Спросить
Войти

Исторические этапы и концептуальные предпосылки зарождения и развития гражданского общества и его институтов в России до XX века

Автор: указан в статье

УДК 347.471

Киричек Евгений Владимирович Evgeny V. Kirichek

доктор юридических наук, доцент, начальник управления учебно-методической работы

Академия управления МВД России (125171, Москва, ул. З. и А. Космодемьянских, 8)

doctor of sciences (law), associate professor, the head of department educational-methodical work

Academy of management of the Ministry of internal affairs of Russia (8 Z. and A. Kosmodemyanskiy st., Moscow, Russia, 125171)

E-mail: Kirichek79@yandex.ru

Коробов Виктор Борисович Victor B. Korobov

доктор социологических наук, профессор, главный научный сотрудник научно-исследовательского центра

Академия управления МВД России (125171, Москва, ул. З. и А. Космодемьянских, 8)

doctor of sciences (sociology), professor, chief researcher at the research center

Academy of management of the Ministry of internal affairs of Russia (8 Z. and A. Kosmodemyanskiy st., Moscow, Russia, 125171)

E-mail: Kirichek79@yandex.ru

Исторические этапы и концептуальные предпосылки зарождения и развития гражданского общества и его институтов в России до XX века

Historical stages and the conceptual preconditions of origin and development of civil society and its institutions in Russia XX century

Статья посвящена исследованию исторических The article is devoted to research of historical stages,

этапов, концептуальных предпосылок и условий за- the conceptual prerequisites of the emergence and deрождения и развития гражданского общества в по- velopment of civil society in political and legal thought of

литико-правовой мысли России до XX века, что Russia until the XX century, which allowed to talk about

позволило говорить о системном синтезе многих system synthesis of many approaches of scientistsподходов ученых-мыслителей, при котором основной thinkers, in which the main unifying and harmonizing

объединяющей и гармонирующей идеей является по- idea is the notion of civil society as a balance between

нятие гражданского общества как равновесия между the interests of the individual and society. It is stated that

интересами личности и общества. Констатируется, in Russia during the XVIII—XX centuries formed two

что в России в период XVIII—XX веков сложились paradigms, first, the etatization of society, and secondly,

две парадигмы: во-первых, этатизация общества; the development of civil society through economic forms.

во-вторых, развитие гражданского общества посред- The author makes a number of constructive conclusions

ством экономических форм. Авторы делают ряд кон- regarding the progressive development of the civil sociструктивных выводов относительно поступательного ety in Russia. развития гражданского общества в России.

Процесс становления гражданского обще- мости от участия в нем общественности. По

ства находится в пропорциональной зависи- мнению О.Э. Лейста, генезис гражданского об© Киричек Е.В., Коробов В.Б., 2017

щества является важным историческим периодом, когда складывались современное право и государство. Именно гражданское общество появляется в процессе и в результате отделения государства от социальных общностей, позиционирования его как самостоятельной в некотором роде сферы общества [1, с. 226].

Гражданское общество в своем развитии прошло длительный эволюционный путь. Концептуальные предпосылки его зарождения в России уходят своими корнями во времена Киевского государства, где в составе органов государственной власти функционировало народное собрание (вече), которое И.Я. Фроянов называет верховным демократическим органом власти [2, с. 166]. Конечно, среди историков нет единства относительно полномочий данного института, поскольку зачастую оно само предопределяло свою компетенцию, которая в разные периоды исторического развития была различной [3, с. 46], но очевидно одно: киевское вече не выполняло и не могло выполнять функции законодательного органа ввиду того, что принадлежали они великому князю. Хотя в Новгороде, который, как утверждают, не познал в достаточной мере присущей для Руси княжеской власти, законодательство, примером которого является Новгородская судная грамота и другие документы, наряду с избранием и смещением владык, посадников, тысяцких, назначением новгородских воевод, воевод в провинции и посадников, контролем за деятельностью должностных лиц (князя, посадников, тысяцких и др.) и так далее, относилось к полномочиям веча [4, с. 175, 176].

В гражданском обществе проявляется исторически формирующийся уклад нравственной жизни, включающий экономику, социальные группы воздействия и институты, ответственные за социальное обеспечение, а не естественное состояние свободы [2, с. 172].

Другим органом, состоявшим из представителей феодальной аристократии, была боярская дума, которая «с X по XVIII вв. стояла во главе древнерусской администрации, управляла созданным ей всем правительственным механизмом, законодательствовала, давала ответы на вопросы, обращенные к правительству» [5, с. 3]. Наиболее напряженный период организации деятельности боярской думы приходится на период XV—XVI веков, когда она превратилась в сложное учреждение с прочным составом и определенной компетенцией. Причем после распада московского боярства на несколько слоев, разных по своему происхождению и политическому предназначению, внутри думы произошел раскол на иерархические чины: аристократический и бюрократический. Боярами и окольничими назначались старшие представители авторитетных боярских фамилий. Напротив, думные бояре и думные дьяки, в основе своей люди не знатные, назначались по велению государя за личные качества или особые государственные заслуги [6, с. 309—310].

Более того, отмечает В.О. Ключевский, Московское княжество не являлось единственной политической формой на Руси того времени. Существовали еще две формы: казачество и вольные городские общины, родоначальником и типическим представителем которых был Новгород Великий [6, с. 146].

Важным, как представляется, является также вопрос, связанный с деятельностью земств, земских соборов — значимых национальных форм децентрализации власти, которые, по мнению многих ученых, во все времена являлись учреждениями самоуправления. Вместе с тем, это далеко не так. Об этом, в частности, говорят многочисленные исторические факты, свидетельствующие о неодинаковом положении этих учреждений в различные периоды времени, начиная с земской реформы XVI века, проводившейся при Иване IV, заканчивая реформами XIX века, характеристику которых мы оставляем за рамками данной статьи, поскольку, как видится, черты гражданского общества здесь были недостаточно ярко выражены.

Возможность говорить о земствах в связи с гражданским обществом возникла, когда разработчиками реформ Н.А. Милютиным и С.С. Ланским в основу преобразований были положены принципы выборности и бессословности. Правда, проект реформ в процессе обсуждения был пересмотрен в пользу консерватизма. Тем не менее, в качестве «Положения о губернских и уездных земских учреждениях» от 1 января 1864 года имел важное значение в пробуждении общественности и приближении конституционных перемен, хотя и ограниченных впоследствии Манифестом от 17 октября 1905 года. Несмотря на существующие ограничения в правах, земства внесли существенный вклад в дело просвещения внушительной массы крестьянства. Это были первые учреждения, предоставившие крестьянам право выбора и где, невзирая на запреты, формировалась либеральная оппозиция самодержавию [7, с. 12; 8, с. 75—77].

Имела место в этот период и договорная практика. В частности, уже в 1610 году боярином М. Салтыковым был разработан проект договора с царем, предусматривающий процедуру принятия важных управленческих решений, отдельные права московского народа, неприкосновенность Русской православной церкви, вопросы государственного устройства, который стали называть «Проектом первой конституции М. Салтыкова» [9, с. 83].

В конце XVII века некоторые аспекты гражданского общества и государства в России рассматривались Ю. Крижаничем в его трактате «Политика» [10, с. 528]. В частности, много внимания он уделял проблемам крепостного права и рабства, формам правления, личности монарха, обеспечению хозяйственного благополучия, образу человека нового времени [11, с. 331—334].

Заслуживает внимания точка зрения В.Н. Ше-ломенцева о том, что идеи о сущности государственной власти и местного самоуправления на Руси, о роли законов, равенстве и справедливости, об участии граждан в общественной и политической жизни и так далее фактически были заложены в России в XVI—XVIII веках [12, с. 63].

В период правления Екатерины II в России начинают открыто употребляться слова «общество» и «гражданство». Императрица первая провозглашает, что государство должно считаться с правами и нуждами граждан и существует исключительно для их пользы. Высказывает мысль о необходимости улучшения жизни. Губернская реформа 1775 года проводится под девизом создания гражданского общества и многоукладной собственности, освобождения империи от вероятных противников. Закладываются основы для деятельности общественных организаций, в частности, Вольного экономического общества (1765 г.), созданного Указом Екатерины II.

Александр I вошел в историю как реформатор государственного устройства. По его поручению М.М. Сперанский подготовил проект, предусматривавший взаимодействие государства и общества, разделение властей, повышение уровня экономического развития, наделявший избирательными правами дворян, крестьян, мещан, имеющих имущество и т. д. В основе всех этих и других преобразований лежал не революционный, а эволюционный подход, включающий в том числе разработку идеи формирования нового среднего класса, стремящегося к самореализации.

По общему правилу детальное исследование проблем гражданского общества в России связано было, в первую очередь, с появлением взглядов философов-мыслителей эпохи

Просвещения (конец XVIII — начало XX вв.), особенностью которых было тяготение к обоснованию конструкции общества, в котором формально равные субъекты были бы наделены определенными правами и свободны от вмешательства государства в их частную жизнь.

Наибольшей популярностью пользовались труды Ж.Ж. Руссо о тотальной этатизации общества, которые органически вписывались в существующий социально-экономический и культурно-духовный уклад с его патриархально-общинными началами, сакрализацией царской власти в сфере политики, высоким уровнем централизации государственного управления и всевластием православия в духовной сфере [13, с. 307].

Несмотря на сращивание руссоистского мировоззрения с традиционными идеями, вместе с тем, преломилось оно по-разному: кому-то симпатизировал образ разумного законодателя и/или просвещенного монарха, а для кого-то ценность представляли права человека и гражданина и/либо договорная модель гражданского общества, в основе которой лежало право собственности и личная независимость.

Не чужд был феномен гражданственности и А.Н. Радищеву, стоявшему у истоков освободительной традиции России. Его позиция целиком и полностью была пронизана философией общественного договора, естественных прав человека и равноправия всех народов. Он открыто заявлял о приоритете прав народа над правами монарха. Выступал за мирное разрешение внешнеполитических споров, против агрессивных войн. Социальный идеал он видел в обществе свободных и равноправных собственников, а наилучшей политической организацией называл республику [14, с. 712]. Многие эти и другие вопросы освещены им в книге «Путешествие из Петербурга в Москву» [15, с. 239].

Свой вклад в развитие идей гражданского общества привнесли идеологи декабристского движения П.И. Пестель и Н.М. Муравьев. Они отстаивали демократические принципы (равенства всех перед законом, разделения властей, признания гражданских прав и свобод, подчинения властей закону), выступали против крепостного права и сословных привилегий. П.И. Пестель писал, что «гражданское общество — это соединение нескольких человек, устроенное для достижения благоденствия всего общества и каждого из его членов в особенности» [16, с. 179]. Важно сказать, что П.И. Пестель, хотя и говорит о гражданском обществе, но при этом не проводит четкой грани отграничения его от

государства [16, с. 179]. Более того, он делит всех членов гражданского общества на две категории: повелевающих и повинующихся. Когда гражданское общество — государство, тогда повелевающие — это правительства, а повинующиеся — народ. Самое важное и необходимое право каждого гражданина и священная обязанность каждого правительства, по его мнению, это личная свобода, на основе которой строится государство и без которой «нет ни спокойствия, ни благоденствия» [16, с. 179].

Другой представитель декабристского движения Н.М. Муравьев — один из основоположников Северного общества, предложивший три проекта политической программы, подготовленной им Конституции России, писал: «русский народ, свободный и независимый — не может быть принадлежностью никакого лига и никакого семейства. Источник Верховной власти есть народ, которому принадлежит исключительное право делать основные постановления для себя» [17, с. 73—85].

Не обошел вниманием вопросы гражданского общества и русский анархизм, среди ярких представителей которого можно назвать М.А. Бакунина и П.А. Кропоткина. Анархия, по мнению М.А. Бакунина, представляет собой заключительный этап в эволюции общества, связанный с распространением идеи свободы в массах [18, с. 96]. Несмотря на то, что понятие гражданского общества они практически не употребляют, его образ можно проследить в идеале их будущего общественного устройства (в виде объединений «свободных ассоциаций» (М.А. Бакунин) или «свободного сообщества людей», «союза рабочих» (П.А. Кропоткин)), преследующего цель ограничения, а затем и полного уничтожения государства, которое рассматривалось ими как главное орудие угнетения народа. П.А. Кропоткин называл гражданское общество «союзом равных, не допускающих в своей среде никакого принуждения» [19, с. 161]. М.А. Бакунин отмечал, что «общество само собой обратится в совершенно свободную организацию экономических интересов и общин». Для этого людям необходимо объединяться и самостоятельно управлять своими интересами [20, с. 192]. По сути, такое толкование соответствует современному пониманию гражданского общества. Именно такой образ современного гражданского порядка виделся анархистам.

Таким образом, в России в период XVIII—XX веков сложились две парадигмы. Во-первых, этатизация общества, о которой, как уже было отмечено ранее, говорил Ж.Ж. Руссо, главенство общей воли над частным интересом, а во-вторых, развитие гражданского общества посредством экономических форм, чему препятствовали крепостное право и декаданс дворянства, которое, по мнению Б.Н. Чичерина, «могло занять пустующее место организованной буржуазии, ставшей на Западе основой гражданского общества. В противном случае ее место заняла бы бюрократия, усиливавшая давление правительства на общество» [21, с. 104]. Это предвидение выдающегося русского правоведа в большей мере сбылось: дворянство оказалось не в состоянии реализовывать несвойственную для себя функцию. Более того, самодержавному монархическому государству ничего не оставалось, как пойти на уступки общественности и предоставить ей право участия в управлении, особенно после поражения в Крымской войне 1853—1856 годов.

Значимые вопросы, касающиеся соотношения государства и общества, исследовал в своих трудах идеолог классического славянофильства К.С. Аксаков, который писал: «Государство как принцип — зло; ложь лежит не в той или иной форме государства, а в самом государстве, как идее, как принципе. Россия — земля совершенно самобытная, вовсе не похожая на европейские государства и страны. Очень ошибутся те, которые вздумают прилагать к ней европейские стандарты и на основании их судить о ней» [22, с. 16—23].

Проблема заключается в том, что в России, с позиции И.В. Киреевского, формируется подобие западного гражданского общества, но с некоторыми особенностями, обусловленными другим характером отношений с властью. Коллективизм и менталитет русского народа — это важные факторы в условиях становления общественности, государственности, гражданственности. Ориентир на коллективизм проявляется в различных формах практического действия, — от защиты Родины до организации кампаний по борьбе с голодом [23, с. 68].

Следующий этап развития гражданского общества в России (XIX — начало XX в.) связан с деятельностью революционных демократов — представителей радикального направления политической мысли (В.Г. Белинского, А.И. Герцена, Н.П. Огарева, Н.Г. Чернышевского, Д.И. Писарева и др.), революционно-демократическая идеология которых была направлена против самодержавно-крепостнического строя и различных форм идеалистического мировоззрения. Представители этого течения основывали свое учение на критике концепций

западно-европейского либерализма. Так, например, Н.Г. Чернышевский, осуждая либерализм в непоследовательности, говорил о том, что либералы, не являясь радикалами, вместе с тем, почти всегда враждебны демократам. Они рассуждают о политической свободе, о ее постепенном распространении без всяких сотрясений [24, с. 142—143].

Основатель теории «русского социализма» А.И. Герцен считал, что человечество развивается ступенчато и каждая ступень воплощается в народе. В крестьянской общине он видел частицу социализма, а в крестьянине — человека будущего, социалиста. Центральной проблемой для него была историческая общность и различность судеб России и Запада. Он пытался показать миру возможность существования нового общественного строя — прообраза будущего социального устройства, в котором присутствуют традиции коллективизма, взаимопомощи, выборного самоуправления, исключена возможность эксплуатации человека человеком [25, с. 592].

Представляется, что глубокое увлечение идеями социализма в условиях классовой борьбы, всеобщей бедности русского сельского «мира», который А.И. Герцен противопоставлял антигуманному капитализму, было явно преждевременно, что впоследствии стало одним из основных препятствий развития всеобщей правовой культуры как важного и необходимого элемента гражданского общества в России.

З.М. Черниловский указывает, что гражданское общество как таковое возникает там и тогда, где и когда вызрели предпосылки граж-данско-мировоззренческого консенсуса, выраженные в ценностных аспектах правовой культуры; формируется постоянная, самостоятельная система общественных институтов, обладающих собственным статусом и готовых к конструктивному диалогу с государством, способных быть его (государства) противовесом и противостоять его политической экспансии, формируя либеральные установки правового поведения, сдерживать его монополистическую направленность, а также стремление к переходу из системы обеспечения общества в систему самообеспечения [26, с. 47].

Основные идеи того времени не пропали бесследно, они оказали заметное влияние на развитие либеральной идеологии в России (середина XIX — первая половина XX в.). Несмотря на отсутствие в России совершенного гражданского общества, эти вопросы нашли свое отражение в трудах известных правоведов (Н.Н. Алексеева,

А.И. Ильина, П.И. Новгородцева, К.П. Победоносцева, Е.Н. Трубецкого, Б.Н. Чичерина и др.). Исследуя правовую сторону функционирования гражданского общества, они делали акцент не столько на правах человека, как это было у европейских мыслителей, сколько на его обязанностях по отношению к общественному целому, зависящему от солидарности и взаимодействия граждан [27, с. 133—166]. Одним из основных вопросов был: «Что полнее и глубже удовлетворяет нравственное сознание личности: образ небольшого самодовлеющего союза или идеал вселенского всемирного гражданского равенства и братства?» [28, с. 124]. Здесь правоведы больше придерживались последнего образа, а именно — гражданского общества.

В своем учении о правовом идеале Н.Н. Алексеев отходит от сентенции общественного развития, но при этом советует воспользоваться средствами совершенствования любого возможного правопорядка, которое в конечном итоге может излечить многие болезни общества, но, вместе с тем, не довести его до состояния земного рая» [29, с. 276]. Совершенствование правопорядка сводилось в основном к двум граням достижения правового идеала: во-первых, «предполагаемым и защищаемым каждым правопорядком ценностям» [29, с. 289]; во-вторых, «опыт усовершенствования должен начаться с усовершенствования субъекта права», который должен быть не фиктивным, а значит духовно зрелым [29, с. 278].

Речь в данном случае идет о воспитании истинной, сознательной личности, с высоким уровнем правосознания, включая правильное осознание ценностей, способной совершенствовать государственные и общественные институты.

Е.Н. Трубецкой в качестве безусловной ценности называет личность, которая, по его мнению, является тем субъектом права, ради которого наделяются правами все иные субъекты, заслуживающие уважения, но при этом лишь условного [30, с. 366].

Размышляя на тему гражданского общества, выдающийся правовед К.П. Победоносцев в своих сочинениях указывал, что «есть в душах человеческих сила нравственного тяготения, привлекающая одну душу к другой; есть глубокая потребность воздействия одной души на другую. Без этой силы люди представлялись бы кучею песчинок, ничем не связанных и носимых ветром во все стороны. Сила эта естественно, без предварительного соглашения, соединяет людей в общество гражданское» [31, с. 217].

Большой вклад в развитие российского гражданского общества XIX века внесла также Судебная реформа 1864 года, посредством проведения которой учреждаются институты присяжных заседателей и частных поверенных (адвокатов). В пореформенный период эти институты стали неотъемлемой частью судопроизводства.

Несмотря на множество разного рода примеров проявления гражданского общества в России на разных этапах ее развития, некоторые исследователи (например, З.М. Чер-ниловский) полагают, что гражданского общества в Российской империи и СССР вообще не было и его необходимо создавать впервые [26, с. 144], другие (например, Дж. Бредли) все же считают, что в России имеется небольшой опыт в сфере создания теории гражданского общества, а в практике его функционирования она не имела четко определенных ориентиров. В период заката царского режима гражданское общество в России оказалось неспособным не только защитить государство, но и само себя» [32, с. 89].

Несмотря на то, что в либеральных взглядах России и Европы можно обнаружить некоторые общие закономерности, вместе с тем, условия зарождения и развития гражданского общества были разными. Как представляется, наиболее значимыми являются следующие: 1) большая территория; 2) государственная централизация власти, присутствие государственного начала в политической и экономической жизни; 3) недостаточная развитость частной собственности, предпринимательства, отсутствие стимулов труда, неразвитость рынка, господство крестьянской общины; 4) наличие менталитета покорности, исполнительности перед властью при полном отсутствии инициативности [33, с. 137].

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что гражданское общество прошло достаточно длительный путь своего развития, который, как представляется, условно можно представить в виде пяти основных этапов, каждый из которых сопровождался множеством различных взглядов, идей, теорий, подходов, направлений:

1) архаический этап (прим. VIII в. до н. э. —

V в. н. э.);

2) Средние века и эпоха Возрождения (прим.

VI — XVI вв.);

3) эпоха Просвещения и период ранних буржуазных революций (прим. XVII — XVIII вв.);
4) «Золотой век» (XIX в.);
5) новейшее время (XX в. — по н/в.).

Примечания

1. Лейст О.Э. Гражданское общество, государство и право // Теория государства и права / под ред. М.И. Марченко. М., 1999.
2. Фроянов И.Я., Дворниченко А.Ю. Города-государства Древней Руси. Л., 1988.
3. История отечественного государства и права / под ред. О.И. Чистякова. М., 1992.
4. Мартышин О.В. Вольный Новгород. Общественно-политический строй и право феодальной республики. М., 1992.
5. Ключевский В.О. Боярская дума Древней Руси. Добрые люди Древней Руси. М., 1902.
6. Ключевский В.О. Русская история. М., 2013.
7. История России XIX — начала XX в. / под ред. В.А. Федорова. М., 1998.
8. Черных А.И. Гражданское общество в России // Гражданское общество: Теория, история, современность. М., 1999.
9. Гончарова О.А. Концепция гражданского общества в философской и политической мысли России в XVIII—XX веках // Вестник Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова. История и политология. 2010. № 2.
10. Крижанич Ю. Политика. М., 1997. 528 с.
11. История политических и правовых учений: учебник для вузов / под общ. ред. В.С. Нерсесянца. Изд. 2-е, стереотип. М., 1998.
12. Шеломенцев В.Н. Общественные объединения в России: теоретико-правовой и институциональный анализ: дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2006.
13. РуссоЖ.Ж. Трактаты. М., 1969.
14. Радищев А.Н. Избранные сочинения. М., 1952. 712 с.
15. Радищев А.Н. Путешествие из Петербурга в Москву / вступ. ст. Д. Благого. М., 1970. 239 с.
16. Пестель П.И. Русская правда // История политических и правовых учений: хрестоматия / под ред. В.П. Малахова. М., 2000.
17. Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. М., 1951. Т. 2.
18. Бакунин М.А. Философия. Социология. Политика. М., 1989.
19. Кропоткин П.А. Анархия: сборник / сост. и пре-дисл. РК. Баландина. М., 2002.
20. Бакунин М.А. Государство и анархия // История политических и правовых учений: хрестоматия / под ред. В.П. Малахова. М., 2000.
21. Чичерин Б.Н. Русское дворянство // Несколько современных процессов. М., 1862.
22. Аксаков К.С. Полное собрание сочинений. М., 1889. Т. 1.
23. Киреевский И.В. В ответ Л.С. Хомякову. Русская идея. М., 1992.
24. Володин А.И., Шахматов Б.М. Утопический социализм в России: хрестоматия / под общ. ред. А.И. Володина. М., 1985.
25. Герцен А.И. Сочинения: в 2-х т. М., 1985/1986. 592/654 с.
26. Черниловский З.М. Гражданское общество: опыт исследования // Государство и право. 1992. № 6.
27. Резник Ю.М. Гражданское общество как феномен цивилизации. М., 1993.
28. Новгородцев Н.И. Два правовых идеала // Научное слово. 1904. Кн. 10.
29. Алексеев Н.Н. Основы философии права. Прага, 1924.
30. Трубецкой Е.Н. Учение Б.Н. Чичерина о сущности и смысле права // Вопросы философии и психологии. Кн. 80. XI. 1905.
31. Победоносцев К.П. Власть и начальство // Московский сборник. СПб., 2009.
32. Бредли Дж. Общественные организации и развитие гражданского общества в дореволюционной России. Общественные науки и современность. 1994. № 5.
33. Киричек Е.В. Полиция и институты гражданского общества в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: устоявшиеся постулаты, реалии и перспективы взаимодействия: монография. М., 2015.
1. Leist O.E. Civil society, state and law // Theory of state and law / ed. by M.I. Marchenko. Moscow, 1999.
2. Froyanov I.Ya., Dvornichenko A.Yu. City-states of Ancient Russia. Leningrad, 1988.
3. History of Russian state and law / ed. by O.I. Chistyakov. Moscow, 1992.
4. Martyshin O.V. Great Novgorod. The socio-political system and the right of the feudal Republic. Moscow, 1992.
5. Klyuchevsky V.O. The boyar duma of Ancient Russia. The good people of Ancient Russia. Moscow, 1902.
6. Klyuchevskiy V.O. Russian history. Moscow, 2013.
7. History of Russia XIX — early XX centuries / ed. by V.A. Fedorov. Moscow, 1998.
8. Chernykh A.I. Civil society in Russia // Civil society: Theory, history, modernity. Moscow, 1999.
9. Goncharova O.A. Concept of civil society in philosophical and political thought in Russia in XVIII—XX centuries // Bulletin of Moscow state humanitarian university. History and political science. 2010. №. 2.
10. Krizhanich Yu. Policy. Moscow, 1997.
11. History of political and legal doctrines: textbook for high schools / ed. by V.S. Nersesyants. 2nd ed. Moscow, 1998.
12. Shelomentsev V.N. Public enterprises in Russia: theoretical-legal and institutional analysis: dissertation... doctor of legal sciences. Moscow, 2006.
13. Rousseau J.J. The Treatises. Moscow, 1969.
14. RadischevA.N. Selected writings. Moscow, 1952.
15. Radischev A.N. Journey from St. Petersburg to Moscow / enter. article D. Blagoy. Moscow, 1970. 239 p.
16. Pestel P.I. Russian pravda // The History of political and legal doctrines: a reader / ed. by V.P. Malakhov. Moscow, 2000.
17. Selected socio-political and philosophical works of the decembrists. Moscow, 1951. Vol. 2.
18. Bakunin M.A. Philosophy. Sociology. Policy. Moscow, 1989.
19. Kropotkin P.A. Anarchy: a collection / ed. and the foreword by R.K. Balandin. Moscow, 2002.
20. Bakunin M.A. State and anarchy // History of political and legal doctrines: a reader / ed. by V.P. Malakhov. Moscow, 2000.
21. Chicherin B.N. Russian nobility // A few modern processes. Moscow, 1862.
22. AksakovK.S. Complete works. Moscow, 1889. Vol. 1.
23. KireyevskyI.V. In response L.S. Khomiakov. Russian idea. Moscow, 1992.
24. Volodin A.I., Shahmatov B.M. Utopian socialism in Russia: textbook / ed. by A.I. Volodin. Moscow, 1985.
25. Herzen A.I. Works: in 2 vol. Moscow, 1985/1986. 592/654 p.
26. Chernilevsky Z.M. Civil society: a study // State and law. 1992. № 6.
27. Reznik Yu.M. Civil society as a phenomenon of civilization. Moscow, 1993.
28. Novgorodtsev N.I. Two of the legal ideal // The scientific word. 1904. Book 10.
29. Alekseev N.N. The basic philosophy of law. Prague, 1924.
30. Trubetskoy E.N. The teaching of B. Chicherin about the nature and meaning of law // Questions of philosophy and psychology. Book 80. XI. 1905.
31. Pobedonostsev K.P. Power and authority // Moscow collection. St. Petersburg, 2009.
32. Bradley Dg. Public organizations and the development of civil society in pre-revolutionary Russia. Social sciences and modernity. 1994. № 5.
33. Kirichek E.V. The police and the institutions of civil society in the organizational-legal mechanism of ensuring constitutional rights and freedoms of man and citizen in the Russian Federation: a well-established postulates, realities and prospects of interaction: monograph. Moscow, 2015.
ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО ОСОБЕННОСТИ УСЛОВИЯ ИСТОРИЧЕСКИЕ ЭТАПЫ ЗАРОЖДЕНИЕ РАЗВИТИЕ civil society features conditions historical stages
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов