Спросить
Войти

Интеграция Дагестана в образовательное пространство России в xix в

Автор: указан в статье

УДК 37

Мусаев Абдулкаир Омарович

Аспирант кафедры общей и теоретической педагогики ГОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет», brainl974@mail.ru, Махачкала

Маллаев Джафар Михайлович

Доктор педагогических наук, профессор, рекгор ГОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университета, braml974@mail.ru, Махачкала

ИНТЕГРАЦИЯ ДАГЕСТАНА В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО РОССИИ В XIX В.

Musaev Abdulkair Omarovich

Post-graduate student of the chair of general and theoretical pedagogics of SEI of HPE «Daghestan State Pedagogical University», brain 1974@mail.ru. Makhachkala

Mallaev Djafar Mikhailovich

Dr. of Pedagogy, professor, rector of SEI of HPE «Daghestan State Pedagogical University», brain 1974@mail.ru. Makhachkala

INTEGRATION OF DAGHESTAN INTO THE EDUCATIONAL SPACE OF RUSSIA IN THE XIX CENTURY

Вхождение Дагестана в Российское государство было долгим, трудным и включало несколько этапов: военно-политический, административный, экономический и культурно-образовательный. Присоединение к России географической территории под названием Дагестан - это реализация восточной политики российской империи, успешное проведение которой сулило ей определенные военные, политические и экономические выгоды. Это расширение территории в стратегически важном направлении, обеспечение безопасности южных границ империи, свободное судоходство на Каспийском море, преследование экономических интересов, которые способствовали бы постепенному возрастанию и укреплению политического влияния России в Дагестане и др. Несмотря на свои «скромные масштабы, территория Дагестана занимала выгодное географическое положение, где сталкивались военно-политические интересы Ирана, Турции и России» [1,с. 188].

К началу XIX в. народы Дагестана находились больше в вассальной зависимости от России, чем в подданстве. Основной формой отношений царизма с местными владетелями являлось принятие их «под верховное покровительство России, сопровождаемое присягой владетелей на верность с одной стороны, наградами и присвоение военных званий» [1, с. 186]. С

XIX в. начинается постепенный, прерываемый военными действиями России то с Ираном, то с Турцией, которые подстрекали отдельных дагестанский владетлей выступить против России, процесс обращения дагестанских ханов и беков, вольных обществ, отдельных больших селений к императору

с прошением о принятии в Российское подданство. Так, в 1801 г. к императору Александру I обратились владетели Дербента, Кайтага и Табасарана. В 1802 г. согласно Георгиевскому договору под покровительством России оказалась большая часть Дагестана. С просьбой о подданстве в 1808 г. начали обращаться представители разных вольных обществ и больших селений. Гюлистанский договор (1813 г.) между Россией и Ираном окончательно закрепил за Россией территорию Дагестана. Этим «дипломатическим соглашением Иран полностью отказывается от территориальных притязаний на Дагестан» и завершается длительный военно-политический этап присоединения Дагестана к Российской империи[1, с. 194]. Уже ни Иран, ни Турция не могли вмешиваться в дела Дагестана, так как это уже затрагивало интересы Российской империи,

С одной стороны, Россия, более развитая в экономическом отношении, чем Иран и Турция, могла быстрее стимулировать экономическое и культурное развитие Дагестана, а с другой стороны интеграция Дагестана в Российское государство было результатом колониальной политики, от которой страдали дагестанские народы. Игнорирование интересов народов Дагестана вылилось через несколько лет в длительную Кавказскую войну, в которой Россия вела военные действия, чтобы окончательно закрепить свое политическое и экономическое господство над народами страны гор, которых объединяло сознание свободы, общей Родины, единой духовной жизни и совместной борьбы за свою самостоятельность. В середине XIX в. (1859 г.) завершилась почти полувековая борьба горцев за свое достоинство и национальную независимость. После окончания Кавказской войны начинается этап административного устройства территории Дагестана в целях обеспечения российского политического и экономического господства. Создается Дагестанская область, включающая девять округов, С образованием области сложилось народно-административное управление и Дагестан приобретает черты единого целого. В результате нового административного устройства стирается политическая и экономическая раздробленность, укрепляются связи между округами, растет подвижность населения. С вхождением в Российское государство меняется модель экономической жизни. Дагестан постепенно вовлекается в российское экономическое пространство. Проникновением в экономику капиталистических отношений способствует вовлечению народов Дагестана в культурно-образовательную орбиту России, распространению среди них светского образования. Новым этапом было становление светских русскоязычных учебных заведений. Начало этому было заложено в 1837 г. открытием в городе Дербенте уездного училища по «Уставу гимназий и училищ, состоящих в ведении университетов». Выбор Дербента для открытия уездного училища был обоснован тем, что Дербент являлся самым древним и самым крупным городом области, центром торгово-экономических и культурных связей как внутри Дагестанских, так и с Россией и сопредельными странами Востока.

В 60-е гг, XIX в. в России начинается новый этап общественно-педагогического движения, который характеризуется поиском «другого метатекста, который позволил бы наполнить образование личностными смыслами, повернуть его к человеку» [2, с. 220]. В эти годы достаточно актуальной становится проблема образования нерусских народов России, Интерес к Дагестану со стороны русской научной и педагогической общественности, гражданской и военной интеллигенции, официальных лиц, прибывших работать в область, вылился в произведения научного и описательно-популяризаторского характера о состоянии и путях распространения образования в этом горном крае. Русские ученые Е.И. Козубский, И.С. Костемировский, П.К. Услар, Н,Ф. Тарасевич, А.П. Скрабе и др. являлись «первооткрывателями, которые вносили светские знания и культуру в горный край» [1, с. 218]. Под непосредственным влиянием русской общественной мысли постепенно формируется новый тип национальной интеллигенции: Г. Амиров, Д. Бутаев, Б. Далгат, К. Зулпукаров, А. Черкеевский, М. Хандиев, С. Габиев, А. Селимханов и др., для которых было важным утверждение и развитие светской направленности в образовании и открытие светских русскоязычных школ. Большинство представителей дагестанской гражданской и военной интеллигенции, обучавших в учебных заведениях крупных городов России ориентировались на российскую демократическую мысль, участвовали в общественно-политической жизни.

В этот период в образовательном пространстве Дагестана одновременно сосуществуют арабо-мусульманские и русскоязычные светские учебные заведения. Преобладала традиционная араб о-мусульманская школа, которая в течение веков укоренилась в сознании и психологии горцев. К развивающей, хотя и медленными темпами, русскоязычной светской школе горцы относились с интересом и подозрением, так как она была мало доступна большинству населения и не отвечала традиционному вероисповеданию. Официальная же позиция состояла в создании таких учебных заведений, которые позволили бы интегрировать народы Дагестана в российское образовательное пространство России. В то же время культурно-образовательное пространство в регионе отнюдь, не представляло единого социально-духовного явления.

Рассматривая культурную ситуацию, сложившуюся во второй половине XIX в., в которую был вовлечен Дагестан, можно отметить одновременное сосуществование национальной просветительской мысли с русской, и Ближне-Восточной образовательными традициями. К концу XIX в. постепенно доминирующее значение приобретают ориентация дагестанцев на русскоязычные светские образовательные учреждения и вхождение в российское образовательное пространство. Это способствовало формированию в Дагестане полиэтнического пространства с особенностями, вызванными одновременным функционированием арабо-мусульманских школ, которых было больше и русскоязычных светских образовательных учреждений.

В соответствии с общим характером реформ 60-х гг. XIX в. создаются условия для развития общественной и частной инициативы в деле организации образовательных учреждений. Еще в первой половине XIX в. появился «весьма полезный деятель на поприще народного образования

- Кавказская армия, в свое время оказавшая в этом деле столь же важные услуги этому краю», которая для образования юношества создавала школы «при штабах полковых и при линейных батальонах» [3, с. 373]. Так, в 1836 г. «барон Розен изыскивая меры к распространению русского языка среди жителей Кавказа, предложил обучать в школах при войсковых частях кавказского края 864 местных жителя» [4, с. 27]. Школу для горских детей в 1856 г. организовал штаб-лекарь Дагестанского конно-иррегулярного полка И.С.Костемировский. В 1859 г. наместник Кавказа считая целесообразным учредить особые школы для обучения горских детей, поручил главному штабу разработать проект о них. По этому проекту в 1861 г. в городе Те-мир-Хан-Шуре была учреждена особая горская школа с пансионом. Одновременно, «были открыты школы при воинских подразделениях, дислаци-рованных с. Ахты (при линейном батальоне), Дешлагаре (при Самурском пехотном полку), Казикумухе (при Кавказском линейном батальоне), Те-мир-Хан-Шуре (при Апшеронском полку). Желающих отдавать своих детей в школы при воинских подразделениях горцев было достаточно, что «очень показательно и свидетельствует о наметившемся уже в 60-х гг. XIX в. сдвиге в сознании горского общества о стремлении дагестанцев к получению современного образования» [5, с. 70].

Инициаторами открытия на общественных началах благотворительных частных учебных заведений с пансионом в основном были женщины

- представительницы русской интеллигенции, которые открыли 10 школ, из них 5 - для девочек. Так, в 1864 г. А.М.Меликова в г. Темир-Хан-Шуре открыла училище для девочек из бедных семей всей сословий, а в г. Дербенте супруга градоначальника Е.Г.Джемурадзе организовала начальное училище для малолетних девочек-мусульманок. Единственной в сельской местности была школа для девочек, открытая в 1871 г. в укреплении Де-шлагар С.Я.Петровой. Эта школа пользовалась популярностью, и её посещали около 50 девочек. Такие школы в основном работали в местах дислокации воинских частей и в связи с их передислокацией они закрывались. Открывая в области русскоязычные светские учебные заведения, царское правительство не всегда исходило из запросов местного населения, не всегда было последовательным и целесообразным, его действия подвергались колебаниям и частым изменениям. Правительство ставило цель постепенную интеграцию Дагестана в культурно-образовательное пространство российской империи «постоянным стремлением примирить местные умственные, религиозные и бытовые потребности края с общими духовными интересами России и постепенно без насилования, путем школы провести в жизнь диких сыновей гор и степей европейско-русские начала образования и истинной гражданственности» [3, с. 364]. В конце второй половины XIX

и начале XX вв. плодотворное влияние на развитие национально-просветительской мысли и просвещения в области оказало общественно-педагогическое движение в России. Дагестанская национальная интеллигенция в своих выступлениях с учетом особенностей края пропагандировала идеи всеобщего первоначального обучения на родном языке, поднимала вопросы разработки письменности на языках народов Дагестана, выступала за расширение сети русскоязычных светских школ, критиковала официальную школьную политику правительства, которая не всегда соответствовала интересам народов Дагестана.

Конкретный характер и темпы изменений в области образования во многом должны были определяться своеобразием местных условий, общие принципы развития образования претворяться в жизнь с учетом особенностей исторического прошлого географической среды и этнокультурной специфики области. К концу XIX в. в Дагестане функционировали 26 государственных светских и 862 общественных духовных учебных заведения, которые имели разные цели и задачи, В начале XX в. мы наблюдаем интенсивное развитие русскоязычных светских школ и рост контингента учащихся в них в сельской местности Дагестана. К началу 1917 г. количество школ в области достигло 93 (в том числе в сельской местности - 60), охватывающих 6981 учащегося (из них 2360 в сельской местности).

Количество школ увеличилось на 67 единиц, или на 72,9 процента, и контингент в них на 5085 учащихся или 72,2 процента. В том числе количество городских школ возросло на 19 и контингент в них на 3218 человек. Темпы роста школьной сети в сельской местности были выше, чем в городах. Так, в селе число школ увеличилось на 48 единиц, а контингент учащихся на 1867 человек. Одновременно росла средняя наполняемость одной сельской школы. К сельским общеобразовательным учебным заведениям в основном относились одноклассные училища, которые представляли собой низшую элементарную школу со сроком обучения 3 года. Перед Октябрьскими событиями 1917г. двухклассные училища в Ахтах, Дешлагаре и Кумухе были реорганизованы в высшие начальные училища. Одновременно, «в начале XX в. возникают школы и с профессиональным уклоном» [7, с, 127].

Несмотря на темпы роста, школьная сеть не позволяла охватить обучением всех желающих. Русскоязычные светские школы в основном функционировали в городах, в окружных центрах и крупных населенных центрах. Пансионов при многих из них не существовало, для большинства родителей обучать и содержать детей в них при ограниченных материальных возможностях, было накладно, а более доступная арабо-мусульманская школа была рядом. Г. Каймаразов пишет, что «накануне Октябрьской революции в дагестанской области насчитывалось более 740 мусульманских и 20 горско-еврейских школ, охватывавших 7,5 тыс. учащихся» [5, с. 13 8].

Во второй половине XIX в. были утверждены правила для учебных заведений Кавказского учебного округа на основе общих училищных уставов

Министерства народного просвещения России. Этими правилами «учебные заведения Кавказского края были окончательно введены в общую семью однородных с ними заведений империи и с этого времени им суждено было вместе с ними пережить общий и трудный период перерождения» особенно для тех образовательных учреждений, «в которых большинство учащихся, вместе взятых принадлежит к инородческому составу» [3, с.381]. Но это не означало, что в XIX в. Дагестан полностью вошел в образовательное пространство России. Фундамент был заложен, но процесс вхождения Дагестана в российское образовательное пространство продолжался и в течение

XX в., при советской власти.

История показала, что вхождение Дагестана в российское культурнообразовательное пространство было объективно - исторической необходимостью, в результате которой расширилось образовательное пространство как России, так и Дагестана, и возросло количество образовательных услуг, предоставляемых учебными заведениями различных типов для дагестанцев.

Библиографический список

1. История Дагестана [Текст] / Отв. ред, М.Ш. Шигабудинов. - Махачкала: Изд-во «Юпитер», 1997. — 398 с,
2. Борисенков, В.П., Гукаленко, О.В., Данилюк, А.Я. Поликультурное образовательное пространство России: история, теория, основы проектирования. [Текст] / В.П.Бориеенков, О.В. Гукаленко, АЛ. Данилюк. - М.: Изд-во ООО «Педагогика», 2006. - 464 с.
3. Модзалевский, Л.Н. Очерк истории воспитания и обучения с древнейших до наших времен [Текст] / Л.Н. Модзалевский // Под. общ. ред. В.П.Сальникова. -СПб.: Алетейя, 2000. - 496 с.
4. Школьное образование в Дагестане [Текст] / Под ред. ГШ.Каймаразова — Махачкала: Изд-во «Дагучпедгиз», 1968. - 268 с.
5. Каймаразов, Г.Ш. Очерки истории культуры народов Дагестана [Текст] / Г.Ш. Каймаразов. - М.: Изд-во «Наука». 1971. - 476 с.
6. Абдуллаев, М.А. Из истории научной и педагогической мысли досоветского Дагестана [Текст] / М.А.Абдуллаев. - Махачкала; Изд-во «Дагучпедгиз» 1986. -176 с.
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов