Спросить
Войти

«Рамка» из изображений световых божеств (Гелиос + селена) в иконографической программе афинского Парфенона

Автор: указан в статье

Е. С. Наумова

«РАМКА» ИЗ ИЗОБРАЖЕНИЙ СВЕТОВЫХ БОЖЕСТВ (ГЕЛИОС + СЕЛЕНА) В ИКОНОГРАФИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЕ АФИНСКОГО ПАРФЕНОНА

В ряде специальных работ по иконографии астральных божеств1 было отмечено, что количество их изображений в целом и количество изображений Гелиоса в частно-товых божеств в его иконографической программе.

В главе, посвященной Парфенону, автор одного из

последних крупных исследований по греческой скульптуре

---фенона, изображающего рождение Афины, богини-покровительницы города, «единственным», как пишет Роллей, «пунктом, не вызывающим сомнений, является то, что богиня рождается на рассвете: слева из волн Океана поднимается колесница Гелиоса, справа туда опускается колесница Селены»2.

-ма. Так, внутри Парфенона, на базе статуи Афины работы

1 Cm. Hanp.: Marcadé J. Hélios au Parthénon // Monuments Piot, 50 (1958); Idem, Le groupe dHélios au fronton est du Parthénon, 1957; Schauenburg K. Gestirnbilder in Athen und Unteritalien // Antike kunst, 5 (1962), pp. 5164; Idem, Helios. Archäologisch-mythologische Studien über den antiken Sonnengott. Berlin, Verlag Gebr. Mann, 1955; Singh M. Le Soleil. Mythologies et représentations. Paris, UNESCO, 1993 ; Will E. Le relief cultuel greco-romain. Paris, 1955.
2 Rolley Cl. La sculpture grecque. Vol. II. Paris, 1999. - p. 75.

Фидия, была представлена сцена рождения Пандоры3. На статуэтке Ленормана (единственной из реплик статуи, дающей о ней целостное представление) сохранилось изображение поднимающейся из моря солнечной колесницы в левой части статуи, а в правой - Селены верхом на идущей

шагом лошади. Эта «парфеноновская тема par excellence»,

топах №1 и 29, которые обрамляют изображения взятия Трои. Обычно подчеркивается «очень четкий формальный параллелизм» между изображениями на базе статуи и на метопах.

ний расположены на восточной стороне храма: рождение Афины - на восточном фронтоне, рождение Пандоры - на

лицевой стороне базы статуи внутри храма (также ориенвания изображающей зарю «рамки» из Гелиоса и Селены выглядит не случайным.

Было предложено также видеть Гелиоса на крайней,

претация не очень сильна, так как Гелиос «совершенно точно присутствует на соседней метопе, первой на севере»4 № представ™ себе, что первые лучи солнца освещают именно этот угол храма (что по всей видимости так, но

3 Причина использования именно этого сюжета на базе статуи Афины остается загадкой для исследователей. Это редко встречающийся эпизод, «по поводу которого в дошедших до нас текстах мы располагаем только двумя длинными пассажами из Гесиода, версия которых плохо сочетается с присутствием сюжета на статуе Парфенос» (Ibidem, p. 64-65). Решение, которое предложено на данный момент - видеть в Пандоре общее творение Афины и Гефеста, «тесным образом связанных на восточном фризе Парфенона и особенно на храме Гефеста в качестве дополняющих друг друга патронов-хранителей металлургии и ткачества, т.е. мужских и женских занятий » (Ibidem, p. 65). В одной из сатировских драм Софокла (Пандора или стреляющие сатиры),

фа о Пандоре, которая могла отличаться от гесиодовской.

В книге Роллея сказано «на юге», что является опечаткой.

все-таки нуждается в проверке на месте). Тогда расположение двух изображений солнечной колесницы, которая

«движется» в перпендикулярных направлениях, вполне

ваться и подчеркиваться естественное освещение храма, в проекте которого архитекторы могли учитывать световые эффекты суточного движения Солнца, включая их в его иконографическую программу.

Более загадочным в данном случае выглядит то, что

на, не является последней метопой фасада - она третья справа. На двух оставшихся изображается собрание богов,

которые как бы отделены от остальной части фриза. Было

вещают этот фриз - вполне возможно, что их максимальное «продвижение» по нему как раз и заканчивается на этой метопе, а затем, из-за дневного движения Солнца,

они постепенно покидают фасад. В таком случае располоми, что и положение Гелиоса - с двух сторон северовосточного угла храма, и лишний раз подчеркивало бы

нечные лучи на северный фасад не попадают вовсе или же если они не доходят до метопы с Селеной, т.е. если факт

применения оптических эффектов не подтвердится, то

-ниями светил.

Подведем итоги:

можно, и четыре) раза различные сюжеты представлены «в

рамке» из изображений Гелиоса на колеснице и Селены на

ляются рождение Афины, гигантомахия, Троянская война и рождение Пандоры.

точной стороне храма: рождение Афины - на восточном

фронтоне, гигантомахия - на восточных метопах непосредственно под фронтоном, рождение Пандоры - на лицевой

ной на восток).

3. По общему мнению исследователей, в центральном

мающейся из вод колесницы Гелиоса и опускающейся туда колесницы Селены используется для того, чтобы показать, что действие происходит на заре.

4. Размещение остальных сюжетов с подобными «рамками» в восточной части храма позволяет говорить о том, что при создании проекта Парфенона архитекторы

могли учитывать световые эффекты суточного движения

ственное освещение храма.

Вопрос, который возникает в данном случае, касается смысла и назначения всех вышеперечисленных фактов. Чем

му именно они изображаются происходящими на заре?

ит в следующем: если мы воспринимаем зарю как момент перехода ночи в день, ее можно толковать как символ кардинального изменения порядка вещей, как переход к

новой организации мира. В этом случае, во-первых, образ

нах после победы над персами. Кроме того, размещение

рующей зарю рамке может означать, что именно эти мифы

ское «начало» на божественном (рождение Афины) и на человеческом (рождение Пандоры) уровнях.

-ный момент, но не афинской, а общегреческой истории Троянскую войну. Как уже было сказано, факт присутствия Селены не на крайней, а на третьей справа метопе может свидетельствовать о том, что в данном случае помимо изэ-бражения момента зари световые божества служат для того, чтобы очертить границы «человеческого» пространства и времени.

ровском эпосе, события которого как раз и отражены на метопах северного фасада. Как показал проведенный нами анализ гомеровских формул, упоминающих Гелиоса и Эос, именно они используются для описания основные понятий земной жизни, таких, как время и пространство5. Добавим к этому то, что идея самой жизни неразрывно связана с

фактом «видения солнечного света». Это выражение часто

меняет (соответственно, выражение «покинуть солнечный свет» означает «умереть»). Анализ литературного языка V

в. до н.э. (прежде всего текстов трагедии) показывает, что

менных Парфенону памятниках.

5 Например:
1) чтобы сказать «утро», используется формула:

Нёлш; це\- ёяегта л/еол/ Солнце лучами новыми чуть

лрооЕраллку ароирад поразило долины,

в% акойаррегтого Равирроо-о ^ Вышед из тихо катящихся волн

- или еше уар ^е^ыод сраевсоу йяересхеОе уащд только лишь ясное солнце взошло над пространной землею... (П., XI, 735). Ср. описание полдня (П., VIII, 68: 8& &НеХгод цесоу ойраубу ацсрфер^кег но, лишь сияющий Гелиос встал на средине небесной), послеобеденного времени (П., XVI, 779: Ацод 8& ИеХгод |_1ете\чсето роаЛгтсбу 8е но, лишь достигнуло солнце поры, как волов распрягают), вечера (Д., I, 475: Ацод 8& т[А,105 катеЗи каг еяг ктуесра; г[М)е Солнце едва закатилось и сумрак на землю спустился);

2) чтобы сказать «весь мир» или «в мире», используются формулы: йя г[ю т ^Шоу те «под зарей и Солнцем» (И.,У, 267, о лошадях Энея) и ■Ья г[еМф те каг ойрауф астероеутг «под Солнцем и звездным небом».

Океауош

Океана глубоких В путь свой небесный...

(Пер. Н. Гнедича)

ойраубу егсстсоу

(II., VII, 421-423)

Таким образом, с необходимой долей осторожности можно было бы сделать вывод о том, что метопы северного фронтона позволяют говорить не только о мифологической (как в случае с рождением Афины и Пандоры), но и о философской составляющей иконографической программы афинского Парфенона.

дет то, что большой материал для анализа представляют

бражениями световых божеств. Как пишет в заключении своей статьи, посвященной разбору изображений богов на колесницах, Леон Лакруа, «по сравнению с произведениями великих скульпторов, вазовые росписи являются значительно более скромными документами. Но они представляют нисколько не меньший интерес, указывая нам на то место, которое астральные божества стали занимать в умах греков с начала V в. до н. э.»6.

6 Lacroix L. Études d&archéologie numismatique. Paris, 1974. P. 105.
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов