Спросить
Войти

Деятельность европейских общественных организаций на Южном Урале во время голода 1921-1922 годов

Автор: указан в статье

Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 12 (150). История. Вып. 31. С. 79-83.

Т. С. Космачёва

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЕВРОПЕЙСКИХ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ НА ЮЖНОМ УРАЛЕ ВО ВРЕМЯ ГОЛОДА 1921-1922 ГОДОВ

В статье рассматривается одно из страшных бедствий человечества - голод. Проанализирована деятельность европейских общественных организаций по спасению голодающего населения и их вклад в преодоление этого бедствия. Определен размер оказанной помощи европейскими организациями жителям Южного Урала во время голода и в период преодоления его последствий.

В 1921 г. на молодую советскую республику обрушилось новое испытание - голод, который охватил 22 губернии с населением более 30 миллионов человек. Внутренних средств республики не хватало для самостоятельного преодоления бедствия. В газете «Правда» 6 августа 1921 г. опубликовали обращение В. И. Ленина к международному пролетариату. Также советское правительство отправило специальное письмо всем правительствам Европы и Америки, в котором сообщало о голоде, постигшем страну, и выражало уверенность, что правительства Антанты и других стран дадут возможность закупить и привезти в Советскую Россию хлеб, с тем, чтобы облегчить положение голодающих. За границу 13 июля 1921 г. была передана телеграмма М. Горького «Ко всем честным людям». «Я прошу всех честных людей Европы и Америки быстро помочь русскому народу, -писал Горький. - Дайте хлеб и медицинскую помощь»1. Обращение В. И. Ленина и телеграмма М. Горького нашли широкий отклик среди организаций и населения зарубежных стран. В данной статье мы остановимся на помощи, оказанной общественными организациями Европы голодающему населению Южного Урала. В настоящей работе мы будем рассматривать Оренбургскую и Челябинскую губернии, традиционно входящие в ЮжноУральский регион. Отдельного изучения, на наш взгляд, требует положение в Башкирии, которая являлась автономной республикой в составе Советской России.

Среди исследователей, занимающихся проблемой голода на Южном Урале в 19211922 гг. и затрагивающих в своих трудах помощь зарубежных организаций, мы можем выделить работы доктора исторических наук,

профессора Л. И. Футорянского, который в ряде статей анализирует помощь, оказанную Коммунистическим интернационалом и миссией Нансена голодающим Оренбургской губернии2. Директор Центра историко-культурного наследия г. Челябинска В. С. Боже и И. Г. Непеин при изучении положения Челябинской губернии во время голода 19211922 гг. рассматривают помощь Межрабпома, Харбинского комитета и указывают на недостаточное изучение исследователями данной страницы истории3. На большую работу по оказанию продовольственной помощи населению Южного Урала со стороны иностранных организаций указывает в своей монографии доктор исторических наук, профессор И. В. Нарский4. Изучив работы, посвященные голоду 1921-1922 гг. и освещающие проблему помощи европейских общественных организаций голодающему населению Южного Урала, мы пришли к выводу, что комплексной, обобщающей работы по изучаемой нами проблеме не имеется.

В середине августа 1921 г. в Женеве собралась конференция общественных организаций, созванная смешанной комиссией Международного комитета Красного Креста и Лиги обществ Красного Креста. На конференции присутствовало более 100 делегатов, представлявших 30 организаций из 22 стран. Конференция приняла резолюцию, предполагавшую создание комиссии для координации деятельности всех организаций в деле помощи голодающим Советской России и настаивавшую на сотрудничестве всех правительств в этом вопросе. Фритьоф Нансен, известный полярный исследователь, с 1919 г. занимавшийся организацией помощи голодающим, пленным, беженцам, принял предложение

конференции возглавить данную комиссию. Он незамедлительно приехал в Москву, где 27 августа 1921 г. подписал соглашение с советским правительством от имени 67 частных благотворительных обществ. В декабре 1921 г. Фритьоф Нансен лично приезжал в город Бузулук с целью ознакомления общего положения голодающего населения. Всего за 1921-1922 гг. нансеновские эшелоны и пароходы доставили в Поволжье около 5 миллионов пудов продовольствия5.

Отделение Красного Креста было открыто и в Оренбургской губернии. В декабре

1921 г. от имени Красного Креста в губернию прибыло 35000 пудов хлеба. Дневная норма питания в столовых организации была следующая: хлеб взрослым - 1 фунт, детям - % фунта; сгущенного молока - 1 &/г банки; какао - 3 золотника (какао и сгущенное молоко выдавалось 3 раза в неделю); крупы - 20 золотников; жиров - 2 золотника; муки - 2 золотника; бобов - 4 золотника; соли - 3 золотника6. В докладе о деятельности Российского отделения Красного Креста отмечалось, что наиболее тяжелый период был с ноября 1921 г. по апрель 1922 г., когда голодающие массами уходили из домов, и смертность достигала страшных размеров. Одной из трудностей являлось и то, что население редко обращалось за квалифицированной медицинской помощью, так как чаще всего оно лечилось народными средствами у местных целителей.

В сентябре 1922 г. в Оренбургской губернии действовало 12 питательных пунктов Российского отделения Красного Креста. Также в селе Исаево-Дедово функционировала амбулатория, а в селах Белозерка и Кузьминка - фельдшерские амбулатории. Кроме того, на полном питании Красного Креста находилась Исаево-Дедовская больница, Александровский и Михайловский фельдшерские пункты, в городе Оренбурге детская больница, психиатрическое отделение губернской советской больницы, туберкулезный диспансер, два дезотряда, санитарная стража, детский приемник № 1 на 600 детей, детский дом имени Луначарского на 70 школьников и дом для голодающих киргиз. В начале декабря

1922 г. руководство Оренбургской губернской советской больницы в адрес Красного Креста прислало благодарственное письмо, в котором выражало признательность за оказанную продовольственную помощь, результатом которой стало прибавление в весе и быстрейшее

выздоровление душевнобольных. К 1 октября 1922 г. в городе Оренбурге закрылась столовая Российского отделения Красного Креста, но в то же время количество выдаваемых пайков увеличилось. Так, детскому приемнику № 1 выдавалось 540-800 пайков, взят под шефство детский дом № 6 на 766 пайков, 200 пайков получал дом для голодающих киргиз7.

В конце марта 1922 г. в Челябинскую губернию для оказания помощи голодающему населению прибыло Чехословацкое отделение Миссии Нансена. Непосредственно к работе Миссия во главе с чехом Бравецем приступила 5 апреля 1922 г., уже 15 апреля в распоряжение организации прибыли первые продукты8. Первоначально помощь оказывалась голодающим детских учреждений Губернского отдела народного образования и Губернского отдела здравоохранения. Когда количество поступаемых продуктов увеличилось, Миссии Нансена отвели для деятельности весь Курганский уезд, где было открыто 142 столовых на 35922 ребенка9. В сентябре в Курганском уезде действовало 140 столовых, организованных организацией, где получали питание 32400 человек. Также Челябинскому губернскому отделу здравоохранения передали вагон медикаментов и рыбьего жира для распределения между больницами. Шведский Красный Крест, работавший на территории губернии под эгидой Нансена, получил телеграмму из центрального офиса о ликвидации помощи в губернии и необходимости выехать в Москву к 20 августа 1922 г. С этого времени организации, входящие в состав Миссии, постепенно начали сворачивать работу по оказанию помощи голодающим на территории губернии. Деятельность Миссии Нансена в Челябинской губернии была остановлена 7 октября 1922 г. «за ненадобностью»10.

Помощь голодающим России оказывали и рабочие разных стран. Первоначально деятельность по оказанию помощи голодающим с их стороны в России координировалась и осуществлялась через «Заграничный комитет для организации международной помощи голодающим Советской России», который был создан по инициативе В. И. Ленина и в связи с решением Исполкома Коминтерна 12 августа 1921 г. в Берлине. Заграничный комитет при Коминтерне (позднее Международная рабочая помощь - Межрабпом) в воззвании к трудящимся всего мира и интеллигенции говорил о своем стремлении объединить представителей международных рабочих организаций разной партийной принадлежности для оказания помощи голодающим Советской России представителей всех направлений и течений в рабочем классе и интеллигенции. Руководителями Межрабпома были: Клара Цеткин (председатель ЦК Межрабпома), Вилли Мюнценберг - секретарь, Франческо Мизиано - член ЦК Межрабпома и многолетний его представитель в Москве. Первая Международная конференция представителей национальных комитетов Межрабпома состоялась 12 сентября 1921 г. в Берлине, через месяц после создания Заграничного комитета, которая призвала рабочих всех стран отчислить однодневный заработок и постановила организовать повсюду с 9 по 16 октября 1921 г. неделю сбора пожертвований в пользу голодающих в Советской России11.

Первые продовольственные грузы Межрабпом направил в наиболее пострадавшие районы - Нижний Новгород, Татарскую республику и Царицын. В дальнейшем грузы

Питание Оренбургского от

Губернского отдела народного образования, на помощь больным Губернского отдела здравоохранения и различным рабочим организациям. В марте открыли 11 столовых, взяты под попечительство 58 детских домов, 2 профессиональные школы, 1 дом отдыха, в них получали питание 54 взрослых и 8156 детей. В апреле в губернию прибыли представители Международного рабочего комитета помощи при Коминтерне: Маргарита Росмер, Асмер Цеткин и другие. С ними прибыло 36 вагонов продовольствия и комплект для оборудования детского дома на 200 детей, который планировали открыть в крупной рабочем районе губернии. В этом же месяце организацией было отпущено 200 пайков для беременных и кормящих матерей, в последующие месяцы выдавалось по 120 пайков14.

Оренбургское отделение Межрабпома действовало с 1 апреля 1922 г., его работа пришлась на самый пик голода и на преодоление последствий. Важной задачей миссии являлось оказание помощи квалифицированным

ления Межрабпома в 1922 г.17

Месяц Число взрослых пайков Число детских пайков Число обедов в детских столовых

Апрель 5135 - Май 5000 300 Июнь 4300 450 500

Июль 4026 520 500

Август - 520 500

Сентябрь - 1200 посылались, помимо перечисленных мест, в Саратов, Уральск, Вятку, Пермь, Оренбург, Екатеринбург, Симферополь и на Украину. В самые критические и голодные месяцы (февраль - июль 1922 г.) Межрабпом ежедневно выдавал питание в размере 2500 калорий более чем ста тысячам человек12. В 1921-1922 гг. Межрабпому удалось собрать 5 млн. долларов и послать голодающим Советской России около 100 грузов (пароходов и железнодорожных составов) с продовольствием, медикаментами, одеждой, обувью, тракторами, сельскохозяйственными машинами, 2,5 млн. пудов семян и прочее13.

Представители Межрабпома прибыли в Челябинскую губернию 29 февраля 1922 г. Помощь данной организации была направлена на усиление питания детским домам

рабочим кожевенной, металлической, текстильной промышленности, железнодорожным и транспортным рабочим, а также чернорабочим. Рабочим выдавался следующий паек: муки - 20 фунтов; крупы, риса, бобов - 25 фунтов; мяса - 5 фунтов; сахара - 5 фунтов; масла - 2 фунта; сгущенки - 3 банки (5 банок сгущенного молока для рабочих, занятых на вредном химическом производстве)15.

Следует отметить, что паек, выдаваемый этой организацией рабочим, был самым питательным (2514 калорий). Однако Оренбургское отделение Межрабпома выделяло не более пяти тысяч пайков для взрослых в месяц (в среднем в месяц голодало не менее 250000 взрослых). Данные таблицы показывают, что помощь голодающим со стороны Межрабпома была незначительной.

Однако выдаваемые усиленные пайки рабочим предприятий способствовали поднятию производства Оренбургской губернии в июле 1922 года на 20-25 %16.

Комитет оказывал помощь и рабочим промышленных предприятий Челябинской губернии. В марте-апреле Межрабпом отпустил 7000 пудов хлеба угольным копям для строительных работ и 4000 пудов железной дороге на ремонт дорог, паровозов18. В мае 1922 г. Председатель Челябинского губернского Совета народного хозяйства Владимир Иванович Мухин и представитель Международного рабочего комитета Маргарита Росмер заключили договор о снабжении рабочих промышленных предприятий на три строительных месяца. Для усиления пайка Межрабпомом на период, обозначенный в договоре, были выделены следующие продукты: муки 8565 пудов, жиров 268 пудов, овощи и фрукты выделялись по возможности. Гарантии о выполнении договора были даны каждой стороной, причем Председатель Совета Народного хозяйства обязался предоставить Межрабпому детальный отчет о ходе строительных и распределении продуктов между рабочими, а представители комитета могли в любой момент осмотреть объекты

19

строительства19.

Губернский отдел народного образования Челябинской губернии подписал 7 июля 1922 г. соглашение с представителями Межрабпома, в результате которого детский городок на Смолинском озере был отдан на полное попечении организации20. Нескольким детским домам ГубОНО комитет из дополнительных продуктов добавил в ежедневный рацион 9787 детей следующие продукты: риса - 4 золотника, сушеных фруктов - 8 золотников, сгущенного молока - 1/16 банки, какао - 1 золотник, маргарин - 2 золотника21. Усиление пайков благотворно повлияло на положение голодающих детей губернии. В июле организация снабжала одеждой, обувью 4 рабочих больницы, 3 дома юношества рабочей молодежи, 3 столовых для детей рабочих, 25 детских домов, 2 рабочих дома отдыха, 5 профессионально-технических школ, 2 техникума и 2 курорта22.

На средства Межрабпома в Челябинской губернии 20 ноября 1922 г. в Златоустовском уезде была открыта школа-коммуна на 300 человек23.

Деятельность Межрабпома на Южном Урале продолжалась и в период преодоления

последствий голода, причем Челябинская губерния находилась в списке территорий, куда в первую очередь распределялись посылки организации24. В феврале 1923 г. на полном иждивении Межрабпома в Челябинской губернии состоял Смолинский детский городок, где проживало 200 детей, и Курганская колония на 150 детей25.

В марте 1923 г. Межрабпом выдавал 1147 пайков и оказывал помощь одеждой и медикаментами детским домам Оренбургской гу-бернии26.

В декабре 1922 г. Оренбургский губернские власти заключили соглашение с Римско-католической миссией о том, что данная организация будет содержать в Оренбургской губернии 20000 детей, в последующие месяцы было принято решение увеличить число детей, получающих питание от организа-ции27. В марте 1923 г. с организацией была достигнута договоренность, согласно которой детей из детских домов обеспечили одеждой и бельем28. В апреле 1923 г. Губернская комиссия по борьбе с последствиями голода через уполномоченного по работе с заграничными организациями обратилась к Римско-Католической миссии с просьбой о снабжении продуктами питания безработных, проживающих во вновь организованном доме для голодающих29.

К 20 июня 1923 г. все общественные организации прекратили свою деятельность на Южном Урале, так как к этому времени преодолели последствия голода 1921-1922 гг. В заключение отметим, что местные власти никаким образом не могли влиять на распределение продовольственной помощи европейскими организациями, так как существовало специальное распоряжение, согласно которому местные партийные органы могли высказывать свои пожелания, замечания по работе объединений только через специальных уполномоченных. Обращаться непосредственно к представителям организаций категорически запрещалось30. Однако власти Южного Урала должны были выполнять условия по обеспечению эффективной работы все общественных организаций. При таком сотрудничестве партийные органы губерний отмечали, что работа с Межрабпомом проходила продуктивнее, а остальные организации выставляли целый ряд условий, без удовлетворения которых отказывались предоставлять помощь голодающему населению

Южного Урала31. Например, в феврале 1923 г. Римско-Католическая Миссия угрожала свернуть деятельность в Оренбургской губернии ввиду того, что представителей Миссии не устроили два лучших номера гостиницы для проживания, они требовали себе отдельный дом, на что губернские власти ответили отка-зом32. Однако трудности, которые возникали в процессе деятельности заграничных общественных организаций на Южном Урале, успешно решались посредством переговоров либо удовлетворением выдвигаемых условий, так как самым главным для центральных и губернских властей являлось спасение жизней голодающих.

Итак, мы рассмотрели основные направления помощи общественных организаций Европы. Наиболее существенную помощь оказали организации, объединенные под эгидой Ф. Нансена. Международный рабочий комитет помощи направил помощь в особое русло - поддержку получили рабочие промышленных предприятий. Особое внимание заграничные организации обратили на детей, которые являлись самой уязвимой категорией голодающего населения и не могли самостоятельно добыть себе пропитание. Благодаря помощи европейских общественных организаций нуждающемуся населению Южного Урала были спасены тысячи жизней детей, рабочих, людей, не имеющих крова над головой, от голодной смерти.

Примечания

1 Рубинштейн, Н. Л. Борьба Советской России с голодом 1921 года и капиталистические страны // Ист. зап. Вып. 22. М., 1947. С. 4.
2 Футорянский, Л. И. : 1) Голод 1921 года в Оренбуржье // История Советской России : новые идеи, суждения. Тюмень, 1991. С. 92-94; 2) Дважды юбилейный // Оренбургский край в системе евразийских губерний и областей России : всерос. науч.-практ. конф. Оренбург, 2004. С. 3-32 и др.
3 Боже, В. С. Жатва смерти, Голод в Челябинской губернии в 1921-1922 гг. / В. С. Боже, И. Г. Непеин. Челябинск, 1994. С. 13; Боже, В. Неизвестный голод / В. Боже, С. Миронов

// Челяб. рабочий. 1992. 17, 18, 23, 24 дек.; Непеин, И. Неизвестный голод // Отечество : краев. альманах. М., 1994. С. 227-244.

4 Нарский, И. В. Жизнь в катастрофе. Будни населения Урала в 1917-1922 гг. М., 2001. С. 373-374.
5 Поляков, Ю. А. 1921-й: победа над голодом. М., 1975. С. 99.
6 ГАОО. Ф. Р-166. Оп. 1. Д. 1378. Л. 82.
7 ГАРФ. Ф. Р-3341. Оп. 4. Д. 46. Л. 81.
8 ОГАЧО. Ф. П-77. Оп. 1. Д. 657. Л. 28.
9 ГАКО. Ф. Р-635. Оп. 1. Д. 77а. Л. 157.
10 ОГАЧО. Ф. Р-494. Оп. 3. Д. 15. Л. 2; Д. 26. Л. 21.
11 Фридман, Ю. А. Движение помощи международного пролетариата Советской России в 1921-1922 годах // Вопр. истории. 1958. № 1. С. 92.
12 РГАСПИ. Ф. 538. Оп. 2. Д. 13. Л. 4, 5.
13 Фридман, Ю. А. Указ. соч. С. 96.
14 ОГАЧО. Ф. П-77. Оп. 1. Д. 504. Л. 121 об., 150; Ф. Р-494. Оп. 3. Д. 6. Л. 88.
15 Футорянский, Л. И. Из истории Оренбургского края в период восстановления (19211927) / Л. И. Футорянский, В. А. Лабузов. Оренбург, 1998. С. 17; ЦДНИОО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 287. Л. 17 об.; ГАОО. Ф. Р-166. Оп. 1. Д. 1378. Л. 82 об.
16 ГАРФ. Ф. Р-5451. Оп. 6. Д. 396б. Л. 4.
17 Отчет Совета Труда и Обороны КССР за апрель-сентябрь 1922. Оренбург, 1922. С. 229; ГАРФ. Ф. Р-5451. Оп. 6. Д. 396б. Л. 4.
18 ОГАЧО. Ф. П-77. Оп. 1. Д. 507. Л. 34.
19 ОГАЧО. Ф. Р-380. Оп. 1. Д. 2. Л. 343-343 об.
20 ОГАЧО. Ф. П-77. Оп. 1. Д. 657. Л. 33.
21 ОГАЧО. Ф. Р-380. Оп. 2. Д. 1. Л. 152 об.
22 ОГАЧО. Ф. Р-494. Оп. 3. Д. 2. Л. 19.
23 ОГАЧО. Ф. Р-380. Оп. 1. Д. 115. Л. 31.
24 ГАРФ. Ф. Р-5451. Оп. 6. Д. 396б. Л. 28.
25 Сов. правда. 1923. 4 февр. С. 2.
26 Степная правда. 1923. 4 апр. С. 3.
27 ГАОО. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 276. Л. 35, 36.
28 Степная правда. 1923. 30 марта. С. 3.
29 ГАОО. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 276. Л. 35, 36.
30 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 13. Д. 450. Л. 109 об.
31 Там же. Оп. 14. Д. 970. Л. 140 об.
32 ГАРФ. Ф. Р-1065. Оп. 3. Д. 66. Л. 256-257.
ГОЛОД 1921-1922 ГГ. ПОМОЩЬ ЮЖНОМУ УРАЛУ ЕВРОПЕЙСКИЕ ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ: КРАСНЫЙ КРЕСТ МЕЖРАБПОМ ПРЕОДОЛЕНИЕ ПОСЛЕДСТВИЙ ГОЛОДА
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов