Спросить
Войти

Исследование предметов вооружения из Елизаветовского могильника в дельте Дона и проблема их культурной интерпретации

Автор: указан в статье

ISSN 0321-3056 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKII REGION. SOCIAL SCIENCES. 2018. No. 4

УДК 902 (470.61) DOI 10.23683/0321-3056-2018-4-107-112

ИССЛЕДОВАНИЕ ПРЕДМЕТОВ ВООРУЖЕНИЯ ИЗ ЕЛИЗАВЕТОВСКОГО МОГИЛЬНИКА В ДЕЛЬТЕ ДОНА И ПРОБЛЕМА ИХ КУЛЬТУРНОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ

© 2018 г. С.Ю. Янгулов а

а Южный федеральный университет, Ростов-на-Дону, Россия

THE HISTORY OF STUDY OF WEAPONS FROM THE ELIZAVETOVSKY BURIAL GROUND IN THE DON DELTA, AND THE PROBLEM OF THEIR CULTURAL INTERPRETATION

S.Yu. Yangulov а

а Southern Federal University, Rostov-on-Don, Russia

Янгулов Сергей Юрьевич - Sergey Yu. Yangulov кандидат исторических наук, доцент, Candidate of History, Associate Professor,

кафедра археологии и истории Древнего мира, Department of Archeology and History of Ancient World,

Институт истории и международных отношений, Institute of History and International Relations,

Южный федеральный университет, Southern Federal University,

ул. Большая Садовая, 33, г. Ростов-на-Дону, Bolshaya Sadovaya St., 33, Rostov-on-Don,

344082, Россия. 344082, Russia.

Е-mail: yangulov-sergej@rambler. ru Е-mail: yangulov-sergej@rambler. ru

Анализируется история исследования предметов вооружения, происходящих из набора инвентаря погребений Елизаветовского некрополя в дельте Дона V- IV вв. до н.э. Рассматриваются попытки определения их культурной принадлежности. В конце 50-х и 60-е гг. ХХ в. появились публикации, посвященные теме изучения наступательного оружия из нижнедонских комплексов, в частности боспорских мечей (Н.И. Сокольский), вооружения из Елизаветовских курганов (В.П. Шилов, К. Ф. Смирнов, А.И. Мелюкова и др.). Ученые, исследуя такие виды оружия, как наконечники стрел, наконечники копий, мечи, предметы парадного и защитного до-спеха, характеризовали их как скифские или имеющие скифский облик. Это определение подтверждает неоднократно высказывавшееся специалистами по истории раннего железного века мнение о скифской принадлежности населения, оставившего Елизаветовское городище и одноименный некрополь.

Examines the history of research items derived from an inventory set ofElizavetovsky burials of the necropolis in the don Delta 5th - 4th centuries BC, are considered attempts to determine their cultural affiliation. At the end of 50s and 60s of 20th century there were publications devoted to the study of offensive weapons from lower complexes, in particular the Bosporus swords (N.I. Sokolsky), weapons of Elizavetovsky barrows (V.P. Shilov, K. F. Smirnov, A. I. Melukova, etc.). Scientists, exploring such weapons as arrowheads, spearheads, swords, ceremonial and protective armor, characterized them as Scythian or having a Scythian appearance. This definition is confirmed by the opinion repeatedly expressed by experts on the history of the early iron age about the Scythian belonging of the population who left the Elizavetovsky settlement and the necropolis of the same name.

История изучения предметов вооружения из редь позволяет решить проблему этнического

Елизаветовского некрополя в дельте Дона V - состава населения оставившего этот крупнейIV вв. до н.э. насчитывает более ста лет. Многие ший памятник.

исследователи одновременно с анализом ука- Одним из первых к этой теме в контексте

занных предметов делали попытки определения изучения оружия обратился Н.И. Сокольский. В

их культурной принадлежности, что в свою оче- своей работе, посвящённой боспорским мечам,

ISSN 0321-3056 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKII REGION. SOCIAL SCIENCES. 2018. No. 4

опубликованной в 1954 г., впервые ввёл в научный оборот известные ему мечи из Елизаветов-ского могильника. Такое внимание к мечам из варварского памятника объясняется, вероятно, тем, что он придерживался идеи «двух Танаи-сов». Считая этнический состав населения Ели-заветовского могильника смешанным с преобладанием меотов, Н.И. Сокольский писал, что елизаветовские мечи «в основном нужно считать ранними меото-сарматскими....» [1, с. 142]. Сравнив елизаветовские мечи с мечами из меот-ских и савроматских комплексов, ученый предположил возможность их скифского происхождения, объяснив это географической близостью скифского мира. По мнению В.П. Копылова, этот аргумент неубедителен, ведь «не совсем ясно, почему. он (т.е. Н.И. Сокольский) считает, что скифский мир был ближе, нежели меот-ский и сарматский» [2, с. 43].

В конце 50-х - в 60-е гг. XX в. вышло несколько работ В.П. Шилова, посвящённых исследованию Елизаветовского могильника. В них были рассмотрены отдельные предметы вооружения, обнаруженные в Елизаветовских курганах, а также исследованы некоторые вопросы, связанные с их изготовлением и использованием.

Изучая обнаруженную часть бронзовой кне-миды, В.П. Шилов отметил, что раньше находки кнемид «в Елизаветовском курганном могильнике не были известны». По его мнению, «эта типичная греческая форма вооружения довольно часто встречается в богатых как скифских, так и меотских захоронениях» [3, с. 22].

Исследуя инвентарь кургана № 8 группы «Пять братьев», где было совершено погребение представителя высшей знати, В.П. Шилов частично проанализировал и обнаруженные здесь предметы вооружения. Основное внимание он уделил анализу золотых обивок меча и горита, которые, по его мнению, представляют наибольший интерес. Подробно рассмотрев меч и горит, В.П. Шилов первым отметил, что изображения на золотых обкладках ножен из кургана № 8 абсолютно идентичны изображениям на ножнах из Чертомлыцкого кургана, а золотые обкладки Елизаветовского, Чертомлыцкого, Ильинецкого и Мелитопольского горитов «сделаны тиснением в одной матрице с совершенно идентичными изображениями» [4, с. 165].

В другой своей работе В.П. Шилов, вновь подробно рассмотрев обряд захоронения в кургане № 8, пытался решить вопрос этнического

происхождения населения, оставившего Елиза-ветовский могильник. Сопоставив отдельные детали погребального обряда и инвентаря, в том числе и оружие из Елизаветовских курганов с савроматскими, а также данные топонимики, антропологии и письменных источников, он пришёл к выводу, «что в низовьях Танаиса во времена Геродота обитали скифские племена» [5, с. 69]. Таким образом, В.П. Шилов впервые использовал оружие из Елизаветовских курганов как признак этнической принадлежности оставившего их населения.

Среди прочих аргументов В.П. Шилов указал на то, что «для Елизаветовских курганов характерны железные втоки рюмкообразной формы, не встречающиеся в савроматских захоронениях» [5, с. 69].

Следующим этапом в истории изучения оружия из погребений Елизаветовского могильника стала публикация фундаментального исследования К.Ф. Смирнова «Вооружение савро-матов». Следует отметить, что ученый хорошо зная вооружение из нижнедонских комплексов, не рассматривал его как савроматское, используя лишь для аналогий. Очевидно, что население Нижнего Дона он не считал савроматами. Это подтверждается высказанным им предположением о заимствовании савроматами и сарматами у скифов определённых форм оружия и сравнением некоторых экземпляров оружия из савроматских и сарматских, по его мнению, комплексов, с оружием из Елизаветовского могильника.

Так, меч с бабочковидным перекрестием из савроматского кургана у с. Осьмушкино на Бузу-луке «по форме клинка и по общей длине очень близок мечам IV в. до н. э. из Елизаветовских курганов в дельте Дона» [6, с. 19]. Исследуя мечи (или кинжалы) с зооморфным навершием, которые, по его мнению, можно рассматривать как производные от мечей с простым антенным навершием и узким бабочковидным перекрестием, К.Ф. Смирнов считал, что в полной зависимости от скифской модели меча находится меч из кургана № 11 могильника Кара-Оба у с. Джанга-лы на р. Малый Узень (Западный Казахстан). При этом он ссылается на мечи из курганов № 10, 4, 34 из раскопок А.А. Миллера. Проведённое сравнение выглядит убедительным, поскольку, на наш взгляд, отмеченное сходство очевидно. К.Ф. Смирнов предположил, что к сав-роматам данная модель меча проникла именно с Нижнего Дона [6, с. 21].

ISSN 0321-3056 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKII REGION. SOCIAL SCIENCES. 2018. No. 4

Рассматривая акинак из с. Новая Богдановка (Оренбургская область), К.Ф. Смирнов сравнил сюжет и композицию, изображенную на его рукояти (три хищника, припавшие к земле), на перекрестье - два сидящих грифона, обращенные мордами и передними лапами друг к другу, с аналогичными изображениями на рукоятках мечей из кургана № 8 группы «Пять братьев», из Чертомлыка и из Частых курганов [6, с. 22].

Считая, что «формы савроматских мечей особенно ярко отражают картину тесных связей савроматов со скифами», К.Ф. Смирнов отмечал, что «некоторые скифские модели меча (мечи с когтевидным и плоским овальным навер-шиями), вероятно, от населения дельты Дона проникали к савроматам Поволжья и При-уралья» [6, с. 30]. Эти формы К.Ф. Смирнов считал типично скифскими.

Анализируя копья в работе, посвящённой вооружению савроматов, он также проводит аналогии с копьями из Елизаветовского могильника. Втоки конической формы с утолщением на конце, по его мнению, имеют сходство с рюмкообразными втоками, «найденными при копьях и дротиках в курганах скифского времени Среднего Дона (Мастюгинские и Частые курганы под Воронежом) и дельты Дона (Елиза-ветовские курганы)» [6, с. 71].

Обращая внимание на незначительную роль дротиков в арсенале савроматов, К.Ф. Смирнов и здесь отмечает схожесть единственного, известного ему железного наконечника дротика с савроматской территории с дротиками из памятников Прикубанья и Скифии, в том числе и из Елизаветовских курганов [6, с. 74].

Наиболее значительный вклад в изучение скифского оружия был сделан А.И. Мелюковой. Её работы по сей день остаются основными исследованиями по данной теме. Прежде всего это относится к фундаментальной работе «Вооружение скифов», где подробно анализируются все виды «оружия скифов, соседних с ними племён лесостепной полосы Северного Причерноморья, меотов Нижнего Дона и племён Северного Кавказа» [7, с. 5]. Хотя А.И. Мелюкова не называет население Нижнего Дона скифским, предметы вооружения из Елизаветовского могильника, в частности мечи, она относит к «скифским древностям» [7, с. 59].

Рассматривая основной вид оружия скифов -лук и стрелы, она отмечает, что отличительным признаком погребений скифов-воинов является обязательное присутствие в них наконечников

стрел. Указывая на то, что количество стрел в погребениях колеблется «от нескольких экземпляров в бедных могилах до нескольких сотен в богатых, А.И. Мелюкова пишет, что «самый большой комплекс наконечников стрел происходит из кургана 8 станицы Елизаветовской на Нижнем Дону (раскопки В.П. Шилова, 1959). Вместе с погребённым там было положено 16 колчанов, в которых находилось 1057 стрел» [7, с. 15]. В соответствии с предложенной А.И. Мелюковой классификацией большинство этих наконечников относится ко II и III отделу [7, с. 27].

Исследуя железные наконечники стрел IV -III вв. до н. э. А.И. Мелюкова сравнила колчанные наборы из кургана № 8 Елизаветовского могильника, датируемого второй половиной IV в. до н. э., с наборами, которые, по её мнению, происходили из памятников III в. до н. э. К их числу она отнесла курган № 3 группы «Пять братьев» и курган № 14 (раскопки В.П. Шилова).

Считая, что « после лука и стрел наиболее обычным оружием скифа-воина было копьё», А.И. Мелюкова указывает на то, что «находки наконечника копья или нескольких наконечников отмечены почти в каждом неограбленном погребении скифа-воина» [7, с. 35].

Известные к тому времени копья из Елизаве-товского могильника были отнесены ею ко II отделу (наконечники копий с «остролистным пером») и к III отделу (наконечники, близкие ко II отделу, но отличающиеся резким переходом пера во втулку) в соответствии с предложенной ею же классификацией.

Как и в отношении других видов скифского оружия А.И. Мелюкова классифицировала аки-наки, разделив их на 2 отдела и соответствующие им типы, каждый из которых был ограничен определёнными хронологическими рамками. Предлагая типологию мечей, она привлекает мечи из разных регионов, в том числе и 7 экземпляров из Елизаветовского могильника (следует отметить, что сегодня в материалах Елизаветовского могильника представлено более 50 экземпляров двулезвийных мечей). К 3-му типу I отдела (навершие в форме овала и ложно-треугольное перекрестье) А.И. Мелюкова отнесла меч из кургана № 18 (раскопки А. А. Миллера) и меч из кургана № 8 группы «Пять братьев» [7, с. 52]. При этом она обратила внимание на то, что богато орнаментированный золотыми обкладками меч из кургана № 8 по сюжету и стилю орнаментации близок мечам из Чер-томлыцкого и Воронежского курганов [7, с. 51].

ISSN 0321-3056 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKII REGION. SOCIAL SCIENCES. 2018. No. 4

В группу мечей 1-го типа II подотдела II отдела (мечи с когтевидным навершием и бабоч-ковидным перекрестьем) А.И. Мелюкова включила фрагмент меча из кургана №7 (раскопки В.П. Шилова), у которого было литое бронзовое навершие и железная рукоять. Ко 2-му типу II подотдела II отдела (мечи и кинжалы с когтевидным навершием и ложно -треугольным перекрестьем), по мнению А.И. Мелюковой, относятся мечи из курганов № 6, 10 и 34 (раскопки А.А. Миллера).

Исследуя ножны скифских мечей, А.И. Мелюкова разделила их на 2 группы: «1) ножны с расширением на конце; 2) ножны, не имеющие такого расширения». К первой группе она отнесла ножны из кургана № 8 Елизаветовского могильника (раскопки В.П. Шилова), отметив их тождественность ножнам из Чертомлыка и Солохи, а также указав на то, что все они по форме «могут быть поставлены в связь с ножнами, изображёнными на персидских рельефах и на золотой пластине из Аму-Дарьинского клада» [7, c. 61].

Из четырёх экземпляров сплошных обкладок ножен без расширения на конце, помещённых А.И. Мелюковой во вторую группу, три происходят из курганов Елизаветовского могильника. Две принадлежали ножнам мечей V - IV вв. до н. э. с параллельными лезвиями (из кургана раскопанного И. Ушаковым и из кургана № 1 раскопок А.А. Миллера 1910 г.). Ещё одни обкладки из кургана № 10 (раскопки А.А. Миллера 1909 г.) были сделаны для ножен мечей с треугольным клинком и датируются IV в. до н. э.

Исследуя защитное вооружение скифов, А.И. Мелюкова отметила, что «оно известно нам хуже наступательного» [7, c. 69]. При анализе панцирей, которые, по её мнению, из всех видов доспехов наиболее часто встречаются в скифских погребениях, она выделила два вида: первый - целиком металлические, сделанные из пластинок или чешуек; второй - кожаные, иногда с металлическими нагрудниками. Ссылаясь на Е.В. Черненко, А.И. Мелюкова называет 134 кургана степного и лесостепного Причерноморья, в которых обнаружены остатки чешуйчатых панцирей. Из них 13 курганов Нижнего Дона, в том числе и панцирь из кургана № 5, раскопанного А.А. Миллером. Как и в некоторых других скифских погребениях, этот панцирь был надет на покойника. Вместе с панцирем были обнаружены оплечья из бронзовых чешуек. Поскольку А.А. Миллер ничего не говорит о форме оплечий, А.И. Мелюкова предположила, «что они были такими же, как изображённые на фигуре конного воина на солохин-ском гребне» [7, c. 70]. Эта аналогия также указывает на скифскую принадлежность Елизаве-товского могильника.

При исследовании щитов А.И. Мелюкова отметила, что остатки этого вида защитного до-спеха скифов встречаются редко. Из немногих известных ей фрагментов три происходят из Елизаветовского могильника. По ее мнению, «пластина», составленная из бронзовых чешуек, обнаруженная А.А. Миллером в кургане № 18, «могла быть принадлежностью щита», поскольку «есть некоторые данные, свидетельствующие о покрытии щитов чешуйчатой бронёй». Она также считает, что «круглым щитам принадлежали тонкие бронзовые пластины круглой формы диаметром 43 и 50 см, найденные в двух курганах у ст. Елизаветовской» [7, c. 78].

Большой вклад в разработку истории скифского вооружения внёс Е.В. Черненко. Он исследовал его различные виды. Одной из наиболее известных является монография «Скифские лучники». В ней подробно анализируются практически все известные к тому времени материалы, связанные с основным видом оружия скифов. Среди них уделяется внимание и находкам из Елизаветовского могильника. В свод наконечников стрел, происходящих из курганов Степной Скифии, он включил 14 наборов из 8-го Пятибратнего кургана общей численностью 896 экземпляров [8, c. 45-149].

В.П. Копылов и К.К. Марченко, обосновывая мнение о скифской принадлежности Елизаве-товского городища и могильника, при анализе инвентаря его погребений отметили, что «мужчин, как правило, сопровождает полный комплект вооружения: колчанный набор, акинак, длинное копьё (часто более 2,5 м) или дротик, иногда защитный доспех» [9, c. 27].

В 1989 г. В.П. Копыловым была проанализирована распространённость категорий погребального инвентаря в комплексах Елизаветовского могильника, где рассматривались и погребения, содержащие в наборе инвентаря и предметы вооружения [10, c. 56-57]. Несмотря на то, что некоторые из указанных данных сегодня уточнены и дополнены, публикация В.П. Копы-лова являлась первой обобщённой характеристикой предметов вооружения из Елизаветов-ского могильника.

Мнение о скифской принадлежности населения, оставившего Елизаветовское городище и

ISSN 0321-3056 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKII REGION. SOCIAL SCIENCES. 2018. No. 4

одноимённый могильник, поддержал А.Ю. Алексеев, считая, что в середине V в. до н. э. Нижний Дон с центром в Елизаветовском поселении оказался под скифским контролем. По его мнению, парадный горит из 8-го Пятибратнего кургана относится к серии идентичных «по своим морфологическим особенностям, декору и стилю изображений», парадных горитов из Ильинецкого, Чертомлыцкого, Мелитопольского, II Вергинского курганов и из Карогодеуашха [11, с. 131].

Исследуя вопрос этнического происхождения населения Среднего Дона в скифское время, В.И. Гуляев пришёл к выводу о его скифском облике. Это мнение основано, в том числе, и на подробном анализе некоторых предметов инвентаря из среднедонских курганов, часть из которых аналогична вещам из других скифских памятников. Одним из таких предметов является железный меч из кургана № 7 могильника у с. Колбино Репьевского района Воронежской области. Рукоять меча обложена тонким золотым листом со штампованным изображением фигур оленя и орлиноголовых грифонов в геральдической позе. «Точно такое же оформление рукоятей мечей встречается в Скифии лишь дважды: в Чертомлыке, в Степном Поднепровье и кургане № 8 "Пять братьев" близ станицы Елизаветовской на Нижнем Дону» [12, с. 151].

Подробное сравнение предметов вооружения из среднедонских памятников скифского времени с оружием из Елизаветовского могильника содержится в исследовании Е.И. Савченко. Помимо отмеченной схожести парадных мечей он указывает на близость других типов этого вида вооружения [13].

Таким образом, подавляющее большинство исследователей, анализируя предметы наступательного оружия и защитного доспеха из погребений Елизаветовского некрополя, характеризуют их как скифские или имеющие скифский облик. В свою очередь это подтверждает неоднократно высказывавшееся мнение о скифской принадлежности населения, оставившего Елизаветовское городище и одноименный некрополь.

Литература

1. Сокольский Н.И. Боспорские мечи // Материалы и исследования по археологии СССР. М. : ИИМК / ИА АН СССР, 1954. Т. 33. 216 с.
2. Копылов В.П. Население Северо-Восточного Приазовья в конце VII - IV в. до н.э. : дис. ... канд. ист. наук. СПб., 2000. 157 с.
3. Шилов В.П. Раскопки Елизаветовского могильника в 1954 и в 1958 г. // ИРОМК. 1959. № 1 (3). С. 13-28.
4. Шилов В.П. Раскопки Елизаветовского могильника в 1959 г. // СА. 1961. № 1. С. 150-168.
5. Шилов В.П. Золотой клад скифского кургана // Археологические раскопки на Дону. Ростов н/Д. : Изд-во Рост. ун-та, 1962. С. 52-70.
6. Смирнов К.Ф. Вооружение савроматов // Материалы и исследования по археологии СССР. М. : ИИМК / ИА АН СССР, 1961. Т. 101. 162 с.
7. Мелюкова А. И. Вооружение скифов // Свод археологических источников. Вып. Д 1-4. М. : Наука, 1964. 113 с.
8. Черненко Е.В. Скифские лучники. Киев : Наукова думка, 1981. 166 с.
9. Копылов В.П., Марченко К.К. К вопросу о взаимодействии этнокультурных массивов на Нижнем Дону и в Северо-Восточном Приазовье в V - III вв. до н.э. // Международные отношения в бассейне Чёрного моря в древности и средние века : межвуз. сб. Ростов н/Д., 1986. C. 26-29.
10. Копылов В.П. Распространённость категорий погребального инвентаря в комплексах Елиза-ветовского могильника V - IV вв. до н.э. // Исто-рико-археологические исследования в Азове и на Нижнем Дону в 1988 г. : тез. докл. к семинару. Азов, 1989. C. 56-57.
11. Алексеев А. Ю. Скифская хроника. СПб. : Петербургкомстат, 1992. 206 с.
12. Гуляев В.И. Об этнокультурной принадлежности населения Среднего Дона в V - IV вв. до н. э. // Скифы и сарматы в VII - III вв. до н.э.: палеоэкология, антропология и археология : сб. ст. М. : Ин-т археологии РАН, 2000. С. 145-153.
13. Савченко Е. И. Вооружение и предметы снаряжения населения скифского времени на Среднем Дону // Археология Среднего Дона в скифскую эпоху : сб. ст. М. : Ин-т археологии РАН, 2004. С. 151-258.

References

1. Sokol&skii N.I. [Bospor Swords]. Materialy i is-sledovaniya po arkheologii SSSR [Materials and Research on Archeology of the USSR]. Moscow: IIMK / IA AN SSSR, 1954, vol. 33, 216 p.
2. Kopylov V.P. Naselenie Severo-Vostochnogo Priazov&ya v kontse VII - IVv. do n.e.: dis. ... kand. ist. nauk [The Population of the North-Eastern Azov at the

ISSN 0321-3056 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKII REGION. SOCIAL SCIENCES. 2018. No. 4

End of 7th - 4th Century BC]. Saint Petersburg, 2000, 157 p.

3. Shilov V.P. Raskopki Elizavetovskogo mogil&nika v 1954 i v 1958 g. [Excavations of the Elizavetovsky Burial Ground in 1954 and 1958]. IROMK. 1959, No. 1 (3), pp. 13-28.
4. Shilov V.P. Raskopki Elizavetovskogo mogil&nika v 1959 g. [Excavations of the Elizavetovsky Burial Ground in 1959]. SA. 1961, No. 1, pp. 150-168.
5. Shilov V.P. [Golden Treasure of the Scythian Mound]. Arkheologicheskie raskopki na Donu [Archaeological Excavations on the Don]. Rostov-on-Don: Izd-vo Rost. un-ta, 1962, pp. 52-70.
6. Smirnov K.F. Vooruzhenie savromatov [Savro-mat Armament]. Materialy i issledovaniya po ark-heologii SSSR [Materials and Research on Archeology of the USSR]. Moscow: IIMK / IA AN SSSR, 1961, vol. 101, 162 p.
7. Melyukova A. I. Vooruzhenie skifov [Armament of the Scythians]. Svod arkheologicheskikh istochnikov [A Set of Archaeological Sources]. Iss. D 1-4. Moscow: Nauka, 1964, 113 p.
8. Chernenko E.V. Skifskie luchniki [Scythian Archers]. Kiev: Naukova dumka, 1981, 166 p.
9. Kopylov V.P., Marchenko K.K. [To the Question of the Interaction of Ethnocultural Massifs on the Lower Don and in the North-Eastern Azov Sea Region in the
5th - 3rd Centuries BC). Mezhdunarodnye otnosheniya v basseine Chernogo morya v drevnosti i srednie veka [International Relations in the Black Sea Basin in Antiquity and the Middle Ages]. Interunin. Col. Rostov-on-Don, 1986, pp. 26-29.
10. Kopylov V.P. [Prevalence Categories of Funeral Inventory in Complexes of Elizavetovsky Burial 5th -4th Centuries BC]. Istoriko-arkheologicheskie issledovaniya v Azove i na Nizhnem Donu v 1988 g. [Historical and Archaeological Research in Azov and Lower Don in 1988]. Brief Notes to Rep. to Seminar. Azov, 1989, pp. 56-57.
11. Alekseev A.Yu. Skifskaya khronika [Scythian Chronicle]. Saint Petersburg: Peterburgkomstat, 1992, 206 p.
12. Gulyaev V.I. [On the Ethnocultural Affiliation of the Population of the Middle Don in the 5th - 4th Centuries BC]. Skify i sarmaty v VII - III vv. do n.e.: pale-oekologiya, antropologiya i arkheologiya [Scythians and Sarmatians in the 7th - 3d Centuries BC: Paleoecology, Anthropology and Archeology]. Col. Art. Moscow: In-t arkheologii RAN, 2000, pp. 145-153.
13. Savchenko E.I. [Armament and Equipment of the Population of the Scythian Time on the Middle Don]. Arkheologiya Srednego Dona v skifskuyu epokhu [Archeology of the Middle Don in the Scythian Era]. Col. Art. Moscow: In-t arkheologii RAN, 2004, pp. 151-258.

Поступила в редакцию / Received 4 октября 2018 г. / October 4, 2018

СКИФСКОЕ ОРУЖИЕ НЕКРОПОЛЬ НАКОНЕЧНИКИ СТРЕЛ КОПЬЯ МЕЧИ ГОРИТ ЗАЩИТНЫЙ ДОСПЕХ scythian weapons necropolis arrowheads
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов