Спросить
Войти

Гинекологи знаменитой «Обуховки»

Автор: указан в статье

© ю. В. Цвеле^ О. В. Тышкевич ГИНЕКОЛОГИ ЗНАМЕНИТОЙ «ОБУХОВКИ»

Военно-медицинская академия: кафедра акушерства и гинекологии им. А. Я. Крас-совского, Санкт-Петербург, Россия.

УДК: 61(091)

■ Статья посвящена старейшей Петербургской Обуховской больнице (открыта в 1780 г.) и крупным отечественным гинекологам (В. А. Вастену, В. Г. Бекману, Л. А. Кривскому и др.), трудившимся

■ Ключевые слова: история медицины; Обуховская больница; В. А. Вастен; В. Г. Бекман; Л. А. Кривский.

Сто лет назад каждый петербуржец знал об Обуховской больнице и ее замечательных врачах, помогавших «простому люду». А ныне редкий из врачей может хоть что-то вспомнить об «Обуховке» — старейшей петербургской больнице, считавшейся академией практической медицины.

Торжественное открытие первой в Петербурге общедоступной больницы состоялось 27 августа 1780 г. на набережной реки Фонтанки близ Обуховского моста. Однако первое упоминание о ней относится к 17 мая 1779 г., когда петербургский обер-полицмейстер Д. Волков объявил о создании при уже существлвавшей Обуховской больнице лечебницы «для пользования сумасшедших». Свое название больница получила по одноименному проспекту (ныне Московский, а в прошлом — Забалканский, Международный, имени Сталина) и мосту через реку Фонтанку. Когда-то здесь были земли кабинет-министра А. Волынского, казненного по указанию императрицы Анны Иоанновны в 1740 г. Позднее этот участок земли был выкуплен казной [2, 5, 9, 10].

Открытая больница первоначально размещалась в шести деревянных бараках и насчитывала 60 коек. В 1782 г. под контролем лейб-хирурга императрицы Екатерины II фон Кельхена было начато строительство каменного здания главного корпуса по образцу Венской больницы (окончено в 1784 г.). В 1840 г. архитектором П. Плавовым, учеником А. Воронихина, было построено в стиле позднего классицизма больничное здание с фасадом на угол Введенского канала и Загородного проспекта. В этом здании разместилось женское отделение на 280 коек, получившее название «Женской Обуховской больницы» (в настоящее время здесь располагается кафедра и клиника военно-морской и госпитальной терапии Военно-медицинской академии). Обуховская больница в 1919 г. стала называться «В память жертв 9 января 1905 года», а с 1922 г. удостоилась имени своего главного врача — Александра Афанасьевича Нечаева [4].

История Обуховской больницы связана с именами многих ученых-медиков, в том числе с деятельностью Н. И. Пирогова, который осенью 1835 г., тогда еще совсем молодой человек, приехав в Петербург, сразу же направился в эту больницу. В своем «Дневнике старого врача» позже он написал: «Сидеть сложа руки в Петербурге скучно... и я отправляюсь посещать петербургские госпитали. Всего более я слыхал об Обуховской больнице. Госпитальные врачи при первом же нашем знакомстве изъявили желание выслушать у меня курс хирургической анатомии. Наука эта, у нас и в Германии, была еще так нова, что многие из врачей не знали даже ее названия. Покойницкая Обуховской больницы состояла из одной небольшой комнаты, плохо вентилированной и довольно грязной. Освещение состояло из нескольких сальных свеч. Слушателей набиралось всегда более двадцати. Я днем изготовлял препараты, обыкновенно на нескольких трупах, демонстрировал на них положение частей какой-либо области и тут же делал на другом трупе все операции, производящиеся на этой области, с соблюдением требуемых хирургическою анатомиею правил. Этот наглядный способ особливо заинтересовал слушателей; он для всех них был нов, хотя почти все слушали курсы и в заграничных университетах.

Из чистокровных русских врачей никто не являлся на мой курс. И я читал по-немецки. Да в то время в Санкт-Петербургских больницах между ординаторами редко встречался русский: все были или петербургские, или ост-зейские немцы. Да и откуда было взяться русским? Русские студенты Медико-хирургической академии того времени (единственного, как и теперь, высшего учебно-медицинского учреждения) были почти все казеннокоштные, бедняки и поповичи; окончив курс, они поступали тотчас на службу в полки, уездные города и т. п. В Петербурге же оставались только сыновья петербургских обывателей, а из петербургских обывателей только немцы посылали сыновей своих в академию, и это были дети докторов, чиновников, учителей, ремесленников, вообще из более культурных классов» [11].

В 1845 г. Н. И. Пирогов, уже будучи профессором Медико-хирургической академии, стал здесь консультантом. На территории Обуховской больницы в 1932 г. установили памятник Н. И. Пирогову (скульптор И. В. Крестовский). На тыльной стороне памятника высечены слова: «Здесь стояла покойницкая, где Н. И. Пирогов на распилах замороженных трупов создал свой атлас топографической анатомии». В больнице работали и другие известнейшие врачи — К. А. Майер, Н. Ф. Арендт, X. X. Саломон, В. М. Шкляревский, Ф. Н. Барановский. С «Обуховкой» связаны многие достаточно интересные истории. Так, в долга-уз больницы, предназначенный для умалишенных и беспокойных больных, А. С. Пушкиным был помещен потерявший рассудок Германн, главный герой «Пиковой дамы». «Германн сошел с ума, — писал поэт. — Он сидит в Обуховской больнице в 17-м нумере, не отвечает ни на какие вопросы и бормочет необыкновенно скоро: "Тройка, семерка, туз!" Тройка, семерка, дама!.... В эту же больницу Н. С. Лесков определил своего Левшу, получившего травму головы после возвращения из Англии. «Тогда один подлекарь сказал городовому везти его (Левшу) в простонародную Обухвинскую больницу, где неведомого сословья всех умирать принимают, — находим в тексте. — Тут велели расписку дать, а Левшу до разборки на полу в коридор посадить».

С 1862 г. в больнице функционировала фельдшерская школа с четырехлетним сроком обучения,

которая за время своего существования выпустила свыше 500 фельдшеров. В 1866 г. была завершена постройка еще одного здания на 300 больных. Его до сих пор называют «принцевским» корпусом, поскольку оно было построено на средства известного мецената тех времен принца Ольденбургского. В этот период общее число коек в Обуховской больнице возросло до 654 (454 — мужских и 200 женских). В женском отделении впервые появились штатные сестры милосердия и ассистенты, был введен белый врачебный халат вместо черного сюртука. В 1876 г. в больнице была учреждена справочная больничная контора — своего рода городской распределитель больных. Ежедневно сюда поступали сведения о наличии свободных коек в больницах города.

Для улучшения лечения больных женщин в 1879 г. в женском отделении Обуховской больницы, по примеру заграничных больниц, впервые в Санкт-Петербурге определены 4 старших ординатора или заведующих отделениями и 4 ассистента, живших в здании больницы; фельдшера-мужчины заменены фельдшерицами. В 1880 г. для ухода за больными были прибавлены еще 21 сестра милосердия из Красного Креста. На женском отделении на одного ординатора приходилась 31 больная. «Больничный день начинался в 5-6 часов утра чисткою и уборкою полов, топкою печей и выносом мусора. 6.30 часов утра больным раздавали завтрак (как правило, чай с булкой). Затем начинался обход больницы ординаторами, продолжающийся до обеда, а в хирургических отделениях и позже. В 12 часов дня раздавали обед. В 15.00 часов пополудни больные снова пьют чай, но уже на собственные средства. В 8 часов вечера, подавалась на ужин гречневая "размазня". После 8 часов вечера из числа служителей и сиделок оставались двое дежурных... начиная с 7 часов вечера, оставались в больнице только 3 дежурных фельдшера (2 — на мужском и 1фельшерица на женском отделении) и 2 сестры милосердия. С 12 часов дня и до утра следующего дня больные оставались под наблюдением дежурного врача, который принимал всех поступающих больных и осуществлял им экстренную помощь. Собственно операционных залов ни в мужском, ни в женском отделениях не существовало. На женском отделении операционной служила одна из больничных палат, а на мужском — отгороженное расширение коридора в конце отделения.» При анализе летальности в больнице определенно преобладание женской летальности при инфекционных заболеваниях (крупозная пневмония, тиф). Достаточно влиял на показатель общей женской летальности акушерский сепсис — до 38 %. Летальность при туберкулезе легких у женщин достигала 86-93 % [2] (рис. 1).

Рис. 1. Женская Обуховская больница

В конце XIX в. Обуховская больница «располагала 769 штатными койками и состояла из трех отделений: мужское (на Фонтанке), женское (на Загородном проспекте, 47) и для хроников (на Фурштатской ул., 54), куда принимались больные всех сословий, за исключением больных сифилисом и умопомешательством» («Весь Петербург», за 1910 г.). В «Историческом очерке Обуховской больницы за 100 лет» (1884) отмечалось: «Больница эта не только в санитарном, но и в архитектурном отношении представляет украшение в числе лучших зданий города. Комнаты для больных высокие... Зимою наблюдается, чтобы теплота там была 10-12ОР. Больные всякого рода принимаются: бедные — безденежно, более имущие — за умеренную плату. Пришедших больных стригут, отводят в баню, дают им казенное платье и чистую постель с закрытыми сверху занавесями. В больнице строго наблюдается за чистотой воздуха, опрятностью комнат, кроватей.» [5].

Важные преобразования в больнице произошли в период, когда ею руководил А. А. Нечаев. Благодаря его авторитету, энергии и организаторским способностям как главного врача (с 1885 г. — женского корпуса, а с 1890 по 1922 гг. — всей больницы), «Обуховка» превратилась в городской центр «практической медицины». При А. А. Нечаеве в ней работали выдающиеся клиницисты: терапевты В. М. Керниг, М. Д. Тушинский, В. А. Вальдман, хирурги А. А. Троянов, И. И. Греков и другие специалисты. Ему принадлежат слова: «Больница от своего основания приютила сотни тысяч страждущих, пережив многие невзгоды, вынесла на себе бесчисленные эпидемии заразных болезней — причем погибло немало больничных работников — и все время высоко держала светоч врачебной науки». В 1919 г. на базе больницы были развернуты клиники Государственного института медицинских знаний, а в 1932 г. — высшие врачебные курсы, преобразованные в 1936 г. в 3-й Ленинградский медицинский институт. В 1940 г. последний был преобразован в Военно-морскую медицинскую академию. В 1956 г. в связи с ее расформированием и включением ее структур в состав Военно-медицинской академии имени Е. М. Кирова Обуховская больница стала одной из ее клинических баз. К сожалению, вполне возможно, что в ближайшие годы на этом лакомом участке земли в центре Петербурга возникнут современные новые комплексы, увы, не медицинского назначения. Это и явилось одной из причин нашего интереса к истории и замечательному прошлому Обуховской больницы.

Гинекологическое отделение Обуховской больницы фактически организовалось в 90-х гг. XIX в. Его устройство, работа и авторитет в течение длительного времени связаны с с именем Владимира Александровича Вастена (18461910 гг.). В. А. Вастен — потомственный дворянин. Он родился в Санкт-Петербурге и высшее образование получил в Медико-хирургической академии, которую окончил в 1870 г. Затем он работал в Повивальном институте, Санкт-Петербургском Родовспомогательном заведении, а в 1873 г. был назначен заведующим трех-кроватным Нарвским (Тюлевским) родильным

Рис. 2. Портрет Владимира Александровича Вастена

приютом. «Как врач, знавший иностранные языки, следовавший за литературой и умевший передавать свои знания другим, Владимир Александрович при разрешении спорных вопросов был авторитетом... Все новое в медицине, подвергнутое его строгой критике и не встретившее возражение, Владимир Александрович старался применить на практике» [6] (рис. 2).

С 1890 г. В. А. Вастен стал младшим ординатором в Обуховской больнице. «Не обладая вначале большим опытом и техникой в оперативной гинекологии, Владимир Александрович начал свою деятельность как бы учась, но вскоре, благодаря упорному труду, талантливости и образованности, достиг значительных результатов», — писал А. А. Нечаев. В 1896 г. В. А. Вастен был избран и утвержден в звании старшего врача больницы, хотя и не имел степени доктора медицины. «Можно без боязни преувеличения сказать, что Владимир Александрович развил оперативную деятельность своего отделения до невероятных размеров и с большим успехом. Располагая огромным материалом Обуховской больницы, Владимир Александрович, при его солидных научных сведениях, тонкой наблюдательности, вдумчивости, выдержанности и спокойствию в работе скоро сделался одним из лучших гинекологов в России». [6].

По воспоминаниям профессора Л. А. Кривского [7], «Это была несомненно крупная личность. Во

всю его жизнь сплетались и боролись два условия. Одно состояло в природных дарованиях и хорошем образовании, которое он пополнял до последних дней, а другое — в отсутствии прохождения обычных формальных ученых степеней. Первая сила проявляла свое действие при всякой возможности. Уже в трехкроватном приюте старого устройства он оперировал все, что было возможно. Там между прочим производилось им одним из первых в Петербурге выскабливание матки, на что приезжали смотреть. В Санкт-Петербургском Родовспомогательном заведении он создал свою акушерскую школу врачей. Некоторое время он не имел госпитальной практики. Приходилось оперировать в частных лечебницах и квартирах. Он шел на операцию, по его словам, как на праздник. Случай доставил ему, наконец, обширный гинекологический материал в Обуховской больнице. Здесь образовалась вторая его школа - гинекологическая. Слава талантливого оператора перешла пределы Петербурга. Как человек вообще, он был благороднейший. Правда, он был очень сдержан и трудно сближался.».

«К больным, — пишет Н. С. Киселев, — Владимир Александрович относился чрезвычайно внимательно и сердечно и был всегда одинаков со всеми — и знатными и простыми, и богатыми и бедными. В глаза бросалась его любовь к людям: несмотря на суровый внешний вид он относился к своим пациентам с большим участием, буквально болел за них душой. Несчастный случай у той или другой одинаково удручал его, равно как и благоприятный исход тяжелого заболевания являлся для него большим праздником. Отношение Владимира Александровича к больным объясняется тем, что он видел в них не научный только материал, а прежде всего страдающего человека, ждущего от него помощи и облегчения болезни. Может быть, на это повлияли медицинские невзгоды в его собственной жизни, както смерть жены при хлороформировании перед операцией и еще раньше смерть дочери в самом раннем возрасте. Всегда откровенный и прямолинейный Владимир Александрович иногда бывал резок в отношении к работавшим в отделении врачам и низшему персоналу, если ему казалось, что от неправильного образа действий тех или других страдают интересы больных, но не было ни одного случая, когда бы он грубо отнесся к больным. Пациентки любили и уважали Владимира Алекандровича и доверие к нему было так велико, что его вызывали для операций и в провинцию. Никто не слыхал его отказа посетить больную, и ко всякой больной, требовавшей особенного наблюдения, он приезжал по нескольку раз в день» [6].

В. А. Вастен был прекрасным диагностом. В распознавании тазовых гнойников у него не было соперников. Он знал множество диагностических тонкостей и симптомов, которые помогали дифференцировать различные заболевания, острые и хронические воспалительные процессы. Например, он придавал большое значение окраске языка для отличия анемии при внематочной беременности от других причин ее развития. Считая главным во врачебном долге оказывать врачебную помощь больным, он не стремился к ученым званиям. Даровитый от природы человек, отличный научнообразованый гинеколог Владимир Александрович представлял собой идеал больничного врача-практика. Вместе с тем, он активно занимался анализом клинического материала, докладывал на заседаниях медицинских обществ свои уникальные наблюдения и делал глубокие обобщения. С большим интересом было встречено акушерско-гинекологическим обществом Санкт-Петербурга 28.10.1892 г. его сообщение «Разрыв матки во время родов; детское место в брюшной полости; чревосечение; надвлагалищное удаление матки». В 1896 г. на заседании общества В. А. Вастен доложил о 77 случаях внематочной беременности. В сообщении он обратил внимание на такой симптом: появление резистентности и тестоватости в заднем Дугласом пространстве («иногда удавалось при осторожном исследовании определить более плотную контурированную трубу от тестоватой консистенции излившейся крови»). Симптом этот позже был описан зарубежными гинекологами. В 1904 г. В. А. Вастен на IX Пироговском съезде врачей выступил с докладом о показаниях к хирургическому лечению гнойно-воспалительных процессов малого таза («тазовых гнойников» у женщин).

В. А. Вастен у врачей «пользовался глубочайшим почтением, уважением и таким безграничным доверием, что очень многие из них в затруднительных случаях своей семейной жизни обращались именно к нему. Поразительна медицинская честность Владимира Александровича. Сомневаясь в своем распознавании, он заявлял о том открыто и рекомендовал обратиться к лицам, которых считал специалистами по данному вопросу, хотя бы личные отношения их к нему и были недружелюбны. Редко можно найти человека так искренне со-знавашего свои ошибки, как это делал Владимир Алекандрович. Найдя или вспомнив их, он сам рассказывал их своим близким и сотрудникам без малейшего желания обелить себя». [6].

Он был учредителем и Почетным членом Санкт-Петербургского медицинского общества и Акушерско-гинекологического общества в Санкт-Петербурге. Странно, но В. А. Вастен не имел ни ученой степени, ни ученого звания, хотя имя

его было хорошо известно акушерам-гинеклогам России. Профессор К. Ф. Славянский так образно характеризовал В. А. Вастена: «По своему знанию, искусству, талантливости и трудолюбию — генерал от гинекологии». Большой хирургический материал Обуховской больницы, личные качества В. А. Вастена, честно делившегося своими знаниями с окружающими, служили притягательной силой для врачей, желавших совершенствоваться в гинекологии. На отделении стали появляться врачи-экстерны. С 1893 г. в должности старшего ординатора стал работать под руководством В. А. Вастена Вильгельм Генрихович Бекман.

Родился В. Г. Бекман 27 мая 1866 г. в г. Пернове Лифляндской губернии. Медицинское образование получил в Императорском Юрьевском (Дерптском) университете. В 1889 г. защитил диссертацию на степень доктора медицины. С 1890 по 1893 г. занимал должность ассистента при евангелической больнице, где изучал гинекологию под руководством проф. Э. Ф. Биддера. В 1891-1898 гг. работал в качестве врача-эксперта и репетирора повивальной школы в Петербургском Родовспомогательном заведении. С 1893 г. он стал работать в женской Обуховской больнице сначала в должности сверхштатного ординатора, а с 1898 г. — помощника заведующего гинекологическим отделением. Он «владел в совершенстве как абдоминальным, так и влагалищным путем, оперировал все, что только могло доставлять богатый материал Обуховской больницы; можно отметить, кроме тщательной быстрой техники, большую удачливость его операций, проявляющуюся особенно на тяжелых и кропотливых операция (Операция Вертгейма, зашивание мочевых свищей и др.)» [7]. Опубликовал свыше 50 научных работ на русском, немецком и французском языках, которые отличались глубиной, законченностью и носили монографический характер. Научные работы В. Г. Бекмана, по мнению Л. Кривского, служили «проявлением общего склада его мышления и характера, который отражался и на всей его работе; та же обдуманность, тщательность и редкая добросовестность были отличительными чертами всей его деятельности, как литературной, так и оперативной и общественной. Не раз уже я упоминал о другой черте его характера — о его трудолюбии, усидчивости, увлечении и, можно сказать, жадности к работе: все это проявлялось в той быстроте, с какой он переходил от одной работы к другой... Проявлялась его любовь к работе и в мелочах, так как каждую минуту отдыха он старался использовать на то или другое дело. Ясно было, что работа — его жизнь и без нее он не мог бы существовать» [7].

В. Г. Бекман являлся в течение 5 лет секретарем Санкт-Петербургского Акушерскогинеклогического общества, членом президиума Всероссийского общества борьбы с раковыми заболеваниями. В работе «Клинические наблюдения над раком матки» (1901) им предоставлен разбор «437 случаев неизлечимого рака матки, из которых умерло 174», которых он наблюдал в течение 2,5 лет в «канцерной палате Обуховской больницы». «Я со своей стороны должен признаться, — писал он, — что придерживаюсь самого пессимистического взгляда на коренное излечение рака при помощи существующих теперь оперативных методов», хотя и «не оспариваю факта, твердо установленного, что действительно существуют случаи излечения рака матки при помощи радикальной операции» [1]. На V Международном акушерско-гинекологическом конгрессе (1910) В. Бекман выступил с докладом «Метрейриз и влагалищное кесарское сечение, как родоразрешающие приемы при эклампсии». По его данным, в «Обуховской больнице за 19041909 гг. было 210 случаев эклампсии. В то время для родоразрешения применялись бужи, разрыв пузыря, ручное расширение зева. Смертность была 34 %». За текущий год при применении в Обуховской больнице раннего родоразрешения в виде влагалищного кесарского сечения удалось добиться «понижения смертности при эклампсии до 11,7 %. Умерла одна больная, доставленная почти в агонии» [12]. Это позволило прийти к выводу об исключении применения метрейриза как слишком медленного способа родоразрешения.

Он был человеком «жизнерадостным, влюбленным в свое дело, мечтающим о новых трудах... Научную литературу он знал прекрасно, усердно следил за всеми журналами и новейшими книгами и, обладая прекрасной памятью, он всегда мог дать любую справку по вопросам не только одной гинекологии и смежных, но даже и более отдаленных отраслей медицины. Он весь отдавался всякому делу, за которое брался. С таким же взглядом он отстаивал и свои взгляды, выражая их прямо и даже иногда резко. Эта прямота и страстность наряду со строгостью, как к себе, так и к другим, были, может быть, причиной того, что у него бывали личные столкновения, но это не мешало ему создать среди многочисленных товарищей и сослуживцев тот почет, уважение и любовь, которыми он пользовался» [7]. Скончался В. Г. Бекман 17 декабря 1916 г. от «злокачественного малокровия», возвращаясь из Финляндии в Петроград.

Традиции гинекологического отделения Обуховской больницы и высокий профессиональный уровень оказания помощи больным продолжал и поддерживал преемник В. А. Вастена — Леонид Александрович Кривский. Он родился 9 июля

1870 года в семье врача. После окончания Военно-медицинской академии в 1894 г. Л. А. Кривский начал работать в Обуховской больнице и одновременно в Петербургском Родовспомогательном заведении. В 1896 г. получил место заводского врача на Александровском заводе Николаевской железной дороги. С 1904 г. стал заведовать XIII Городским родильным приютом, а в 1906 г. возглавил Коломенский родильный приют. В 1905 г. он защитил диссертацию «К вопросу о заднетеменном вставлении головки.». С 1910 г. Л. А. Кривский заведовал гинекологическим отделением Обуховской больницы, куда съезжались «из разных углов России и старые земские врачи с большим собственным опытом, чтобы присмотреться к новейшим методам оперативной гинекологии, и молодые врачи, только что кончившие курс и чувствующие потребность в пополнении своих знаний и в приобретении необходимого опыта в деле оказания помощи больной женщине и роженице» [3]. В 1913 г. он получил звание приват-доцента Военно-медицинской академии, а в 1915 г. избран профессором Петроградского универсистета (Психо-неврологического института, затем Государственного института медицинских знаний). Следующие два года (с 1916 по 1918) Л. А. Кривский провел в Англии, куда был командирован главным военно-санитарным управлением. В 1918 г. гинекологическое отделение Обуховской больницы было преобразовано в акушерско-гинекологическую клинику Государственного института медицинских знаний, где до 1931 г. он вел большую лечебно-хирургическую и преподавательскую работу. Л. А. Кривский как акушер и гинеколог обладал «тщательностью и тонкость оперативных приемов, ему удавалось удачно оперировать очень трудные случаи. Его широкая эрудиция во всех отделах акушерства и гинекологии дала ему право быть редактором и составителем большого руководства по женским болезням» [10].

Профессор Л. А. Кривский опубликовал 65 научных работ, касающихся вопросов оперативного акушерства и хирургического лечения гинекологических заболеваний (миомы, рака). Акушерство он относил к таким чисто практическим специальностям, к «которым более чем к другим отраслям медицины, подходит определение не только науки, но и искусства, постигаемого им опытом, и вдумчивым, сознательным отношением к каждому отдельному случаю, требующему к тому же быстрой и верной ориентировки, от правильного разрешения которых зависит жизнь или смерть двух существ». Им была детально разработана методика операций при фибромиоме матки (на 700 случаях) и внематочной беременности (на 1003 случаях). Под редакцией Л. А. Кривского вышло фундаментальное «Руководство по женским болезням» (1927), к участию в котором были привлечены видные специалисты. Л. А. Кривский был секретарем и председателем Ленинградского акушерско-гинекологического общества [3].

В Обуховской больнице начиналась практическая и научная деятельность таких видных российских акушеров и гинекологов, как П. Т. Садовский (с 1898), Л. Л. Окинчиц (с 1902), Г. Г. Гентер (с 1904). В своих трудах, докладах и демонстрациях гинекологи «Обуховки» затрагивали разнообразные проблемы патологии женской половой сферы. Конкретные вопросы, ввиду их непосредственного практического значения, привлекали их большее внимание и разрабатывались подробнее и глубже других. К ним относились, в первую очередь, проблемы оперативного акушерства, неотложной помощи в гинекологии, диагностика и лечение опухолей гениталий. Следует назвать хотя бы некоторые из разрабатывавшихся ими акушерских проблем: лечение эклампсии и ведение родов при узком тазе (В. А. Вастен, 1898 г.; Л. А. Кривский, 1905), преждевременная отслойка плаценты (Г. Г. Гентер, 1913), выворот матки (Р. Э. Рюккер, 1916). Рассматривая вклад гинекологов Обуховской больницы в отечественную медицину, необходимо с полным правом подчеркнуть значение Обуховской школы в разработке оперативных методов лечения внематочной беременности (В. А. Вастен, 1896; В. Г. Бекман, 1914), фибромиомы матки (В. А. Вастен, 1895; В. Г. Бекман,1901; П. А. Попов,1913 г), злокачественных новообразований (В. Г. Бекман, 1898, 1901, 1913; Л. А. Кривский, 1911), воспалительных процессов малого таза (В. А. Вастен,1904 г; Л. А. Кривский 1913).

Примечательно, что профессор Г. Г. Гентер свой замечательный «Учебник акушерства» посвятил именно «Обуховке», написав: «Обуховской больнице имени проф. Нечаева, в годовщину ее 150-летнего юбилея, и всему коллективу работников старейшей в нашей стране больницы — посвящаю свой труд. Автор».

Литература

1. Бекман В. Г. Клинические наблюдения над раком матки // Ж.

акуш. и жен. болезн. — 1901. — Т. XV, отд. оттиск. — 24 с.

2. Белевитин А. Б., Немченко В. И. Обуховская больница. — СПб.: ВМедА, 2003. — 55 с.
3. Гентер Г. Г. Профессор Леонид Александрович Кривский // Ж. акуш. и жен. болезн. — 1923. — Т. XXXIV — кн.1. — С.3-8.
4. Грекова Т. И., ГоликовЮ. П. Медицинский Петербург. Очерки, адресованные врачам и их пациентам. — СПб.: Фолио-пресс, 2001. — 416 с.
5. Исторический очерк Обуховской больницы за 100 лет / Сост. Ф. Герман. — СПб., 1884.
6. КиселевН. С. Владимир Александрович Вастен // Ж. акуш. и жен. болезн. — 1911. — отд. оттиск. — 14 с.
7. Кривский Л. А., Бекман В. Г. // Ж. акуш. и жен. болезн. — 1917. — Т. XXXI — № 3-4. — С. 113-124.
8. Кривский Л. А. Краткий обзор деятельности совещания врачей-акушеров СПб. Городских родильных приютов за 1909 г. // Ж. акуш. и жен. болезн. — 1910. — Т. XXIV — № 4. — С. 1113-1118.
9. Медицина. Культура. Милосердие. В фотографиях и документах конца XIX — начала XX века: книга-альбом. — СПб.: Лики России, 2002.
10. Нечаев А. А. Очерки Истории Обуховской больницы. — Л.: ВММА, 1952.
11. Пирогов Н. И. Вопросы жизни. Дневник старого врача. — СПб.: ВМедА, 2008.
12. Проскурякова М. Д. X Международный акушерско-гинекологический конгресс в Петербурге // Ж. акуш. и жен. болезн. — 1910. —Т. XXIV — № 1. — С. 2181-2182.

Статья представлена Э. К. Айламазяном, ГУ НИИ акушерства и гинекологии им. Д. О. Отта,

Санкт-Петербург

GYNECOLOGISTS OF FAMOUS HOSPITAL «0BUH0VSKY» Tsvelyov Y. V., Tyshkevich O.V.

■ Summary: This article is dedicated to the oldest hospital of SaintPetersburg «Obukhovsky» (founded in 1780) and most famous native

gynecologists (V. A. Vasten, V. G. Beckman, L. A. Krivski).

■ Key words: history of medicine; Obukhovski hospital; V. A. Vasten;

V. G. Beckman; L. A. Krivski.

■ Адреса авторов для перепискиЦвелев Юрий Владимирович — академик Российской академии естественных наук, д. м. н., профессор. Кафедра акушерства и гинекологии Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова. 194044, Россия, Санкт-Петербург, ул. Клиническая, 4. E-mail: rdwma@deti-spb.ru

Тышкевич Ольга Васильевна — к. м. н., ассистент кафедры акушерства и гинекологии Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова. 194044, Россия, Санкт-Петербург, ул. Клиническая, 4. E-mail: rdwma@deti-spb.ru

Tsvelyov Yuriy Vladimirovich — member of RANS, MD, PhD, professor. Obstetrics and Gynecology department of Medical-Military Academy named after S. M. Kirov.

194044 Russia, St. Petersburg, Klinicheskaya st., 4. E-mail: rdwma@deti-spb.ru

Tyshkevich Olga Vasilevna — the candidate of medical sciences. Obstetrics and Gynecology department of Medical-Military Academy named after S. M. Kirov. 194044 Russia, St. Petersburg, Klinicheskaya st., 4. E-mail: rdwma@deti-spb.ru

ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ ОБУХОВСКАЯ БОЛЬНИЦА В. А. ВАСТЕН В. Г. БЕКМАН Л. А. КРИВСКИЙ v. a. vasten v. g. beckman l. a. krivski history of medicine obukhovski hospital
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов