Спросить
Войти

Реорганизация Северо-Западного Кавказа и новое административное деление региона во второй половине XIX в

Автор: указан в статье

УДК 94 (470.6) 081 ББК 63.3(235.7)522 Ф 33

Федосеева Л.Д.

Реорганизация Северо-Западного Кавказа и новое административное деление региона во

второй половине XIX в.

(Рецензирована)

Аннотация:

В этой статье говорится об упразднении Кавказской линии, а значит и новом административном делении региона, о военном и гражданском управлении на Северо-Западном Кавказе во второй половине XIX в.

Военные округа, наместник А.И.Барятинский, Кавказская линия, Временное отделение, военнонародное управление, адатно-шариатское правосудие, Линейное казачество, горские суды, гражданское управление.

Fedoseeva L.D.

Reorganization of the Northwest Caucasus and new administrative division of the region in the

second half of the 19th century

Abstract:

This paper discusses abolition of the Caucasian line, resulted in new administrative division of the region. The author regards military control and civil administration in the Northwest Caucasus in the second half of the

19th century.

Military districts, deputy A.I.Baryatinsky, the Caucasian line, Time branch, military - national administering, Adat-Shariat justice, Linear Cossacks, mountain courts, civil administration.

Северный Кавказ нередко представляют отсталой и замкнутой окраиной

дореволюционной России, невосприимчивым к поздно доходившим сюда нововведениям. В действительности регион чутко реагировал на все перемены в общественном и

политическом устройстве России. После окончания Кавказской войны на Северном Кавказе начался длинный ряд реформ, которые определили ход развития местного общества и его положение в составе Российского государства. При том, что общие цели в центре и на периферии совпадали, регион, конечно, имел немалое своеобразие. Это было связано с последствиями Кавказской войны и мухаджирства. Именно здесь, впервые в России была применена система военно-народного управления.

Для координации действий военных властей 1 апреля 1858 г. было утверждено «Положение о Кавказской армии». Кавказская армия была разделена на военные округа. Командующие округами наделялись большей самостоятельностью в принятии решений, наместник, он же главнокомандующий, осуществлял общее руководство. В этом законе, определяющем военное положение армии, имелись статьи, «По управлению горскими народами, не вошедшими в состав гражданского управления». Основные принципы и порядок управления горцами по новой системе определяла инструкция для окружных начальников Левого крыла Кавказской линии, утвержденная А.И.Барятинским 23 марта 1860 г. Таким образом, впервые была законодательно закреплена система военно-народного управления, получившая развитие в 1860-е гг.

При Главном штабе Кавказской армии было создано Временное отделение по делам гражданского устройства края. Временное отделение продолжало законотворческую деятельность, разработки многочисленных проектов А.И.Барятинского, по словам В.Н.Иваненко: «...погибших вместе с оставлением им должности наместника в конце 1862 г. Оно было известно в тифлисском обществе под шутливым названием министерства прогресса»[1]. После окончания войны, в мае 1865 г., его преобразовали в Кавказское горское управление. Оно состояло из четырех небольших отделений и, располагалось в Тифлисе. Это учреждение стало головным институтом кавказского военно-народного управления. Его функции напоминали специальную канцелярию при наместнике. Начальник отделения подчинялся непосредственно наместнику, но был лишен всякого самостоятельного значения и лишь передавал его приказы на места. В его обязанности входили разбор споров по военно-народному управлению и ревизия его военных начальников на местах.

Была проведена полная реорганизация Кавказского края. В 1860 г. вместо упраздненной Кавказской линии на Северном Кавказе создавалось три области: Дагестанская, Терская и Кубанская. География управления Северным Кавказом претерпела изменения. В Кубанской области выделялся Черноморский округ, впоследствии преобразованный в губернию в 1896 г.

Управление и социальная организация в северокавказском обществе по-прежнему отличались мозаичностью. Города региона находились под общероссийским гражданским управлением. Половина Терской и большая часть Кубанской области были закреплены за казаками. Линейное казачество было преобразовано в Терское казачье войско, а Черноморское и шесть бригад линейных казаков - в Кубанское казачье войско. Они были изъяты из общеимперского гражданского управления и ведения военнонародного управления. К ним были отнесены восемь населенных горцами-мусульманами округов Терской области и пять горских отделов Кубанской области. Осуществить проект военно-народного управления в том виде, как он был написан, полностью не удалось.

В этих областях удалось реализовать лишь отдельные элементы военно-народного управления, так как его институты здесь никогда не отличались единством и стройной организацией. На Северо-Западном Кавказе военно-народное управление продержалось недолго и имело свои существенные особенности. В 1860-е гг. были созданы лишь низовые институты на уровне сельских обществ и округов. Через несколько лет выяснилась непригодность режима к местным условиям. В конце 70-х - начале 80-х гг. организация власти и общества двух областей не раз менялась. В это время произошел отказ от военнонародного управления, сначала в пользу общегражданского, а вскоре - военного режима. Все мемуаристы сходятся в одном - преобразования не имели особого смысла, так как не привели к ожидаемому эффекту. Результатом стало небывалое увеличение штатов и расходов на их содержание, а в обществе утвердилось мнение о том, что некоторые структуры в аппарате управления создавались для обеспечения почетными и доходными местами особо приближенных к наместнику лиц.

Основой пореформенной системы управления горцами стала бессословная сельская община. Было опубликовано «Положение об аульных обществах» в 1870 г. для Терской области [2]. У горцев, включенных в состав военно-народного управления, создавались сельские, аульные общества, которыми управляли выбранные на сельских сходах старшины, совмещавшие обязанности сельской администрации и суда. Во главе общины стоял сельский старшина, обязанный предоставлять вышестоящим российским властям рапорты обо всех правонарушениях в селении, председательствовать на сельском суде, разбиравшем мелкие гражданские иски между членами общины, правонарушения о причинении материального ущерба, обеспечивать поимку скрывшихся от правосудия преступников. Такие же органы управления были созданы для горцев Кубанской области.

Согласно «Положения» 1860 г., горцам-мусульманам было даровано право управляться «по адату и шариату и по особым правилам, постепенно составляемым, на основании опыта и развивающейся в них потребности» [3].

Проводя реформу обычного права и общины, российская администрация преследовала следующие основные цели:

-она должна была преодолеть судебно-административную раздробленность и создать единую централизованную организацию края;

-ослабление власти мусульманской элиты и создание единой местной светской администрации, пользующейся доверием и авторитетом у местных жителей и послушно исполняющей решения российских властей;

-ослабление шариата и модернизация адатного права и процесса, имевшая целью подготовить постепенный переход горцев к единому российскому законодательству.

Система адатно-шариатского правосудия у горцев данных областей была двухуровневой. Созданные суды не раз меняли свою форму. В 1869 г., в каждом селении, согласно указу «О сельском суде», учреждались выборные горские словесные суды. Члены окружных народных судов не выбирались, а назначались властями округа. В 1870 г. в Терской и Кубанской областях народные суды были упразднены. Вместо них в двух областях в 1871 г. было создано несколько горских судов. В Кубанской области было создано три суда - Майкопский, Екатеринодарский, Баталпашинский - и один словесный суд в Терской области - Нальчинский. Екатеринодарский горский словесный суд рассматривал дела горцев 33 аулов Кубанской области. Майкопский горский словесный суд обслуживал 12 аулов Майкопского отдела. К Баталпашинскому горскому словесному суду относились 34 аула Баталпашинского отдела. Параллельно с отдельными нормами адата и шариата они также использовали нормы российского права и процесса. Так, при них была введена должность следователя, были учреждены участковые судебные отделы. Горские суды являлись переходными от обычноправового и мусульманского судопроизводства к российскому.

Терская и Кубанская области с Черноморским округом в 1872 г. были переданы из военнонародного в гражданское управление и подчинены общим законам империи. Одной из главных причин провала проекта А.И.Барятинского в регионе оказалось мухаджирское движение. В первой половине 60-х гг. большая часть коренного населения Кубанской области была выселена из труднодоступных горных районов и предгорий, а затем в несколько потоков эмигрировала в Османскую империю. Изгнание горцев Северо-Западного Кавказа из родных мест, из привычной столетиями среды обитания - было для них не только жестоким оскорблением, но и психологической катастрофой. Их земли были заняты казаками и

переселенцами из Южной и Центральной России. К началу XX в. на Северо-Западном Кавказе горцы составляли меньшинство. Они жили в укрепленных селениях бок о бок с переселенцами из России. Поэтому в жизнь удалось провести только некоторые элементы военно-народного управления. Что касается отдельных норм обычного и мусульманского права, то они продолжали применяться в созданных реформами сельских обществах горцев.

Преобразование Кубанского и Терского казачьих войск в основном было завершено к 1870 г. В этих областях сохранялось введенное в 1860 - 1861 гг. раздельное управление для гражданского, казачьего и горского населения. Казачество было передано в ведение областного военного начальства. Начальники областей автоматически становились наказными атаманами казачьих войск, что придавало областям не только административное, но и военное значение. Военное и гражданское устройство казаков оставалось в ведении Военного министерства. В 1879 г. было создано Главное управление казачьих войск, которому оба этих войска были подчинены. Это изменение было вызвано падением значения казачества как военной силы после окончания Кавказской войны.

Оставляя в неизменности специфику казачьих формирований на Северном Кавказе, власти пытались приблизить их к обычным кавалерийским частям. На казаков постепенно распространяется обязательный строевой устав казачьей службы. Все казачьи полки в регионе с 1869 г. переводятся в подчинение начальникам кавалерийских дивизий. Обязанности начальников дивизий были при этом возложены на начальников областей. При каждом из них был войсковой штаб, а по гражданскому управлению ему принадлежали все права и обязанности губернатора. Казачьи территории обеих областей подобно горскому и гражданскому населению, были поделены на округа. В областных центрах -Владикавказе и Екатеринодаре находилось Управление казачьими войсками.

Реформы 60 - 70-х гг. положили конец сословному строительству, как в отношении горского населения, так и у казаков. С принятием в 1870 г. «Положения о воинской повинности» срок службы казаков был сокращен до 22 лет, что вело к постепенному уравнению различных сословий России в этом отношении. Часть казаков, относившихся к лицам непризывного возраста, была переведена в категорию неслужилых. В 1870 г. был признан всесословный характер станичных обществ. Возрождавшееся в них самоуправление по своим формам и функциям было приближено к крестьянскому. Несколько станиц Кубанского войска были переданы в Ставропольскую губернию, а их жители автоматически перешли на положение государственных крестьян.

Тем не менее, предпринятые князем А.И.Барятинским меры по преобразованию края были высоко оценены императором Александром II: «Отдавая полную справедливость кн. Барятинскому за дельные его распоряжения, как по военной части, так и по гражданскому управлению Кавказского края, Я уверен, что со светлым и государственным умом его он не будет терять из виду, что Кавказ есть часть России ...» [4].

Таким образом, режим военно-народного управления продолжал действовать до 1917 г. Опыт военно-народного управления был использован при покорении не только Северного Кавказа. Системы военно-народного управления, не составляют исключительной особенности дореволюционного российского Северного Кавказа. Их несложно обнаружить и в других странах, получивших распространение как «туземных» администраций.

Примечания:

1. Иваненко В.Н. Гражданское управление Закавказьем от присоединения Грузии до наместничества великого князя Михаила Николаевича: ист. очерк // Утверждение русского владычества на Кавказе. Т. XII. Тифлис, 1901. С. 435-436.
2. Положение о сельских (аульных) обществах, их общественном управлении, о повинностях государственных и общественных в Терской и Кубанской областях. Владикавказ, 1896.
3. Акты, собранные Кавказской археографической комиссией. Т. XII. Тифлис, 1904. С. 435.
4.Записка императора Александра II о постепенном уменьшении войск Кавказской армии, 1860 г. // Кавказ и Российская империя: проекты, идеи, иллюзии и реальность, (начало XIX - начало XX вв.). СПб., 2005. С. 166.

References:

1. Ivanenko V.N. Civil administering the Transcaucasia from connection of Georgia up to ruling region by governor-general grand duke Michael Nikolaevich. A historical sketch // Statement of Russian sovereignty in the Caucasus. Tiflis, 1901. V. 12. P. 435-436.
2. Regulations about rural (aul) societies, their public administration, about state and public duties in the Terskaya and Kuban regions. Vladikavkaz, 1896.
3. The acts collected by the Caucasian Archeographic Commission. Tiflis, 1904. V. 12. P. 435.
4. A note of emperor Alexander II about gradual reduction of the Caucasian army, 1860 // Caucasus and Russian empire: projects, ideas, illusions and a reality (the beginning of the 19th - the beginning of the 20th centuries): SPb., 2005. P. 166.
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов