Спросить
Войти

БУСЫ МАРИ-ЛУГОВСКОГО МОГИЛЬНИКА

Автор: указан в статье

УДК 902.01

БУСЫ МАРИ-ЛУГОВСКОГО МОГИЛЬНИКА © 2019 г. Д.О. Кутузова

В статье приведены итоги классификации коллекции бус Мари-Луговского могильника из погребений 2,11,12,36,83,89,94,97 - одного из азелинских памятников на территории Марийского края. В основе классификации лежат труды Е.М. Алексеевой, В.Б. Ковалевской, Ю.Л. Щаповой, З.А. Львовой. В результате проведенной работы были выявлены основные признаки коллекции бус по материалу, форме, размерам, цвету, прозрачности, декору, технологии изготовления. Приводится круг аналогий с памятников с других территорий и сравнение бус Мари-Луговского могильника с материалами ближайшего к нему азелинского памятника - Арзебелякский (Ясачный) могильник. Основным источником поступления бус к населению оставивших Мари-Луговской могильник в это время, по-видимому, было Северное Причерноморье.

Мари-Луговской могильник расположен на широком мысу надлуговой террасы левого берега р. Волги в юго-восточной окраине д. Мари-Луговая Звениговского района Республики Марий Эл. Памятник известен с 1914 г., обследовался в 1929 г. Е.И Горюновой, в результате было вскрыто 14 погребений, в том числе 8 погребений - ГУ-УГ вв., 6 погребений - XIV-XV вв. (Халиков, 1962, с. 158). Дальнейшие раскопки на памятнике производились Марийской археологической экспедицией в 1956 г. под руководством А.Х. Хали-кова (36 пп.) и в 1990, 1991 гг., руководитель А.И. Шадрин (23 пп.) (Никитин, 2009, с.116). В результате за все время раскопок на памятнике было изучено 68 погребений.

Исследователи отмечают смешанный характер вещевого комплекса могильника, на нем присутствуют вещи характерные, как для могильников азелинского типа, так и могильников кошибеевского типа (Никитина, 2002, с. 169; Архипов, 1973, с. 102). Памятник датируется ГУ-У вв. (Никитин, 2009, с. 116). Следует отметить, что бусы из могильников азелинской культуры (Ясачный, Мари-Лугов-ской) частично исследованы О.С. Румянцевой (Румянцева, 2010, с. 277-300).

Объектом данной работы являются бусы из погребений 2, 11, 12, 36, 83, 89, 94, 97 Мари-Луговского могильника (Шифр 11, 12, XX МЛМ/п.36 Фонд Национального музея Республики Марий Эл имени Т. Евсеева). Коллекция бус насчитывает 1462 экз., кроме одной янтарной бусины из погребения 97, все остальные бусы стеклянные (рис. 1).

Методической основой работы являются труды Е.М. Алексеевой (Алексеева, 1975,

1978, 1982), В.Б. Ковалевской (Ковалевская, 2000), Ю.Л. Щаповой (Щапова, 1989). Техника изготовления бус изучалась на основе разработок З.А. Львовой (Львова, 1980, с. 75-85).

По форме поперечного сечения стеклянные бусы делятся на округлые, овальные, ребристые, граненные. По форме продольного сечения - цилиндрические (171 экз.), битрапецоидные (333 экз.), зонные (929 экз.), кольцевидные (2 экз.), шестигранная призма (3 экз.), бочонковидные (3 экз.). У 20 экз. не удалось установить форму. Янтарная бусина в поперечном сечении округлая, в продольном - зонная.

Для определения размера бус была использована шкала, предложенная Ю. Каллмером (Са11тег, 1977), в которой величины диаметров разбиты на группы через каждые 2 мм. Таким образом, бусы делятся на малые (0,89 см) - 1395 экз., средние (0,9-1,79 см) - 40 экз., большие (1,8-2,79 см) - 1 экз. У 26 бусин диаметр определить нельзя в силу их фрагментарности. Среди общей массы бус, следует выделить пронизки, которые имеют при сравнительно небольшом диаметре -0,2-0,4 см длину в 1 см.

Цвет стеклянных бус определен с помощью шкалы цветов, которая насчитывает 21 цветовой тон, каждый из которых имеет 8 различных оттенков по интенсивности и светлости (Щапова, 1989, с. 79-81). У одноцветных бус без декора и бус с декором определен цвет основы бусины, у бус с металлической прокладкой учитывался цвет внешнего слоя стекла.

Подавляющее число бус монохромные (1440 экз.). Цветовая гамма стеклянных бус без декора представлена: синим (405 экз.), голубым (14 экз.), желтым (779 экз.), красным (59 экз.), зеленым (176 экз.), белым (1 экз.), черным (1 экз.) цветами (рис. 1: 1-11). Бусы с металлической прокладкой (рис. 1: 12) имеют прозрачный внешний слой (11 экз.).

Полихромных бус значительно меньше - 10 экз. (рис. 1: 13, 14, 16-18), они представлены следующими типами:

- зонные с волнисто-поперечно-линейным (1 экз.) и восьмерковидным (1 экз.) орнаментом, со сложноорнаментированными полосами (1 экз.),

- бочонковидные глазчато-крестовид-ные (2 экз.),

- цилиндрические продольно-волнистые (5 экз.),

Декор бочонковидных глазчато-кресто-видных бус из погребения 12 (2 экз.) плохо связан с ядром и частично утрачен; образован тремя крестами и тремя глазками, расположенными между ними. Глазки являются отрезками прутиков с кольчатым поперечным сечением, кресты образуют отрезки ленты из прозрачного бесцветного стекла под которые подложена золотая фольга. Основа бусины изготовлена из темно-фиолетового, почти черного стекла (рис. 1: 18).

Зонная синяя бусина (п. 12) с волнисто-поперечно-линейный орнаментом (1 экз.) украшена по краям желтыми нитями стекла, середина обвита белым зигзагом. Декор плоский и хорошо связан с ядром (рис. 1: 16).

По прозрачности выделены прозрачные, непрозрачные (глухие) и полупрозрачные бусы. В коллекции преобладают непрозрачные и полупрозрачные экземпляры (904 экз. и 528 экз.). Совершенно незначительно количество прозрачных бус различных оттенков (7 экз.). У одной бусины нельзя определить цвет и прозрачность.

Зонная бусина со сложноорнаментиро-ванными полосами из погребения 12 (1 экз.) покрыта елочкой из белых, красных, желтых, бирюзовых и темно-синих полос (рис. 1: 14).

Ядро зонной бусины с восьмерковидным орнаментом (1 экз.) из погребения 83 образовано навивкой черного непрозрачного стекла на основу, толщина которой определила диаметр отверстия. Декор представляет собой накладные перекрещивающиеся одинарные волнистые линии желтого цвета (рис. 1: 17).

Основа цилиндрических бус (п. 12) с продольно-волнистым орнаментом (5 экз.) изготовлена из палочки с последующим проколом, декор - на основу из зеленого непрозрачного стекла наложены ленты синего, белого, оранжевого, зеленого стекла (рис. 1: 13).

Визуальное наблюдение за технологией изготовления показало, что стеклянные бусы Мари-Луговского могильника были изготовлены:

1. из тянутой трубочки 1067 экз.,

среди бус этой технологической группы преобладают одноцветные (1058 экз.); бус с металлической прокладкой незначительное количество (9 экз.).

Таблица 1.

Цвет и прозрачность стеклянных бус без декора

цвет желтый синий зеленый голубой красный белый черный нет

прозрачность - - - - - - - прозрачный - 1 2 - - - - 4

Непрозрачный (глухой) 779 49 4 11 59 1 1 полупрозрачный - 355 170 3 - - - нет - - - - - - - 1

- 779 405 176 14 59 1 1 5

2. навивкой стекла, из них одноцветных - 337 экз., с декором - 2 экз.
3. методом разрезания одноцветной палочки с последующим проколом выполнено одноцветных - 7 экз., с декором - 5 экз.
4. бусы, изготовленные обертыванием стекла вокруг стержня, представлены только одноцветными (11 экз.).

Техника изготовления 32 бусин не установлена.

Аналогии

В отличие от Мари-Луговского могильника, где бус из красного глухого стекла немного (пп. 2, 12, 89; 59 экз.). Этот тип бус характерен для рязано-окских могильников на протяжении всего времени существования культуры. Они встречены в Польно-Ялтуново (Алихова, 1958, с. 38, рис. 8: 10, 12), Шатри-щенском (Кравченко, 1974, с. 176, рис. 36), Кораблино (Румянцева, 2005, с. 274-279), Кошибеево, Заречье 4, Никитино (Румянцева, 2007, с. 217, 219). Найдены они и в Безво-днинском могильнике (Краснов, 1980, с. 47, рис. 23: 1, 2), оставленном муромой. В погребениях Окско-Сурского междуречья, начиная со второй половины IV - начала V вв. их количество в ожерельях достигает 60-80%, а со второй половины V в. они окончательно вытесняют ожерелья из золоченых бус (Вихляев, 2000, с. 70-71). Небольшое количество бус из красного глухого стекла встречено в погребениях ломоватовской культуры V-VII вв. (Голдина, 1985, с. 51, 53), получив наибольшее распространение в VIII-X вв. (Львова, 1973, с. 83-104).

Аналогии ребристым бусам (9 экз.) из синего полупрозрачного стекла из погребения 97 встречаются в материалах юго-восточной Европы VI-IX вв. (Деопик, 1961, с. 218, рис. 4: 11), Бирском могильнике (п. 503, III-IV вв.) на Южном Урале (Русланова, 2018, с. 129, рис. 29).

Глазчато-крестовидные бусы (п. 12; 2 экз.), синяя бусина с волнисто-поперечно-линейный орнаментом (п. 12; 1 экз.) и бусина со сложноорнаментированными полосами (п. 12; 1 экз.) появляются с античности и имеют аналогии в памятниках северного Причерноморья (Алексеева, 1982).

Массовое распространение бус с вось-мерковидным узором (п. 83; 1 экз.) началось с рубежа н. э., а особую популярность они приобрели во II-IV вв. н. э. (Алексеева, 1982, с. 39). Аналогии встречены в Северном Причерноморье в погребениях с I по V в. (Алексеева, 1978, с. 50, Высотская, 1997-1998, с. 124, рис. 3: 21-24), на восточном побережье Абхазии в некрополе Цибилиум (П-У вв. н. э.) (Воронов, 2003), памятниках Черняховской культуры: Бернашевка 1, Бовшив постр., Дэнчень 137, Журавка 21, Кринички 3, Курники 20, которые автор относит к дате не раннее последней трети III в. (Гопкало, 2008, с. 52-53).

Массовое распространение бусы с продольно-волнистым орнаментом (п. 12; 1экз.) получают в I—II вв. н. э. в памятниках северного Причерноморья, где они доживают до III в. н. э. (Алексеева, 1978, с. 47). Аналогии на других территориях встречаются в памятниках мазунинской (Югомашевский могильник, ПЫУ вв. н. э.) (Русланова, 2018, с. 125, рис. 28) и пьяноборской культур (могильники - Ныргында (Голдина, Красноперов, 2012, рис.22), набор бус датируется I—II вв. н. э.; Сасыкуль; Камышлытамак; Кушулево III; Чеганда II; Тарасово; Юлдашево) (Краснопе-ров, 2009, с. 95).

Таким образом, на основании приведенных аналогий можно увидеть широкое распространение рассмотренных типов бус, что затрудняет возможность точно определить происхождение коллекции Мари-Лугов-ского могильника. И сделать предположение об их причерноморском происхождении.

Бусы Мари-Луговского могильника выделяются среди бус памятников, относимых исследователями к азелинской культуре (Никитин, 2009, с. 92). Для сравнения были взяты бусы из Арзебелякского (Ясачного) могильника. Коллекция бус памятника насчитывает 217 экз. бус. Среди них стеклянных (216 экз.), халцедоновых (1 экз.). Стеклянные бусы в основном монохромные красного (69 экз.), синего (24 экз.), желтого (24 экз.), голубого (32 экз.), зеленого (4 экз.), фиолетового (1 экз.) цветов, 2 экз. прозрачные. У бус с металлической прокладкой внешний слой прозрачный (59 экз.). Одна бусина полихром-ная. Стеклянные бусы изготовлены из тянутой трубочки (201 экз.), навивкой стекла на стержень (4 экз.) и из тянутой палочки (11 экз.).

В целом коллекция бус Мари-Луговско-го могильника имеет следующие особенности - наличие бус с декором (глазчато-крестовид-ные (2 экз.), волнисто-поперечно-линейный орнамент (1 экз.), продольно-волнистый (5 экз.), восьмерковидный (1 экз.), со сложно-орнаментированными полосами (1 экз.), которые отсутствуют на Арзебелякском (Ясач- также отсутствие многочастных бус с метал-ном) могильнике; наличие значительной доли лической прокладкой. желтого бисера, битрапецоидных синих бус, а

Литература

Алексеева Е.М. Античные бусы Северного Причерноморья / САИ. Вып. Г1-12. М.: Наука, 1975. 121 с.

Алексеева Е.М. Античные бусы Северного Причерноморья / САИ. Вып. Г1-12. М.: Наука, 1978. 120 с.

Алексеева Е.М. Античные бусы Северного Причерноморья / САИ. Вып. Г1-12. М.: Наука, 1982. 110 с.

Алихова А.Е. Могильник кошибеевского типа у с. Польное-Ялтуново // КСИИМК. Вып.72. 1958. С.37-45.

Архипов Г.А. Марийцы IX-XI вв. К вопросу о происхождении народа. Йошкар-Ола: Марийское книжное издательство. 1973. 197 с.

Вихляев В.И. Происхождение древнемордовской культуры. Саранск: Красный Октябрь, 2000. 132 с. Воронов Ю.Н. Могилы апсилов: Итоги исследования некрополя Цибилиума в 1977-1986 годах. Пущино: ОНТИ ПНЦ РАН, 2003. 348 с.

Высотская Т. Н., Рыжова Л. А. Бусы могильника «Совхоз-10» («Севастопольский») // Древности -1997 - 1998. Харьковский историко-археологический ежегодник. Харьков: АО «Бизнес Информ», 1999. C.116-133.

Голдина Р.Д. Ломоватовская культура в Верхнем Прикамье. Иркутск: Изд-во Иркутского университета, 1985. 280 с.

ГолдинаР.Д., Красноперов А.А. Ныргындинский I могильник II-III вв. на средней Каме / МИ КАВЭ. Т.22. Ижевск: Изд-во «Удм.ун-т.», 2012. 364 с.

Гопкало О.В. Бусы и подвески черняховской культуры. Киев: Институт археологии НАН Украины, 2008. 270 с.

Деопик В.Б. (Ковалевская В. Б.) Классификация бус Юго-Восточной Европы VI-IX вв. // СА. 1961. №3. С.202-232.

Ковалевская В.Б. Компьютерная обработка массового археологического материала из раннесредне-вековых памятников Евразии. Пущино: ОНТИ ПНЦ РАН, 2000. 364 с.

Кравченко Т. А. Шатрищенский могильник (по раскопкам 1966 - 1969 гг.) // Археология Рязанской земли. / отв. ред. Монгайт А.Л. М.: Наука, 1974. С. 116-183.

Краснов Ю. А. Безводнинский могильник: (К истории Горьков. Поволжья в эпоху раннего средневековья). М.: Наука, 1980. 224 с.

Красноперов А . А . К вопросу о хронологии пьяноборской культуры: заметки к констатации ответа // Древняя и средневековая археология Волго - Камья: Сб. к 70-летию П.Н. Старостина / Археология евразийских степей. Вып. 10./ Отв. ред. Д.Г. Бугров. Казань: ИИ АН РТ, 2009. С. 92-105.

Львова З.А. Бусы I Поломского могильника // АСГЭ. Вып. 15. / Отв. ред. Л.: «Аврора», 1973. С. 83-104.

Львова З.А. Признаки способа изготовления изделий из стекла (по материалам раннесредневековых стеклянных украшений) // АСГЭ. Вып. 21. Л.: «Искусство», 1980. С. 75-85.

Никитин В. В. Археологическая карта Республики Марий Эл. Йошкар-Ола: Марийский науч.-исслед. ин-т яз., лит. и истории им. В. М. Васильева. МПИК, 2009. 415 с.

Никитина Т.Б. Марийцы в эпоху средневековья: (По археол. материалам): Марийс. науч.-исслед. ин-т яз., лит. и истории им. В. М. Васильева. Йошкар-Ола, 2002. 430 с.

Румянцева О. С. Хронология и периодизация стеклянных бус могильника Кораблино // II Городцов-ские чтения / Отв. Ред. И.В. Белоцерковская / Труды ГИМ. Вып. 145.2005. С. 268-282.

Румянцева О. С. Рязано-окские могильники. Бусы массовых типов // Восточная Европа в середине I тысячелетия н.э. Раннеславянский мир. Вып. 9. / Отв. Ред. И.О. Гавритухин, А.М. Обломский. М.: ИА РАН. 2007. С. 214-246.

Румянцева О.С. Некоторые особенности распространения бус в Поочье и Окско-Сурском междуречье в эпоху великого переселения народов // Археология Восточной Европы в I тысячелетии н.э.: Проблемы и материалы. Раннеславянский мир. Вып. 13 / Отв. ред. И.В. Исланова, В.Е. Родинкова. М.: ИА РАН. 2010. С. 277-300.

Русланова Р.Р. Бусы Южного Урала по материалам некрополей III-VIII веков. Уфа: Башк. энцикл., 2018. 376 с.

Халиков А.Х. Очерки истории населения Марийского края в эпоху железа // Железный век Марийского края / Отв. ред. Г.А. Архипов / Труды МарАЭ. Т. II. Йошкар-Ола: марийское книжное издательство, 1962. С. 7-187.

Щапова Ю.Л. Древнее стекло. Морфология, технология, химический состав: уч.пособие. М.: Изд-во МГУ, 1989. 119 с.

Callmer J. 1977. Trade Beads and bead Trade in Skandinavia ca 800-1000 A.D. Acta Archaeologia Lundensia. Series in 4. Nr.11. Bonn-Lund: Habelt, 229 р.

Информация об авторе:

Кутузова Дарья Олеговна, младший научный сотрудник, Марийский НИИЯЛИ им. В.М. Васильева (г. Йошкар-Ола, Россия); homjak2012@mail.ru

BEADS FROM MARI-LUGOVSKOY BURIAL GROUND

D. O. Kutuzova

The article presents the results of a classification of a beads collection from Mari-Lugovskoy burial ground - one of the Azelino sites located in the territory of Mari Krai. The classification is based on the works hh E. M. Alekseeva, V. B. Kovalevskaya, Yu. L. Shchapova and Z. A. Lvova. As a result, the main features of the collection of the beads were identified in term of the material, shape, size, color, transparency, decoration and manufacturing technology. The author describes a series of counterparts from the monuments located in other areas and compares the beads from Mari-Lugovskoy burial ground with the materials from the nearest Azelino monument - Arzebelyakskiy (Ysachniy) burial ground. During that time period, the North Black Sea region presumably was the primary source of beads for the population who have left the Mari-Lugovskoy burial ground.

Kutuzova Daria O. Mari Research Institute of Language, Literature and History named after V. M. Vasilyev. Krasnoarmeyskaya St., 44, Yoshkar-Ola, 424036, Mari El Republic, Russian Federation; homjak2012@mail. ru

Рис. 1. Мари-Лговский могильник. Бусы.

АРХЕОЛОГИЯ МАРИЙСКИЙ КРАЙ АЗЕЛИНСКАЯ КУЛЬТУРА МАРИ-ЛУГОВСКОЙ МОГИЛЬНИК ТИПОЛОГИЯ БУСЫ archАeology mari krai azelino culture mari-lugovskoy burial ground
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов