Спросить
Войти

«Демократизация» Афганистана: что нового?

Автор: указан в статье

Сергей Самуйлов, кандидат исторических наук «ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ» АФГАНИСТАНА: ЧТО НОВОГО?

Согласно американской внешнеполитической терминологии, сегодня в Афганистане происходят процессы «стабилизации», после того как этап активных боевых действий завершился военным разгромом талибов в 2001 г. Главным компонентом этой «стабилизации» американцы, как, впрочем, и европейцы, и бюрократия ООН, считают «демократизацию». Ставка на внедрение демократических институтов в любой отсталой, развивающейся стране рассматривалась и рассматривается на Западе как универсальное средство для обретения стабильности конкретным государством. Следует напомнить главный постулат современной американской внешней политики: «недемократические» с точки зрения Вашингтона государства считаются угрозой национальной безопасности США уже в силу авторитарной природы их политических режимов. Отсюда следует, что глобальное «продвижение демократии» (promotion democracy) равнозначно укреплению безопасности и самих Штатов, и всего мира. Так, в новом варианте Стратегии национальной безопасности, обнародованном в марте 2006 г., прямо говорится: «Поскольку демократические государства - это наиболее ответственные члены международной системы, продвижение демократии является наиболее эффективной долговременной мерой по усилению международной стабильности, снижению угроз региональных конфликтов, противодействию международному терроризму и расширению зоны мира и процветания». И далее: «Для защиты нашей нации и уважения наших ценностей Соединенные Штаты стремятся к распространению свободы по всему миру, возглавляя международные усилия, чтобы покончить с тиранией и содействовать торжеству эффективной демократии. Мы будем использовать весь набор политических, экономических, дипломатических и других мер, имеющихся в нашем распоряжении». Мною уже неоднократно указывалось на такое видение современного мира американскими политиками. При этом, несмотря на очевидную неудачу с силовым «продвижением демократии» в Ираке, большие проблемы в Афганистане, отсутствие каких-то успехов у «бархатных» режимов в СНГ (Грузия, Украина, Киргизия), они упорно продолжают верить в непогрешимость глобальной долгосрочной

144

стратегии, нацеленной, как им кажется, на демократизацию всего мира. После окончания «холодной войны» означенные принципы прочно закрепились в сознании политической элиты США, и в отношении них постепенно сложился двухпартийный консенсус. Лидеры Демократической партии США не в меньшей степени, чем находящиеся ныне у власти республиканцы, ориентированы на «глобальное распространение демократии». Они лишь против применения таких силовых методов, которые приводят к многолетним региональным войнам и значительным, с американской точки зрения, людским потерям. Поэтому не следует питать иллюзий в отношении демократов, даже в случае их возможной победы на президентских выборах 2008 г. В соответствии с означенными стереотипами главная задача политики США в отношении Афганистана после свержения режима талибов осенью 2001 г. заключалась в создании основных демократических институтов и демократически избранных органов власти, которые, как ожидалось, должны были принести стране долгожданные мир и стабильность. Такой «институциональный» подход был положен в основу Боннского соглашения 2001 г. по мирному урегулированию в Афганистане. Следует напомнить, что в 2002 г. во время принятия Акта в поддержку демократии в Афганистане американские законодатели всерьез рассуждали, будто в результате создания демократических институтов в стране удастся за два-три года стабилизировать и нормализовать ее внутреннее положение. Как показала практика, такие ожидания оказались иллюзорными. Несмотря на реализацию основных положений Боннского соглашения к концу 200 г., к чему это привело?

Необходимо напомнить, что в соответствии с положениями Боннского соглашения в начале 2004 г. в Афганистане была принята новая демократическая Конституция. В октябре того же года впервые в истории страны демократическим путем избран первый президент, ставленник американцев и ООН, пуштун Хамид Карзай. Последним важнейшим шагом по реализации замыслов соглашения стало создание института представительного общенационального парламента, выборы в который после ряда отсрочек состоялись в сентябре 2005 г. По официальным сведениям Госдепартамента США, в них приняли участие 53% из 12,5 млн. зарегистрированных избирателей, в том числе 43% женщин. США вложили в их проведение 40 млн. долл. и еще 20 млн. пошло на «обучение избирателей». Американцы и другие международные спонсоры профинансировали также «тренировочные сессии» для депутатов, из145

бранных в Национальную ассамблею. Торжественная церемония по случаю начала работы национального парламента с посещением ее вице-президентом СИТА Р. Чейни состоялась 19 декабря 2005 г. Обе его палаты были укомплектованы в соответствии с Конституцией. В верхнюю палату (Мешрано джирга) 68 членов были избраны советами провинций, остальные 34 - назначены президентом X. Карзаем; всего в палате было 102 представителя. На основе прямого голосования были избраны 249 членов нижней палаты (Воле-си джирга) (из них 68 - женщины). Показателен этнический состав Национальной ассамблеи, приблизительно соответствовавший таковому Афганистана. Среди депутатов было 45% пуштунов, 25 -хазарейцев, 19 - таджиков, 8 - узбеков, 3% представляли другие народы.

Не вызывает сомнений, что американцы, ООН и НАТО специально позаботились о высоком уровне представленности пуштунов в общенациональном парламенте. Согласно логике развитых западных демократий, она косвенно должна была содействовать сведйнию на нет воинственности талибов, состоящих в основном из пуштунов («зачем воевать, если можно спокойно отстаивать интересы в парламенте»). На деле, как будет показано ниже, этого не происходит: идет заметное расширение вооруженной борьбы. Таким образом, с началом работы демократически избранного парламента основные положения Боннского соглашения 2001 г. и установки заложенного в его основу институционального подхода были реализованы. Привело ли это к первоначально ожидавшимся результатам? Нет. Не реализовался главный современный идеологический постулат США и Запада: введение демократии автоматически ведет к стабильности государства.

Признали ли прямо в США и Европе несостоятельность этого постулата? Для такого признания необходима способность к самокритике в том, что касается фундаментальных ценностей западной цивилизации. Но косвенных признаний несостоятельности было вполне достаточно. Так, в конце января - начале февраля 2006 г. в Лондоне состоялась Международная конференция по Афганистану. Сам факт ее созыва и принятия итоговой международной декларации убедительно свидетельствовал, что положение в Афганистане было далеко от стабильности и нормальности. На конференции было представлено 51 государство, в том числе немало развитых западных государств (Австрия, Австралия, Великобритания, Бельгия, Канада, Франция, Германия, Нидерланды, Новая Зеландия, Норве146

гия, Испания, США и др.) и ряд стран СНГ, включая Казахстан, Киргизию, Россию, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан. Кроме того, в ней приняли участие такие международные организации, как ООН, ЕС, НАТО, МВФ, Азиатский банк развития, Организация Исламская конференция и др. Председательствовали Генеральный секретарь ООН К. Аннан, английский премьер Т. Блэр и президент Афганистана X. Карзай. Конференция приняла специальную декларацию, названную Соглашением по Афганистану. В ней были намечены новые шаги и меры международного сообщества по оказанию помощи этой стране в различных сферах на последующие пять лет - до конца 2010 г. Причем в приложениях к декларации были расписаны конкретные меры и сроки их реализации по важнейшим сферам оказания помощи: безопасность, усовершенствование органов государственной власти, развитие экономики, сельского хозяйства, образования и т.д. В преамбуле к соглашению недвусмысленно отмечалось, что «переход Афганистана к миру и стабильности еще не гарантирован и что большая международная вовлеченность потребуется для того, чтобы справиться с остающимися вызовами».

В процессе подготовки к конференции и для подведения итогов выполнения Боннского соглашения Госдепартамент США обнародовал ряд небольших отчетов. В них сообщалось следующее. В 2006 финансовом году предполагалось израсходовать на восстановление Афганистана в дополнение к ранее выделенным суммам еще 1,1 млрд. долл. Получалось, что в общей сложности с 2001 по окончание 2006 финансового года США потратили на восстановление Афганистана 10,3 млрд. долл. Это огромная сумма. При содействии США были обучены и вооружены части Афганской национальной армии, численность которых к началу 2006 г. составляла около 26 900 человек (ранее запланированный «необходимый» уровень ее численности - 70 тыс.), из них боевые соединения насчитывали 14,5 тыс. Однако вести самостоятельные боевые действия части этой армии пока не в состоянии. Их подразделения используются как вспомогательные силы для поддержки «войск коалиции» при проведении военных операций. В боевых действиях с талибами они участвуют совместно с американскими частями лишь при наличии в них американских инструкторов.

Военная операция «Продолжающаяся свобода» не ослабевала - скорее расширялась на протяжении 2005 г. К началу 2006 г. в ней было задействовано уже 19 тыс. (в 2002 г. их было около

147
9 тыс. - С.С.) американских военнослужащих и примерно 3100 военнослужащих из 20 других стран, входящих в коалицию с американцами. Боевые действия, как и ранее, в основном происходили в пограничных с Пакистаном районах южных и восточных провинций. Кроме того, части США и коалиции осуществляли в начале 2006 г. руководство 14 командами по восстановлению провинций (КВП, Provincial Reconstruction Teams) из 23-х, имевшихся тогда. Остальными руководила НАТО. Во время избирательных кампаний и проведения выборов они в числе прочего помогали в обеспечении безопасности.

КВП стали новым и наиболее приемлемым инструментом процессов стабилизации в Афганистане. В Боннском соглашении о таких командах ничего не говорилось. Они возникли как реакция Пентагона на реальное положение дел в стране. В течение первого полугодия 2003 г. руководители американских военных и гражданских сотрудников в Афганистане согласовали между собой первоначальное руководство относительно структуры и функций КВП. Руководство (инструкции) было утверждено в Вашингтоне в рамках Совета национальной безопасности в июне 2003 г.

Основные задачи, которые были призваны решать КВП, заключались в следующем: улучшить условия по обеспечению безопасности в местах дислокации (полицейские функции), расширить в провинциях власть центрального афганского правительства (государственно-политические функции), способствовать экономическому возрождению провинций (строительство школ, больниц, дорог, мостов и т. п.). Говоря проще, КВП представляют собой военно-строительные команды, призванные, с одной стороны, осуществлять полицейские функции, с другой - вести строительные работы по восстановлению инфраструктуры в местах их дислокации. В американских КВП ответственность за улучшение условий безопасности населения в местах их дислокации, обеспечение безопасности их членов и снабжение была возложена на Пентагон. Агентство по международному развитию (AMP, главное федеральное ведомство США по осуществлению экономической помощи развивающимся государствам) отвечало за строительные работы, а Госдепартамент - за общее политическое руководство, координацию и отчетность. От руководителей КВП, как военных, так и гражданских, требовалось, чтобы они согласовывали свои проекты по восстановлению и с местными афганскими властями, и с национальными министерствами, находящимися в Кабуле. В отдельную аме148

риканскую команду обычно входят 50-100 человек во главе с начальником-военным, поскольку кадровый состав команды состоит в основном из военнослужащих, а число гражданских лиц незначительно. Как правило, имеется по одному представителю от Госдепартамента, AMP и Министерства сельского хозяйства. Кроме того, зачастую в КВП присутствует по одному афганскому представителю от национального Министерства внутренних дел. Утвержденное руководство, касающееся деятельности КВП, предоставляло командам обширную свободу действий, чтобы их руководители на местах могли определять наиболее важные и требующие быстрого решения проблемы. По мере ухудшения положения их воинских частей в Ираке американцы начали оказывать всевозрастающее давление на союзников по НАТО, чтобы они взяли на себя гораздо больший груз по урегулированию положения в Афганистане: США хотели, чтобы блок существенно расширил присутствие своих подразделений на территории страны. Со своей стороны европейцы, несмотря на критику и давление США, а также мандат, полученный от СБ ООН в октябре 2003 г., медленно и неохотно увеличивали масштабы своей деятельности. Следует напомнить, что на основе Боннского соглашения в Афганистане были созданы полицейские Международные вспомогательные силы безопасности (МВСБ), первоначально насчитывавшие около 5 тыс. человек, зона действия которых распространялась сначала только на Кабул и его окрестности. С августа 2003 г. руководство, комплектование и обеспечение МВСБ взяла на себя НАТО.

Постепенно натовцы начали поддаваться давлению американцев. В начале 2004 г. натовские МВСБ в качестве первого эксперимента осуществили руководство КВП в Кундузе - административном центре одноименной провинции на севере страны, граничащей с Таджикистаном. С этого шага начался первый этап расширения деятельности НАТО в Афганистане в целях установления контроля над северными провинциями страны. Во второй половине года эта практика начала распространяться и на другие северные провинции. В первые месяцы 2005 г. численность МВСБ превысила 8 тыс. военнослужащих, и Североатлантический альянс сформировал и возглавил КВП в девяти северных провинциях Афганистана. В основном в них преобладали французские и немецкие военнослужащие. Следует особо отметить, что северные провинции -это, так сказать, наиболее лояльная по отношению к американцам и НАТО и стабильная, отдаленная от столицы часть страны. В фев149

рале 2005 г. было принято решение об отправке в Герат и три другие западные, пограничные с Ираном, провинции натовских подразделений МВСБ, чтобы они взяли под свое командование создававшиеся там КВП. Начался второй этап расширения «зоны ответственности» НАТО в Афганистане. Планировалось разместить до 900 военнослужащих, которые должны были сменить там американцев. В итоге общая численность МВСБ должна была превысить 9 тыс. В КВП, под командованием НАТО располагавшихся в западных провинциях, численно преобладали военнослужащие из Италии и Испании.

В конце мая 2005 г. МВСБ приняли на себя руководство двумя КВП в западных провинциях Афганистана Герате и Фарахе; кроме того, было создано первое в стране региональное западное командование МВСБ. В течение летних месяцев 2005 г. НАТО приняла на себя командование еще двумя КВП в западных провинциях Афганистана, что завершило распространение «зоны ответственности» МВСБ на западную часть страны. Расширение «зоны ответственности» МВСБ и роли НАТО способствовало определенной стабилизации положения в северных и западных провинциях страны. Однако параллельно рос масштаб боевых действий с возрожденными военизированными формированиями талибов, к которым присоединились группировки «Аль-Каиды», в восточных и южных провинциях страны, граничащих с Пакистаном.

В марте 2006 г. Совет Нью-Йорка по международным отношениям, будучи одним из ведущих независимых «мозговых центров» США, выпустил специальный доклад по Афганистану. Его автором выступил Б. Рубин - исследователь Центра по международному сотрудничеству Нью-Йоркского университета, аналитик и специалист по Центральной Азии, принимавший участие в подготовке Боннского соглашения. Основное внимание в нем было уделено нерешенности проблем обеспечения безопасности в условиях заметного расширения и усиления противоборства с партизанами-талибами. По мере распространения власти КВП и НАТО по территории страны предполагалось, что местная «милиция» (военизированные формирования, подчиняющиеся местным командирам и оказавшие заметное содействие американцам при разгроме талибов в 2001 г.) будет уходить из районов, где появлялись команды по восстановлению. Однако этого не произошло. Американцы отказались силой вынудить «милицию» уйти или разоружить ее. Натовцы также не желают портить с ней отношения. В результате продол150

жается присутствие «милиции» в Кабуле, провинциальных городах и даже на пограничных пропускных пунктах. Это позволяет ее руководителям сохранять определенное политическое влияние и продолжать злоупотребления, включая грабежи и похищения людей. Получается, с одной стороны, американцы всячески настаивают на расширении активности НАТО и МВСБ на как можно большей части территории Афганистана, с другой - те же американцы, сотрудничая с «милицией», препятствуют реализации главных функций КВП и МВСБ по обеспечению безопасности и восстановлению. Такая двойственная позиция ослабляет авторитет как США, так и НАТО в глазах рядовых афганцев. Рубин привел цифровые данные об увеличении потерь США в Афганистане, особенно в 2005 г. в связи с резкой активизацией талибов. В 2003 г. было предпринято около 150 нападений на войска коалиции, а общие потери убитыми с начала боевых действий составили примерно 150 человек. В 2004 г. число нападений почти не изменилось, а суммарные потери возросли до 230 убитыми. В 2005 г. количество нападений возросло до 220, а общие потери с начала военного вторжения - до 320. В 2005 г. талибы начали практиковать тактику, заимствованную в Ираке. В результате в четыре раза возросло количество нападений с использованием террористов-смертников. Причем в 2005 г. американцы резко активизировали боевые действия в Афганистане. В начале 2007 г. новые данные об Афганистане Рубин опубликовал в ведущем американском внешнеполитическом журнале «Foreign Affairs» (печатный орган Нью-Йоркского совета по международным отношениям). Согласно им, в 2006 г. вновь резко возросло количество нападений талибов на американские и коалиционные войска с участием террористов-смертников. Потери среди американцев убитыми возросли в сравнении с 2005 г. в четыре раза, т.е. в 2006 г. они составили около 360 человек. Следовательно, общие потери американцев за время боевых действий в Афганистане на начало 2007 г. достигли 680 человек. Подразделения НАТО ответили на это масштабным наступлением на позиции талибов летом 2006 г. Но переход и ввязывание натовцев в прямые боевые столкновения с формированиями талибов были непростыми. К концу 2005 г. в полной мере встал вопрос о переходе сил блока к третьему, наиболее опасному этапу расширения «зоны ответственности». Речь шла о распространении присутствия и деятельности натовских КВП в южных и восточных провинциях Афганистана в дополнение к американским боевым соединениям. В

151

тексте Соглашения по Афганистану (Лондон), в частности, говорилось: «МВСБ продолжат расширять свое присутствие по всему Афганистану, в том числе и с помощью команд по восстановлению провинций, и продолжат содействие установлению стабильности и осуществлению реформ сферы безопасности на вверенных им территориях». В одном из приложений к декларации указывалось, что МВСБ и КВП до конца 2010 г. будут «содействовать установлению безопасности и стабильности во всех регионах Афганистана».

На осуществление третьего этапа НАТО согласилась лишь в первой половине 2006 г. Ранее члены альянса неоднократно отвергали попытки США вынудить их двинуть свои КВП в южные и восточные провинции. Они не желали помимо проведения «стабилизации» еще и ввязываться там в боевые столкновения с талибами. Тем не менее 31 июля 2006 г. начался третий этап реализации миссии Североатлантического альянса в Афганистане. НАТО двинулась в эти гораздо более опасные области. А пока необходимо было решить ряд непростых вопросов: выработать содержание миссии, найти соответствующие воинские части, договориться по поводу командования. В декабре 2005 г. НАТО объявила, что третий этап будет заключаться в расширении власти афганского правительства в южных и восточных провинциях - в основном в виде создания новых КВП. Официальные лица заявляли, что части альянса «не будут оснащены для проведения антитеррористических (боевых) операций» и, возможно, будут развернуты «без единого выстрела». Однако такие надежды исчезли, когда норвежско-финская КВП подверглась в феврале 2006 г. нападению на западе Афганистана - в районе, прежде считавшемся спокойным. КВП не имела боевых подразделений для собственной защиты. Положение спасли англичане, послав боевой самолет и солдат. Вероятность подобных нападений на юге и востоке была намного выше. Стало ясно, что направляемые туда КВП в своем составе должны иметь боевые подразделения. Для их получения необходимо было добиться согласия правительств ряда стран - членов альянса.

В конце 2005 - начале 2006 г. довольно неожиданно желание направить боевые части быстрого реагирования в Афганистан высказали Великобритания, Канада и Нидерланды. Англия предложила к началу третьего этапа (в июле 2006 г.) послать части численностью до 3600 человек в южную провинцию Гелманд (главный производитель опиумного мака в стране). Она выполнила обещание, а в июле пообещала послать еще 900 военнослужащих. Канада

152

оказалась одной из первых стран, осознавших потребность в боевых подразделениях. В мае 2006 г. канадский парламент с небольшим преимуществом проголосовал за выделение боевых частей численностью 2300 человек на срок вплоть до февраля 2009 г., наибольшая часть которых отправляется в провинцию Кандагар -традиционную сферу влияния талибов. Дебаты в парламенте Голландии были наиболее напряженными, поскольку население страны не поддерживало посылку войск для возможного участия в боевых действиях. В конечном счете Нидерланды согласились выделить от 1400 до 1700 военнослужащих для службы в составе МВСБ и выполнения обязательств по третьему этапу. В мае 2006 г. британский генерал Д. Ричардс, в то время командовавший МВСБ, официально охарактеризовал третий этап как «боевую операцию». Он также отверг попытки разграничить противотеррористическую боевую деятельность в рамках операции «Продолжающаяся свобода» и предполагавшуюся противопартизанскую активность низкого уровня МВСБ на третьем этапе. Генерал заявил, что «не всегда можно было разделить» противотеррористическую и противопар-тизанскую борьбу. Американцы настаивали на объединении во время третьего этапа командования проведением операции «Продолжающаяся свобода» и командования МВСБ. Они при этом обещали, что серьезного сокращения численности американских боевых подразделений в южных и восточных провинциях не произойдет. Однако страны - члены альянса не согласились. Самостоятельное командование МВСБ и для проведения третьего этапа было сохранено. При всем единстве действий КВП в рамках МВСБ существуют определенные отличия в деятельности команд, находящихся под патронажем различных стран - членов альянса.

Наиболее сплоченно в Афганистане действуют США, Великобритания и Канада. Правительства этих государств разделяют примерно одинаковые взгляды и подходы на то, как МВСБ должны осуществлять миссию. Их КВП и боевые части находятся в наиболее нестабильных регионах страны.

Численность американских войск в Афганистане к середине 2006 г. возросла почти до 23 тыс. Сложилась такая практика: США проводят боевые действия в нестабильных районах, затем передают их в ведение МВСБ в случае улучшения и стабилизации обстановки. Великобритания к середине 2006 г. имела в Афганистане в общей сложности около 6600 военнослужащих, большинство из которых принадлежало к боевым частям. Из них примерно 4200

153

располагались на юге страны - в основном в провинции Гелманд. Британские офицеры возглавляют в рамках МВСБ антинаркотическую миссию. Англичане весьма заинтересованы в стабилизации обстановки в Южном Афганистане и пресечении наркопотоков, поскольку наибольшая часть наркотиков, поступающих в Великобританию, идет из этой страны. Основная проблема для руководства Канады в том, что в стране постепенно падает уровень поддержки реализации миссий в Афганистане. В 2002 г. этот показатель составлял 66%, в июне 2006 г. - 57, причем только 44% населения поддерживали продление срока пребывания канадских частей в Афганистане еще на два года. Канадские военные летом 2006 г. присоединились к американским и британским частям, ведших против «Талибана» боевые операции в рамках «Продолжающейся свободы». Часть канадских сил с началом третьего этапа была переведена в состав МВСБ. Провинция Кандагар стала главной «зоной ответственности» канадцев, где они возглавляют свою КВП.

Позиция Франции: МВСБ должны быть не полицейскими, а боевыми соединениями, главная задача которых - в поддержке усилий кабульского правительства по созданию законности и управляемости. К середине 2006 г. в Афганистане в общей сложности находились 1500 французских военных, основной «зоной ответственности» которых был Кабул. В то же время французы не верят в возможности КВП и считают, что команды не должны заменять на местах функции правительства в Кабуле. Центральное правительство само должно создавать управляемую государственную систему для завоевания доверия своего населения.

Германия полагает, что ее части в Афганистане не должны вести боевых действий. К середине 2006 г. в стране насчитывалось около 2300 немецких военнослужащих только в рамках МВСБ, расположенных в относительно спокойных северных провинциях. В Германии 59% опрошенных поддерживают посылку войск в Афганистан. Немцы ведут замкнутый образ жизни и редко выходят за границы КВП. Они не участвуют в патрулировании местности, где располагаются их КВП, не реагируют ни на какие инциденты, происходящие поблизости. Такая позиция вызывает критику со стороны коллег по МВСБ из других стран - членов НАТО.

Следует подчеркнуть, что на пути возможного достижения стабилизации в Афганистане пока лежит ряд серьезных препятствий. Из их числа можно выделить следующие.

154

Во-первых, это процветание коррупции среди государственных чиновников как в Кабуле, так и в провинциях. Дело дошло до того, что различные министерства и ведомства кабульского правительства получают необходимые справки и данные из других таких же министерств, которые те обязаны предоставлять по долгу службы, за взятки. Западные аналитики признают, что X. Карзай закрывает глаза на коррумпированность правительственных чиновников, чтобы обеспечить поддержку с их стороны своей власти. Коррумпированы также афганская полиция и суды. Высокий уровень коррумпированности государственных структур как в Кабуле, так и на местах подрывает поддержку режима Карзая и среди миллионов рядовых афганцев, и среди тысяч американских и натовских военных. Кроме того, инкорпорирование в государственные региональные и местные органы власти бывших полевых командиров военизированных вооруженных формирований («милиции»), что предусмотрено Боннским соглашением, также ослабляет поддержку кабульских властей населением. Как уже говорилось, они продолжают злоупотреблять властью, включая грабежи и похищения людей.

Во-вторых, военное вторжение США в Афганистан еще более обострило проблему производства наркотических веществ. Согласно данным ООН, если в 2002 г. посевы опиумного мака в Афганистане составляли около 74 тыс. га, то в 2007 г. они возросли до 193 тыс., что на 17% больше, чем в предыдущем году. Это составляет примерно 82% общемировых посевов опиума. Из-за благоприятных погодных условий в 2007 г. урожайность мака повысилась по сравнению с предыдущим годом с 37 до 42,5 кг с одного гектара. В итоге в 2007 г. страна произвела рекордное количество опиума - 8200 т: больше, чем производил Китай в XIX в., когда имел численность населения в 15 раз большую по сравнению с современным Афганистаном. С начала 90-х годов последний прочно удерживает позиции мирового лидера по объемам производства опиума, и сегодня на его долю приходится рекордный уровень (93%) мирового опиумного рынка. Однако, если внимательней приглядеться, то картина с производством наркотиков не выглядит слишком удручающе. Имеются определенные успехи Кабула, США, НАТО и ООН в борьбе с этой проблемой. Количество свободных от посевов опиумного мака провинций в 2007 г. возросло на шесть в сравнении с 2006 г. и всего составило 13. Это в основном северные и центральные провинции. Проблема наркотиков сложна тем, что весьма непросто найти для афганских крестьян

155

сельскохозяйственную культуру, возделывание которой по степени доходности приближалось бы к прибыльности выращивания опиумного мака и производства героина. Пока в качестве замены выступает международная помощь. Сумеет ли международное сообщество предложить афганцам такую серьезную замену, покажет будущее. Ныне главным регионом по выращиванию опиума (около 70%) являются пять южных и восточных провинций страны, граничащих с Пакистаном, где власть кабульского правительства минимальна, а позиции талибов достаточно сильны. В этом плане особо выделяется относительно зажиточная провинция Гелманд, в которой выращивается до 50% всего афганского опиумного мака и где, как говорилось, англичане воюют с талибами. Получается, одно из главных необходимых условий разрешения острейшей проблемы производства и транспортировки наркотиков напрямую зависит от того, насколько быстро США и НАТО удастся подавить вооруженное сопротивление талибов. Дело значительно осложняется тем, что талибов активно поддерживает Пакистан.

В-третьих, традиционно напряженные отношения между Афганистаном и Пакистаном являются одной из важных внешних причин внутриафганской нестабильности. Напряженность отношений между двумя странами своими корнями уходит во времена британского колониального господства. Похоже, Исламабад, несмотря на официальные заявления, вовсе не заинтересован в появлении на его северо-западных границах стабильного, экономически самодостаточного соседа. Как пишет Б. Рубин, пакистанский президент П. Мушарраф после терактов сентября 2001 г. заявил, что будет сотрудничать с США, чтобы «спасти Афганистан и "Талибан" от уничтожения» и бороться с руководством «Аль-Каиды». Разведывательные данные, собранные во время летнего (2006) наступления американцев и НАТО на талибов, показали, что пакистанская разведка продолжает активно поддерживать руководство «Талибана», расположенного в Кветте - столице западной пакистанской провинции Белуджистан. Создается впечатление, что Исламабад вовсе не заинтересован в ликвидации тренировочных лагерей и военных медресе талибов, размещенных на его северозападных границах, и молчаливо потворствует их периодическим вторжениям на территорию Афганистана.

Из всего сказанного видно следующее:

1. Институциональный подход к «продвижению демократии», реализованный в Афганистане Западом, попросту игнорирует
156

острейшие внутренние и внешние проблемы, с которыми сталкивается страна на пути к стабилизации.

2. Нетрудно понять, что одним из главных необходимых условий стабилизации выступает возможная реальная военная победа США и НАТО над талибами в совокупности с интеграцией их лидеров, не являющихся военными преступниками, в мирную жизнь. Достижению этого в значительной мере препятствует политика Пакистана. По-видимому, на него США и Западу придется оказывать определенное давление, чтобы нейтрализовать потворство талибам. В 2007 г. численность сил МВСБ, которыми руководит НАТО, в Афганистане достигла 33 тыс.; количество КВП возросло до 27; общее число американских военнослужащих, задействованных как в боевых подразделениях, так и в МВСБ, составило 27 тыс. Другими словами, неэффективность правительства в Кабуле и слабость афганской армии приходится компенсировать возрастающим вмешательством США и Североатлантического альянса.
3. Поддержка со стороны парламентов и общественности стран - членов НАТО многолетнего участия их воинских контин-гентов в противоборстве с талибами, причем с растущими потерями, вовсе не гарантирована. Может наступить момент, когда натовцы устанут. И логично допустить, что в такой гипотетической ситуации они могут обратиться за помощью к Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) стран СНГ. Тем более что последнее имеет в своем распоряжении Коллективные силы быстрого развертывания для Центральной Азии.

Во всяком случае, России и среднеазиатским государствам -участникам ОДКБ следует быть готовыми к такому возможному повороту событий, поскольку их интересы в основном совпадают с планами США, НАТО и ООН в отношении стабилизации Афганистана.

«Свободная мысль», М., 2007 г. № 10, с. 5-18.

А.Корицкий,

журналист

ТУРЦИЯ: ОБНОВЛЕНИЕ ВЛАСТНЫХ СТРУКТУР

Метеорологи Турции отмечают, что прошедшее лето было самым жарким за всю историю республики. Столбик термометра надолго «замирал» на отметке выше 400. Водохранилища, снаб157

Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов