Спросить
Войти

«Русские вопросы» современности

Автор: указан в статье

липтический водоворот. И мы не знаем, что станет с лирическим героем: поглотит ли его мрак житейских страстей либо он выйдет из него преображенным. Автор оставляет выбор за читателем. Молитвенно-созерцательное отношение к православной вере у Дмитрия Мизгулина как бы расширяет свое значение за счет изображенных на развороте православных храмов с маковками золотисто-небесных куполов, кружения снежинок в заброшенном парке. Человек погружается в православный быт, который ощущается во всем: в человеке, природе, мире.

Святость горнего мира, к которому стремится лирический герой, - это нелегкий путь, путь сомнений, ошибок и падений. Не отсюда ли та «немая тревога», с которой мчатся облака? Ибо внутренний труд по очищению своего сердца от соблазнов очень тяжел. И поэт не учит, не изрекает высокие истины, не встает в позу проповедника - он сам проходит этот путь, сам ищет духовные опоры.

Следует обратить внимание и на поэтическую функцию памяти в художественном сознании Дмитрия Мизгулина. Это не только источник прошлой информации, но и форма выявления вечных категорий: добра, веры, любви к людям. Можно назвать такие стихи, как «А вспомнишь - на память приходят не даты...», «Нашей памяти долгий свет...», «Бессонница», «Похоже, слишком

много знаю.», «Память», «Жизнь не просто прошла - пролетела.» и др. Экспрессивноличностное начало в последнем стихотворении усиливается исповедальной формой. Акцент делается на сокровенных мыслях и чувствах автора.

Есть незыблемые основы человеческой жизни, не подверженные времени, политике, идеологии. Может быть, именно поэтому Д. Мизгулин так внимателен к общечеловеческим проблемам. Философские размышления автора и его героя о смысле жизни, о подлинных и мнимых ценностях, стремление подвести итоги пройденного пути образуют особый психологический комплекс. Важнейшими для поэта оказываются проблемы смысла жизни, личностного самоопределения. Устойчивый интерес поэта к этим вопросам свидетельствует о выраженной философичности его поэзии и универсализме художественной картины мира, который достигается во многом благодаря синтезу живописи и поэтического слова.

В. И. Хомяков

«РУССКИЕ ВОПРОСЫ» СОВРЕМЕННОСТИ

Эта статья была подготовлена мною в декабре прошлого года по просьбе А.В. Ремнева. Он очень хотел увидеть ее на страницах «Вестника Омского университета» с моими личными размыш-

лениями. Выполняю свою договоренность с этим неординарным Человеком, Ученым и Единомышленником. Я счастлива, что имела возможность личного общения с ним.

«Этнический бум» конца 1980-х - начала 1990-х гг. и всплеск национального самосознания русских вновь поставили на повестку дня так называемый «русский вопрос». Первая попытка его научного осмысления в современности была предпринята на научно-практической конференции «Русская нация в союзе народов СССР», которая была организована Куйбышевским обкомом КПСС в 1990 г. В программу конференции были включены 56 докладов, подготовленных участниками из 23 городов Советского Союза. Самыми многочисленными иногородними делегациями являлись московская и казанская, на третьем месте - омская. Так, М. А. Плахотнюк (Жигунова) представила доклад «Основные тенденции этнических процессов у русских Среднего Прииртышья», а В.В. Реммлер и Н.А. Томилов - совместный доклад «Изучение культуры русских Западной Сибири». Участники конференции констатировали, что интерес к русской нации вполне объясним не только наличием внушительного историко-культурного потенциала русских (имеющего бесспорную всемирно-историческую ценность), но и существовавшими и реально существующими противоречиями в ее социально-экономическом и духовном развитии.

В рамках Первого всероссийского фестиваля русской культуры «Душа России» в г. Омске 2-3 ноября 1992 г. состоялась Всероссийская научная конференция «Русский вопрос: история и современность». Основными ее организаторами выступили Комитет по культуре и искусству Администрации Омской области, Управление культуры Администрации г. Омска, Омский государственный университет, Омский филиал Объединенного института истории, филологии и философии СО РАН. Всего было заслушано 66 докладов. В резолюции отмечалось, что обострение «русского вопроса» связано как с прошлыми утратами русского народа в социальноэкономической, политической и культурной сферах в период создания и действия сталинской модели социализма, так и с новыми условиями его существования в России и странах Ближнего Зарубежья, где русские превращаются в национальные группы и даже - национальные меньшинства [1].

Так было положено начало комплексному обсуждению различных проблем русской истории, философии, культуры в научнотворческой атмосфере г. Омска. Затем было проведено еще пять конференций, набиравших год от года все большее количество участников и расширявших ее географию

[2]. Хроника этих конференций выглядит следующим образом.

II Всероссийская научная конференция «Русский вопрос: история и современность» (Омск, 2-3 ноября 1994 г.). Основные организаторы: Комитет по культуре и искусству Администрации Омской области, Омский государственный университет, Омский филиал Объединенного института истории, филологии и философии СО РАН, Сибирский филиал Российского института культурологии. Заслушано 70 докладов.

III Всероссийская научная конференция «Русский вопрос: история и современность» (Омск, 17-18 декабря 1996 г.). Основные организаторы: Министерство по делам национальностей и региональной политике, Комитет по культуре и искусству Администрации Омской области, Омский государственный университет, Омский филиал Объединенного института истории, филологии и философии СО РАН, Сибирский филиал Российского института культурологии. Заслушано 87 докладов.

IV Всероссийская научная конференция «Русский вопрос: история и современность» (Омск, 2-3 ноября 1999 г.). Основные организаторы: Министерство по делам национальностей и региональной политике, Комитет по культуре и искусству Администрации Омской области, Омский государственный университет, Омский филиал Объединенного института истории, филологии и философии СО РАН, Сибирский филиал Российского института культурологии. Заслушано 87 докладов.

V Всероссийская научно-практическая конференция «Русский вопрос: история и современность» (Омск, 1-2 ноября 2005 г.). Основные организаторы: Министерство культуры Омской области, Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского, Омский филиал Объединенного института истории, филологии и философии СО РАН, Сибирский филиал Российского института культурологии. Заслушано 80 докладов [3].

VI Международная научно-практическая

конференция «Русский вопрос: история и современность» (Омск, 1-2 ноября 2007 г.). Основные организаторы: Министерство

культуры Омской области, Институт иностранных исследований Лодзинского университета (Польша), Научно-исследовательский центр традиционной культуры Кубани, Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского, Омский филиал Института археологии и этнографии СО РАН, Сибирский филиал Российского института культурологии. На участие в работе VI конференции поступило более 200 заявок из 32 регионов России, а также Белоруссии, Германии, Казахстана, Литвы, Польши, Украины и Швеции. Всего в работе конференции приняло участие около 350 человек, было заслушано 96 докладов [4].

Конференция «Русский вопрос: история и современность» уникальна, поскольку она -

единственная в России научная конференция, посвященная самому многочисленному этносу нашей страны. Здесь обсуждались следующие проблемы: философское, социологическое и политологическое осмысление русского вопроса; русский народ в российской и всеобщей истории; теория и история русской культуры; искусство, наука, образование и просвещение в отечественном и мировом социокультурном пространстве; гендерные аспекты историко-культурных исследований; народная культура и хозяйственнобытовые традиции русских; феномен российского казачества; русский язык, фольклор и литература в духовной жизни России; религия в жизни русских и российского общества; развитие русской традиционной культуры: теория и практика; межэтнические контакты и взаимовлияния. В работе конференций принимали участие ученые различных специальностей (антропологи, археологи, демографы, искусствоведы, историки, культурологи, лингвисты, литературоведы, педагоги, психологи, политологи, религиоведы, социологи, философы, фольклористы, экономисты, этнографы, юристы), сотрудники архивов и музеев, учебных заведений, представители муниципальных образований и др.

Проблема «русского вопроса» стоит довольно остро. Про то, что русские являются подавляющим большинством в нашем государстве, вспоминается обычно в период предвыборных кампаний. На IX Конгрессе этнографов и антропологов России (Петрозаводск, 2011 г.) был озвучен доклад о становлении академической науки в Китае. Оказалось, что 80 % ученых изучают основное население своей страны - китайцев. В России, наоборот, 80 % ученых изучают

другие народы. В советский период проявление интереса русских к своей национальной истории, культуре, традициям зачастую квалифицировалось как великодержавный шовинизм и национализм. Подобное отношение встречается и в настоящее время. Приходилось сталкиваться с подобными обвинениями и автору этих строк.

Парадоксально, но в настоящее время не существует однозначного ответа на вопрос: «Кого считать русскими?» Среди основных критериев этнической идентичности респондентами чаще всего указываются национальная принадлежность родителей и родственников, а также язык и культура, территория проживания и личные ощущения (чувствую, что я русский по духу). Зачастую под русскими понимаются все, кто живет на территории России, говорит на русском языке и является, по сути, носителем русской культуры. Опросы 2000-х гг. демонстрируют многообразие вариантов этнического самоопределения, среди которых встречаются самые различные категории. С каждым годом растет количество

лиц, затрудняющихся четко определить свою этническую принадлежность (трудно сказать, много в нас всякой крови намешано), либо указывающих гибридную и множественную идентичность (метис, полуру-сок, наполовину-русский-наполовину-тата-рин, русский казах, по паспорту немец, но считаю себя русским и др.). Зачастую не совпадают самоидентификация и реальная ситуация, этноним и происхождение, языковая и этническая идентичности [5].

Интересен вопрос о соотношении этнического и гражданского определения. Бесспорно, что ядром российской национальной культуры является русская. Российский и русский во многом совпадают, но не каждый русский - россиянин, тем более, не каждый россиянин - русский. Так кого же считать русским и настоящим русским?

Следующий вопрос, получивший широкое общественно-политическое звучание, касается русско-сибирской общности. А.В. Рем-нев писал по этому поводу: «Патриотически настроенные русофилы, охваченные фобией «сибирского сепаратизма», забили тревогу о «дроблении» русской нации, а некоторые ученые поспешили вынести вердикт, что никакой «сибирской нации» нет и быть не может и речь идет лишь о «творческом сумасбродстве» или «провокации». Между тем, несмотря на размытость самого понятия «сибиряки». этносоциологи продолжают фиксировать рост сибирского регионального самосознания и устойчивые отличия русских Сибири от русских Европейской России» [6]. Действительно, сделанное впервые в начале 1990-х гг. предположение автора этих строк о возможности перерастания топонима «сибиряк» в этноним, подтвердилось официально материалами Всероссийской переписи населения 2010 г. [7].

Таким образом, приходится признать, что изучение современного состояния самого многочисленного и государствообразующего этноса нашей страны не является приоритетным направлением в отечественной этнологии, хотя именно в Омске предпринимались неоднократные попытки комплексного осмысления «русского вопроса».

Кроме недостаточной изученности, определенные трудности в изучении заявленной проблемы обусловлены значительной численностью русского населения, неоднородностью их социального, этнокультурного и конфессионального состава, большой территориальной разбросанностью. Характерной чертой для русских является значительный диапазон вариативности традиционнобытовой культуры, обусловленный разнообразными историческими, политическими, социально-экономическими, природно-географическими и другими факторами. В связи с этим существует множество локальных, региональных и специфических особенностей в культуре отдельных групп рус-

ских (этнических, социальных, конфессиональных). Если ранее для каждой из них была характерна определенная замкнутость, ограниченность брачного круга, то с первой трети ХХ в. началась активная ломка традиционных устоев и интенсивное смешение.

Следующая сложность в полноценном исследовании заявленной проблемы обусловлена тем, что многое в истории и культуре русских политизировано и мифологизировано. Причем, мифы, родившиеся в стародавние времена, превращаются в устойчивые стереотипы, процесс изживания которых может длиться непредсказуемо долго.

Особой сложностью отличается проблема современной религиозной идентификации. Религиозная принадлежность является одной из наиболее значимых признаков культурной специфики этноса. Но возможность полноценного исследования этой проблемы появилась относительно недавно в связи со снятием определенного политического и идеологического давления, практически исключавшего ранее ее изучение. Религиозные нормы поведения регламентировали все отношения (как коллективные, так и личностные), слова «русский» и «православный» являлись практически синонимичными. В современном языке прилагательным «православный» зачастую обозначается лишь внешняя форма некоего христианского религиозного явления.

В настоящее время требуется огромное и всестороннее внимание к проблемам восстановления культурной преемственности, восполнения дефицита информации по особенностям региональных и локальных этнокультурных традиций. Мероприятия по изучению и сохранению этнокультурной идентичности русских должны носить комплексный характер. Используя уже имеющийся положительный опыт, мы считаем необходимым продолжить научно-исследовательскую, методическую, образовательную, воспитательную и культурно-просветительскую деятельность в данном направлении.

Литература

[1] Томилов Н.А. Русский вопрос на современном этапе // Русский вопрос: история и современность. Омск, 2005. С. 4.

[2] Русский вопрос: история и современность. Омск, 1992. 96 с. ; Русский вопрос: история и современность : матер. Второй всерос. науч. конф. Омск, 1995. 49 с. ; Русский вопрос: история и современность. Омск, 1998. 344 с. ; Русский вопрос: история и современность. Омск, 2000. 295 с. ; Русский вопрос: история и современность. Омск, 2005. 280 с. ; Русский вопрос: история и современность. Омск, 2007. 470 с.

[3] Жигунова М.А. Еще раз - о России и русских // Культурологические исследования в Сибири. 2006. № 2 (19). С. 124-128.

[4] Жигунова М.А., Золотова Т.Н. Шестая Международная конференция «Русский вопрос: история и современность» // Культурологиче-

ские исследования в Сибири. 2008. № 2 (24). С. 153-156.

[5] Жигунова М.А. Какие мы теперь, русские? // Родина. 2011. № 3. С. 15-18 ; Ее же. Этнокультурная идентичность русских: современные проблемы изучения и сохранения // Феномен идентичности в современном гуманитарном знании. М., 2011. С. 337-350.

[6] Ремнев А.В. Национальность «сибиряк»: региональная идентичность и исторический конструктивизм XIX в. // Полития. 2011. № 3 (62).

С. 109.

[7] Жигунова М. А. Сибиряк как новая национальность: миф или реальность? // Родина. 2011. № 11. С. 11-15.

М. А. Жигунова

Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов