Спросить
Войти

Генуэзские фактории в Восточном Причерноморье и Крыму как центры католической миссии среди зихов

Автор: указан в статье

история средних веков и

раннего нового времени

УДК 94(100) «05/...»

Остапенко Р. А.

ГЕНУЭЗСКИЕ ФАКТОРИИ В ВОСТОЧНОМ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ И КРЫМУ КАК ЦЕНТРЫ КАТОЛИЧЕСКОЙ МИССИИ СРЕДИ ЗИХОВ

В XШ-XV вв. генуэзские колонии, расположенные в Крыму и Восточном Причерноморье, осуществляли, помимо торговой, активную миссионерскую деятельность среди зихов — предков современных адыгов и абхазов — с целью обращения их в католичество. Однако новая религия не смогла глубоко проникнуть в духовную культуру горцев. Мы имеем документальные свидетельства дискриминации прав православного населения в период итальянской колонизации. Результатом такой политики явилась естественная реакция местного населения, направленная на сохранение своей веры. В итоге православие не только не было сломлено, но и значительно укрепилось.

Восточное Причерноморье и Крым имеют древнюю христианскую историю, уходящую корнями ещё в апостольские времена. Подробно об этом сказано в некоторых апокрифических сказаниях и русских летописях1. В первые три века от Р. Х. Римская империя пережила несколько крупных гонений на христиан, периодически ссылая некоторых из них в данный регион. Среди таких ссыльных был и знаменитый Константинопольский архиепископ, проповедник и мисси1 Остапенко Р. А. Апостольская проповедь среди зихов // Вопросы теории и методологии истории. Сборник научных трудов. Вып. 9. Майкоп, 2013. С. 74-81.

онер святитель Иоанн Златоуст, местом упокоения которого считаются Команы (совр. Абхазия). Такое христианское влияние, несомненно, оставило глубокий след в духовной культуре местных горцев2. В дальнейшем византийский император Юстиниан Великий (527-565) прилагал старания к их обращению в христианство. Его миссия считается одной из самых успешных. Византия многие столетия посылала на Кавказ священнослужителей и богослужебные книги. Но в начале XIII в. Константинополь был разграблен крестоносцами, и некогда могущественная империя заметно ослабела. Итальянские республики Генуя и Венеция добились существенных торговых преференций и вскоре стали доминировать в Крыму и Восточном Причерноморье. Одновременно с итальянскими купцами в регионе развернулась активная католическая миссия, в сферу которой, наряду с другими народами, попали и зихи3.

Прежде чем перейти к рассмотрению генуэзских факторий Восточного Причерноморья и Крыма, проанализируем наиболее важные исторические источники. К сожалению, опубликованные документы, как правило, в основном освещают экономические и политические аспекты, уделяя религии незначительное место. Но и по ним можно составить вполне объективную картину католической миссии генуэзцев среди зихов в XIII-XV вв.

Доступный источник, представляющий для нас интерес, — это сборник документов, составленный Мартино Канале4, известный также как восьмой том «Итальянского исторического архива» (Archivo Storico Italiano). Также стоит отметить сборник румынского исследователя Георгия Братиану5, изданный на французском языке. В нём собраны довольно редкие документы, касающиеся торговли между европейской ча2 Остапенко Р. А. Христианская миссия Римской империи среди зихов (вторая половина I — начало V вв. н. э.) // Метаморфозы истории. 2016. Вып. 7. С. 68-77.

3 Зихи явились одним из основных компонентов в этногенезе абхазов и адыгского массива народов Северо-Западного Кавказа (Лавров Л. И. О происхождении народов Северо-Западного Кавказа // Сборник статей по истории Кабарды. Нальчик, 1954. С. 193-207).
4 Kanale M. La Cronaca Veneta detta altinate di autore anonimo in Latino: preceduta da. Firenze, 1845.
5 Bratianu G. I. Actes des notaires génois de Péra et de Caffa de la fin du XIIIe siècle (1281-1290). Bucarest, 1927.

стью Константинополя, которую контролировали генуэзцы, и их факториями в Крыму и на Кавказе.

Важные документы содержатся в кодексе банка св. Георгия6 "Códice Tauro-Ligura"7. В нём собраны разнообразные источники на четырёх языках. Основная часть из них написана по-латыни, но встречается очень много документов, написанных на генуэзском диалекте латинского языка (dialetto genovese). Немало в нём документов и на разговорной, так называемой народной латыни (volgare); незначительная часть текстов написана на старофранцузском языке. Условно их можно разделить на шесть групп: письма и донесения консулов к протекторам банка и ответы протекторов консулам; инструкции и приказы; заявления; некоторые исторические документы вроде «великой буллы», призывающей христиан к крестовому походу для защиты колоний; мемуары очевидцев; летописи.

Ещё одной важной группой источников являются мемуары европейских путешественников о Северном Кавказе и Крыме. Так, в 1235 г. доминиканские миссионеры во главе с Юлианом посетили Восточное Причерноморье. В своих заметках они уделили большое внимание религии местных жителей, охарактеризовав её как смесь христианства и язычества, но отдельно выделили их «большое почтение к кресту»8. В это время Ватикан лелеял мечту об обращении монголов в католичество, поэтому в 1245 г. папа Иннокентий IV отправил в ставку хана Гуюка миссионеров-миноритов во главе с Плано Карпини. Миссия закончилась полным провалом, но так как её путь пролегал через интересующие нас территории, в отчёте миссии можно найти ценные сведения и по теме нашего исследования. Оригинал рукописи под названием "Relacio fratris Joannis de Plano Carpini, ordinis fratrum minorum, de Tartaris", хранится в Австрийской национальной библиотеке9. В 1253 г. францисканский монах из Фландрии Гильом (Виль6 Этот банк основан в 1200 г., а в 1453 г. стал собственником всех генуэзских колоний в Крыму и на Северном Кавказе.

7 Atti della Societa ligure di storia patria. Genova, 1858.
8 Аннинский С. А. Известия венгерских миссионеров XIII-XIV вв. о татарах и Восточной Европе // Исторический архив. Т. 3. М. — Л., 1940. С. 79.
9 Русский перевод: Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука / Под ред. Н. П. Шастина. М., 1957; см: Кузнецов В. А. Христианство на Северном Кавказе до XV в. Владикавказ, 2002. С. 129; Аделунг Ф. Критико-литературное обозрение путешественников по России до 1700 года. Ч. 1. М., 1864. С. 58-61.

гельм) де Рубрук был послан французским королём Людовиком IX к монгольскому хану Менгу. В Восточном Причерноморье он посетил Судак и Матрегу (Тамань), оставив, в том числе, и записки о черкесах10. В 1296 г. папа Бонифаций VIII отправил флорентийского монаха-доминиканца Рикольда Де Монте-Круа к аланам и руссам. К сожалению, оригинальная рукопись, "Itinarium peregrinationis"11, считается утерянной, зато сохранилась её копия, переведённая в 1351 г. Иоанном Лелонгом на французский язык.

В XIV в. свои мемуары о Кавказе оставили два европейских путешественника. Так, в 1330 г. флорентийский купец Францеско Пегалотти, представитель торгового дома Барди, посетил генуэзские колонии в Северо-Восточном Причерноморье. В частности, им подробно описан путь от Таны через Астрахань в Хиву. Его мемуары, "Libro di Divisamenti di paesi e di misure di mercatanzie ed4 altre cose bisognevoli di saoere a mer-catannti di diverse parti del mondo"12, содержат много ценной информации и хранятся в библиотеке Рикарди во Флоренции. В 1374 г. генуэзский купец Луккино Ариго предпринял путешествие по Каспийскому морю. Он поднялся вверх из Таны по Дону, и, перебравшись на Волгу, спустился вниз по реке к Каспийскому морю. Его неизданным трудом "Itinerarium Antonii, Usus Maris"13 пополнилась публичная библиотека Генуи.

Применительно к XV в. отметим три важные для нас заметки, написанные европейскими путешественниками о Восточном Причерноморье. В 1410 г. немецкий дворянин Иоанн Шильтбергер, уроженец Мюнхена, служивший оруженосцем венгерского короля Сигизмунда, попал в плен к туркам. Бежав из плена, он некоторое время жил на Кавказе, где составил описание Дагестана и Черкесии, а затем благополучно вернулся домой. В 1549 г. его сочинение под названием "Ein wunderbarliche unnd kurztweylige Histori, wie Schildtberger, ey-ner auß der stadt München, in Bayren, von den Türcken gefangen, in die Heydenschafft defüret, unnd wider heim kommen"14, была

10 Вильгельм де Рубрук. Путешествие в восточные страны. СПб., 1911. С. 79-194; см.: Аделунг Ф. Указ. соч. С. 63-65.
11 Аделунг Ф. Указ. соч. С. 79-81.
12 Полиевктов М. А. Европейские путешественники XIII-XVIII вв. по Кавказу. Тифлис, 1935. С. 160-161.
13 Аделунг Ф. Указ. соч. С. 87.
14 Там же. С. 91-92.

издана в Нюрнберге. Иосаф Барбаро принадлежал к старинному венецианскому дворянскому роду. С 1436 по 1452 гг. он жил в Тане и по коммерческим делам путешествовал по соседним странам. В свои заметки вносил не только личные наблюдения, но и данные, полученные от других лиц, поэтому не всегда легко отделить его слова, как очевидца, от сведений, полученных от информаторов. Кругозор Барбаро очень широк, в своих мемуарах он очень объективен. Его можно охарактеризовать как настоящего дипломата венецианской школы, который в заметках практически не сообщает широкой публике об истинных целях своих миссий, направляя эти данные в секретных реляциях правительству республики. В 1543 г. в Венеции рукопись Барбаро была издана под названием "Viaggio di Josaphat Barbaro, Ambasciadore di Venetia alla Tana et in Persia"15. Наконец, необходимо отметить труд генуэзского путешественника Георгия Интериано, посетившего Черкесию предположительно после 1450 г. Автор сообщает важные сведения о феодальном строе зихов, их хозяйственном быте, домашней жизни, о том как они воспитывали детей, о работорговле, и что очень ценно для нас — описывает их религию как христианство греческого обряда. Его рукопись, "Vita e costumi de Cercassi, facto per messer Zorgi Talian Genovese"16, была издана в 1504 г. и хранится в Национальной центральной библиотеке Флоренции.

Во второй половине XIX в. после вхождения Северного Кавказа в состав Российской империи среди отечественных исследователей возрастает научный интерес к истории горских народов, в том числе и по интересующей нас проблеме. Одним из первых заинтересовавшихся темой генуэзских колоний в Крыму и на Кавказе был знаменитый историк и археолог Николай Никифорович Мурзакевич (1806-1883), возглавлявший долгие годы Ришельевский лицей в Одессе. Его перу принадлежит небольшая по объёму, но довольно ёмкая по содержанию монография17. Источниковедческий список к работе довольно внушителен, в него входит множество групп источников: греческие, итальянские, польские, немецкие, французские, а так15 Полиевктов М. А. Указ. соч. С. 79-80.

16 Аделунг Ф. Указ. соч. С. 95-96.
17 Мурзакевич Н. Н. История генуэзских поселений в Крыму. Одесса, 1837.

же восточные и российские. В это время на книжных полках магазинов появилось большое количество путеводителей для туристов по Крыму и Кавказу. По большей части они не представляли научного интереса для историков, однако на работе Фёдора Васильевича Ливанова (? — конец 1870-х)18 стоит остановиться более подробно. Являясь служащим Министерства внутренних дел, он имел допуск к внутреннему министерскому архиву, который и использовал в некоторых своих работах. В исторической части путеводителя Ф. В. Ливанов касается довольно интересной и малоисследованной темы проживания зихов в Крыму в период Средневековья.

Видным исследователем-кавказоведом, преподавателем Ришельевского лицея в Одессе, был Филипп Карлович Брун (1804-1879). Он написал знаменитый двухтомник19, за первый том которого был удостоен Уваровской премии Академии Наук. Одна из его глав полностью посвящена вопросу о пребывании итальянцев в Восточном Причерноморье в Средние века. Ещё одним крупным учёным является видный краевед и археолог Евгений Дмитриевич Фелицын (1848-1903). Его статья20 даёт обширный материал по исследуемой проблеме. Особенно ценно приложение к ней в вице семи средневековых портоланов Черноморско-Азовского побережья с нанесёнными на них 33 колониями, сопоставленными в синоптической таблице по географическим названиям. Перечислим эти карты: венецианская безымянная XIII столетия (по И. В. Волкову, это карта из Атласа Андреа Бьянко 1436 г.21); карта Весконта 1318 г.; Каталонская карта 1375 г.; Пицигани 1367 г.; Бенинказы 1480 г.; Фредуче 1497 г. и безымянная итальянская карта XV в.

Дореволюционная отечественная историография заложила неплохой фундамент для изучения генуэзских поселе18 Ливанов Ф. В. Путеводитель по Крыму. С историческим описанием достопримечательностей Крыма. М., 1875.

19 Брун Ф. К. Черноморье. Сборник исследований по исторической географии южной России. Ч. 1-2. Одесса, 1879-1880.
20 Фелицын Е. Д. Некоторые сведения о средневековых генуэзских поселениях в Крыму и Кубанской области // Кубанский сборник. Т. 5. Екатеринодар, 1889. С. 1-24.
21 Волков И. В. О локализации итальянской фактории Копы на месте средневекового Темрюка (Копарио — Ло Коппа). Ч. 2 // Журнал института наследия. 2016. № 1 (4). [Электронный ресурс]: URL: http:// nasledie-journal.ru/ru/journals/64.html (дата обращения: 13.05.2017).

ний в Крыму и Восточном Причерноморье, и советская научная школа продолжила начатое. В 1935 г. в Тифлисе Михаилом Александровичем Полиевктовыпм (1872-1942) быыл издан уникальный справочник22. В нём профессор приводит в алфавитном порядке краткие биографии, аннотации основных работ и источники — по 134 европейцам, посетившим Кавказ за семь столетий и оставившим о нём свои заметки. Почти одновременно с этим изданием в 1938 г. появилась объёмная статья23 двух авторов — Евгения Сергеевича Зевакина (1901-1980) и Нины Александровны Пенчко (1897-1975). В 1946 г. Зевакин, уже учёный с мировым именем, решил всецело посвятить себя изучению истории адыгов и быпл зачислен в штат Адыгейского научно-исследовательского института на должность старшего научного сотрудника, где вскоре возглавил сектор истории. Статья, которая была им написана, без преувеличения является краеугольным камнем изучения истории генуэзских колоний на Кавказе.

Хотелось бы также отметить работу известного кавказоведа Виталия Борисовича Виноградова (1938-2012). В 1980 г. им в соавторстве со Светланой Александровной Головановой быпла опубликована статья о генуэзских храмах Северной Осетии, позволяющая провести параллели с нашей проблемой24. Завершим наш историографический обзор работой археолога, специалиста по истории и культуре Северного Кавказа и Алании Владимира Александровича Кузнецова. Одна из глав его монографии25 описывает католическую миссию генуэзцев, в том числе и среди зихов.

Переходя к рассмотрению колонизации генуэзцами Крыма и Восточного Причерноморья, следует отметить, что этот регион имеет очень выыгодное местоположение. Уже в середине первого тысячелетия он использовался европейцами как альтернативный транзитный коридор в торговле с Ближним Востоком и Индией. В частности, Джакомо Коваль22 Полиевктов М. А.Указ. соч.

23 Зевакин Е. С., Пенчко Н. А. Очерки по истории генуэзских колоний на Западном Кавказе в XIII и XIV вв. // Исторические записки. Т. 3. М., 1938. С. 72-129.
24 Виноградов В. Б., Голованова С. А. О роли грузинского элемента в истории христианских храмов Верхнего Джулата // Известия АН ГрССР («Мацне»). 1980. № 2. С. 149-159.
25 Кузнецов В. А. Указ. соч.

до описывает торговый путь из Астрахани до Таны, который можно было преодолеть за восемь дней по суше «наискось» (alla traversa), или же переправиться более безопасно по реке за 16 дней. Ситуация кардинальным образом меняется в XIII в., когда монгольским нашествием были перерезаны привычные торговые коммуникации между Европой и Ближним Востоком, а распад Латинской империи повлёк за собой «перемещение торговых путей к Чёрному морю»26. Так некогда второстепенный Кавказский маршрут становится основным.

В это время вследствие посреднической торговли и появления цехового производства происходит расцвет двух крошечных итальянских республик — Венеции и Генуи. В них наблюдался небывалый рост ремесла, а растущая экономика подталкивала к торговой активности. Республики смогли сосредоточить основную часть Средиземноморской торговли в своих руках, тем самым монополизировав товарообмен между Востоком и Западом, что приносило им колоссальную прибыль. Такая ситуация продолжалась вплоть до Османского завоевания Константинополя (1453 г.) и открытия морского пути в Индию (1498 г.).

Официальная позиция Генуи всегда следовала одному правилу: «Входить в дружественные и торговые связи с владетелями тех стран, которые имеют удобные и важные для торговли пристани»27. В XII в. генуэзцы заключают с Византией ряд очень выгодных для себя договоров. Так, соглашение от 1155 г. предоставляло им целый квартал в Константинополе и торговые дома в других крупных городах (Салониках, Смирне), а также экономические привилегии. Через 14 лет, в 1169 г., был заключён новый договор, по которому генуэзские купцы имели право торговать практически во всех землях Византии. Во второй половине XIII в. Генуя заключила ещё одно соглашение, в соответствии с которым в обмен на поддержку Византии в борьбе против Латинской империи получила торговые преференции на Чёрном море28. Эти экономические уступки со стороны императора Мануила и его преемников были крайне непопулярны в народе и даже оскорбительны

26 Фелицын Е. Д. Указ. соч. С. 1.
27 Мурзакевич Н. Н. Указ. соч. С. 5.
28 Успенский Ф. И. История Византийской империи. В 5 т. Т. 4. М., 2005. С. 280-283.

для греков, но он всецело покровительствовал европейцам в ущерб государственной казне. Всё это неминуемо приближало упадок империи и расцвет итальянских республик.

В дальнейшем для колонизации Крыма генуэзцам пришлось склонить дорогими подарками монгольского хана Менгу, чтобы получить его разрешение основать факторию Каффу (Феодосия), которая с 1266 г. стала главным торговым пунктом Генуи в Северо-Восточном Причерноморье. По имеющимся сведениям, итальянские купцы покупали рожь в Крыму и Черкесии. В конце XIII в. эта колония стала весьма благоустроенным городом, имела хорошо организованную администрацию, свои законы и герб. Через столетие она достигла наивысшего торгового и политического расцвета. В 1318 г. папа Иоанн XXII учредил здесь епархию. В Каффе находились четыре католических храма, которые поражали великолепием своей архитектуры и богатством украшений: св. Франциска, св. Магдалины, св. Марии и св. Агнесы. Последняя получала шестую часть сбора с мореплавателей, а потому была настолько богата и красиво украшена, что даже в «набожном Париже того времени не было равной ей церкви»29.

Первым каффским епископом был назначен монах Джи-роламо. Границы епархии были довольно большие и простирались «от города Варны в Булгарии вдоль до Сарая и от моря Чёрного до Русской земли»30. Среди активных католических миссионеров, проповедующих на Западном Кавказе, следует упомянуть епископа Каффы доминиканца Фр. Тад-део (1323-1357). Кафедры имелись сразу в шести факториях: Каффе, Матреге, Воспоро, Тане (Азов), Самастро (Белгород-Днестровский) и Сольхате (Старый Крым). В Каффе была основана большая миссионерская школа для детей черкесов и татар, в которой они получали воспитание в «духе, удобном для генуэзского владычества (istrusioni e principii confacenti alla dominazione genovese)»31.

Впоследствии генуэзские колонии стали быстро возникать на землях зихов. Так, на территории Восточного Причерноморья их было основано 14: Метрега (Тамань), Mam

29 Viaggio nella Liguria marittima, di Davide Bertolotti. Vol. 3. Torino, 1834. P. 49.
30 Мурзакевич Н. Н. Указ. соч. С. 25.
31 Зевакин Е. С., Пенчко Н. А. Указ. соч. С. 123-124.

(Анапа), Копа (местоположение не определено), Бата (Новороссийск), Мавролако (Геленджик), Касто (Хоста), Лияш (Адлер), Какари (Гагра), Санта-София (Алахадзы), Песонка (Пицунда), Каво-ди-Буксо (Гудаута), Никопсия (Новый Афон), Себастополис (Сухум) и Ло Ваеи (Батуми). Но только по трём из них (Матрега, Мапа и Копа) имеются интересующие нас сведения. Общее для этих трёх факторий было то, что все они являлись особым типом колоний: с одной стороны, починялись местному зихскому князю, а с другой — «генуэзскому центру в Черноморье — Каффе»32.

Рассмотрим их более подробно. Матрега была основана в начале XIV в. на месте, где до этого жили древние греки, византийцы, русские и зихи. Именно здесь в IX-XI вв. находилось Тмутараканское княжество, в котором князю Мстиславу удалось объединить в рамках одной политической системы «адыгские этнотерриториальные группы в единое, крупное адыго-славянское политическое образование»33. Весьма примечательно, что автор «Географии» Эдриси (1154 г.), описывая этот город, указывал на абазских князей Олоу Аббас (Olou Abbas) как на его правителей34. Доминиканский монах Юлиан, посетивший город в 1230 г., упоминал его жителей как народ, пишущий на греческом языке и имеющий греческое духовенство. В период итальянской колонизации роль Матре-ги сильно возросла, так как она стала неким «биржевым» центром, в который приходили «все соседние племена для обмена своих продуктов на продукцию генуэзцев»35.

После того, как Генуя немного обустроила свои колонии и наладила торговые дела, она приступила к распространению католической миссии среди зихов и других народов. Для христианского просвещения были открыты «училище, библиотека и другие общеполезныя заведения»36. Матрега имела большое религиозное значение среди остальных генуэзских колоний, так как являлась одновременно кафедральным городом православной Зихской (XIII-XIV вв.) и католической епар32 Зевакин Е. С., Пенчко Н. А. Указ. соч. С. 110-111.

33 Дзамихов К. Х. Адыги в политике России на Кавказе (1550 — начало 1770-х гг.). Нальчик, 2001. С. 60-61.
34 Heyd W. Histoire du commerce du Levant au moyen age. T. 1. Leipzig, 1886. P. 206-208.
35 Зевакин Е. С., Пенчко Н. А. Указ. соч. С. 79.
36 Мурзакевич Н. Н. Указ. соч. С. 18.

хий. Примечательно, что назначенный сюда в 1346 г. папой Климентом VI первый епископ францисканец Иоанн был, вероятно, зихом, т. к. «происходил из туземцев»37. В 1419 г. Ма-трегу унаследовал генуэзец Симон Гизольфи «благодаря браку его сына с дочерью и наследницей одного черкесского князя по имени Биха-Ханум (Bicha-Canon)»38. С 1439 г. в Матреге был уже один католический архиепископ и два епископа.

Мапа была основана генуэзцами на месте древней Синдики. Информации об этой колонии времён генуэзцев очень мало. Источники приводят лишь отрывок письма члена литургического общества Дисимони, написанный им в 1471 г., в котором говорится об издержках для "captos a Casapalibus Berzeboch". Брун переводит это письмо и определяет, что речь в нём идёт о военных наёмниках-черкесах под предводительством зихского князя Берзебоха, которые были наняты в Мапе для поддержания правопорядка. Подтверждением этому может служить упоминание в уставе 1449 г. об особых полицейских чиновниках — аргузи (argusii) — в колониях Сол-дае (Судак) и Чембало (Балаклава) с ежемесячным окладом в 120 аспров. Каждый из них имел лошадь, оружие, щит и плащ. В документе они также называются казаками, но, согласно предположению Бруна, так генуэзцы именовали именно черкесов, а не русских39.

Точное местоположение Копы до сих пор не определено. Часть генуэзской флотилии вошла в устье р. Кубань и, поднявшись примерно на 470 км, основала факторию40. Если верить этим данным, то её местоположение должно находится в районе современного Усть-Лабинска, что на первый взгляд кажется невероятным, но при подробном изучении становится понятно, что такая версия локализации Копы вполне имеет право на существование. Большинство же исследователей помещают её в районе Темрюка, или Славянска-на-Кубани. Отметим, что проблема локализации этой фактории очень сложна и требует серьёзного научного изучения.

Население Копы было разнородным и состояло из греков, итальянцев, армян и зихов, которые занимались, главным

37 Брун Ф. К. Указ. соч. С. 380.
38 Зевакин Е. С., Пенчко Н. А. Указ. соч. С. 80.
39 Брун Ф. К. Указ. соч. С. 146-147, 333-234.
40 Serra G. La storia della Antica liguria e di Genova. Vol. 4. Torino, 1831. P. 58-59.

образом, засолкой рыбы, икры и их продажей в Константинополе. Колония имела стратегическое значение для генуэзцев, о чём упоминается в некоторых документах, в которых протекторы интересовались делами в Копе: «Весьма радуемся тому, что вы имеете вести от князя Зихии и что наши купцы, надеясь на выгодное дело, отправились в Копу»41.

Здесь функционировала францисканская церковь, возведённая Антонио Итальяно (Antonio Italiano), в которой служили минориты из Каффы. Она была построена как для нужд своих соотечественников, так и для распространения католичества среди зихов. В сборнике документов банка св. Георгия описан довольно занимательный случай, связанный с этой церковью. Однажды её решили передать в собственность монастыря Сан-Франческо в Каффе с обязательством поставлять священников для служб, но монастырь не уснел быстро решить этот вопрос, и вскоре, 28 апреля 1467 г., консул передал её в ведение епископа Каффы. Францисканцы выступили против, послав в Геную для защиты своих интересов Джован-ни ди Монца, который благополучно решил исход дела в свою пользу, и 29 января 1468 г. решение консула было отменено42.

Этот документ показывает борьбу между францисканцами и епископом Каффы за право миссионерствовать среди зихов. Здесь также важно обратить внимание на титул монаха, который собственно и послал жалобу в митрополию: «Викарий ордена св. Франциска в Каффе и в местностях языческих». Под языческими местностями подразумевается Зихия и, возможно, области, населённые татарами. Монастырь Сан-Франческо в Каффе специализировался именно на католических миссиях среди горцев. В 1475 г. в Копе черкесским князем была построена крепость, что не совсем понравилось «митрополии», но её власть уже стремительно таяла нод сильным напором Османов.

Рассмотрим ещё одну генуэзскую колонию, которая находилась в Крыму и была тесно связана с католической миссией среди зихов. Воспоро (Керчь) являлся к 1332 г. очень богатым городом, князем в котором был зих Миллен. Он упоминается в папской грамоте как весьма ревностный католик. Через год папа Иоанн XXII в письме к другому зихскому кня41 Цит. по: Зевакин Е. С., Пенчко Н. А. Указ. соч. С. 82.

42 Atti della Societa ligure di storia patria. Vol. 7. P. 520-528, 740.

зю Верзазту, который недавно был обращён в католичество из православия, благодарил его за «усердие» в пользу католицизма43. Кстати, обратил последнего князя падре Франческо да Камерино, которыый ещё много лет «проповедовал с большим успехом в Черкесии и других соседних с Крыымом странах и получил за это должность архиепископа Воспоро»44.

Поскольку генуэзцев на Кавказ привела именно торговля, следует более подробно рассмотреть знаменитый «генуэзский торговым путь», или, как его ещё называли, «Анапскую дорогу». Она соединяла Чёрное море с Каспийским, пролегая в предгорьях Кавказа. Торговым компонент являлся значимым фактором католической миссии, так как на всём протяжении вдоль дороги располагались церкви и часовни. В первую очередь они были предназначены для европейских купцов, путешествующих здесь, но, несомненно, использовались и местными жителями. Одним из первых о дороге, построенной генуэзцами на Северном Кавказе, упоминает полковник Н. Л. Каменев. По его словам, вдоль пути быпли расположены Анапа, а также станицы Холмская, Саратовская, Ханская и Новосвободная. Затем дорога шла вдоль рек Кяфар, Большой Зеленчук, Маруха, Теберда и Карачай и далее расходилась: одна ветка шла через Клухорский перевал в Абхазию, в город Сухум, а другая — к побережью Каспийского моря45.

Следующим пунктом, привлёкшим наше внимание, будет п. Афинский, расположенный к юго-западу от современного Краснодара. В девяти километрах от него находился комплекс, состоявший из трёх курганов и небольшого редута, сооружённого, по преданию адыгов, генуэзцами для прикрытия дороги от нагайцев. Также упоминается об укреплениях и складских пунктах, расположенных по р. Шебш, возле Тхама-хинской возвышенности.

Полковнику Н. Л. Каменеву принадлежит описание древней церкви, построенной недалеко от «Анапской дороги». В 1869 г. в районе Белореченска быыли обнаружены артефакты, имеющие большое значение для исследования нашей проблемы. Возле р. Белой ставропольский мещанин Иван Се43 Брун Ф. К. Указ. соч. С. 323.

44 Зевакин Е. С., Пенчко Н. А. Указ. соч. С. 120.
45 Каменев Н. Л. Развалины церкви св. Георгия, открытой на реке Белой // Памятная книжка Кубанской области. Екатеринодар, 1877. С. 1-14.

реда случайно обнаружил развалины древнего христианского храма, сильно заросшие травой. Его внимание привлёк выбитый на камне рельеф с изображением святого верхом на коне. Об этой находке он незамедлительно доложил станичному правлению. Было принято решение произвести раскопки на месте обнаружения развалин храма, которые проходили в течение трёх дней, с 16 по 18 июля 1869 г. Среди прочего был найден камень с рельефным изображением святого великомученика Георгия. По всей видимости, он находился над церковными дверями; верхняя его часть была отбита. На правой стороне имелась греческая надпись в две строки со следующим переводом: «Святой Георгий».

В этой связи очень важно упомянуть о втором найденном артефакте — камне длиной около 70 и шириной 20 см с отбитым нижним краем, который имел хорошо сохранившуюся надпись на армянском языке: «Соорудил церковь камено-тёсец из Каффы Крымбей». Данная находка свидетельствует о том, что, скорее всего, церковь была построена армянским мастером, приглашённым из Каффы. Эта версия имеет право на существование, так как, действительно, в это время в Крыму жила большая армянская община. Исследователь Х. И. Ку-чук-Иоаннесов сделал следующий перевод армянской надписи: «Церковь построена каменщиком (имя неразборчиво)... в 620 г. армянской эры»46, то есть в 1171 г.

Знаменитый искусствовед Ш. Я. Амиранашвили применительно к рельефному изображению св. Георгия отмечал, что оно «...иллюстрирует влияние итальянского ренессанса через генуэзский вариант»47, т. е. время строительства храма им определяется предположительно как XIV-XV вв. Здесь мы наблюдаем явное противоречие в датировке двух найденных артефактов. Об этом писала и дореволюционная исследовательница П. С. Уварова, которая отмечала несоответствие года постройки храма, указанной на камне, и «характер орнамента на капители»48, имеющий более позднюю датировку. Аналогичной позиции относительно датировки белореченской

46 Кучук-Иоаннесов Х. И. Армянская надпись XII столетия // Материалы по археологии Кавказа. Вып. 3. М., 1893. С. 109.
47 См.: Схематическая история города Майкопа. [Электронный ресурс]: URL: http://www.arigi.adygnet.ru/archeo/book8.pdf (дата обращения: 13.05.2017).
48 См.: Кузнецов В. А. Указ. соч. C. 17.

группы курганов, которые нужно рассматривать в совокупности с храмом, придерживался и профессор Н. И. Веселовский. В конце XIX в. им быта проведена географическая и художественная классификация обнаруженных вещей и определены даты, соответствующие эпохе Позднего Средневековья (XIV-XV вв.)49. В этом вопросе с ним быыли солидарны такие исследователи, как В. П. Левашова50 и М. Г. Крамаровский51.

Единственным верным предположением может быть только то, что построенный армянским мастером христианский храм был через несколько столетий перестроен и украшен уже генуэзцами, которые в период Позднего Средневековья вели здесь активную торговлю. Современный учёный-археолог А. В. Пьянков также допускает наличие двух строительных периодов в истории этой церкви52. Аналогичный вывод, только применительно к другому храмовому комплексу, расположенному также на генуэзском торговом пути в Верхнем Джулате (ст. Змейская), предложил В. Б. Виноградов53 в соавторстве с С. А. Головановой, что можно считать косвенным подтверждением нашей гипотезы.

Многие исследователи отождествляют Белореченскую церковь св. Георгия с одноимённой курганной группой и средневековыым зихским княжеством Кремух (Кемиргой). Венецианский купец Иосаф Барбаро упоминает своё путешествие в Кремух к князю Биберды. В этой связи важно остановится ещё на одном ключевом моменте. При раскопках в «крипте» Белореченской церкви, на глубине полутора метров, было об49 Веселовский Н. И. Производство археологических раскопок и разведок в Кубанской области // Отчёт Императорской Археологической комиссии за 1896 г. СПб., 1898. С. 2.

50 Левашёва В. П. Белореченские курганы // Археологический сборник. М., 1953. С. 165-213.
51 Крамаровский М. Г. Серебро Леванта и художественный металл Северного Причерноморья XII-XV вв. (по материалам Крыма и Кавказа). Художественные памятники и проблемы культуры Востока // Государственный Эрмитаж. Л., 1985. С. 152-180.
52 Пьянков А. В. Белореченская церковь: проблема датировки памятника // V «Анфимовские чтения» по археологии Западного Кавказа. Культурное взаимодействие народов Западного Кавказа в древности и средневековье. Материалы международной археологической конференции (г. Краснодар, 26-28 мая 2015 г.). Краснодар, 2015. С. 240.
53 Виноградов В. Б., Голованова С. А. Указ. соч. С. 149-159.

наружено очень богатое захоронение. В склепе располагались части костяка, ориентированного в соответствии с христианской традицией но линии Восток — Занад. Можно предположить, что князь Биберди (что фонетически близко владетелю Минилии Георгию Пиуперти, упоминаемом на третьем из найденных артефактов при раскопках Белореченской церкви) принял католичество и был погребён в «крипте» храма.

Ещё одним подтверждением тому, что в районе Белоре-ченска проходил «генуэзский торговый путь», служат результаты раскопок 53 курганов, исследованных в 1896 г. Н. И. Ве-селовским. Их особенностью является большое разнообразие находок, удалённых от мест производства. Например, арабский пояс с Ближнего Востока, золотая венецианская парча, сирийское стекло, золотоордынские монеты и металлические изделия из Крыма. В этой связи заслуживает внимания статья З. В. Доде, в которой автор сопоставляет одну текстильную находку (женский кафтан) из Белореченского кургана № 20 с аналогичным артефактом из музея Метрополитен (инв. N 12.49.8) но орнаментике и технологическим особенностям. Он приходит к выводу об идентичности производственной локализации двух экспонатов, выполненных в конце XV в. в Венецианской республике54. Приведённые факты говорят о хорошо налаженной торговле и пролегании в этой местности торговых путей, соединявших Европу и Азию.

К сожалению, Н. Л. Каменев не сообщает подробный маршрут, но мы смогли его предположительно восстановить по данным археологических раскопок и запискам путешественников. Вторая ветка Анапской дороги, скорее всего, продолжалась в ст. Преградной, т. к., но свидетельству Е. Зичи, в двух километрах от этой станицы находился каменный памятник католическому монаху «в характерном длинном одеянии и с бритой головой с тонзурой» с благословляющей правой рукой55. Это предположение подтверждает и Г. Ю. Кланрот, который описывает в Карачае католическое кладбище Гет-мишбаш, где «сохранялось много могил и надгробных кам54 Доде З. В. Италия и Северный Кавказ в отражении текстильной находки XV века из Белореченского могильника // Материалы по изучению историко-культурного наследия Северного Кавказа. Ставрополь, 2013. С. 247-272.

55 Zichy Е. Voyages au Caucase et en Asie Centrale. T. 2. Budapest, 1897. P. 372; Кузнецов В. А. Указ. соч. C. 132.

ней, рассматриваемых карачаевцами как католические или франкские»56.

Далее «генуэзский торговый путь» шёл в районе Нижнего Архыза, неподалёку от знаменитых Зеленчукских храмов, и проходил возле Нижней Теберды, где расположен древний Сентинский храм. В. А. Кузнецов предполагает, что название этого храма происходит от латинского слова "santa" — «святая [Мария]». На этом храмовом комплексе мы не будем подробно останавливаться, так как в нашем распоряжении нет данных, подтверждающих их позднейшую перестройку генуэзцами.

Затем «Анапская дорога» уходила на Ставрополье, к Кисловодску. Наше предположение мы основываем на мемуарах Ф. Дюбуа де Монпере, который указывает, что «жилища франков57 заполняли долину Кисловодска». Далее он приводит такой сюжет из периода итальянской колонизации: «Собрались кабардинцы в церкви за рекой Кубанью...»58. Если это действительно так, то в районе Кисловодска не было построено католических церквей, а ближайшая находилась только за Кубанью. Это вполне возможно, так как до сих пор в научной литературе нам не попадались данные об обнаружении остатков генуэзских церквей в этом районе, но зато следы многочисленных надгробных памятников с латинскими надписями приводятся Теофилом Лапинским. Следует также упомянуть о католических кладбищах, которые были описаны ещё в XVIII в. Об этом сообщает французский консул Ксаверио Гла-вани, путешествовавший по Черкесии в 1724 г., где он видел «кресты на могилах с латинскими надписями»59.

Следующим выявленным нами пунктом генуэзской дороги была ст. Змейская в Северной Осетии, недалеко от которой располагался средневековый город Верхний Джулат. Он имел стратегическое значение и находился у Эльхотовских ворот, открывающих коридор на Закавказье и Осетинскую равнину. Во время проведения раскопок здесь были обнаружены четыре древни?

ГЕНУЭЗЦЫ ХРИСТИАНСТВО МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЗИХИ КОЛОНИИ ПОРТОЛАНЫ МАТРЕГА МАПА genoese christianity
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов