Спросить
Войти

"огненная дуга" под огнем фальсификаторов. К 75-летию Курской битвы (5 июля - 23 августа 1943 г. )

Автор: указан в статье

УДК 94(481).083

«ОГНЕННАЯ ДУГА» ПОД ОГНЕМ ФАЛЬСИФИКАТОРОВ. К 75-ЛЕТИЮ КУРСКОЙ БИТВЫ (5 ИЮЛЯ - 23 АВГУСТА 1943 г.)

© 2018 Г.М. Ипполитов

Поволжский государственный университет телекоммуникаций и информатики, г.Самара

Статья поступила в редакцию 26.09.2018

В статье кратко освещаются некоторые аспекты фальсификации истории Курской битвы как составной части проблематики фальсификаций истории Великой Отечественной и Второй мировой войн. Статья выполнена в формате военно-исторического исследования и приурочена к 75-летнему юбилею битвы на Курской дуге.

75 лет назад, 5 июля - 23 августа 1943 г., на Курской дуге, которую впоследствии в литературе нарекут «Огненной», Красная армия и вермахт сошлись в грандиозной кровавой сече. Той сече, которой история отвела роль важного этапа перелома в Великой Отечественной войне в пользу Советского Союза, ведущего смертельную схватку с нацистской Германией3. Судите сами: во-первых, Курская битва имела небывалый размах и напряженность военных действий, которые вели огромные силы, имеющие в своем распоряжении огромное количество разнообразных средств (с обеих сторон более 4 млн человек, свыше 69 тыс. орудий и минометов, более 13 тыс. танков и САУ, до 12 тыс. самолетов4); во-вторых, советские войска разгромили 30 дивизий (в т.ч. 7 танковых) противника, потери которого составили свыше 500 тыс. человек, 3 тыс. орудий и минометов, более 1,5 тыс. танков и штурмовых орудий, свыше 3,7 тыс. самолетов5;

Ипполитов Георгий Михайлович, доктор исторических наук, профессор, профессор кафедры философии Поволжского государственного университета телекоммуникаций и информатики, академик Академии военных наук. E-mail.ru: gippolitov@rambler.ru

Битва в районе Курска, Орла и Белгорода является одним из величайших сражений Великой Отечественной войны и Второй мировой войны в целом. Здесь были не только разгромлены отборные и самые мощные группировки немцев, но и безвозвратно подорвана в немецкой армии и народе вера в гитлеровское фашистское руководство и в способность Германии противостоять все возрастающему могуществу Советского Союза.

Г.К. Жуков1

В сорок третьем под Курском я был старшиной, За моею спиною - такое!

Много всякого, брат, за моею спиной, Чтоб жилось тебе, парень, спокойно!

B.C. Высоцкий2

в-третьих, провал операции «Цитадель»6 навсегда похоронил созданный нацистской пропагандой миф о «сезонности» советской стратегии, о том, что Красная армия может наступать только зимой; в-четвертых, крах наступательной стратегии вермахта еще раз показал авантюризм немецкого руководства, переоценившего возможности своих войск и недооценившего силы РККА; в-пятых, Курская битва привела к дальнейшему изменению соотношения сил на фронте в пользу Советских Вооруженных Сил, окончательно закрепила за ними стратегическую инициативу и создала благоприятные условия для развертывания общего наступления на широком фронте; в-шестых, Германия и ее сателлиты были вынуждены перейти к обороне на всех театрах Второй мировой войны7.

Битва на «Огненной дуге» продолжалась 50 неимоверно трудных дней и ночей. Она продемонстрировала высокий уровень боевого мастерства и непоколебимую силу морального духа советских воинов, проявивших мужество, стойкость и массовый героизм: свыше 100 тыс. человек награждены орденами и медалями, 231 человек удостоен звания Героя Советского Союза8, 132 соединения и части получили гвардейское звание, 26 удостоены почетных наименований Орловских, Белгородских, Харьковских и Карачевских9.

Думается, что материал, изложенный выше, если оценивать его хотя бы с позиций здравого смысла, может стать убедительной аргументацией тезиса, что история отвела Курской битве роль важного этапа перелома в Великой Отечественной войне в пользу Советского Союза, ведущего смертельную схватку с нацистской Германией.

Однако не все здесь так однозначно. Битва на «Огненной дуге» вот уже около семидесяти лет находится под огнем фальсификаторов истории Великой Отечественной и Второй мировой войн.

Причем если в период существования СССР фальсификаторы, упомянутые выше, вели огонь из-за рубежа (это в трактовке советской историографии так называемые буржуазные фальсификаторы), то начиная с лихих девяностых годов минувшего века к ним присоединились доморощенные так называемые либеральные историки. И что характерно: эти новоиспеченные «либеральные историки» (с В.О. Ключевским как блестящим представителем либерального направления российской историографии конца XIX - начала XX в., прошу не путать! - Г.И.), прикрываясь конституционной нормой о свободе слова, забыв, что ей имманентно присуща ответственность, усердствуют в фальсификациях истории Великой Отечественной и Второй мировой войн, в том числе и истории Курской битвы, и с таким упорством и цинизмом, что их старшие коллеги с Запада могут позавидовать и поощрительно похлопать по плечу своих верных адептов. Более того, дело дошло до того, что отдельные «либеральные историки» откровенно солидаризируются со взглядами изменник Родины В. Резуна, набравшегося наглости публиковать свои пасквили под псевдонимом «Суворов»10.

Создается впечатление, что подобные так называемые либеральные историки забыли завет Н.М. Карамзина — одного из великих российских служителей цеха музы Клио: «Историк должен ликовать и горевать со своим народом. Он не должен, руководимый пристрастием, искажать факты (курсив автора настоящей статьи), преувеличивать счастье или умалять в своем изложении бедствие; он должен быть, прежде всего, правдив, но может, даже должен, все неприятное, все позорное в истории своего народа передавать с грустью, а о том, что приносит честь, о победах, о цветущем состоянии говорить с радостью и энтузиазмом»11.

Но это, как говорится, дело профессионализма, чести и совести лиц, упомянутых выше. Совести, которая, видимо, у них спит, накрывшись

долларовым одеялом... А дело профессионализма, чести и совести историков, стоящих на государственно-патриотических позициях (автор настоящей статьи безапелляционно находится в их рядах), - давать подобного рода фальсификаторам достойный отпор. Что, собственно говоря, они успешно и делают в начале XXI в.12, продолжая и творчески развивая тем самым советскую историографическую традицию13. При этом необходимо подчеркнуть, что мощный импульс придала этой деятельности реализация Указа Президента Российской Федерации «О Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России» (принят в 2009 г.)14. После него возросло количество публикаций по проблемам, входящим в сферу научных интересов автора настоящей статьи15.

В данной статье автор предпринял попытку раскрыть некоторые аспекты фальсификации истории Курской битвы как составной части проблематики фальсификаций истории Великой Отечественной и Второй мировой войн.

Исследователь станет исходить из того, что термин «фальсификация»16 несет определенную смысловую нагрузку: его внутреннее содержание — это прежде всего сознательный отказ от стремления к истинному освещению исторических процессов, событий, явлений, фактов. Для субъектов фальсификаторского процесса, главными оказываются в конечном итоге далеко ненаучные цели, а «промывание мозгов», итогом которого должно стать внушение людям - объектам фальсификации - каких-либо идеологических или политических клише, идей, пропаганда в их среде определенного отношения к историческому прошлому, чем и разрушается (а иногда даже и уничтожается) историческая память. Следовательно, любой фальсификатор далек от истины и объективности. Они просто ему не нужны.

Необходимы авторские замечания предварительного характера

1. На современном этапе развития военно-исторической науки проблематика борьбы с фальсификациями истории Великой Отечественной и Второй мировой войн становится все боле острой и многоаспектной по следующим основаниям:
1.1. Сегодня, на фоне резко обострившейся международной обстановки, попыток изолировать Россию, придушить ее санкциями, подорвать единство россиян через интенсивную информационно-психологическую войну, продолжают наращиваться усилия и темпы в тщательно спланированной и четко организованной ревизионистской кампании по пересмотру причин и итогов Второй мировой войны. Например, усиленно муссируется напрочь лживый

тезис о равной ответственности нацистской Германии и Советского Союза за начало Великой Отечественной войны17. Видимо, СССР и РФ как его правопреемника хотят деструктивные силы сделать подсудимыми.

1.2. Общий механизм фальсификации истории Великой Отечественной и Второй мировой войн резко усложняется, а вернее, становится все более изощренным. Здесь переплелись ложная правда - правдивая ложь (читай: замаскированная ложь), когда пытаются «скорректировать», уточнить, а в итоге просто исказить содержание военно-исторических процессов, событий, явлений, фактов. Причем это принимает откровенные формы психологической войны, когда во главу угла ставится задача «промыть мозги» посредством военной истории. Так, американский историк М. Чукас откровенно заявлял буквально следующее: «Человеческий разум должен быть нейтрализован или поставлен в условия бездействия путем сокрытия относящихся к делу фактов, должен быть введен в заблуждение и дезориентирован путем искаженного изображения действительности»18. В итоге для достижения подобных целей применяются изумительно отработанные технологии «исторической мифологии».
2. Анализ современной историографии показывает, что фальсификаторы зачастую в конкретных теориях и концепциях, фальсифицирующих военную историю нашего государства, используются несколько методов, связанных прежде всего с явным нарушением правил исторического метода исследования. Применение этих методов создает видимость объективности оценок военно-исторических процессов:
2.1. «Барраж» («постановка заграждения», «затуманивание») - этот метод фальсификации и пропаганды рассчитан на отвлечение общественного мнения от какой-то реальности или события и одновременно на создание «шумного интереса» вокруг незначительных явлений и событий. К примеру, с самого начала возникновения теории «решающих битв» («поворотных пунктов») с целью отвлечь общественное мнение от главных сражений и битв Второй мировой войны фальсификаторы преподносили незначительные события, и прежде всего сражения, в которых участвовали англо-американские войска, как «решающие битвы»19.
2.2. «Ред херринг» («копченая селедка») - разновидность «барража»; метод, заключающийся в умышленном создании ложного мнения вокруг каких-то исторических событий, чтобы затмить истинный объект исследования и всеобщего интереса. Например, в теории «поворотных пунктов» фальсификаторы необоснованно замалчивают подлинные решающие события, в том числе и Курскую битву, и создают ложное мнение вокруг тех «поворотных пунктов», которые проходили на Тихоокеанском и Североафриканском театрах военных действий. Неслучайно У. Черчилль, стремясь всемерно принизить и замолчать огромный вклад советского народа в победу над нацистской Германией, на роль творцов коренного перелома в Великой Отечественной войне «назначил» не доблестных воинов - героев Сталинградской и Курской битв, истинные заслуги которых он ранее вынужден был признавать, а... английских и американских генералов и солдат, действовавших на второстепенных участках Второй мировой войны. В январе 1952 г. У. Черчилль заявил: «Вторая мировая война представляла собой почти непрерывный ряд неудач и поражений до битвы у Эль-Аламейна и высадки войск генерала Эйзенхауэра в Северной Африке... Эти два события изменили весь ход войны»20.
2.2. «Тестимониал» (лжесвидетельство, подлог). В основе этого метода лежит использование заведомо ложных, не внушающих доверия источников или тенденциозно подобранных фактов, событий, реально существующих документов, материалов, литературы. Фальсификаторам выгодно взять из цитированных источников, в том числе архивных, в основном только то, что подтверждает авторскую версию. Подобное «избранное» цитирование должно усилить у читателя доверие к данному тексту21. Некоторые же авторы предлагают в качестве объективного источника материалы оккупационной прессы. Доверие этих авторов к подобным сомнительным и весьма специфическим «источникам» просто умиляет! Все, что в них опубликовано, они слепо принимают за «истину в последней инстанции». Это примерно то же самое, что написать «объективную» историю СССР, основываясь только на материалах газеты «Правда». Критикуя «заидеологизированность» и ограниченность советской прессы, такие авторы почему-то полагают, что нацистская или коллаборационистская пресса отличались максимальной объективностью и беспристрастностью.
2.3. «Глиттеринг дженерелити» («лакировка, представление в розовом свете»). Суть этого метода сводится к восхвалению какой-нибудь идеи, действия без предоставления подтверждающих доказательств, без ложной аргументации. Данный метод лежит, к примеру, в основе теории «решающей роли ленд-лиза» в победе над Германией. Поставка вооружения, боеприпасов, продовольствия и других материалов по ленд-лизу возводится в ранг решающего экономического фактора победы. При этом ставка делается на всяческое восхваление помощи, но совершенно упускается ее объективная оценка.
2.4. «Кард стокинг» («подтасовка карт»). Это метод, при котором идет выстраивание ложных причинно-следственных связей путем манипуляции с хронологией. События и факты подгоняются под определенную концепцию, версию, или какая-нибудь идея, положение, тезис представляются в нужном варианте.
2.5. Метод персонификации - манипуляции вокруг исторического значения отдельных событий или личностей.
2.6. «Нейм коллинг» (навешивание ярлыков, клички). Он заключается в использовании унизительных, оскорбительных, бездоказательных положений, рассчитанных на определенную категорию людей и заранее известный успех.
2.7. Введение без должного научного обоснования новых понятий. Так, в современной отечественной исторической литературе происходит постепенное утверждение термина «Ржевская битва» для обозначения сражений 1942-1943 гг., которые вели войска Западного и Калининского фронтов против немецкой группы армий «Центр». Собственно, с художественной точки зрения можно образно назвать битвой и столкновение двух взводов. Однако в последнее время усилиями ряда авторов сражениям в районе Ржевского выступа приписывается самостоятельное значение, и Ржевскую битву можно, по их мнению, уже выводить на один уровень со Сталинградской битвой и битвой за Днепр22.
2.8. «Демифологизация» истории, целью которой является подрыв символов социальной памяти. Примером может служить попытка поставить под сомнение достоверность ряда хрестоматийных фактов, в первую очередь связанных с подвигами Н. Гастелло, 3. Космодемьянской, 28 героев-панфиловцев, А. Матросова и др.
2.9. Грубое извращение фактов, нечистоплотная манипуляция с документами, лжестатистика и др.23

При этом необходимо подчеркнуть, что фальсификаторские методы, перечисленные выше, были разработаны на Западе в период холодной войны. Однако наши доморощенные так называемые либеральные историки успешно применяют их сегодня24. Иногда, правда, камуфлируя. Поэтому автор настоящей статьи, рассуждая по предмету своего исследования, не станет дифференцировать работы зарубежных и наших доморощенных фальсификаторов истории Великой Отечественной и Второй мировой войн.

Некоторые основные аспекты проблематики фальсификаций истории Курской битвы (в контексте фальсификаций истории Великой Отечественной и Второй мировой войн)

Одно из направлений здесь - игнорирование фальсификаторами, указанными выше, авторитетных сведений битых генералов вермахта и политиков Третьего рейха о Курской битве, так как они не вписываются в их фальсификаторские концепции. Что, например, игнорируется?

1. Бывший командующий группой армий «Юг» вермахта генерал-фельдмаршал Э. Ман-штейн писал, что Курская битва была «последней попыткой сохранить нашу инициативу на Востоке. С ее неудачей, равнозначной провалу, инициатива окончательно перешла к советской стороне. Поэтому операция «Цитадель» является решающим, поворотным пунктом в войне на Восточном фронте»25.
2. Генеральный инспектор бронетанковых войск Германии Г. Гудериан в своих «Воспоминаниях солдата» отмечал: «В результате провала наступления «Цитадель» мы потерпели решительное поражение. Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в людях и технике на долгое время были выведены из строя. Их своевременное восстановление для ведения оборонительных действий на Восточном фронте, а также для организации обороны на западе, на случай десанта, который союзники грозились высадить следующей весной, было поставлено под вопрос... и уже больше на Восточном фронте не было спокойных дней. Инициатива полностью перешла к противнику...»26.
3. Участник операции «Цитадель» гитлеровский генерал Ф.-В. Меллентин признает, что «в Курской битве, где войска наступали с отчаянной решимостью победить или умереть... погибли лучшие части германской армии»27.
4. Бывший рейхсминистр вооружений и военного производства в правительстве нацистской Германии А. Шпеер вспоминал буквально следующее: «Наступление началось 5 июля, но, несмотря на широкое применение новейшей боевой техники, нам так и не удалось срезать Курский выступ и взять в кольцо советские войска. Излишняя самоуверенность в очередной раз подвела Гитлера, и после двух недель ожесточенных боев он был вынужден признать тщетность своих надежд. Неудачный исход битвы под Курском означал, что отныне Советский Союз завладел стратегической инициативой даже в благоприятное для нас время года»28.

И, наконец, присовокупим к вышеизложенному и мнение У. Черчилля. Он телеграфировал И.В. Сталину 12 августа 1943 г. «свои искренние поздравления с недавними весьма значительными победами, одержанными русскими армиями под Орлом и Белгородом, открывающими путь к Вашему дальнейшему наступлению в направлении Брянска и Харькова. Поражения германской армии на этом фронте являются вехами на пути к нашей окончательной победе»29. (Курсив мой. - Г.И.).

Но в то же время фальсификаторы всех мастей с удовольствием используют мнения битых генералов вермахта, когда они входят в рамки их концептуальных построений. Например, кочует по работам и их, и наших фальсификаторов утверждение, к примеру, все того же Э. Манштейна, что якобы войска 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф» в ходе наступательных боев не имели, собственно, серьезных потерь и «все дивизии, за исключением одной танковой дивизии, остались боеспособными, хотя некоторые из них, а именно некоторые пехотные дивизии, понесли значительные потери»30.

Причем этих фальсификаторов не смущает, что еще в начале 50-х годов минувшего века западногерманский историк В. Герлитц, критикуя позицию Э. Манштейна, процитированную выше, писал: «Между 10 и 15 июля фельдмаршалу Манштейну с его наступающими соединениями удалось достигнуть водораздела между Доном, Пселом, Сеймом и Ворсклой, затем силы здесь истощились. На высотах у Шебекино и около леса у Гонки на шоссе Белгород-Обоянь наступление остановилось. Генерал Конев позднее говорил о «лебединой песне» немецких бронетанковых сил. Последние способные к наступлению соединения догорали и превращались в шлак, была сломана шея немецким бронетанковым силам»31.

Не смущает их также, что сразу после окончания Второй мировой войны в зарубежной историографии появились объективные оценки значимости битвы на «Огненной дуге»: «Великое советское наступление, которое началось летом 1943 г. под Курском и Орлом, - говорилось в «Краткой истории Второй мировой войны», изданной военным министерством США в 1945 г.,- продолжалось непрерывно до следующей весны, когда нацистские захватчики были полностью изгнаны из южной России»32. Появлялись, кстати, подобные оценки и позже. Так, М. Кэйдин, историк из США, в книге «Тигры горят», изданной в 1974 г., установил два основных фактора, которые, по его мнению, привели советские войска к победе: во-первых, блестящий план преднамеренной обороны и последующего контрнаступления; во-вторых, выдающиеся боевые качества советских воинов33. А подводя итоги битвы под Курском, М. Кэйдин отмечает, что это был «разгром, катастрофа невообразимых размеров», что в ходе наступления Красная армия «сломала хребет более чем ста немецко-фашистским дивизиям». Намекая на свое несогласие с отрицающими этот факт битыми гитлеровскими генералами, автор не без сарказма замечает: «Они будут рассказывать вам о блестящих арьергардных боях, но не признают, что эти бои означают не победу, а поражение... Значение Курской битвы состоит в следующем: когда раздался последний выстрел, движущие силы войны находились под контролем русской армии, и теперь уже она диктовала, когда, где и как эту войну вести...»34.

Другое направление в рассматриваемой проблеме - циничная манипуляция с документами. Это, пожалуй, самое излюбленное занятие и наших доморощенных, и их фальсификаторов всех мастей. В результате появляются опусы с претензией на объективность, сплошь насыщенные между тем мифами. Мифами далеко не безобидными, а ядовитыми, направленными на растление исторической памяти, в первую очередь у молодежи, душа которой и так уже изрядно испорчена ЕГЭ. Так, пример нечистоплотной манипуляции с эго-документами подал в свое время итальянский историк Дж. Боффа. Он, оценивая эпизод с передислокацией советских войск под Курском в 1943 г., показал не только трудности, но и срывы в перевозках. А далее со ссылкой на мемуары К.К. Рокоссовского Дж. Боффа пишет: «С первых же дней переброска войск стала отставать от намеченного графика. Когда Рокоссовский сообщил об этом в Москву, там было решено для ускорения движения пустить в дело политическую полицию - войска НКВД. Но, действуя привычными методами запугивания, они терроризировали железнодорожную администрацию до такой степени, что почти полностью парализовали всякое движение составов»35.

Сам же К.К. Рокоссовский эту ситуацию изложил следующим образом: «Принять меры для ускорения переброски войск было поручено НКВД. Сотрудники этого наркомата, рьяно приступившие к выполнению задания, перестарались и произвели на местах такой нажим на железнодорожную администрацию, что та вообще растерялась»36. Как видно, в данном случае речь идет о сотрудниках НКВД, а не о военнослужащих этого наркомата.

Но если у Дж. Боффа манипуляция с эго-ис-точниками несколько закамуфлирована, то у Г.Х. Попова (личность, хорошо известная в СССР в конце перестройки: доктор экономических наук, профессор МГУ, являлся одним из ведущих идеологов «демократической революции», первый мэр Москвы) никакого камуфляжа нет. В Нью-Йорке выпустили в свет в 2005 г. его книгу «Война и правда: цена победы». В ней автор (маститый либерал, не имеющий, правда, базового исторического образования) познает, так он считает, историческую истину об «Огненной дуге». Г.Х. Попов пишет буквально следующее: «К середине июля советские войска в районе Курска оказались в полуокружении (термин не выдерживает критики с точки зрения военного искусства, так тогда все было гораздо сложнее. -Г.И.37). Что было дальше? А на деле спасать Сталина от повторения лета 1942 года бросились союзники. 10 июля 1943 года - в критический момент Курской битвы - Эйзенхауэр начал десантную операцию и высадился на острове Сицилия. Итальянская армия была разгромлена. Части Эйзенхауэра быстро начали двигаться. 13

июля 1943 года Гитлер срочно вызвал с Курского фронта Манштейна и Клюге и заявил, что «вынужден свернуть операцию «Цитадель»» из-за гораздо более важной для него Италии. 15 июля был издан приказ о прекращении немецкого наступления и об отходе на исходные позиции». Далее автор смакует процесс убытия дивизий СС в Италию и цинично, без тени сомнения (хотя бы для приличия) констатирует: «А вот «обескровившие» немцев войска Воронежского и Степного фронтов приходили в себя до 3 августа... До самой осени 1943 года Красная Армия не могла наступать»38.

Но что характерно: по сведениям исследователя из США Л. Левина, написанное в книге Попова «если не дословно, то очень близко - в переводе на русский язык - повторяет описание итогов Курской битвы, данное в книге «Ostfront - Hitler&s war on Russia 1941-1945» by Charles Winchester, 1998 (Чарльз Винчестер «Восточный фронт - война Гитлера в России 1941-1945»). Книга эта в России малоизвестна»39. Впрочем, утверждает все тот же исследователь, «ошибок, преднамеренных или случайных, подобных допущенным при рассмотрении Курской битвы, в книге Гавриила Попова огромное количество и на всех на них останавливаться не имеет смысла. Видимо, именно это... обусловило то обстоятельство, что печатать истерические вопли «мифолога» в России не захотели»40. Вот пример, как наши доморощенные либералы учатся (причем усердно) у своих старших коллег по цеху фальсификаторов.

Г.Х. Попов снова в очередной раз «сел не в свои сани»41 (он все-таки доктор экономических, а не исторических наук). Хотя вообще-то он все-таки «сидит в своих санях», имя которым

- доморощенные либералы-фальсификаторы Великого подвига великого советского народа в Великой Отечественной войне. И, «сидя в этих санях», Г.Х. Попов затронул в своей книге, упомянутой выше, любимую тему фальсификаций истории Курской битвы - якобы мощная помощь союзников СССР, высадившихся летом 1943 г. на о.Сицилия (Сицилийская десантная операция42). Здесь требуются отдельные рассуждения.

И начнем их с такой констатации: Курская битва РККА и Сицилийская десантная операция войск союзников - несоизмеримые величины, их сравнение с научной точки зрения некорректно (см. табл. 1).

Тем не менее подобные сведения не смущают фальсификаторов всех мастей и оттенков. Они их предпочитают не замечать (или делать вид, что не замечают, что скорее всего) и успешно занимаются мифотворчеством. Суть этих мифов сводится к следующему: будто бы не Красная армия сорвала немецкое наступление под Курском летом 1943 г., а высадка в Сицилии англо-американских войск 10 июля вынудила верховное командование Германии по собственной инициативе «внезапно прекратить» операцию «Цитадель». Например, А. Конради, историк из ФРГ, писал в книге «Поворот 1943 года: Харьков

- Орел», что из-за последовавшей 10 июля (1943 г. - Г.И.) высадки западных союзников (имеется в виду на о.Сицилия. - Г.И.) Гитлер мгновенно прекратил операцию «Цитадель», в то время как победа, по мнению Манштейна, была совсем близка»43.

Таблица 1. Роль Курской битвы и Сицилийской десантной операции

Год Наименование сражения (кампании) Противник (к началу боевых действий) Потери противника

1943 Битва под Курском (5.07 - 23.08.1943) 50 дивизий (в т.ч. 2 мех. дивизии и 14 танковых дивизий) Разгромлено 30 див. (в т.ч. 7 тд). Общие потери составили свыше 500 тыс. чел., 3 тыс. орудий и минометов, 1,5 тыс. танков и штурмовых ор., свыше 3,7 самолетов

Сицилийская десантная операция (10.07 - 17.08.1943) 11 дивизий (нем. - 2, итал. -9) Немцы потеряли несколько тыс. чел. убитыми, 5,5 тыс. пленными, а также 13,5 тыс. ранеными, большинство из которых было эвакуировано вместе с основной частью немецких войск. Большая часть итальянских войск была пленена в ходе боев в июле и августе, остатки капитулировали

Источники: Энциклопедия. [Электронный ресурс] Официальный сайт Министерства обороны РФ URL: http:// encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/dictionary/details.htm?id=9951@morfDictionary (дата обращения: 20.09. 2018); Можно ли считать высадку союзников в Сицилии причиной прекращения германской операции «Цитадель»? // Военное обозрение. Электронная версия 2017. 23 авг. URL: https://topwar.ru/30900-mozhno-li-schitat-vysadku-soyuznikov-v-sicilii-prichinoy-prekrascheniya-germanskoy-operacii-citadel.html (дата обращения 20.09. 2018).

Известный западногерманский историк В. Герлитц в книге «Модель: Стратегия обороны» прерывает свой рассказ о наступлении 9-й немецкой армии на Курской дуге, чтобы сообщить читателям об успехе англо-американских войск в Сицилии и сделать неожиданный вывод, будто бы «возникновение нового фронта в Италии» «оказало решающее воздействие на опустошительную войну в Центральной России»44.

Объясняя причины решения Гитлера о прекращении наступления на Курск, английский отставной генерал Дж. Страусон утверждал, что после 10 июля для Германии борьба против англо-американских войск стала «главной заботой», так как они предприняли наступление там, где «пространство представляло исключительную ценность», в России же немцы имели еще «много пространства для осуществления стратегических операций»45.

Приблизительно такой же версии придерживаются и историки США в официальной «Американской энциклопедии». В ней зафиксировано, что положение севернее Орла было опасным, существовала также советская угроза Донецкому бассейну; но «самым большим источником беспокойства для Гитлера была Сицилия...»46. Что характерно: формулируя столь безапелляционное аксиологическое суждение, авторы «Американской энциклопедии» нисколько не смутились, что в момент высадки союзников в Сицилии на советско-германском фронте находилось 72% действующей германской армии. Именно это обстоятельство и помогло союзникам довольно легко осуществить высадку на этом острове47. Данный факт они или забыли, а вернее всего проигнорировали.

Передергивая факты в освещении проблемы, указанной выше, фальсификаторы опираются на данные, приводимые в своих мемуарах Э. Манштейном48. Согласно сведениям мемуариста, он и фельдмаршал фон Клюге были вызваны 13 июля в ставку фюрера. Гитлер поставил вопрос о прекращении операции «Цитадель». «Совещание 13 июля началось заявлением Гитлера о том, что положение на Сицилии, где западные державы высадились 10 июля, стало серьезным, - вспоминал Манштейн. - Итальянцы вообще не воевали. Вероятно, мы потеряем остров. Следующим шагом противника могла быть высадка на Балканах или в южной Италии. Необходимо сформировать новые армии в Италии и на западных Балканах. Восточный фронт должен отдать часть сил, и потому операция «Цитадель» не может дольше продолжаться»49.

Манштейн возражал, указывая, что необходимо сначала разгромить советские войска на Курском выступе, иначе угрожающее положение возникнет не только на Донбассе, но и под Курском. Поскольку 9-я армия дальше наступать

не могла, а Клюге настаивал на отходе к прежним позициям, Манштейн предлагал с южного направления продвинуться до Курска, а затем повернуть на запад, заставить советские войска в Курском выступе вести бой с перевернутым фронтом и разгромить их. Одновременно группа Кемпфа должна была нанести удар в восточном направлении, а также одновременными действиями совместно с 4-й армией уничтожить противника на стыке двух объединений. Гитлер дал свое согласие, и только начавшееся 17 июля советское наступление под Миусом и Донецком заставило отказаться от этих планов.

Кроме того, согласно немецким источникам, Гитлер заявил, что «трусость итальянцев открывает противнику дорогу в крепость Европа с юга», после чего высказал намерение вплоть до прояснения обстановки в Италии приостановить операцию «Цитадель». Фельдмаршал фон Клюге с этим полностью согласился, в то время, как Манштейн продолжал настаивать на продолжении наступления на Курск с юга. В итоге фюрер решил дать ему шанс...»50.

Манштейн, кстати, в своих мемуарах уточняет, что «что фраза «высказал намерение приостановить операцию» вовсе не означает решения о прекращении операции, да еще немедленном»51.

Манштейн также дополняет, что «после того как операция «Цитадель» по приказу Гитлера 17 июля была окончательно прекращена также и группой «Юг», командование группы решило снять временно с этого фланга крупные танковые силы, чтобы с помощью этих частей восстановить положение в Донбассе». В тот же день - 17 июля началось наступление Юго-Западного и Южного фронтов на среднем Донце и Миусе.

Для переброски в Италию наметили 2 тк СС, но затем остановились только на дивизии «Лейбштандарт»52.

Даже несмотря на заявление Гитлера, если, конечно, верить Манштейну, факты говорят о том, что ни дивизия СС «Дас Райх», ни дивизия СС «Мертвая голова» в Италию так и не попали, а использовались в качестве «пожарной команды» для отражения советского наступления в конце июля 1943 г., а затем в августе участвовали в нанесении контрудара под Харьковом, в районе Богодухова.

Таким образом, из трех танковых дивизий СС с Восточного фронта в Италию попала только одна дивизия СС «Лейбштандарт», при этом, покидая Восточный фронт, «Лейбштандарт» передал все свои танки и самоходно-артиллерий-ские установки дивизии «Дас Рейх», что косвенно подтверждает высокие потери танков во 2-м корпусе СС.

Реально в Италию отправился оставшийся в строю после боев на Курской дуге только один

личный состав дивизии. Вряд ли это была страшная сила, способная остановить высадку союзников в Италии. Поэтому-то «Лейбштандарт» базировался в северной Италии и занимался лишь полицейскими и карательными операциями.

Если быть точным, то «Лейбштандарт» отправили на переформирование и отдых. Мало того, в Италии эта дивизия надолго так и не задержалась, и уже в ноябре 1943 г. она была возвращена опять на Восточный фронт. Непосредственно на Сицилию немцам удалось перебросить только две дивизии, одну из южной Франции и одну из Италии53.

Изложенный выше материал показывает, что Гитлер при принятии решения о приостановке, а затем и прекращении операции «Цитадель» исходил в первую очередь из того, что группа армий Клюге уже не имела возможности продолжать наступление. Однако фальсификаторы игнорируют очевидное. Например, Р. Аткинсон, автор трилогии о вкладе США в дело освобождения Европы от нацизма, считает, что Гитлер «прекратил крупное наступление под Курском всего через неделю после его начала, что было частично обусловлено необходимостью переброски сил в Италию, что вызвало ослабление Вермахта на Восточном фронте»54.

Другой историк, Р. Пейн (США), посчитал, что Гитлер отменил битву за Курск, так как его потери в танках достигли головокружительных размеров. «Но была и другая, возможно даже более важная, причина: 10 июля союзники высадились в Сицилии». Автор изданной в ФРГ книги «Вторая мировая война» (Мюнхен, 1967) Л. Грухман пишет, будто 13 июля 1943 г. немцы прекратили свое наступление под Курском, чтобы «перебросить силы в район Средиземного моря». Эта же мысль присутствует в работах М. Говарда (Англия), Э. Зимке и М. Блюменсона (США) и других западных исследователей55.

В данной связи можно согласиться с ироническим, но глубоко научным замечанием современного отечественного исследователя A.A. Падерина: «Как это можно взять да и «отменить» или «прекратить» битву, находящуюся в самом разгаре? А советская сторона, по их понятиям, как отреагирует на создавшуюся ситуацию? Тоже отменит начатое ею 12 июля широкомасштабное контрнаступление и пожелает немцам доброго пути до Сицилии?»56.

Следует также отметить, что основные силы вермахта, сколько бы ни пытались замалчивать этот факт, воевали на советско-германском фронте. Здесь же происходили все решающие события. Поэтому Третий рейх не мог помочь своему сателлиту Италии. Это и есть главная причина того, что союзникам удалась в основном Сицилийская десантная операция, а затем и продвижение на юг Италии.

Что характерно: современный историк из ФРГ Р. Теппель не соглашается с утверждениями о том, что немцы проиграли Курскую битву из-за преждевременного приказа Гитлера прекратить наступление на северном участке и перебросить отдельные танковые части из Курска на Сицилию, где высадились британские и американские войска. Теппель поясняет, что такой миф изначально появился в мемуарах Э. Манштейна. «Однако это всего лишь легенда. Наступление 9-й германской армии на северном участке Курской дуги уже 10 июля было отбито»57, - сказал он. «Кроме того, Гитлер отдал приказ о прекращении наступления к северу от Курска не из-за высадки союзников на Сицилии, а из-за начавшегося 12 июля наступления советских войск под Орлом», - ска

КУРСКАЯ БИТВА ПРОБЛЕМАТИКА ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИСТОРИИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙН ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ИСТОРИИ КУРСКОЙ БИТВЫ Э. МАНШТЕЙН СИЦИЛИЙСКАЯ ДЕСАНТНАЯ ОПЕРАЦИЯ Г.Х. ПОПОВ Г.К. ЖУКОВ А.А. ПАДЕРИН М. ЧУКАС battle of kursk
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов