных сетей связей, глобальных процессов и институтов планетарного масштаба, а также роли в них России и БРИКС» (грант № 15-18-30063).
2 В настоящее время быстро растет объем научной литературы, посвященной Большой истории (см., например: Chaisson E. Cosmic Evolution: The Rise of Complexity in Nature. Cambridge, MA, 2001; Christian D. Maps of Time: An Introduction to Big History: Reprint with a new preface. Berkeley, CA, 2011; Idem. What is Big History? // J. of Big History. 2017. Vol. 1, N 1; Brown C.S. Big History: From the Big Bang to the Present. 2nd ed. N.Y., 2012; From Big Bang to Galactic Civilizations: A Big History Anthology / Ed. by B. Rodrique et al. Vol. 1: Our Place in the Universe. Delhi, 2015; Spier F. Big History and the Future of Humanity. 2nd ed. Malden, MA, 2015).

вительности за счет погружения предмета изучения в контекст потока времени, уже стало клишированным. Историки полагают, что мы не можем полностью понять ни одного важного аспекта современного мира, пока не разберемся в его происхождении, корнях, эволюции. Согласно Ч.Дарвину, наше понимание живых организмов чрезвычайно углубляется и обогащается за счет понимания их истории, происхождения и эволюции. Понимание эволюционных «корней» организма, будь то одноклеточная бактерия или человеческое существо, критически важно, если мы хотим понять, как возник данный организм и каким образом в глубокой древности осуществилась «сборка» его отдельных частей, чудесным образом сформировавших единое сложное целое, имеющее собственные отличительные черты, проявляющее синергию и способное успешно существовать по сей день. В конце XX столетия мы осознали, что такой же подход необходим и в геологии, и даже в космологии. Скалы, климатические режимы, океаны и континенты имеют свои истории, и эти истории дают нам огромное количество важных сведений о современном мире, его возникновении и возможных изменениях в будущем.

Выдающийся русский и советский ученый-естествоиспытатель В.И. Вернадский в рамках своего учения о биосфере показал глубокие переплетения собственно истории с историей жизни на Земле3. Наконец, современная космология показывает, что свою историческую перспективу имеет и вся Вселенная. Начавшись с крошечного, но фантастически концентрированного сгустка энергии, она расширялась и эволюционировала на протяжении 13,8 млрд лет. По мере своего расширения она порождала все более сложные сущности — от звезд и планет до живых организмов и нашего собственного вида, а также поразительно сложного и внутренне взаимосвязанного современного мира.

В настоящее время мы учимся «вытягивать» взаимосвязи между этими различными масштабами и историями. Становится все яснее, что в современной науке и современных исследованиях возникает единое историческое повествование, связывающее воедино многие разнообразные области знания и изучения и способное обогатить их все. Это формирующееся повествование проливает свет на самые глубины, раскрывая новые аспекты знакомых явлений, в том числе таких, как глобализация. Оно способно помочь нам увидеть феномен глобализации как пример изменений, пронизывающих все области знания.

Универсальная история, разворачивающаяся в парадигме современного научного знания (которое само по себе является продуктом глобализации), начинается с идеи Большого взрыва. Сейчас мы можем относительно точно датировать это событие как произошедшее примерно 13,82 млрд лет назад (существует много подробных и доступных описаний космологии Большого взрыва4). Мы все еще не понимаем каким образом и почему

3 Vernadsky V.I. The Biosphere. N.Y., 1998.
4 См., например: Krauss L. A Universe from Nothing: Why There Is Something Rather than Nothing. L.; N.Y., 2012.

он произошел, но тем не менее мы уже можем составить достаточно детальное описание того, что же, собственно, произошло. Появилась колоссальная концентрация энергии, «втиснутая» поначалу в практически бесконечно малое пространство. Ж. Леметр, одним из первых среди космологов осознавший суть этого понятия, назвал новорожденную Вселенную «космическим яйцом», или «первоначальным атомом». В первую секунду своего существования — так называемую космологическую эпоху «инфляции» — первородный атом расширялся невероятно быстро. Затем расширение замедлились и продолжалось более «неторопливым» образом, хотя теперь мы знаем, что его темпы начинают вновь ускоряться. По мере расширения Вселенная остывала. Вначале скорость остывания была чрезвычайно велика, снижаясь с миллиардов до миллионов градусов в течение минут и даже секунд. Однако этот процесс также замедлился, и за несколько сотен тысяч лет Вселенная как целое приблизилась к температурам, которые мы наблюдаем сегодня во внешних слоях звезд.

По мере расширения и остывания Вселенной то, что началось как недифференцированный сгусток энергии становилось все более сложным и разнообразным. Именно здесь, находясь в самом начале повествования, мы можем начать кратко обозревать некоторые механизмы, которые в итоге привели к рождению потрясающего разнообразия и красоты сегодняшней Вселенной. Сама энергия принимала разные формы: гравитация, электромагнетизм, сильные и слабые ядерные взаимодействия, а возможно и некоторые другие, которые мы еще полностью не понимаем. Некоторая часть энергии обратилась в концентрированные сгустки, которые мы описываем как материю. Появились кварки и первые электроны. И каждая из этих определенных форм энергии и материи имела свои особенные качества или законы. Гравитация всегда притягивала энергию и материю друг к другу и делала это с точно измеримой силой. Электромагнетизм возникает между противоположными зарядами (положительными и отрицательными) и, хотя электромагнитные взаимодействия сильнее гравитационных, часто создает нейтральные в электромагнитном значении объекты, например атомы. Кварки часто образуют тройные соединения, формируя протоны и нейтроны или пары кварк — анти-кварк, формируя мезоны. Все эти законы, появившиеся в мгновение ока после Большого взрыва, обеспечили возникновение во Вселенной некоторого порядка, принятие ею некой формы и даже определенного смысла.

Именно здесь, в самом начале повествования, мы можем начать обозревать явления, проливающие свет на идею глобализации, поскольку законы, возникшие в первые секунды после Большого взрыва, определили взаимодействие различных сущностей и энергий и формирование в ходе этих взаимодействий новых сущностей с новыми возникающими свойствами.

Такова канва повествования, лежащая в основе универсальной истории, активно развивающейся в рамках современной науки. Мы начинаем видеть то, как на протяжении 13,8 млрд лет простые силы и сущности, возникшие в результате Большого взрыва, начали связываться согласно строгим законам. По мере того как они связывались друг с другом, формировались совершенно новые сущности с новыми свойствами, которые, в свою очередь, создавали новые синергии с другими сущностями и силами. По сути, это именно то, что мы наблюдаем при изучении глобализации — зарождение и становление новых связей, формирующих новые структуры с новыми свойствами; эволюция этих структур, в некоторых случаях их распад или реорганизация, и, наконец, возникновение ошеломляюще сложных и, возможно, хрупких структур, состоящих из других структур — таких, которые образуют сегодняшний глобально связанный мир.

Ранняя Вселенная была чрезвычайно проста. Если бы мы могли пропутешествовать назад во времени к периоду 400 000 лет спустя после Большого взрыва, мы бы не нашли никаких признаков сложности, наблюдаемой на сегодняшней Земле, — ни людей, ни растений, ни слонов или амеб, никаких скал, океанов или планет и даже никаких звезд или галактик. Вместо этого нашим глазам предстал бы разреженный однородный туман из атомов водорода и гелия, чья температура была повсеместно приблизительно одинакова. Через этот туман протекал поток фотонов, несущих электромагнитную энергию. Все это находилось в огромных океанах темной материи (которую мы еще не понимаем) и темной энергии (которую мы также еще не понимаем, хотя и знаем, что она, по всей видимости, постепенно увеличивает скорость расширения Вселенной). И на этом все. Да, существовали некоторые структуры и законы, но по сравнению с миром, в котором мы живем сегодня, количество порядка, структуры, сложности было смехотворным. Более того, перспективы возникновения более интересных сущностей показались бы (наблюдателю из какого-то другого космоса) до нелепости малыми, поскольку второй закон термодинамики гласит, что мы должны ожидать того, что энтропия будет стирать любые возникающие структуры. С течением времени все должно становиться менее упорядоченным и более простым.

Однако этого не произошло! Наша расширяющаяся Вселенная оказалась достаточно богатой и вместительной для того, чтобы в отдельных «карманах» внутри Вселенной, где по воле случая сложились идеальные условия5, стали возникать новые структуры. Они возникали посредством некой протоглобализации по мере того, как в соответствии с фундаментальными законами, установившимися при Большом взрыве, создавались новые связи между уже существующими сущностями. Чем дольше существовала Вселенная, тем выше была вероятность того, что где-то в ней возникнут новые связи между сущностями, что приведет к созданию новых, более сложных сущностей с совершенно новыми свойствами и закономерностями. Таким образом, в конечном итоге возникли поразительные

5 В англоязычной традиции эти условия носят название «Goldilocks conditions» — по английскому имени героини сказки о трех медведях и девочке, попробовавшей кашу из трех тарелок и отдавшей предпочтение той каше, которая была не слишком горячей и не слишком холодной, а как раз подходящей температуры. Данный термин используется в Большой истории для обозначения условий, которые были «как раз подходящими» (т.е. не чрезмерными и не недостаточными ни в каком аспекте) для возникновения и существования сложных структур.

сложность и разнообразие современного глобального мира. Разумеется, очень вероятно, что сопоставимые или даже еще большие уровни сложности возникали вокруг миллиардов других звезд в миллиардах других галактик.

Процесс формирования новых связей и, соответственно, новых структур начался в первые же секунды после Большого взрыва. Эти ранние механизмы установления связей произвели подлинную революцию в космосе с появлением первых звезд и галактик. Процесс формирования звезд был довольно простым. Гравитация связывала атомы водорода и гелия подобно тому, как торговцы и сборщики налогов связывали неолитические поселения. Постепенно гравитация создавала в простом водородно-гели-евом тумане ранней Вселенной «сгустки», т.е. такие участки, где атомы располагались более плотно. По мере того как действие гравитации усиливалось, формировались мощные механизмы обратной связи, сходные с механизмами, которые мы наблюдаем в сегодняшнем глобальном мире. Более плотные концентрации атомов увеличивали мощь гравитации и ускоряли процесс формирования «сгустков» в точности так же, как большие и плотные скопления людей, называемые городами, по мере своего расширения все с большей силой притягивают иммигрантов. Энергия, аккумулированная в этих «сгустках», была еще более плотной и сконцентрированной. В ранней Вселенной атомы водорода и гелия, сталкиваясь, нагревались и генерировали новые виды трения. В конечном итоге эти процессы, протекавшие все более интенсивно, породили настолько высокие температуры, что они буквально «выдергивали» атомы из их внешних электронных оболочек, после чего отдельные протоны начинали сталкиваться настолько сильно, что могли преодолеть свой положительный заряд. Возникли новые законы: когда протоны достаточно приближались друг к другу, в действие вступало сильное ядерное взаимодействие, комбинировавшее протоны и нейтроны в концентрированную материю, которую мы можем найти в ядрах атомов гелия. То же самое происходит при взрыве водородной бомбы. По мере формирования водородных ядер часть материи преобразуется в интенсивные лучи тепла и энергии.

В миллиардах «сгустков» водорода и гелия возникло нечто совершенно новое, нечто вроде печи, которая «выдавала» энергию, свет и тепло и отталкивала разрушительную энергию гравитации. Это создало новый баланс сил и стабилизировало каждый «сгусток» материи. Так зажглись первые звезды, структура которых поддерживалась огромными потоками энергии в их ядрах. Они будут существовать ровно столько, сколько будут продолжаться эти потоки энергии и, подобно современным обществам, поддерживаемым энергией полезных ископаемых, угаснут, как только эти потоки прекратятся. Таким образом, первые звезды появились на свет посредством все более тесных связей между атомами и составляющими их протонами; формирование новых структур поддерживалось новыми потоками энергии.

Мы детально описали этот процесс, поскольку он является парадигматическим процессом возникновения связей и, по всей видимости, лежит

в основе формирования и эволюции всех сложных структур, в том числе современного глобального мира. Создаются новые связи между уже существующими структурами; за счет этого возникают новые структуры с совершенно новыми свойствами, которые сохраняются при бесконечном давлении энтропии благодаря потокам энергии. Первые звезды представляли собой совершенно новый для молодой Вселенной уровень сложности. В свою очередь они генерировали дальнейшие структуры и новые градиенты, делая Вселенную более разнообразной, динамичной и интересной. В холодную Вселенную изливались колоссальные потоки энергии, света и тепла, создававшие новые градиенты света, энергии, плотности и структуры. Сами звезды собирались в огромные космические сообщества — галактики, которые, подобно империям в истории человечества, имели собственную отличительную географию, могли сливаться и распадаться, сталкиваться или формировать «союзы» — огромные скопления галактик, простирающиеся на миллиарды световых лет.

Все тот же фундаментальный механизм — связывание существующих сущностей согласно фундаментальным законам и возникновение новых сущностей и законов, поддерживаемых потоками энергии, — повторяется вновь и вновь в нашем современном понимании универсальной истории. Ниже мы опишем лишь некоторые из многочисленных пороговых уровней возникновения сложности.

Сами звезды эволюционировали по мере того, как они выжигали изначальный запас протонов, у некоторых из них протонное топливо начало истощаться. Самые крупные звезды генерировали самое высокое давление, так что, когда у них заканчивалось протонное топливо и их «внутренние печи» переставали работать, они коллапсировали с такой силой, что генерировали намного более высокие температуры. В этих более горячих средах ядра гелия начинали соединяться, формируя более крупные ядра. Таким образом, гибель крупных звезд породила совершенно новые химические элементы, каждый со своими отличительными особенностями и свойствами, например, углерод, кислород, азот, кремний или железо. Наиболее крупные звезды в конечном итоге обрели огромные ядра из железа. Колоссальные взрывы, известные нам как взрывы сверхновых звезд, могли освещать целые галактики на протяжении месяцев или лет. Фрагменты этих взрывов «усеяли» межзвездные пространства новыми формами материи и всеми элементами периодической таблицы. Облака экзотических новых элементов плавали между звездами, внутри этих облаков различные элементы начали соединяться в молекулы (согласно возникающим химическим законам) и формировать новые виды материи. Возможности зарождения новых комплексных сущностей быстро расширялись.

Появились простые кремниевые соединения, молекулы воды и даже простые «молекулы жизни», такие как аминокислоты. По мере формирования новых звезд их гравитационное притяжение «стягивало» эти молекулы, за счет чего создавались новые астрономические тела — планеты, астероиды, метеориты и спутники. С точки зрения химии они были намного сложнее звезд и имели поразительное разнообразие форм.

В некоторых из них образовались именно такие условия, которые позволяли атомам вступать в связи, образуя молекулы; миллионы и миллиарды атомов соединялись в сложные химические структуры с совершенно новыми свойствами. Каменистые планеты были особенно хороши в формировании новых форм планетарной алхимии. Даже сегодня в большей части Вселенной доминируют водород и гелий, однако каменистые планеты лишились значительной части своего водорода и гелия вследствие действия какого-то механизма (возможно, в этой роли выступили солнечные ветра от их молодых солнц). Таким образом, то, что осталось, представляло собой чрезвычайно богатую смесь элементов. Если планеты находились на «правильном» расстоянии от своих солнц, они могли иметь температурные режимы, позволяющие существовать жидкостям. В жидкостях атомы могли комбинироваться и рекомбинироваться почти бесконечным числом способов, точно так же, как разнообразные концентрации людей в городах могут создавать синергии, которые нельзя наблюдать в отдаленных деревнях. Молодая Земля имела практически идеальную среду для целого спектра самых разнообразных химических процессов и явлений.

Мы не знаем точно, как возникла жизнь на Земле, однако нам известно, что она зародилась в среде, где были возможны самые разные химические синергии. Первые живые организмы представляли собой поразительно сложные структуры. Они состояли из миллиардов сложных молекул, многие из которых, в свою очередь, состояли из очень точных конфигураций из миллионов атомов. Эти молекулы ежесекундно совершали тысячи взаимодействий друг с другом в полупроницаемых мембранах, через которые они могли обмениваться энергией и химическими элементами со своими окрестностями. Первые живые организмы имели совершенно новые качества, не наблюдавшиеся в неживой Вселенной. В первую очередь, их поведение определялось чем-то, весьма напоминающим цель. Это не было совершенно новым явлением: явственную направленность имеет поведение гравитационных полей, сверхновых, атомов магния или кислорода; все они поддерживаются потоками энергии. Однако создается впечатление, что живые организмы целенаправленно выискивали такие потоки. Они связываются с тем, что их окружает, таким образом, который позволяет им «выкачивать» локальные потоки энергии, необходимые для поддержания их весьма сложных структур. Они также создают копии самих себя. Они воспроизводятся. Они производят «шаблоны» самих себя, так что, даже если отдельные индивиды умрут, структура продолжит мультиплицироваться. И они эволюционируют! Поскольку процесс воспроизводства никогда не был идеальным, постоянно возникали крошечные вариации, и те из них, которые показали себя жизнеспособными в богатой и разнообразной земной среде, выживали и в свою очередь воспроизводились. Именно эта способность жизни воспроизводить информацию и шаблоны структур, по всей видимости, стала совершенно новым драйвером сложности. Жизнь диверсифицировалась такими путями, которые помогали ей выжить во все более расширяющемся спектре ниш на Земле.

Наконец, жизнь начала преображать земное пространство по мере того, как она уничтожала камни, выбрасывала кислород в атмосферу, изменяла химию океанов6.

Эволюция многоклеточных организмов примерно 600 млн лет назад создала более крупные организмы — от трилобитов до деревьев — организмы, которые будут распространяться по Земле, преображая ее атмосферу, наполняя ее океаны и озеленяя континенты. Здесь мы вновь видим процесс образования связей, который поистине вездесущ в истории Вселенной. Живые организмы объединялись в сложные симбиозы или поедали друг друга, или создавали новые ниши для других организмов до тех пор, пока они не создали полную биосферу. Этот процесс можно рассматривать как биологический эквивалент глобализации.

Появление человека стало еще одним важным пороговым уровнем в процессе возрастания сложности, поскольку люди устанавливали между собой совершенно новые типы связей — посредством языка. По всей видимости, они стали первыми разумными существами, способными обмениваться информацией и идеями с такой точностью и в таком объеме, что информация стала накапливаться от поколения к поколению. Наша способность устанавливать связи путем разделения информации фундаментально значима для мощи человечества как биологического вида, поскольку аккумулирование новой информации давало нам всевозрастающую коллективную власть над тем, что нас окружает. По мере того как люди устанавливали связи друг с другом и делились локальными запасами информации, распространяя их на все большие территории, наша коллективная власть над окружающей средой стала столь велика, что человечество установило контроль над потоками энергии, которые по масштабу сопоставимы с таковыми великих геологических и биологических циклов. Мы стали первым биологическим видом за четыре миллиарда лет, который стал доминировать в биосфере.

История глобализации — это история специфического типа образования связей, присущего человечеству. Одно за другим человеческие сообщества делились и обменивались друг с другом идеями, информацией, технологиями, историями и товарами. По мере того как они это делали, сети обменов увеличивались в числе и размере и становились все более диверсифицированными (несмотря на периоды распада и регресса). Одновременно с этим процессом происходило аккумулирование знания, позволявшего генерировать новые технологии, новые виды человеческих сообществ и новые способы контроля над энергией в биосфере. Современная теория сетей может многое нам поведать об этом виде коннективности, о том, как информация распространяется по сетям, как она накапливается в регионах с наибольшей связанностью, а также о том, как «проводники», обеспечивающие связанность отдаленных друг от друга территорий

6 Более детальное описание истории жизни на Земле см.: Ward P., Kirschvink J. A New History of Life: The Radical New Discoveries About the Origins and Evolution of Life on Earth. L., 2015.

(купцы, разносчики мелких товаров, номады-кочевники), способны сократить длину цепочек взаимосвязей между разными регионами внутри сети. Сетевая теория проливает свет также на то, как крупные разветвленные сети (какие мы наблюдаем сегодня) могут ускорить потоки информации и создать огромные хранилища данных7.

Сельское хозяйство позволяло человечеству добывать больше энергии, протекающей через биосферу, в результате процесса фотосинтеза. За счет этого численность человеческой популяции могла возрастать, что приводило к тому, что локальные сообщества связывались в большие, более плотные и все более тесно переплетенные сетевые сообщества, формируя малые и крупные города, государства и империи. Этот процесс можно метафорически уподобить тому, как возникновение «сгустков» под воздействием гравитации привело к рождению звезд. Затем, всего лишь два столетия тому назад, человечество начало «выкачивать» намного более мощную энергию, заключенную в земных запасах полезных ископаемых и сохранявшуюся в них сотни миллионов лет.

Настоящее «цунами» энергии полезных ископаемых стало драйвером самой новой волны глобализации8. Однако эта волна была лишь одной из многих. Современная история глобализации представляет собой лишь одну из глав глубокой истории, протяженной через всю историю Вселенной, в которой между имеющимися сущностями устанавливались связи, приводившие к рождению новых структур, новых форм сложности и даже новых видов красоты.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Brown C.S. Big History: From the Big Bang to the Present. 2nd ed. N.Y., 2012.

Chaisson E. Cosmic Evolution: The Rise of Complexity in Nature. Cambridge, MA, 2001.

Christian D. Maps of Time: An Introduction to Big History: Reprint with a new preface. Berkeley, CA, 2011.

Christian D. What is Big History? // J. of Big History. 2017. Vol. 1, N 1.

From Big Bang to Galactic Civilizations: A Big HistoryAnthology /Ed. byB. Rod-rique et al. Vol. 1: Our Place in the Universe. Delhi, 2015.

Krauss L. A Universe from Nothing: Why There Is Something Rather than Nothing. L.; N.Y.,2012.

Newman M.E.J. Networks: An Introduction. Oxford, 2010.

Spier F. Big History and the Future of Humanity. 2nd ed. Malden, MA, 2015.

Vernadsky V.I. The Biosphere. N.Y., 1998.

Ward P., Kirschvink J. A New History of Life: The Radical New Discoveries About the Origins and Evolution of Life on Earth. L., 2015.

Wrigley E.A. Energy and the English Industrial Revolution. Cambridge, 2011.

7 Подробное введение в сетевую теорию см.: Newman M.E.J. Networks: An Introduction. Oxford, 2010.
8 О фундаментальной роли полезных ископаемых в формировании современного мира см.: Wrigley E.A. Energy and the English Industrial Revolution. Cambridge, 2011.
ГЛОБАЛИЗАЦИЯ globalization БОЛЬШАЯ ИСТОРИЯ ЭВОЛЮЦИЯ evolution big history
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов